Надпись как археологический объект

Актуальные публикации по вопросам языковедения и смежных наук.

NEW ЛИНГВИСТИКА


Все свежие публикации



Меню для авторов

ЛИНГВИСТИКА: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Надпись как археологический объект. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные кнопки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси

Система Orphus

4 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


Надпись как археологический объект

 

"Studium Generate". Berlin-Gottingen-Heidelberg. 1964, Bd. 4, S. 219 - 228.

 

Западногерманский ученый А. Э. Раубичек в статье, посвященной методике изучения эпиграфических памятников, показывает существенное значение надписей для критической оценки памятников чисто материальных. Так, например, Геродот, сообщая о постановке на афинском акрополе бронзовой квадриги, установленной еще в VI ст. до н. э. в честь победы над беотянами и халкидянами, цитирует эпиграмму, начертанную на базе этого монумента. Комментаторы Геродота уже давно высказывали предположение, что знаменитый историк мог видеть лишь восстановленный после персидских войн, а не оригинальный памятник, разрушенный персами в 480 г. до н. э. Это подтверждает и находка на афинском акрополе двух фрагментированных надписей, содержащих части текста цитированной Геродотом эпиграммы и, следовательно, относящихся к упомянутому монументу. Одна надпись принадлежит времени после 480 г. и, таким образом, связывается с тем монументом, который мог воочию видеть Геродот. Другая же по форме своих букв датируется еще VI в. до н. э. и поэтому должна считаться начертанной на первоначальном памятнике афинских побед. Сличение более древней надписи с цитированным у Геродота текстом показало, что в первоначальной эпиграмме два дистиха, из которых она состоит, были расположены иначе, чем у Геродота. Отсюда следует, что археологические факты, связанные с тем или иным эпиграфическим памятником, не только способствуют определению того монумента, которому он принадлежит, и более точному восстановлению утраченных частей текста, но и позволяют судить о степени осведомленности древних писателей (в данном случае Геродота) о событиях предшествующих столетий.

 

Из схолия к Эсхину известно, что существовал памятник одному из тридцати древнегреческих тиранов с изображением на нем персонифицированных Тирании и Демократии. Однако место нахождения этого памятника неизвестно. Отмечая, что среди элевсинских рельефов имеются такие, которые могли бы быть истолкованы соответствующим образом, Раубичек делает вывод, что названный в схолии памятник находился в Элевсине. Если бы, пишет он, приведенная схолиастом Эсхина эпиграмма, восходящая к некоему известному в древности эпиграфическому тексту (вероятнее всего, к подписи под тем же рельефом), была исследована комплексно, с точки зрения археологии и эпиграфики, загадка памятника тридцати тиранам была бы разгадана.

 

Раубичек подчеркивает, что если от эпиграфиста требуется знание не только филологии и истории, но и археологии, то и археолог-антиковед должен быть также филологом и эпиграфистом. Комплексное изучение эпиграфических памятников тем важнее, чем древнее эти памятники, чем труднее для понимания древние языки, на которых они написаны, и, следовательно, чем более психологически чужда современности культура, к которой они относятся.



Опубликовано 28 июля 2016 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Л. А. Ельницкий • Публикатор (): Basmach Источник: Вопросы истории, № 6, Июнь 1965, C. 199-207

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.