ПЕРВЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ КОЛЛЕДЖЕЙ США

Актуальные публикации по вопросам педагогики и современного образования.

Разместиться

ПЕДАГОГИКА И ОБРАЗОВАНИЕ новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ПЕДАГОГИКА И ОБРАЗОВАНИЕ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ПЕРВЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ КОЛЛЕДЖЕЙ США. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

29 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:

Интерес к североамериканским колледжам (самому первому из них исполнилось 340 лет) объясняется тем, что еще в колониальный период зарождаются просвещение и интеллектуальная мысль США. Ряд острых проблем тамошних систем образования, проявившихся в колониальную эпоху, достался в наследство независимой республике. А некоторые из них, например, отсутствие равных возможностей доступа к образованию, подчиненность колледжей узкоклассовым интересам правящих групп, в наши дни породили сопротивление демократических сил страны. История этих учебных заведений привлекает внимание еще и потому, что помогает выяснить, в какой мере первые центры высшего образования влияли на подготовку войны североамериканских колоний Великобритании за независимость.

В США до сих пор продолжается спор о месте колледжей в жизни колоний, при этом мнения оказываются порой диаметрально противоположными. Так, К. Джэнкс и Д. Ризмэн декларируют: "Колледж тех лет был всегда опорой правящих классов, но никогда не был важной их опорой"1 . Те же авторы невысоко оценивают тогдашние колледжи в педагогическом отношении, утверждая, что они скорее походили на среднюю школу, нежели на университет, а по своей организации и содержанию курсов были ухудшенной копией британских университетов. В академическом курсе по истории американского высшего образования в 1636 - 1968 гг. говорится, что "влияние национальных условий на импортированные из-за океана колледжи ощущалось с самого начала"2 . М. Джернигэн считает, что американские деятели колониальной поры не добавили ничего нового к европейским педагогическим концепциям. Некоторые из этих концепций получили в Северной Америке большее развитие, другие - меньшее. Так, здесь на практике быстрее осуществлялась новаторская для тех лет идея-участие государства в делах образования.

Объясняется это в значительной мере тем, что просветительные учреждения в Северной Америке находились под влиянием не единой государственной церкви, как в Англии, а различных церквей, часто враждовавших между собой. Поэтому средняя и высшая школы не имели там такого мощного, как в Англии, источника средств. Деньги для устройства колледжей приходилось добывать иными путями, порой даже посредством организации общественных лотерей. Тем не менее, как и в Старом Свете, в американских учебных заведениях XVII- начала XVIII в. оставалось доминирующим влияние церковников. Правда, в результате соперничества различных религиозных сект, например, пуритан и квакеров, да к в обстановке постепенного снижения роли церкви в общественной жизни существовали возможности ослабления этого влияния. Реализовываться эти возможности начали в период, непосредственно предшествовавший войне за независимость3 .

Во время и после Американской буржуазной революции ее руководители в прин-


1 C. Jencks, D. Riesman. The Academic Revolution. Garden City (N. Y.). 1968, p. 1.

2 J. Brubacher, W. Rudy. Higher Education in Transition. A History of American Colleges and Universities, 1636 - 1968. N. Y. - Evanston-L, 1968, p. 3.

3 M. W. Jernegan. Laboring and Dependent Classes in Colonial America, 1607- 1783. Chicago. 1931, pp. 59 - 60.

стр. 210


ципе одобряли религиозное влияние на просвещение. Доктрины большинства американских церквей соответствовали буржуазным прагматическим устремлениям лидеров новой республики. Последние, в частности Т. Джефферсон, выступали лишь против навязывания в колледжах одной сектой своих догм в ущерб другим, а также в ущерб интересам государства4 .

В 1619 г. Генеральная ассамблея Вирджинии обратилась с петициями к "Казначею, Совету и Компании в Англии", в которых содержалась просьба возвести в колонии здание колледжа и прислать для этой цели рабочих. Последние прибыли, и вскоре началось строительство в городке Хенрико. Назначили даже ректора будущего колледжа. Но в 1622 г. при нападении индейцев на городок жители его были перебиты, а строения, в том числе и будущего колледжа, разрушены5 . Так что практически этот колледж не появился.

В колониях наиболее активным просветительское движение было в Массачусетсе. Иммигранты-пуритане из Англии составляли здесь, пожалуй, самую образованную часть колонистов: к середине XVI в. на каждые 40 семей приходился один выпускник Оксфорда или Кембриджа6 . Отвергнув главенство господствующей церкви, что само по себе являлось вызовом метрополии, пуритане нередко пытались найти ответы на интересовавшие их вопросы в библейских текстах и желали, чтобы этот интерес сохранился и у последующих поколений. Видимо, руководствуясь этим стремлением, Генеральная курия Массачусетса выделила в 1636 г. 400 ф. ст. для основания колледжа, а два года спустя английский священник Д. Гарвард, переселившийся в Северную Америку, оставил этому колледжу в наследство личную библиотеку и половину своего состояния. Поэтому колледж и назвали Гарвардским.

Основатели Гарварда поставили перед собой задачу "продолжить христианскую традицию Старого Света в Новом"7 . Колледжу предписывалось не только готовить священников, но и распространять христианство среди коренного населения. Роли у колонистов были четко распределены. "Святые отцы" вдалбливали индейцам, что надобно слушаться белых пришельцев, а если те не повиновались, то солдаты на службе его величества внушали это иным способом. Первые годы жизни колледжа были тревожными: они совпали по времени со всплесками религиозного фанатизма ультрапуританского толка 8 .

В Гарварде началось обучение первых американских студентов. По воспоминаниям очевидцев, первый президент колледжа Н. Итом пускал в ход розги чаще, чем было принято даже в те суровые пуританские дни. После того, как он избил своего помощника ореховой палкой, "достаточно большой, чтобы убить лошадь", президента привлекли к суду и затем уволили. Его сменил в 1640 г. Г. Данстер, выпускник Кембриджа. При нем американское высшее образование начало функционировать на собственной основе: двое из первого выпуска Гарварда стали преподавателями в этом учебном заведении. В 1650 г. была принята хартия колледжа, действующая до сих пор. Школа к середине XVII в. решала уже более значительные задачи, нежели подготовка священников9 , и в хартии было записано, что цель колледжа - "способствовать развитию добропорядочной литературы, искусств и наук". Следовательно, руководители Гарварда стремились готовить священников образованных и не ограничив вались лишь одной церковной схоластикой. Этот колледж, создававшийся на основе опыта Оксфорда и Кембриджа, послужил затем образцом для ряда других американских высших учебных заведений.

Второй по счету колледж на североамериканской земле открылся в Вирджинии в 1693 году. Его назвали колледжем Уильяма и Мэри (в честь английских королевских величеств, поскольку значительная сумма для его постройки была собрана по подписке в Англии и Шотландии). Вначале этот колледж находился под сильным шотландским влиянием (его первый президент Дж. Блэйр был выпускником Эдинбургского университета). Но со второй четверти XVIII в. оно было почти полностью вытеснено английским10 . Последнее исходило не из правил Оксфорда и Кембриджа, а из так называемых "несогласных академий".


4 "Американские просветители". Т. 2. М. 1969, стр. 138.

5 А. С. Самойло. Английские колонии в Северной Америке в XVII веке. М. 1963, стр. 37.

6 М. W. Jernegan. The American Colonies, 1492 - 1750. N. Y. 1959, p. 189.

7 J. Brubacher, W. Rudy. Op. cit., p. 8.

8 S. E. Morison. The Intellectual Life of Colonial New England. N. Y. 1956, p. 29.

9 Ibid., p. 32.

10 J. Brubacher, W. Rudy. Op. cit., P. 4,

стр. 211


Эти учебные заведения начали появляться в Англии после принятия парламентом в 1662 г. закона о единстве церкви. Из университетов увольнялись лица, не признававшие обязательное подчинение учебных заведений господствующей единой церкви. Они-то и создавали впоследствии средние и высшие школы с более современными по тем временам программами.

В 1697 г. руководитель одного из таких учебных заведений Ч. Мортон переехал в Северную Америку и занял пост вице-президента Гарварда. При нем начался подъем этого колледжа как центра естественных наук на североамериканской земле. Определенное влияние на развитие американского образования оказало восприятие опыта шотландских университетов, которые, особенно Эдинбургский, смелее английских вводили в учебные программы новые курсы. А шотландская философская школа "здравого смысла" оказалась вполне приемлемой для прагматичных американцев.

В 1701 г. в Коннектикуте был основан Йельский колледж. В январе-мае 1702 г. в нем обучался всего один студент. Двумя годами позже их стало 20. Почти все они жили в доме ректора и единственного в те годы штатного преподавателя А. Пирсона. Ректор учил студентов большей частью на дому11 . В Йеле, как и в других колледжах, жалованья учителям не платили. Жили они за счет поборов со студентов, именовавшихся "штрафами за нарушение правил". В 1704 г. преподаватель Йеля Дж. Харт настолько переусердствовал в этом деле, что его ученики взбунтовались. Решение конфликта было таким: бунтовщиков наказать, а преподавателям установить твердый оклад. Впрочем, расходы по этой статье были небольшие, так как в колледже имелось всего два преподавателя. Часть финансового бремени несли студенты, которые платили за обучение в основном натурой - пшеницей, солодом, дровами, салом, воском и даже козами, которых доили прямо в университетском дворике, а молоко подавали к обеду. Стипендии студенты не получали, и те, что были победнее, в свободные часы подрабатывали.

Оживление в развитии высшего образования в Северной Америке заметно с середины XVIII века. Этому предшествовала идейная борьба в колониях между умеренными пуританами и раскольниками-"обновленцами"12 . Церковники хотели восстановить свое пошатнувшееся влияние на образование. Большинство "обновленцев" стремилось либо подчинить колледжи своему контролю, либо создать собственные учебные заведения.

В 1726 г. священник У. Теинент основал в Пенсильвании "колледж на бревнах" - примитивную богословскую школу, где лет 20 готовил юношество с тем, чтобы оно несло в массы "дух возрождения" церкви13 . Религиозные битвы в конечном счете лишь ослабили влияние церкви. В то же время впервые появилась возможность реального воздействия прогрессивных идей на образование. В 1749 г. известный просветитель Б. Франклин, интересовавшийся делами колледжей, представил проект создания "Академии" и ее учебного плана. Он предлагал, чтобы основными предметами в новом учебном заведении в Пенсильвании были не мертвые языки и богословие, а новые языки и литература, математика и механика14 . Хотя открытый в 1751 г. Филадельфийский колледж (ныне Пенсильванский университет) и не принял в целом программу Франклина, предложенный им учебный план и принципы организации во многом уже были свободными от церковной схоластики. Два американских колледжа предреволюционного периода были основаны последователями "обновленцев". В 1746 г. "пресвитериане нового направления" открыли Принстонский колледж в Нью-Джерси. В его хартии, принятой в 1748 г., было записано, что число священников в попечительском совете колледжа не должно превышать число мирян. Это свидетельствовало об ослаблении влияния церковников. В Нью-Йорке открытие колледжа задержалось из-за борьбы за контроль над ним. Наконец, летом 1754 г. удалось сформировать попечительский совет этого учебного заведения на компромиссной основе: в него включили представителей пяти церквей. Осенью того же года Королевский колледж (впоследствии Колумбийский университет) начал свою работу. Продолжавшиеся религиозные распри бы-


11 R. A. Holden. Profiles and Portraits of Yale University Presidents. Freeport. 1968, pp. 9 - 10.

12 Подробнее об этом см.: Н. М. Гольдберг. Свободомыслие и атеизм в США (XVIII-XIX вв.). М. -Л. 1965, стр. 21 - 22.

13 R. Hofstadter. Anti-Intellectualism in American Life. L. 1964, p. 65.

14 R. Ulich. History of Educational Thought. N. Y. 1945, pp. 236 - 241.

стр. 212


ли столь остры, что попечители решили вообще отказаться от богословского отделения. Королевский колледж в этом отношении оказался тогда единственным в колониальной Америке. В хартии Георга II от 31 октября 1754 г. предписывалось, чтобы президентом колледжа стал адепт епископальной церкви и чтобы в соответствии с ее правилами в данном учебном заведении совершались религиозные церемонии. Вскоре после революции эти положения были выброшены из хартии.

Два колледжа - Брауновский в Род-Айленде (1764 г.) и колледж Королевы в Нью-Йорке (1766 г.) - были созданы общинами, стоявшими в оппозиции Англии и ее церкви. Первый был основам баптистами, второй - голландскими реформатами, влияние которых в Нью-Йорке было значительным15 . Однако учебные программы в этих колледжах с самого начала носили довольно светский характер. И, наконец, в 1769 г. в Нью-Гэмпшире появился Дартмутский колледж, выросший из миссионерской школы для индейцев16 .

Число выпускников высших учебных заведений в Америке колониального периода было невелико. Так, в 1775 г. окончили Гарвард 40 человек, йель - 35, Королевский колледж-13, Дартмут-11, Филадельфийский колледж - 817 . Эти цифры опровергают бытующий у ряда американских буржуазных историков взгляд, что в пуританских колониях Новой Англии дух просвещения и степень образованности были столь высоки, что даже сьш простого фермера "мог легко получить отличное классическое образование"18 .

В основу учебной программы колледжей, открытых в XVII и начале XVIII в., были положены классические языки и литература (древнегреческая и древнеримская). Изучались также сопутствующие дисциплины - арамейский, древнесирийский и древнееврейский языки, богословие, этика, политика, риторика, логика, философия Аристотеля. То была система знаний, разработанная и преподававшаяся в западноевропейских университетах средневековья. Однако в Новом Свете она стала менее целостной и стройной. По меткой характеристике классика американской литературы В. Ирвинга, выпускник колледжа колониальных лет "очень ловко сражался на границах нескольких наук и совершил столь отважный набег в область мертвых языков, что захватил в плен кучу греческих существительных и латинских глаголов вместе с различными выразительными поговорками,., которыми постоянно щеголял в разговоре и в письмах, проявляя при этом такое же тщеславие, с каким победоносный генерал в древности выставлял напоказ трофеи из разграбленных им стран"19 . Эта эклектичность в преподавании стала в США своеобразной традицией и порой прослеживается до наших дней.

В XVIII в. произошла некоторая переориентация учебных программ. Вводились естественнонаучные дисциплины - математика, физика, ботаника, астрономия, судовождение. Вступительные экзамены начинают проводиться не только по древним языкам, как это было раньше, но и по арифметике. Важнейшей причиной этих процессов было изменение расстановки социально-классовых сил в колониях. Крепнущий класс буржуазии не мог больше мириться с тем, чтобы учебные центры продолжали оставаться под контролем земельной аристократии и духовенства. Растущая промышленность нуждалась в специалистах, и в 1728 г. в Гарварде открывается первая научная лаборатория.

В социально-классовом отношении колледжи в Северной Америке, особенно во время их основания, немногим отличались от английских. Вплоть до 1767 г. в Йеле и до 1772 г. в Гарварде списки студенческих групп составлялись не по алфавиту, а в соответствии с имущественным и общественным положением семей учеников. На одном из выпускных вечеров в Гарварде оратор колоритно обрисовал социальные цели образования. Если бы, по его словам, первые поселенцы не создали колледжей, то "правящий класс могли бы захлестнуть механики, каменщики и портные, а благородные люди были бы раздавлены чернью, отпрысками плебеев из сточных вод Рима. Восторжествовали бы низменные чувства, а не истина и разум"20 . Классовую направленность колледжей характе-


15 E. S. Goustad. The Great Awakening in New England. N. Y. 1957, p. 108.

16 Подробнее см., F. Chase. A History of Dartmouth. Cambridge. 1891.

17 "Эволюция форм организации науки в развитых капиталистических странах". М. 1972, стр. 20.

18 D. Lacy. The Meaning of the American Revolution. N. Y. 1966, p. 22Э.

19 В. Ирвинг. История Нью-Йорка. М. 1968, стр. 109 - 110.

20 Цит. по: P. Miller. The New England Mind; the Seventeenth Century. N. Y. 1939, p. 84.

стр. 213


ризует также организация их финансирования и управления. К. Джэнкс и Д. Ризмэн отмечают, что колониальные колледжи не были ни государственными, ни частными в современном толковании этих определений21 . В большинстве своем они финансировались за счет пожертвований частных лиц и организаций, но управлялись властями колоний вместе с представителями местной знати - крупными землевладельцами, священниками, адвокатами. Колледжи являлись как бы своеобразными смешанными акционерными обществами. С. Морисон отмечает, что руководство Гарварда ("президент и члены совета"), назначенное в 1650 г., стало первой "чисто американской" корпорацией22 . В колледжах взималась плата за обучение, поэтому выходцы из беднейших семей сюда поступить не могли. Для них (уже тогда) организовывалась система фабричного ученичества. В колониальный период были посеяны семена классовой дискриминации в образовании, о чем свидетельствовали различные типы школ для разных слоев населения.

Середина XVIII в. была периодом непосредственной идейной подготовки войны за независимость. Люди, ставшие у руля правления заокеанской республики, в свое время оканчивали отечественные учебные заведения. Автор "Декларации независимости" Т. Джефферсон 25 марта 1760 г. поступил в колледж Уильяма и Мэри. Изучал он богословие, право и другие дисциплины. Среди преподавателей лишь один профессор натурфилософии и математики У. Смолл не носил сутану священника. Именно с ним и подружился молодой Джефферсон. Много лет спустя он говорил: "Смолл, вероятно, определил судьбу моей жизни". Несмотря на то, что Джефферсон проучился в колледже всего два года с небольшим, Смолл и другие приверженцы натурфилософии оставили, по-видимому, след в памяти будущего президента США. Отчасти под впечатлением этих двух лет Джефферсон в 1787 г. писал из Парижа своему племяннику П. Карру: "Отбрасывай все страхи и предрассудки, из-за которых слабые умы рабски пресмыкаются. Твердо держись разума и призывай на его суд каждый фант, каждое мнение"; в том же письме Джефферсон обнаруживает весьма практичный подход к образованию, советуя племяннику изучать не итальянский, а испанский язык, ибо "будущие связи с Испанией и Испанской Америкой сделают знание этого языка ценным приобретением"23 . Учи то, что разумно, а разумно то, что полезно. Именно на внедрении такой философии в американскую школу и настаивали вожди буржуазной революции.

Уже будучи признанным лидером революции, Т. Джефферсон в 1779 г. обращается к своей "альма матер" - колледжу Уильяма и Мэри с проектом радикальной модернизации его учебного плана. Суть проекта состояла в ограничении количества религиозных курсов и увеличении предметов естественнонаучного и гуманитарного характера24 . Тогда план Джефферсона отвергли, во впоследствии власти колледжа начали постепенно проводить предложенные им реформы. В написанных два года спустя "Заметках о штате Вирджиния" Джефферсон рекомендует отбирать в колледжи "одаренных юношей из бедняков", дабы "помочь штату извлечь пользу из тех талантов, которые природа щедро рассеяла как среди бедных, так и богатых и которые бесполезно гибнут, если их не отыскивать и не развивать"25 . К. Колден в сочинении "Введение в изучение философии, написанное в Америке для пользы молодого джентльмена" резко критикует систему тамошнего образования: "Общие методы обучения, обычно применяемые в государственных школах, служат лишь для того, чтобы забивать головы молодых людей бесполезными понятиями и предрассудками, которые делают их непригодными для приобретения подлинных и полезных знаний". Что же надо изучать? Физику, геометрию, астрономию и механику, причем сначала в их древнегреческом варианте26 . Подобный подход вполне соответствует взглядам лидеров Американской буржуазной революции на образование.

Влияние идей Просвещения с середины XVIII в. непосредственным образом отражается на деятельности некоторых, особен-


21 С. Jencks, D. Riesman. Op. cit., р. 257.

22 S. E. Morison. Harvard College in the Seventeenth Century. Cambridge (Mass.). 1936, p. 9.

23 "Американские просветители". Т. 2. стр. 78.

24 Подробнее о деятельности американских просветителей в области образования см. Т. Woody. Educational Views of Benjamin Franklin. N. Y. McGrow-Hill. 1931: R. Honeywell. The Educational Work of Thomas Jefferson. Cambridge. 1931.

25 "Американские просветители". Т. 2, стр. 64.

26 Там же. Т. 1. М. 1968, стр. 191.

стр. 214


но вновь открытых, колледжей и на идейной позиции их руководителей. В заявлении президента Королевского колледжа С. Джонсона накануне открытия этого учебного заведения говорилось о религии в самом общем виде, зато обстоятельно планировалось изучение гуманитарных и естественнонаучных дисциплин на уровне тогдашней науки. И хотя Джонсону и его коллеге из Филадельфийского колледжа У. Смиту удалось на практике лишь частично претворить их планы в жизнь, церковникам был нанесен чувствительный удар. Таким образом, во многих колледжах в середине XVIII в. велась довольно острая идейная борьба между сторонниками короны и "адвокатами независимости". Отголоски этой борьбы, очевидно, сказывались и на мировоззрении будущих политических лидеров США. Почти во всех колледжах практиковались политические диспуты, становившиеся все более напряженными по мере ухудшения отношений с метрополией. Растет и число дипломных сочинений на злободневные политические темы. В ряде случаев студенты предугадали даже будущие направления в политике, например, изоляционизм. На четырех диспутах в Гарварде (1742, 1751, 1753 и 1773 гг.) они утверждали, что для Америки важнее развитие сельского хозяйства, нежели внешней торговли. В Йеле обсуждались вопросы о законности войны, о пределах полномочий конгресса, о рабстве, свободе печати, восстании Д. Шейса в Массачусетсе27 . После битвы при Лексингтоне (апрель 1775 г.) штаб- квартира патриотически настроенного генерала А. Уорда расположилась непо- средствеино на территории Гарварда. Его тогдашний президент С. Лэнгдон читал солдатам проповеди и нравоучения, благословляя "дело свободы".

Большинство авторов "Декларация независимости" и почти третья часть скрепивших ее своими подписями были выпускниками американских колледжей28 . Из Гарвардского университета вышли лидер умеренного крыла антиколониалистов Дж. Отис и радикал, отстаивавший с конца 1760-х годов идею самоуправления, С. Адаме29 . И все же история колониальных колледжей Северной Америки не дает однозначного ответа на вопрос об идейной подготовке революции. Через колледжи прошли и будущие роялисты и будущие республиканцы. Один лишь участник буржуазной революции миновал учебные аудитории - трудовой народ, руками которого она и была совершена.


27 A. Haddow. Political Science in American Colleges and Universities, 1636 - 1900. N. Y. 1969, p. 34.

28 "Эволюция форм организации науки в развитых капиталистических странах", стр. 21.

29 Подробнее см.: В. В. Согрин. К идейным истокам войны за независимость США. "Вопросы истории", 1975, N 9, стр. 54 - 60.



Опубликовано 09 августа 2017 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© В. М. МАТВЕЕВ • Публикатор (): A. Liskina

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.