Зарубежная художественная литература

Иностранная проза. Книги и рассказы зарубежных авторов.

Разместиться

ЗАРУБЕЖНАЯ ПРОЗА новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ЗАРУБЕЖНАЯ ПРОЗА: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Зарубежная художественная литература. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

1625 за 24 часа
Публикатор: • Источник:

Уинстон Л. Счастье продается отдельно

М.: Мир книги, 2008

 

Да, такая книгадолжна была появиться. Сотни, тысячи, миллионы женщин, от которых ушли мужья, женщин, чувствующих себя униженными, преданными, растоптанными, жаждали именно такой литературы. И они ее получили.

Роман Лолли Уинстон о женщине, которую бросил муж, полюбив более молодую и красивую. И о том, как в этой ситуации стать если не счастливой, то спокойной и вольной.

Кажется, грустная книга? Ан нет, напротив - очень оптимистичная. Почему-то в процессе чтения сочувствуешь не "брошенке" (исключительно наше противноватое словечко, в других языках даже близко такого нет!), а сопернице - такой молодой, такой красивой, с прелестным ребенком и кучей проблем.

Ситуация усложняется еще тем, что у главной героини нет и не может быть детей - и поэтому ей сначала больно вдвойне: конечно, тяжело наблюдать, как муж возится с чужим ребенком, а уж когда это ребенок соперницы!..

Хэппи-энд в общепринятом смысле в этой книге отсутствует - просто Тед (муж) попадает в больницу и понимает, кого он любит на самом деле. Элинор, жена его, это тоже понимает... Как говорится, главное - что все живы.

Элинор с достоинством отпускает мужа, тот с благодарностью принимает ее решение. Взрослые, умные люди, решающие проблемы "по-взрослому". Элинор даже находит в себе силы не возненавидеть Джину, а понять ее и простить. Неизвестно, правда, случился бы адюльтер, если бы не сын Джины - которому так нужна была мужская поддержка и мужское воспитание.

Сейчас уже никого не удивляет, что в момент кризиса среднего возраста мужчина вдруг взял да и захотел ребенка - чтобы было кому "передать свой жизненный опыт" и с кем "ходить на рыбалку". Да и "сменить старую жену на новую" - настолько обыденная вещь для российских просторов, что психотерапевты считают эту ситуацию едва ли не основным источником своих доходов. А тут и книжка актуальная подоспела.

Справедливости ради надо сказать, что роман написан неплохим языком. Издан, правда, на сероватой бумаге, что немного мешает чтению. Душевные копания присутствуют, но не в такой степени, чтобы это раздражало. Все изложено достаточно конкретно и деловито - человек имеет право в любой момент полюбить другого человека, и точка! Главное - постараться, чтобы это никому не доставило боли.

Право, всем желающим развода мужчинам следует приобрести эту книжку в качестве прощального подарка "старой" жене! Глядишь, и развод пройдет с меньшей нервотрепкой...

Наталья Литвинец

стр. 50


Гюнтекин Р. Королек - птичка певчая

Листопад

М.: Мир книги, 2008

Герои турецкого прозаика и переводчика Решада Нури Гюнтекина (1889 - 1956) стали популярны в нашей стране в начале 90-х годов прошлого века, когда по телевидению с огромным успехом прошел сериал "Королёк - птичка певчая".

История любви юной выпускницы пансиона Феридэ по прозвищу Чалыкушу (переводится как "королёк" - птичка из семейства воробьиных) и её молодого кузена Кямрана не оставила равнодушными миллионы российских телезрителей и особенно телезрительниц, которые вечер за вечером с замиранием сердца наблюдали за развитием событий. Вот строптивая Феридэ тщательно скрывает свои нежные чувства и мучает бедного влюблённого. Вот она уже невеста. После долгой разлуки (Кямран нескольких лет служил в Европе) назначена дата свадьбы, накануне которой Чалыкушу узнаёт о неверности любимого... Вот потрясённая Феридэ бежит прочь из города - подальше от ненавистного (на самом деле по-прежнему любимого) экс-жениха, устраивается учительницей в самую глухую деревушку, смеётся на людях и плачет по ночам, сжигая оставшиеся так и непрочитанными письма Кямрана... Вот она удочеряет деревенскую девочку Мунисэ, у которой тоже нет никого на свете (мать убежала с жандармским офицером... Словом, она сделалась распутной женщиной, а вместо неё появилась садистка-мачеха)... Меняются детали, декорации - города, школы, люди вокруг, но неизменна лишь любовь-ненависть к оставленному изменнику...

Следуя законам мелодраматического жанра, Гюнтекин проводит героиню через тяжёлые испытания: ей предстоит выдержать и сплетни, и зависть, и смерть близких - сначала Мунисэ, потом старого доктора Хайруллах-бея, ставшего её верным другом и, в силу обстоятельств, фиктивным супругом... И всё это для того, чтобы понять саму себя и признаться Кямрану: ...Я была любима, я могла бы быть счастлива с тобой и, конечно, знала об этом. Этого мне показалось мало. Я захотела быть очень, очень, очень любимой, даже если не так, как люблю сама (такое невозможно), то хотя бы почти так. Имела ли я право на такую любовь? Не думаю, Кямран. Я маленькая невежественная девчонка. Ведь ты любишь по-своему, по своему и влюбляешь себя... А я не понимала этого... И для Феридэ начинается новая жизнь - конечно, уже с Кямраном.

Пытается познать себя и герой другого романа Гюнтекина - только, в отличие от Феридэ, у Али Ризы из "Листопада" уже нет времени и сил что-то менять в своей судьбе. Жизнь почти прошла, дети выросли, а счастья нет и в помине. Сын Шевкет женился на недостойной женщине, которая в конце концов бросила его. От дочери Неджлы, которая увела жениха у сестры и уехала с ним на чужбину, пришло письмо: Отец, я больше так не могу... Я буду рада даже корке хлеба из твоих рук... Другая дочь, Лейла, стала любовницей адвоката, у которого уже имелись дети... Вот и мучается престарелый турецкий чиновник проклятыми русскими вопросами "кто виноват?" и "что делать?". На которые, возможно, ответил русский поэт Владимир Корнилов: Меняли шило на мыло/ И собственность на права,/ А необходимо было/ Себя поменять сперва.

Ольга Глебова

стр. 51


Родари Д. Жил-был дважды баро Ламберто, или Чудеса острова Сан-Джулио

М.: Livebook/Гаятри, 2008

Эта совершенно невероятная история произошла в абсолютно реальном месте. На севере Италии есть озеро Орта, самое романтичное из всех итальянских озер, по заверениям путеводителей. Орта, "большой оригинал", не похоже на другие пьемонтские и ломбардские озера. Оно несет свои воды не на юг, в Адриатическое море, а шлет их на север: река Ниголья, вытекающая из озера, направляется прямо в сторону Альп. Посреди озера - живописный остров Сан-Джулио, на котором и находится вилла барона Ламберто, владельца 24 банков по всему миру, человека очень старого (ему 93 года), очень богатого и очень больного. Болезней, как и банков, у него ровно две дюжины, и все они перечислены в записной книжке его мажордома Ансельмо.

Барон и его слуга прибыли на виллу после путешествия по Египту, где повстречавшийся арабский мудрец открыл им тайну бессмертия: "Человек, имя которого непрестанно на устах, продолжает жить". В попытке продлить собственную жизнь барон приглашает к себе на виллу шесть человек, которые отныне, сидя в мансарде под самой крышей, день и ночь, сменяя друг друга, повторяют его имя: "Ламберто, Ламберто, Ламберто..." За эту работу, смысл которой им неизвестен, они получают очень хорошее вознаграждение. Результат эксперимента поразителен: через некоторое время на плешивой голове барона появляются волосы, морщины разглаживаются, болезни отступают, что добросовестно фиксирует преданный Ансельмо. За несколько недель дряхлый старец превращается в цветущего молодого блондина в отличной спортивной форме. Ситуация на вилле осложняется с появлением единственного родственника барона, его племянника Оттавио, проигравшего остатки своего состояния и вознамерившегося как можно скорее получить наследство дядюшки. Ко всему прочему в дело вмешиваются 24 бандита по имени Ламберто, захватившие остров Сан-Джулио и потребовавшие выкуп за барона - 24 миллиарда.

На берегу того же озера Орта, в небольшом городке Оменья в 1920 году родился и тот, кто рассказал эту удивительную историю, - известный итальянский писатель Джанни Родари. Не одно поколение, в том числе и в нашей стране, хорошо знакомо с его героями: неунывающим мальчиком-луковкой Чиполлино и голосистым Джельсомино, попавшим в страну лжецов.

Абсурдная сказка "Жил-был дважды барон Ламберто" написана им незадолго до смерти. Адресуя свое последнее произведение взрослым, Родари отступает и от привычной манеры письма. С одной стороны, здесь приглушены привычные для него задорные интонации, он более лиричен и задумчив, особенно в описании природы хорошо знакомых с детства мест. С другой стороны, здесь почти нет черной и белой красок, правые и виноватые не раз меняются местами. У сказки открытый финал: неизвестно, какое будущее ждет барона Ламберто, превратившегося к концу повествования в подростка. Кроме того, Родари предлагает читателям, недовольным финалом, заменить его собственным, добавив к книге главу или две, "да хоть тринадцать". Последнюю фразу сказки - "Никогда не следует бояться слова" - можно воспринимать как завещание писателя.

Наталья Гостевская

стр. 52


Д'Ормессон Ж. Услады Божьей ради

М.: Этерна, 2008

Еще со времен Буало во Франции существует Академия словесности, число членов которой постоянно - 40. Это ограничение условно, конечно, литература развивается неравномерно, зато нация знает, по крайней мере, на кого ей положиться в смысле грамотности, правильности и безупречности своего выпестованного веками языка. Жан Лефевр д'Ормессон (р. 1922) - полноправный член этой академии с давних пор. Потомок обедневшего аристократического (графского) рода, он не мог полагаться на накопления предков и вынужден был работать. Занимался тем, что ему наиболее по душе, - журналистикой. Хотя в силу семейных традиций был некоторое время и чиновником на государственной службе, а также, совмещая традицию с наклонностями, директорствовал в ряде печатных изданий.

Автобиографический роман "Услады Божьей ради", написанный в 1974 году, давно стал классикой не только французской, но и мировой литературы: он переведен на множество языков и неоднократно издавался в разных странах Европы. На примере своей семьи и ближайшего окружения автору удалось передать атмосферу бурного XX века, поломавшего миллионы судеб. В семье д'Ормессонов придерживаются разных политических взглядов. Старики, в основном, гордые роялисты, презирающие "варварство" демократических перемен. Среди дядьев и кузенов автора встречаются либералы и правые разных оттенков - вплоть до откровенно нацистских, и сочувствующие коммунистам, те, для кого Ленин, Сталин и Мао - главные герои столетия.

Писатель-академик превращает своих родственников в персонажей; он ведь знает лишь внешнюю канву их жизни, а о мотивировках тех или иных поступков вынужден судить на основании собственных предположений и всякого "марксизма-фрейдизма", то есть расхожих схем поведения, наиболее популярных в XX веке. А поскольку век был весь в сломах и обрывах, то сюжетная канва книги сама собой делается почти авантюрной, местами и детективной: сменяется то и дело власть, и те из родственников, кто был наверху, стремительно скатываются вниз. Одни вынуждены бежать за границу, другие попадают в тюрьму, третьи избегают заключения только потому, что вовремя заступился родственник, случайно знавший де Голля.

Многоцветный, со сложным узором ковер жизни выткан автором с теплым сочувствием ко всем без исключения персонажам, хотя "идеологические" позиции обрисованы им с нескрываемой иронией и скептической отстраненностью. Выдержанная в таком тоне семейная сага - тоже свидетельство стойкого, как древнее вино из фамильных замков, аристократизма: Наши китайские стены трещали по швам... В семейную уединенность стали проникать те, кого дедушка называл, в зависимости от настроения, или отвратительными жуликами, или странными типами. Среди нас бродила тень Карла Маркса, вечером мы заглядывали под кровать, чтобы проверить, не прячется ли там Ленин с зажатым в зубахножом, за стол с нами садился Фрейд, привезенный богатыми американками, вышедшими замуж: за кузенов и трижды в неделю раскидывавшимися на диване в Нью-Йорке, чтобы рассказать ужасы и воспоминания детства, больше напоминающие шалости дядюшки Донасьена, чем воспоминания нашей тетушки Сегюр, урожденной Софьи Ростопчиной, про которую мы еще не знали, что и ее тоже в конце концов изощренные толкователи назовут замаскированной извращенкой...

Юрий Архипов

стр. 53


Стоппард Т. Лорд Малквист и мистер Мун

СПб.: Азбука-классика, 2008

Тома Стоппарда мы знаем прежде всего как драматурга. Его пьесы "Розенкранц и Гильденстерн мертвы", "Входит свободный человек", "Настоящий инспектор Хаунд" давно переведены на русский язык. Чуть менее он известен как киносценарист, хотя фильм "Влюбленный Шекспир" принес ему мировую славу и в этом качестве. А Стоппард-прозаик не снискал популярности, издав всего лишь один роман. Между тем книга эта заслуживает самого пристального внимания. Роман "Лорд Малквист и мистер Мун" вышел из печати в 1966 году. Английская культурная революция второй половины 1960-х - а иначето, что происходило, назвать крайне трудно - только начиналась.

Фантасмагорическое действие разворачивается в Лондоне в дни похорон сэра Уинстона Черчилля. Стоппард писал по горячим следам - бывший английский премьер-министр умер вянваре 1965 года. Впрочем, реалий 1960-хв книге искать не следует. Смерть человека, олицетворявшего собой в истории Великобритании целую эпоху, для автора становится символом завершения этой самой эпохи. Что придет ей на смену, какие кумиры будут у поколения 1960 - 1970-х? Мы уже знаем, что время, связанное с политиками и государственными деятелями, закончилось: в Англии, да и во всем мире, начиналась эпоха "Битлз". Одним из символов перемен для англичан стала легендарная комик-труппа Монти Пайтон: выходившее на ВВС телевизионное шоу "Летающий цирк Монти Пайтона" пользовалось феноменальным успехом - их шутки цитируют до сих пор. В составе труппы был, например, режиссер Терри Гильям, впоследствии снявший такие фильмы, как "Бразилия", "Приключения барона Мюнхгаузена", "Король-рыбак", "Двенадцать обезьян", "Братья Гримм" и т.д. Причем тут "Монти Пайтон"? Да притом, что Том Стоппард написал роман, во многом предвосхитивший стилистику знаменитой группы, - не случайно он вместе с Гильямом потом работал над сценарием "Бразилии". Здесь нет смысла пересказывать сюжет, поскольку важно не собственно действие, а восприятие: Каждый ответ порождал у Муна такое чувство, будто реальность находится вне пределов его восприятия. Если он делал определенное движение, менял угол своего существования на обычный, логика и абсурд разделялись. Но так он не мог ихущучить. Один из главных героев, мистер Мун, зарабатывает на жизнь тем, что записывает все слова своего клиента, дабы увековечить его имя. Впрочем, точнее будет сказать, что начинает зарабатывать, поскольку лорд Малквист - первый, кто решил воспользоваться его услугами. А еще точнее - пытается зарабатывать, поскольку вскоре выясняется, что у лорда Малквиста есть великолепный экипаж, кучер, целая коллекция изысканнейшей одежды, злоупотребляющая алкоголем жена, но нет ни гроша за душой. А если быть совсем точным - делает вид, что пытается зарабатывать, поскольку на самом деле его голова занята совершенно другим. Лорд Малквист изо всех сил старается вписать свое имя в историю: ему не дает покоя посмертная слава Бойкота, Реглана, Кардигана, Сэндвича и т.п. Но мистер Мун вместо того, чтобы четко фиксировать все услышанное, думает, куда же бросить бомбу, которую он носит в кармане. Еще в романе есть два ковбоя, человек на осле, считающий себя Христом, кучер-негр-ирландец и т.п. Ну а заканчивается все взрывом - Стоппард уже тогда умел поставить эффектную точку.

Кстати, во время недавнего опроса почти 30 процентов молодых англичан сказали, что Черчилль, которого в 2002 году признали самым знаменитым британцем всех времен, на самом деле - выдуманный персонаж.

Дмитрий Николаев

стр. 54


Эрнестам М. Коктейль со Смертью

М.: Мир книги, 2008

Дебютный роман молодой скандинавской писательницы Марии Эрнестам написан в жанре мистического триллера: как понятно из названия, одним из главных действующих лиц книги является Смерть. Этот зловещий персонаж предстаёт в облике не привычной старухи с косой, а довольно приятного мужчины постбальзаковского возраста (с проседью в длинных тёмных волосах, слегка загорелый, словно работал пару дней в саду. Лицо чуть тронуто морщинами. Глаза светлые, тёмно-зелёные. На вид лет пятидесяти. Ботинки тёмные и тщательно вычищенные...), явившегося без приглашения к 37-летней успешной стокгольмской журналистке и бизнесвумен Эрике, переживающей разрыв со своим другом Томом.

Впрочем, самой героине гибель не грозит, иначе книга закончилась бы, не успев начаться. У загорелого мужчины с проседью иные цели - странный сосед Эрики по имени Малькольм, маленькая девочка, которую на глазах у матери сбивает машина... Конечно, безвременный уход человека, особенно ребёнка, это ужасно, однако даже в этом случае можно ли считать Смерть абсолютным злом? У неё свои резоны:

Сиссела, так звали девочку... была чужой в этой жизни и никогда не приспособилась бы к ней. Она всегда поддерживала контакт с Высшими силами и общалась с ними как со своими сверстниками... Она не принадлежала этой жизни. Точнее, не смогла бы реализоваться в ней. Но где-то в другом месте и в другое время Сиссела творила бы чудеса.

И Смерть помогает малышке "реализоваться" - родиться заново в семье сомалийского вождя, где она проявит свои сверхъестественные способности, и семья поддержит её, даже даст хорошее образование. Она освоит не только Коран, чему обучают только избранных в этой стране... У неё есть все шансы стать одной из главных фигур в Сомали. А может, и во всей Африке. Нам нужна была особенная женская душа, и Сиссела прекрасно подходила для этого.

На ум невольно приходят строки гётевского "Фауста", взятые Булгаковым в качестве эпиграфа к первой части "Мастера и Маргариты":



... Так кто ж ты, наконец?
- Я - часть той силы,
что вечно хочет
зла и вечно совершает благо.


Критики не зря отмечают сходство между булгаковским романом и романом Эрнестам, которое усиливается такими персонажами, как Иисус и Дьявол. Правда, в "Коктейле со Смертью" Дьявол - не мужчина, а... женщина. Финал книги тоже необычен: Эрика, ставшая напарницей Смерти, узнаёт, что имела дело всего-навсего с клоном, а настоящая (то есть настоящий) Смерть выглядит более классически - череп с пустыми глазницами, ржавая коса, смрадное дыхание. Эрика получает возможность раскаяться и начать новую жизнь - вместе с Томом. Правда, в совершенно неожиданном качестве...

Глеб Заварзин

стр. 55


Уилкинз К. Призрак острова

М.: Мир книги, 2008

Молодая англичанка приезжает на стажировку на метеорологическую станцию, расположенную на острове у норвежского побережья. Сначала все тихо, мирно и спокойно, на станции даже обитают интересные мужчины, с которыми завязываются какие-то отношения - не любовные, нет, пока еще нет, - а потом начинается: на лицо ужасные и добрые внутри призраки, брутальные скандинавские боги, радужный мост, мировое древо... Читать интересно, да и героям сочувствуешь и переживаешь за них.

"Призрак острова" - роман про любовь. Про трогательное, всепрощающее чувство между богом и смертной. Только смертная уж больно идеальна, а бог... бог и на бога-то не похож, во всяком случае, проблем у него уж точно побольше, чем у большинства смертных. Поначалу он справляется с ними, степенно, неспешно и очень по-мужски. Но потом все идет наперекосяк.

Есть в романе Ким Уилкинз некая эпическая всеохватность: здесь и царство мертвых с очень милой старушонкой-властительницей, и земля духов, и леса, реки, покрытое льдом студеное море, промозглый дождь, жара... Остров Одина находится сразу в нескольких измерениях, является перекрестком миров - и сердец.

В роли носителей зла, препятствующих соединению влюбленных, выступают древние скандинавские боги. Впрочем, для главной героини все заканчивается не так уж и плохо - ведь неизвестно, что лучше: любовь непредсказуемого божества или спокойное и радостное земное чувство с равным тебе человеком. Несмотря на непростую идею и отсутствие хэппи-энда роман "Призрак острова" остается любовным романом. Правда, любовным романом для ограниченной аудитории - для городских интеллектуалок, мечтающих в тиши библиотек о чем-то несбыточном, чем-то щемяще-ярком и удивительном... В общем, для тех девушек и женщин, кто слишком умен, чтобы читать любовные романы про золушек и миллионеров, и слишком мечтателен, чтобы довольствоваться учебниками по маркетингу.

Наталья Литвинец

Мы все путешествуем по нашим скучным жизням и живём иллюзиями, что всё ещё может произойти, потому что по-другому жить нельзя. Тогда жизнь станет просто невыносимой. Все мы участники бесконечной игры, и цветная радуга появляется в нашей серой действительности, когда мы совсем не ожидаем увидеть её. Сейчас мне кажется, что это было давным-давно, когда я думала, что всему могу найти объяснение. Но мне никогда не приходило в голову, что я не могу объяснить даже основ. Жизнь, любовь, судьба.

Что бы я делала, зная обо всём? Любовь - всемогуща. Души наши? Если однажды они соприкоснутся, то навсегда оставят отпечаток друг на друге. Солнце всходит и садится в моём мире и в его. И, кто знает, всё ещё возможно.

стр. 56


Мерсье П. Ночной поезд на Лиссабон

М.: Мир книги, 2008

Казалось бы, жизнь главного героя романа - гимназического преподавателя древних языков Раймунда Грегориуса по прозвищу Мундус - расписана от и до: он самый безупречный и предсказуемый преподаватель в своей дисциплине, а может, и во всей истории гимназии, проработавший здесь больше тридцати лет без единого выговора и замечания. Столп учреждения, может быть, несколько скучноватый, но уважаемый; даже опасливо почитаемый выше, в университете, за поразительные знания в древних языках. Дни его похожи на сухую и скучную латынь. Ничто не нарушает размеренного течения жизни - дом, гимназия, университет... Самым большим событием является ошибка, сделанная им однажды на уроке греческого.

Но прав был Монтень, заметивший в своих "Опытах", что "мы все лишены цельности и скроены из отдельных клочков, каждый из которых в каждый данный момент играет свою роль. Настолько многообразно и пестро наше внутреннее строение, что в разные моменты мы не меньше отличаемся от себя самих, чем от других" (эти слова взяты в качестве одного из эпиграфов к роману).

Для Грегориуса толчком для утраты "цельности" становится случайная (как всё самое важное в жизни) встреча на мосту с темноволосой иностранкой, которая, чтобы не забыть важный для неё телефонный номер, записывает его фломастером... прямо на лбу ошарашенного Мундуса. Конечно, надпись стирается почти сразу, ибо встречи людей - кажется мне порой - похожи на встречи поездов, когда они, промелькнув друг мимо друга, равнодушно разъезжаются в глубокой ночи. Мы бросаем беглый поверхностный взгляд на других, сидящих за мутными стеклами в тусклом свете, и они исчезают из поля нашего зрения прежде, чем мы успеваем реально воспринять их.

Но Грегориус вдруг понимает, что не хочет стирать след встречи с загадочной женщиной, хотя не знает о ней практически ничего - кроме того, что её родной язык португальский. Он совершает поступок, который меньше всего ожидаешь от учёного сухаря: бросив всё, в поисках незнакомки Мундус отправляется в Португалию - поступок, с точки зрения коллег и учеников, совершенно дикий и безумный.

Мундус бежал от привычной жизни? Кто угодно, только не он! Новость станет летать с этажа на этаж, и у учеников, толпящихся на ступенях перед гимназией, не будет другой темы для разговоров.

Да, разрушать налаженное и привычное непросто и даже страшно, но гораздо страшнее жить изо дня в день, из года в год, принимая мнимое за настоящее: Телесная близость, в которой он просуществовал с коллегами долгие годы, обернулась полным незнанием других, превратившись в обманчиво-привычные стереотипы.

Проблема выбора и воли, случайности и закономерности волнуют автора романа и как писателя, и как философа: под псевдонимом Паскаль Мерсье скрывается немецкий прозаик, профессор философии Питер Бири.

Ольга Рычкова

стр. 57


Гудкайнд Т. Десятое правило волшебника. В 2 кн.

М.: АСТ, 2009

После публикации первых "Правил волшебника" Терри Гудкайнд понял, что наткнулся на золотую жилу, и продолжил разрабатывать цикл "Меч Истины" со всей тщательностью и упорством опытного старателя.

Делает он это умело, работая не только над основной линией, но и создавая всякого рода сюжетные ответвления, придумывая новых героев, описывая их приключения. Только в самом конце всё увязывается у него воедино.

Читатель знакомится с миром, созданным воображением Гудкайнда, вместе с главным героем - Ричардом Сейфером, чья карьера боевого чародея, владеющего как "магией приращения", так и "магией ущерба", начиналась в местном захолустье. Там молодой Ричард был лесным проводником. Приключения начинаются, когда дед Ричарда волшебник первого ранга Зеддикус вручает внуку Меч Истины. Путешествуя, герой пересекает страну, встречает и спасает от преследования свою любовь Кэлен, попадает в зависимость к самым разным людям с магическими способностями и совершенствует собственные чародейские и боевые навыки.

После победы над главным злодеем "Первого правила волшебника" на плечи Ричарда свалилась ответственность за всю страну, которая тем серьезнее, что, путешествуя, герой разрушил завесу, отграничивающую Древний мир.

В Древнем мире царит идеология, очень напоминающая коммунистическую, а тамошний предводитель - сноходец Джегань активно готовится завоевать весь мир. В этих сложных условиях Ричарду приходится организовывать оборону родной земли, выручать Кэлен, которую периодически выкрадывают и мучают всевозможные супостаты, перевоспитывать уже своих похитителей, заодно вдохновляя угнетённые массы Древнего мира на революционное выступление.

Узел интриги затягивается всё туже - вот-вот должна произойти решающая битва с войсками агрессора из Древнего мира, а готовность к ней героев остаётся под вопросом. Поскольку "Десятое правило волшебника" ещё не последнее ("Одиннадцатое" - в процессе перевода; не исключено, что будет "Двенадцатое" и последующие), становится очень интересно, как автор распорядится сюжетным временем, сжимающимся, как шагреневая кожа.

Игорь Розанцев

Весь мир забыл о ней. Она лишь тень, которую никто не видит. Когда-то самая могущественная женщина в мире, она - фантом. И только память любимого хранит ее образ, не давая ему соскользнуть во тьму. Только Ричард Рал еще верит в то, что его жена действительно существует. Но так ли важно это на пороге страшной катастрофы, которую породило запущенное заклинание? И вновь Лорд Рал должен сделать выбор - найти ту, что стала смыслом его жизни, или спасти мир, забыв о своей любви...



Опубликовано 31 октября 2015 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: У книжной полки, № 1, 2009, C. 50-58

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.