СОВЕТСКО-ИТАЛЬЯНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ ЗА 60 ЛЕТ (1924 - 1983 гг.)

Актуальные публикации по вопросам международного права и международных отношений.

NEW МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО


Все свежие публикации



Меню для авторов

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему СОВЕТСКО-ИТАЛЬЯНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ ЗА 60 ЛЕТ (1924 - 1983 гг.). Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные кнопки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

166 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:


Различные аспекты взаимоотношений между СССР и Италией в рассматриваемый период (1924 - 1983 гг.) уже нашли должное отражение в ряде работ советских ученых - италоведов и специалистов-международников. Здесь в первую очередь следует упомянуть капитальную трехтомную монографию "История Италии" (М. 1971), работу Л. Югова "Италия - тревоги и надежды" (М. 1979), недавно вышедшую книгу А. Ванина "Советско-итальянские отношения: проблемы, тенденции, перспективы" (М. 1982).

В данной статье автор, не претендуя на всесторонний и исчерпывающий обзор советско- итальянских отношений за столь длительный период, пытается проанализировать в основном современный этап в развитии связей между двумя странами, т. е. 1960 - 1983 годы. Такой выбор не случаен: именно на рубеже 60 - 70-х годов произошел заметный, качественно новый поворот к лучшему во взаимоотношениях между СССР и Италией во всех областях. В значительной степени он был обусловлен глубокими кардинальными изменениями в соотношении сил между капитализмом и социализмом на мировой арене и весомыми успехами процесса разрядки на европейском континенте. Поэтому автор стремился охарактеризовать эти положительные сдвиги не как случайное, преходящее, сугубо конъюнктурное явление, а как объективную реальность, появление которой имело свою закономерность на данном историческом этапе. Упор при этом был сделан на конкретное рассмотрение наиболее важных сфер советско-итальянского сотрудничества - политической, торгово-экономической и научно-технической.

В то же время автор пытается выявить те существенные отрицательные факторы, в результате которых в начале 80-х годов произошло явное замедление поступательного процесса в диалоге между СССР и Италией в угоду крайне реакционным и антисоветским силам как на Апеннинах, так и по ту сторону Атлантики. Автор рассматривает нынешний сложный и во многом противоречивый этап в советско-итальянских отношениях, который имеет место в современных условиях дальнейшего усиления международной напряженности во всем мире и растущего давления на Италию со стороны наиболее консервативных и милитаристских кругов США.

Отношения Советского Союза с Италией - крупнейшей европейской страной - занимают довольно важное место как в общей системе международных отношений в Западной Европе в целом, так и во взаимоотношениях СССР с ведущими капиталистическими державами в частности. Эти отношения прошли большой, сложный и противоречивый путь в своем развитии и имеют свою историю.

Еще в декабре 1919 г. тогдашний итальянский премьер-министр Ф. Нитти заявил, что возобновление связей с Советской Россией было

стр. 60


бы для Италии крайне желательно и важно. Однако, когда НКИД РСФСР 31 декабря 1919 г. предложил итальянскому правительству установить предварительные контакты, в Риме оставили советскую ноту без ответа, т. к. Италия послушно следовала в фарватере откровенно враждебной по отношению к молодой Советской республике политики держав Антанты. Только 5 августа 1920 г., в самый разгар советско-английских переговоров, министр иностранных дел Италии К. Сфорца сообщил в парламенте о готовности обменяться дипломатическими представителями с Москвой. В октябре того же года итальянский кабинет согласился на аккредитацию В. В. Воровского в качестве полномочного представителя Советской России в Италии. В марте 1921 г. советский дипломат прибыл в Рим и начал вести переговоры, завершившиеся подписанием 26 декабря советско-итальянского торгового соглашения. Содержание последнего почти идентично советско- английскому соглашению 1921 г., а его главный смысл - признание Советского правительства де- факто. Полное признание наступило три года спустя - окончательная нормализация отношений между двумя странами произошла в феврале 1924 года.

В августе 1923 г. Муссолини, ставший в октябре 1922 г. главой правительства, исходя из острой необходимости поднять международный престиж недавно пришедшего к власти фашистского режима и руководствуясь сугубо прагматическими соображениями, отказался от выполнения принятого на конференции в Генуе в апреле 1922 г. совместного решения западноевропейских государств устанавливать дипломатические отношения с Советской Россией только в случае признания ею долгов царского и Временного правительств и претензий иностранных собственников. Он также предложил признание СССР де-юре вместе с одновременным заключением торгового договора. Советское правительство сочло возможным откликнуться положительно на эту инициативу, и переговоры начались без промедления. До ноября 1923 г. они носили закрытый, практически секретный характер, поскольку Италия не без оснований опасалась негативной реакции Лондона и Парижа. К тому же итальянская сторона обусловила свой приоритет среди других западных держав в признании Советского Союза предоставлением ей серии заведомо неприемлемых исключительных экономических льгот. Именно вследствие этого переговоры затянулись, и английское лейбористское правительство Р. Макдональда сумело обойти своего итальянского конкурента буквально на финишной прямой, признав первым Советский Союз 2 февраля 1924 года. Это событие буквально подхлестнуло Муссолини: 7 февраля в Риме были подписаны советско-итальянский договор о торговле и мореплавании и таможенная конвенция между обеими странами. Наиболее характерной особенностью договора, существенно отличавшей его от других соглашений подобного рода, оказались его первые три статьи. В статье 1 содержалось взаимное признание де-юре. Статья 2 фиксировала, что взаимные претензии обеих сторон (долги и собственность итальянских подданных, с одной стороны, убытки в результате вооруженной интервенции - с другой) сохранялись, и обе стороны получали при возможном урегулировании этих претензий право наибольшего благоприятствования. В статье 3 юридически признавалась монополия внешней торговли СССР. Кроме того, в договоре впервые в международной практике Советского Союза определялось правовое положение торгпредства СССР в Италии, предоставлялось право экстерриториальности торгпредству и право дипломатического иммунитета торговому представителю и некоторым другим ответственным сотрудникам. Следует подчеркнуть, что данный договор между СССР и Италией сыграл важную роль, т. к. явился после советско-английского соглашения новым существенным фактором "прорыва" единого фронта дипломатической изоляции Совет-

стр. 61


ского государства, одновременно послужив мощным катализатором стремительно ускорявшегося неизбежного процесса признания СССР все большим числом капиталистических держав.

В 30-х годах советско-итальянские отношения, базировавшиеся на принципах мирного сосуществования, развивались успешно. Заметно интенсифицировались взаимовыгодные и оживленные торгово-экономические связи. Новый импульс получил и политический диалог - значительной вехой стал договор о дружбе, ненападении и нейтралитете, заключенный 2 сентября 1933 г. в Риме. Очевидные неудачи фашистской дипломатии в тот период - потерпевшая крах попытка сколотить летом 1933 г. т. н. пакт четырех, явная неспособность воспрепятствовать образованию под эгидой Франции в феврале 1934 г. "балканской Антанты", т. е. союза между Югославией, Грецией, Румынией и Турцией - все это вынудило Муссолини предложить Советскому правительству подписать вышеупомянутый договор. Он состоял из семи статей, без указания срока действия, с правом денонсации за год, но не ранее пяти лет с момента его вступления в силу. 15 декабря 1933 г. в Москве обе стороны обменялись ратификационными грамотами.

6 ноября 1937 г. Италия присоединилась к "Антикоминтерновскому пакту", грубо нарушив тем самым договор с СССР, т. к. статья 4 четко и недвусмысленно указывала, что "каждая из высоких договаривающихся сторон обязуется не входить ни в какое соглашение политического или экономического порядка и ни в какую комбинацию, направленные против одной из них" 1 . В связи с этим Советский Союз 8 ноября 1937 г. заявил Италии протест, но не денонсировал договор. Формально он оставался в силе вплоть до 22 июня 1941 года.

Активное участие Италии в годы второй мировой войны в боевых действиях на Восточном фронте на стороне гитлеровской Германии не принесло победных лавров итальянскому фашизму. 8-я итальянская армия была наголову разгромлена на Дону и под Сталинградом в декабре 1942 - феврале 1943 г., и это сокрушительное поражение во многом предопределило наступление глубокого социально-политического кризиса, потрясшего режим Муссолини до самого основания и вызвавшего его неизбежный крах в июле 1943 года.

Падение фашистской диктатуры и переход Италии на сторону государств антигитлеровской коалиции создали объективные предпосылки для возобновления связей между двумя странами. Советский Союз поддерживал усилия всех итальянских демократов, направленные на создание в Италии антифашистского коалиционного правительства на широкой основе. На проходившей в Москве в 1943 г. конференции министров иностранных дел трех держав - США, Великобритании и СССР - именно советская делегация выступила инициатором принятия известной "Декларации об Италии", в которой отмечалось, что "фашизм должен быть полностью искоренен, а итальянскому народу должна быть предоставлена возможность установить правительственные и другие учреждения, основанные на принципах демократизации" 2 . 11 марта 1944 г., откликнувшись на просьбу главы правительства маршала П. Бадольо, Советский Союз восстановил дипломатические отношения с Италией. В связи с этим П. Бадольо направил И. В. Сталину специальное послание, в котором, в частности, подчеркивалось: "В момент, когда обе наши страны решили обменяться официальными представителями, считаю своим долгом заявить Вам, что весь итальянский народ осознает величие и победоносность советских военных усилий, и я более чем когда-либо убежден в необходимости вернуть итало-рус-


1 Дипломатический словарь. Т. III. М. 1964, с. 246 - 247.

2 Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Т. I. М. 1964, с. 416.

стр. 62


ские отношения в ту плоскость плодотворного и дружественного сотрудничества, которая была временно и трагически прервана тем режимом, против которого мы сейчас вместе боремся" 3 .

Высокая оценка этого дипломатического шага СССР давалась в официальном коммюнике итальянского кабинета, опубликованном в те же мартовские дни: "Возобновление отношений между Италией и Союзом Советских Социалистических Республик закрывает одну главу и открывает новую фазу в международной жизни Италии. Поэтому оно является событием очевидной для всех важности и будет, несомненно, оценено во всем своем значении и объеме итальянским общественным мнением" 4 .

По окончании второй мировой войны огромное влияние на решение проблем мирного урегулирования с Италией оказал тот факт, что в числе стран-победительниц оказался Советский Союз, первое в мире социалистическое государство, вынесшее основную тяжесть борьбы с фашизмом и сыгравшее решающую роль в его разгроме.

Политика СССР по отношению к Италии основывалась на принципах равноправного международного сотрудничества, взаимного уважения национального суверенитета, территориальной целостности и независимости, развития дружеских, добрососедских отношений. Советский Союз в максимальной мере стремился способствовать мирному переустройству итальянского общества на подлинно демократических началах, быстрейшему восстановлению полного суверенитета Италии, подъему ее экономики, преследуя цель полностью уничтожить всё те реакционные силы, которые ввергли итальянский народ в национальную катастрофу.

Сейчас, спустя почти 40 лет, некоторые западные государственные и политические деятели, дипломаты и ученые, в т. ч. и итальянские, склонны проявлять поразительную забывчивость в отношении подлинной позиции Советского Союза в мирном урегулировании с Италией. Всячески искажая и фальсифицируя политику СССР в тот период, они настойчиво пытаются представить истинное положение вещей в ином свете, безудержно восхваляют "бескорыстную и дружескую" политику США и Англии, этих "столпов западной демократии". СССР же, согласно их версии, добивался выгод лишь для себя. Такие утверждения не имеют ничего общего с действительностью, с реальными фактами. При разработке мирного договора с Италией Советский Союз проявил максимум твердости, выдержки и великодушия, настойчиво добиваясь того, чтобы были учтены самые насущные интересы итальянского народа и не было зафиксировано никаких унизительных, кабальных условий, ущемляющих национальное достоинство Италии и ограничивающих ее независимость. Такая дружественная позиция была по достоинству оценена не только всеми прогрессивными, демократическими силами Италии, но и официальными кругами страны. Так, например, в одном из меморандумов итальянского правительства говорилось: "Советская Россия протягивает нам руку, несмотря на ошибки, совершенные прошлым режимом. Нет сомнений, что итальянский народ не забудет этого шага, сделанного в один из наиболее трагических моментов истории Италии" 5 .

Проблема мирного договора с Италией заняла важное место на Парижской мирной конференции в июле - августе 1946 года. Во время обсуждения проекта договора западные державы рассчитывали свести Италию к статусу второразрядной, зависимой от них страны, идущей в фарватере политики Вашингтона и Лондона. Так, например, в эконо-


3 Politics estera, 1944, N 6 , p. 84.

4 Ibid., p. 85.

5 Батталья Р. История итальянского движения Сопротивления. М. 1954, с. 284.

стр. 63


мической области правящие круги Великобритании и США намеревались продлить срок выплаты Италией оккупационных расходов, зафиксировать в мирном договоре требования о предоставлении всем гражданам иностранных государств - членов Объединенных Наций равных с итальянцами прав в вопросах, касающихся торговли, промышленности, мореплавания и т. д. Принципиально другой была позиция Советского Союза. Представитель СССР, выступая на конференции, неоднократно подчеркивал, что советские люди уверены в будущем Италии как великой страны и не сомневаются в том, что итальянский народ с честью выйдет из послевоенных трудностей и встанет на путь воссоздания великой и свободной Италии. СССР проявил исключительное великодушие и ограничил свои требования по репарациям 100 млн. долл., что составляло возмещение едва лишь одной двадцатой доли ущерба, нанесенного итальянскими оккупантами нашей стране 6 . Советская делегация решительно настаивала на необходимости скорейшего вывода из Италии всех оккупационных войск в возможно более короткие сроки. СССР выступил против притязаний Англии и Франции на бывшие итальянские колонии. Благодаря твердой позиции СССР в мирный договор был включен пункт о запрещении в Италии всех фашистских и милитаристских организаций. В конечном итоге мирный договор был подписан 10 февраля 1947 г. в Париже послом Италии во Франции Лупи ди Соранья, с одной стороны, и представителями 25 стран - с другой. В основном он отвечал интересам итальянского народа. Решающая роль Советского Союза в разгроме итальянского и германского фашизма в Европе и японского милитаризма на Дальнем Востоке, равно как и его активное участие в мирном урегулировании, обеспечили принятие территориальных, политических и военных постановлений, в целом обусловивших быстрое демократическое развитие Италии после второй мировой войны.

Таким образом, перед молодой республикой, родившейся в огне движения Сопротивления, открылись два пути. Один - путь мирного, добрососедского политического, торгово- экономического и культурного сотрудничества со всеми государствами, в т. ч. и с СССР, основанного на принципах мирного сосуществования. Другой - политика "холодной войны", активное участие в агрессивных военных блоках, носивших неприкрыто антисоветский характер. К сожалению, Италия избрала именно этот путь, и вину и ответственность за это целиком несут тогдашние лидеры правящей христианско-демократической партии, взявшие откровенный курс на экономическое и военно-политическое подчинение Италии США и присоединение к НАТО, став ревностными поборниками воинствующего "атлантизма" и европейской "интеграции". Естественно, что такая позиция итальянских правящих кругов не могла не повлиять на характер и состояние политических отношений между обоими государствами, которые, по существу, оказались замороженными на весь период 1948 - 1960 годов. Тем не менее все эти годы Советский Союз твердо придерживался своей неизменной линии на поддержание дружественного сотрудничества с Италией во всех областях. Заключение 11 декабря 1948 г. в Москве советско- итальянского договора о торговле и мореплавании - яркое тому свидетельство. В то же время, исходя из принципиальной позиции, СССР не мог, равнодушно оставаясь в стороне, безразлично взирать на такие грубейшие, вопиющие нарушения Италией мирного договора 1947 г., как ее вступление в НАТО в апреле 1949 г., итало-американские военные соглашения 1950 и 1952 годов. В ноте от 19 июля 1949 г. Советское правительство подвергло резкой критике эти явно недружественные акции, поскольку в соответствии с мирным договором Италия брала на себя обязательство "не предпри-


6 Дипломатический словарь. Т. II. М. 1971, с. 300.

стр. 64


нимать никаких действий, направленных против государств, с которыми был подписан этот договор, а следовательно, и не вступать ни в какие союзы или другие группировки, преследующие агрессивные цели" 7 . В новой ноте от 11 октября 1951 г. СССР подтвердил свою точку зрения.

С середины - конца 50-х годов появились первые, пока еще слабые и незначительные признаки некоторой интенсификации советско-итальянского диалога. СССР оказал Италии значительную дипломатическую поддержку в таком важном вопросе, как ее принятие в ООН. Еще 17 ноября 1947 г. на пленарном заседании II сессии Генеральной Ассамблеи ООН советская делегация заявила, что СССР выступает против политики дискриминации в отношении пяти побежденных стран и за их одновременный прием в ООН. В 1955 г. на X сессии Генеральной Ассамблеи ООН Италия вступила в ряды этой международной организации в числе других 16 государств. А весной 1958 г. Советский Союз выступил с новой важной инициативой, 20 мая 1958 г. посол Италии М. ди Стефано был принят в МИД СССР министром иностранных дел, который передал ему заявление Советского правительства, содержавшее предложение о заключении между СССР и Италией договора о дружбе и ненападении сроком на 20 лет. К заявлению прилагался и проект договора. Он предусматривал, что обе стороны будут укреплять дружественные отношения на основе принципов мирного сосуществования, обязуются не прибегать к применению силы или угрозы силой, разрешать все спорные вопросы только мирными средствами, содействовать всемерному развитию торгово-экономического, научно-технического и культурного сотрудничества на основе равенства и взаимной выгоды. Спустя год - в 1959 г. - в ходе визита в Москву министра внешней торговли Ринальдо Дель Бо был окончательно урегулирован вопрос об итальянских военнопленных, в течение многих лет являвшийся "камнем преткновения" во взаимоотношениях между СССР и Италией. А в феврале 1960 г. ныне покойный Дж. Гронки, один из видных деятелей левого крыла ХДП и президент Итальянской Республики в 1955 - 1962 гг., посетил Советский Союз. В ходе этого визита состоялся обмен мнениями с государственными деятелями Советского Союза. Было также подписано советско-итальянское культурное соглашение, действующее и поныне. Как подчеркивалось в совместном советско-итальянском коммюнике, данный визит "позволил выявить возможности дальнейшего улучшения отношений между двумя странами как средства укрепления международного сотрудничества" 8 .

В 60-х годах наблюдалось расширение советско-итальянских контактов во всех областях. В августе 1961 г. премьер-министр А. Фанфани посетил Москву. В апреле 1966 г. в Рим прибыл министр иностранных дел СССР А. А. Громыко. Это был первый официальный визит руководителя советской дипломатии в Италию за весь послевоенный период, заложивший необходимую основу для активизации политического диалога между обеими странами. Тогда же было подписано межправительственное соглашение об экономическом и научно-техническом сотрудничестве. Через год, в мае 1967 г., А. Фанфани в качестве министра иностранных дел нанес ответный визит в Москву, в ходе которого были заключены консульская конвенция и соглашение о сотрудничестве в области туризма, парафировано соглашение о сотрудничестве в области научных исследований по сельскому хозяйству. Продолжалось развитие и торгово-экономических связей: в августе 1966 г. были подписаны соглашение с концерном "Фиат" о строительстве Волжского автомобильного завода в г. Тольятти и в декабре 1969 г. - контракт с государ-


7 Внешняя политика Советского Союза, 1949 г. М. 1953, с. 120.

8 Известия, 10.II.1960.

стр. 65


ственным нефтегазовым объединением "ЭНИ" о поставках советского природного газа в Италию в обмен на стальные трубы большого диаметра.

70-е годы, особенно их первая половина, вошли в историю как новый, качественно более высокий этап во взаимоотношениях между СССР и Италией. В значительной мере он обусловливается тем, что процесс разрядки международной напряженности, зародившийся на европейском континенте и столь властно заявивший о себе к середине данного десятилетия, отнюдь не обошел Италию стороной, оказав и на нее благотворное воздействие. Именно тогда внешняя политика Итальянской Республики, медленно, далеко не без труда и лишь частично освобождаясь от прежних жестких пут безоговорочного проамериканизма и традиционной "атлантической солидарности" и постепенно приобретая черты относительно большей самостоятельности и гибкости, стала временами отличаться сравнительно более дальновидным и реалистическим подходом к важнейшим международным проблемам. И как логическое следствие этого участившийся обмен визитами сыграл большую роль в заметной активизации политического диалога между обеими странами.

В ноябре 1970 г. А. А. Громыко вновь побывал в Риме по приглашению итальянского правительства, подписав протокол о сотрудничестве в области медицины и здравоохранения. В октябре 1972 г. в Москве успешно прошли официальные переговоры председателя Совета министров Италии Дж. Андреотти. В частности, 26 октября был заключен договор о морском торговом судоходстве. Особую значимость имел советско-итальянский Протокол о консультациях, подписанный в тот же день. Этот важнейший политический документ, создав постоянно действующий механизм обмена мнениями, придал им регулярную эффективную форму. Так было положено начало целой серии систематических и плодотворных встреч между ведущими государственными деятелями СССР и Италии. В феврале 1974 г. А. А. Громыко вновь провел несколько бесед в Риме в качестве гостя итальянского кабинета, а его коллега А. Моро нанес ответный визит в Москву в июле того же года. В целом именно в 1974 - 1977 гг. советско- итальянские отношения, в т. ч. и политические, приобрели более устойчивый характер. В этот период отчетливо проявилось возросшее стремление правящих кругов Италии и впредь идти по пути дальнейшего совершенствования и углубления советско-итальянского диалога. Такая гибкая позиция, естественно, во многом объяснялась успешной реализацией нашей страной основных положений Программы мира, провозглашенной XXIV съездом КПСС весной 1971 г. и нашедшей свое дальнейшее развитие в решениях XXV съезда КПСС в феврале - марте 1976 г., а также претворением в жизнь крупномасштабных задач внешней политики СССР. Советская сторона считала, что сложились возможности для серьезного расширения связей СССР с Италией. Это подтверждали и консультации на уровне представителей министерств иностранных дел, прошедшие поочередно в Москве и Риме. Они охватывали такой круг вопросов, как общеевропейское совещание, разоружение, энергетический кризис, морское право, повестка дня очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Новый импульс получили торгово- экономические и научно-технические связи. В 1974 г. Италия заняла третье место в торговле СССР с крупнейшими западными странами - после ФРГ и Финляндии, а двусторонний торговый оборот составил свыше 1 млрд. руб. (в 1973 г. - 613,6 млн. руб.) 9 .

1975 год поднял взаимоотношения между СССР и Италией на новую, качественно более высокую ступень. Можно, по-видимому, утвер-


9 Внешняя торговля, 1975, N 3, с. 7.

стр. 66


ждать, что именно в этом году начал постепенно близиться к завершению процесс "подтягивания" политических связей до уровня и объема торгово-экономических и научно-технических, т. е. былое отставание и "разрыв" стали сходить на нет. Огромную роль в ликвидации подобной аномалии сыграли контакты на высшем уровне. В июне 1975 г. состоялся очередной визит в Рим члена Политбюро ЦК КПСС, министра иностранных дел СССР А. А. Громыко, который имел несколько встреч с министром иностранных дел Италии М. Румором и был принят президентом республики Д. Леоне. В ходе этих переговоров была подтверждена достигнутая ранее договоренность об официальном визите Д. Леоне в СССР осенью 1975 года. В ноябре глава Итальянского государства прибыл в Москву. Главный итог этих переговоров - совместная советско-итальянская декларация, подписанная 20 ноября 1975 года. Данный документ, как справедливо указывала 23 ноября 1975 г. орган ХДП газета "Popolo", "прямо выводит сотрудничество двух стран за рамки чисто двусторонних отношений, превращая его в существенный элемент упрочения всеобщего мира и международной безопасности". В самом деле, значение декларации трудно переоценить, т. к. она зафиксировала обоюдную готовность руководства обеих стран и впредь гармонично развивать взаимовыгодное сотрудничество во всех областях. Ощутимый скачок сделали и торгово-экономические связи. Так, например, в ходе пребывания Д. Леоне в СССР было подписано соглашение об экономическом сотрудничестве на 1975 - 1979 гг., а чуть позже был заключен контракт с "ЭНИ" на сумму 220 млн. долл. о поставках в Италию 20 млн. т советской нефти в течение 1976 - 1980 годов. В 1975 г. объем двусторонней торговли вырос на 23%, т. е. составил около 1500 млн. рублей. Итальянская доля во внешней торговле СССР достигла 3%, а Советский Союз занял девятое место в товарообороте Италии 10 .

1976 г. вновь подтвердил сохранение прежнего курса на всестороннее расширение советско- итальянского сотрудничества. Весной и в начале лета - в марте и июне - прошли консультации между представителями министерств иностранных дел обеих стран по таким проблемам, как разоружение, положение в Африке, европейская безопасность. Выступая с программным заявлением нового правительства 4 августа 1976 г., председатель Совета министров Д. Андреотти специально подчеркнул в своей речи важную роль Протокола о консультациях 1972 года. В сентябре имели место контакты и по военной линии, ранее почти не существовавшие, - состоялся обмен визитами военных кораблей 11 .

Политические консультации на уровне министров иностранных дел были проведены в ходе встречи А. А. Громыко с министром иностранных дел А. Форлани на сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке в сентябре 1976 года. Следует отметить, что развитие политических отношений, как и в предшествующие годы, базировалось на устойчивой и солидной экономической базе. В 1976 г. товарооборот между СССР и Италией вырос на 29,9% по сравнению с 1975 г., составив 1854 млн. руб., причем советский экспорт в Италию увеличился на 65% (1053,1 млн. руб.) 12 . Собравшаяся в Москве в мае того же года IX сессия Смешанной комиссии по экономическому и научно-техническому сотрудничеству сыграла значительную роль в интенсификации советско-итальянских связей в этой области, причем упор был сделан на долгосрочные соглашения на основе компенсационных сделок, преимущественно с такими монополиями, как "ЭНИ", "Монтэдисон", "СНИА-Вискоза".


10 Там же, 1976, N 4, с. 11.

11 Известия, 11.IX.1976.

12 Внешняя торговля, 1977, N 3, с. 13.

стр. 67


С 10 по 14 января 1977 г. проходил официальный визит в Советский Союз министра иностранных дел А. Форлани. Он провел успешные переговоры с советскими руководителями. Весьма интенсивно развивались и коммерческие связи: в 1977 г. товарооборот между обеими странами составил 1 880,8 млн. рублей 13 . В ноябре 1977 г. Италия предоставила СССР банковский кредит в 650 млн. долл. (476,8 млн. руб.). А в целом объем советско-итальянской торговли вырос за 1968 - 1977 гг. в пять раз 14 . В 1978 г. Италию посетило 120 советских делегаций и специализированных групп по линии экономического и научно-технического сотрудничества.

22 - 26 января 1979 г. состоялся официальный визит А. А. Громыко в Италию - пятый по счету за всю послевоенную историю двусторонних отношений между обеими странами. В ходе визита были подписаны некоторые советско-итальянские соглашения, в частности конвенция о правовой помощи по гражданским делам, межправительственный протокол о сотрудничестве между Государственным Эрмитажем СССР и итальянской галереей Уффици, меморандум о совместных исследованиях в области нейтринной астрофизики.

Во время советско-итальянских встреч обнаружилось широкое совпадение мнений по таким проблемам, как безопасность и сотрудничество в Европе, конфликт на Ближнем Востоке, разоружение. В течение года имели место и политические консультации представителей МИД обеих стран: обсуждались вопросы разоружения, положение на Дальнем Востоке, повестка дня XXXIV сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Заметно активизировались и военные контакты - в мае 1979 г. в Италию выезжал генерал-полковник В. З. Якушин, начальник главного штаба сухопутных войск и первый заместитель главнокомандующего сухопутными войсками. В июне эскадренный миноносец итальянских ВМС "Импавидо" посетил город-герой Одессу.

Продолжали успешно развиваться и торгово-экономические связи. Объем товарооборота достиг в 1979 г. 2,1 млрд. рублей 15 . Ведущими статьями советского экспорта остались нефть и нефтепродукты, а импорта - машины и оборудование: их удельный вес - 66% и 53% соответственно. В октябре 1979 г. было подписано новое межправительственное соглашение об экономическом сотрудничестве между СССР и Италией на 1980 - 1985 годы.

Начало 80-х годов явилось во многом переломным для советско-итальянских отношений, переживающих ныне сложный и довольно противоречивый этап в своем развитии. С 1980 г. во взаимоотношениях двух стран возникла некоторая пауза, в значительной мере вызванная откровенно проамериканской позицией правящих кругов Италии в связи с вводом в Афганистан ограниченного советского воинского контингента для оказания братской интернационалистской помощи и безоговорочной и активной поддержкой Италией декабрьского (1979 г.) решения сессии Совета НАТО о размещении в Западной Европе 572 новых ядерных ракет США среднего радиуса действия. Это оказало существенное негативное воздействие на двусторонний политический диалог, интенсивность которого, бесспорно, заметно понизилась. Но в экономической области мощный "задел" практически не пострадал: за первую половину 1980 г. Италия, обогнав Великобританию, заняла пятое место среди ведущих западных держав - после ФРГ, Франции, Японии и США - по размерам своего экспорта в СССР: он составил 1,2 млрд. долларов 16 . В 1980 г. товарооборот между СССР и Италией достиг


13 Внешняя торговля СССР в 1977 г. Стат. сб. М. 1978, с. 43.

14 Внешняя торговля, 1978, N 10, с. 26.

15 Там же, 1980, N 4, с. 13.

16 Espresso, 23.XI.1980.

стр. 68


2,9 млрд. руб., увеличившись на 30% по сравнению с 1979 годом 17 . В течение года с успехом прошли консультации по линии МИД, охватывавшие такой круг вопросов, как подготовка Мадридской встречи (дважды), разоружение, повестка дня XXXV сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Новый председатель Совета министров Италии А. Форлани, выступая с программным заявлением в парламенте 22 октября 1980 г., подчеркнул, что его правительство "намерено способствовать развитию позитивных отношений, установившихся между Италией и Советским Союзом, а также с другими социалистическими странами, с тем, чтобы углубить и расширить существующий двусторонний диалог как в политической, так и в экономической области" 18 .

Свидетельством того, что на берегах Тибра сочли необходимым в конечном итоге не приносить в жертву конъюнктурным, преходящим моментам долговременные интересы взаимовыгодного сотрудничества и проявили, пусть даже с видимым запозданием, известную долю здравого реализма и доброй воли, явился официальный визит в Москву министра иностранных дел Италии Э. Коломбо, состоявшийся по инициативе итальянской стороны 9 - 12 ноября 1980 года. Руководитель итальянского дипломатического ведомства провел переговоры с советскими руководителями. По итогам визита было опубликовано совместное коммюнике. В нем, в частности, отмечалось, что СССР и Италия "считают разрядку напряженности необходимой, возможной и полезной" 19 . Обе стороны высказались также за проведение Мадридской встречи в деловой и конструктивной атмосфере, сделав упор на настоятельную необходимость принятия решения о созыве конференции по мерам укрепления доверия и безопасности и разоружению в Европе.

К сожалению, дальнейшее усиление международной напряженности, а также значительно возросшее давление США, наблюдавшееся в 1981 - 1983 гг., отрицательно повлияли на советско- итальянские отношения. В программном заявлении нового правительства Д. Спадолини, оглашенном 7 июля 1981 г., в отличие от предшествующего полностью отсутствовала какая-либо ссылка на необходимость поддержания и активизации диалога между двумя странами, а о неоднократно выражаемой в недавнем прошлом "готовности" Рима способствовать такому диалогу вообще даже не упоминалось. Напротив, там содержалось утверждение, что отношения между Востоком и Западом в целом во многом будут зависеть от того, "насколько сдержанную политику будет проводить Советский Союз в различных районах мира" 20 . Со второй половины 1981 г. участились публичные выступления некоторых руководящих деятелей партий правящей коалиции, направленные против расширения торгово-экономического обмена Италии с СССР. Особенно усердствовали здесь лидеры социалистов и социал-демократов. Однако советско- итальянские коммерческие связи развивались в 1981 г. весьма успешно: объем товарооборота увеличился на 14,5% по сравнению с 1980 г., составив около 3,5 млрд. руб. с советским положительным сальдо в 1,417 млрд. рублей 21 . В марте 1981 г. в Риме проходила XII сессия Смешанной комиссии по экономическому и научно-техническому сотрудничеству. В октябре было подписано соглашение с фирмой "Нуово-Пиньоне" (дочернее предприятие объединения "ЭНИ") о поставках в СССР 19 газокомпрессорных станций с предоставлением кредита в 1,5 млрд. долларов. В 1981 г. в Италии побывали министр морского флота СССР Т. Б. Гуженко и министр гражданской авиации Б. П. Бугаев. В свою очередь, Советский Союз посетили


17 Внешняя торговля, 1981, N 4, с. 15.

18 Popolo, 23.X. 1980.

19 Правда, 13.XI.1980.

20 Popolo, 8.VII.1981.

21 Внешняя торговля, 1982, N 4, с. 5.

стр. 69


с визитами: министр почт и телесвязи Р. Гаспари, сельского хозяйства Д. Бартоломеи, заместитель министра иностранных дел Б. Корти. В течение года состоялись политические консультации на уровне представителей МИД двух стран, затрагивавшие такие проблемы, как европейская безопасность, разоружение, положение на Ближнем Востоке и в Африке, ситуация в Индийском океане, повестка дня XXXVI сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Определенную роль в более четком уяснении позиций обеих сторон сыграла встреча А. А. Громыко с министром иностранных дел Э. Коломбо осенью 1981 г. в Нью-Йорке в ходе работы вышеупомянутой сессии Генеральной Ассамблеи.

В связи с введением в Польше военного положения в Италии в декабре 1981 - начале 1982 г. была развязана антисоветская кампания, инспирированная наиболее консервативной частью правящих кругов. Уступая сильному нажиму Вашингтона, правительство Спадолини в конце декабря 1981 г. официально объявило о приостановлении переговоров с Советским Союзом относительно участия Италии в строительстве газопровода Уренгой - Помары - Ужгород, мотивируя это необходимостью "паузы для размышления". Эта изрядно затянувшаяся "пауза" свидетельствовала о явном намерении официального Рима ужесточить свои позиции, взяв курс на сознательное и очевидное свертывание контактов с СССР, жертвуя в угоду пресловутой "атлантической солидарности" насущными интересами страны. В то же время следует подчеркнуть, что Италия, поддержав введение США и ЕЭС экономических санкций против Советского Союза, недвусмысленно высказывалась в течение 1982 - 1983 гг. за их ограниченный характер, стараясь не заходить слишком далеко. В значительной мере такая сдержанная линия объяснялась сохраняющейся конкретной заинтересованностью итальянского делового мира в расширении взаимовыгодного торгово-экономического сотрудничества с СССР. Постоянное стремление к этому сотрудничеству вновь подтвердил в июле 1982 г. приехавший в Москву президент "Конфиндустрии" (Итальянской конфедерации промышленников) В. Мерлони во время беседы с членом Политбюро ЦК КПСС, Председателем Совета Министров СССР Н. А. Тихоновым. В 1982 г. были заключены новые крупные контракты: с фирмой "Даниэли" - о поставках оборудования для металлургического завода и с компанией "Финсидер" - об экспорте в СССР стальных труб большого диаметра и листа к ним. В целом в 1982 г. объем советско-итальянской торговли превысил 4 млрд. рублей 22 . Что же касается политических отношений, то их атмосфера в 1982 - 1983 гг. стала явно прохладнее и отнюдь не по вине советской стороны. Уменьшилась частота межминистерских консультаций, т. к. МИД Италии в 1982 г. принял необоснованное решение проводить их не чаще одного раза в три месяца. И все же эти консультации состоялись в Риме в апреле 1982 г. - по тематике II специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по разоружению и в сентябре того же года - по повестке дня XXXVII сессии ГА ООН.

Большую и несомненно позитивную роль в поддержании контактов сыграли встречи А. А. Громыко: с премьер-министром Д. Спадолини и министром иностранных дел Э. Коломбо - в июне 1982 г. в Нью-Йорке в ходе работы вышеупомянутой сессии по разоружению, с министром иностранных дел Д. Андреотти - в сентябре 1983 г. на заключительном этапе Мадридской встречи. В то же время, несмотря на неоднократные призывы, Италия продолжала упорно уклоняться от созыва очередной XIII сессии Смешанной советско-итальянской комиссии по экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Эту сессию удалось созвать в Москве лишь в декабре 1983 года. В 1982 г. наблюдались вспыш-


22 Там же, 1983, N 3, с. 17.

стр. 70


ки шумной антисоветской кампании: в марте, когда в заливе Таранто была "обнаружена" якобы советская подводная лодка, и в декабре - в связи с т. н. делом Антонова. Однако СССР по- прежнему стремился к сохранению с Италией конструктивного диалога. Выступая с докладом "О международном положении и внешней политике Советского Союза" на 8-й сессии Верховного Совета СССР 10-го созыва в июне 1983 г., А. А. Громыко подчеркнул: "Наша страна - за хорошие отношения, плодотворное сотрудничество с... Италией" 23 . К сожалению, линия поведения итальянского правительства носила зачастую двусмысленный и противоречивый характер. После долгих проволочек в Риме наконец дали согласие на проведение нового раунда консультаций на уровне МИД: они имели место в итальянской столице - в феврале 1983г. (ближневосточный конфликт), в Москве - в марте 1983 г. (проблемы разоружения), в июле 1983 г. (повестка дня XXXVIII сессии ГА ООН) и в октябре 1983 г. (положение в Африке). Осенью 1983 г. непоследовательность правящих кругов Италии вновь проявилась в т. н. ноябрьском инциденте. 7 ноября 1983 г. посол Италии в СССР Д. Мильуоло - впервые после ноябрьских торжеств 1979 г. и явно вопреки "атлантическому табу" 24 - присутствовал на Красной площади во время военного парада и демонстрации трудящихся Москвы по случаю 66-й годовщины Октябрьской революции. Это не было самовольным жестом - конкретные указания на этот счет он получил накануне от министра иностранных дел Д. Андреотти. Незамедлительно последовала бурная реакция наиболее консервативных и проамериканских кругов в правящей коалиции: республиканцы, социал-демократы и либералы, "оскорбленные до глубины души" таким "вопиющим нарушением атлантической солидарности", выразили свой протест. Их признанным рупором стал бывший глава правительства Д. Спадолини, секретарь ИРП и министр обороны. Публично одернуть Андреотти премьер-министр Б. Кракси не мог, даже если бы он того и хотел: он сам принял приглашение посла СССР в Италии Н. М. Лунькова и явился на официальный прием в советское посольство 7 ноября.

В конце ноября на американскую базу в Комизо (Италия) прибыли первые крылатые ракеты США. Тем самым Италия, несмотря на неоднократные предостережения Советского Союза, сделалась фактически одним из ведущих соучастников Вашингтона наряду с Англией и ФРГ в деле срыва женевских переговоров по ОЯВЕ и реализации пресловутого "двойного решения 1979 г." относительно развертывания в Европе нового ракетно-ядерного оружия средней дальности.

Тем не менее можно сделать вывод, что советско-итальянские отношения, несмотря на наблюдающиеся в них приливы и отливы, на заметное осложнение международной обстановки, были и остаются весомым фактором в, современных международных отношениях. Советский Союз считает, что этот фактор может и должен эффективно способствовать ослаблению нынешней напряженности в Европе и во всем мире, внося значительный вклад в оздоровление политического климата на нашей планете. СССР со всей определенностью выступает именно за такое развитие отношений с Итальянской Республикой.


23 Правда, 17.VI.1983.

24 Послы стран НАТО совместно бойкотировали данные протокольные мероприятия в знак протеста против "вторжения" СССР в Афганистан.



Опубликовано 07 июля 2018 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© А. Виноградов • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.