ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ


Международные отношения в 1950-х - первой половине 1960-х гг.


Опубликовано: Наринский М.М. История международных отношений. 1945-1975 гг.: Учебное пособие. - М.: "Российскаяполитическая энциклопедия" (РОССПЭН), 2004. - 264 с.

ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ВОСТОКОМ И ЗАПАДОМ В 50-Е ГОДЫ

1. СМЕНА РУКОВОДСТВА В СССР И В США
5 марта 1953 г. умер И.В. Сталин. В СССР пришло к власти новое руководство во главе с Н.С. Хрущевым. Холодная война продолжалась, однако в советской внешнеполитической стратегии произошли некоторые изменения.
Уже 15 марта новый глава Советского правительства Г, Маленков заявил, что между СССР и США не существует такой проблемы, «которая не могла бы быть урегулирована мирными средствами на основе взаимопонимания». Курс Кремля на мирное сосуществование был закреплен на XX съезде КПСС (14—25 февраля 1956 года). В документах съезда отмечалась возможность предотвращения войны даже в условиях сохранения капитализма. Отсюда и политическая линия на мирное существование, хотя само это существование трактовалось как форма классовой борьбы. Внешнеполитические концепции советского руководства становились заметно более гибкими, отходили от жестких установок Сталина на подготовку к новой неизбежной войне. Советская внешнеполитическая доктрина создавала потенциальные предпосылки для смягчения международной напряженности. Позднее, в Программе КПСС (1962 г.), подчеркивалось: «Мирное сосуществование социалистических и капиталистических государств — объективная необходимость развития человеческого общества. Война не может и не должна служить способом решения международных споров». Советское руководство стремилось доказать преимущества социализма в ходе соревнования с капитализмом.
Тогда же, в начале 1953 г., в Вашингтоне пришла к власти новая администрация во главе с президентом Д. Эйзенхауэром и государственным секретарем Дж. Ф. Даллесом. Международные позиции нового американского руководства были (c.90) противоречивы. Оно оставалось на позициях антикоммунизма. Более того, оно перешло от политической доктрины сдерживания» к доктрине «отбрасывания коммунизма». Правда, эта установка оставалась скорее на уровне пропагандистской концепции, чем реальной политики. Вместе с тем Эйзенхауэр выступал за ограничение гонки вооружений, против чрезмерных затрат на оборону. «Каждое произведенное ружье, каждое орудие, каждый выпущенный из него заряд, по сути, воровство у голодных, не имеющих пропитания, У замерзающих, не имеющих одежды», — заявил президент США. В ходе своей предвыборной кампании он призывал к завершению войны в Корее и к отказу от прямого вмешательства США в другие локальные конфликты.
Тем не менее, гонка вооружений оставалась важнейшим аспектом холодной войны. В 1952 г. США провели первое успешное испытание водородной бомбы, в 1953 г. — испытание такого же оружия осуществил Советский Союз. Число американских стратегических бомбардировщиков с декабря 1950 г. по декабрь 1955 г. увеличилось более чем в три раза: с 962 до 3068 единиц. В 1954 г. в США появилась первая подводная лодка с атомным двигателем «Наутилус», а с конца 1959 г. на вооружение стали поступать подлодки с ракетами «Поларис». Соединенные Штаты стремились сохранить и закрепить свое превосходство, а СССР — сократить свое отставание.
В 1954 г. Вашингтон принял военную доктрину «массированного возмездия». Она строилась на эффективности ударных сил США, их геостратегических преимуществах в виде военно-воздушных баз по периметру территории СССР, наличии носителей ядерного оружия для возможного ответного удара. Как говорил Н. Хрущев, «СССР был обложен базами США и полностью накрывался их бомбардировщиками». Доктрина «массированного возмездия» предусматривала немедленное использование всей мощи американского стратегического потенциала в случае возникновения вооруженного конфликта с Советским Союзом в любом регионе, где бы такой конфликт ни возник,
Положение резко изменилось в 1957 г., когда Советский Союз сумел создать межконтинентальную баллистическую Ракету и осуществить успешный запуск первого искусственного спутника Земли. Тем самым Соединенные Штаты лишились былой стратегической неуязвимости. СССР сделал важный шаг к преодолению американского превосходства в (с.91) средствах доставки ядерного оружия. В 1959 г. в СССР введена в строй первая подводная лодка с атомным реактором на борту. Возникла совершенно новая военно-политическая ситуация. В результате Вашингтон вынужден был начале 60-х годов отказаться от доктрины «массированного возмездия» и перейти к доктрине «гибкого реагирования» Новая доктрина предусматривала, что в случае нападения потенциального противника ему должен быть нанесен ответный удар в том же месте и теми же боевыми средствами но такой силы, чтобы он потерпел сокрушительное поражение. Тем самым в холодной войне возрастала роль обычных вооружений. Обе стороны направляли громадные усилия и средства на совершенствование ракетно-ядерных и обычных вооружений.

2. ОСЛАБЛЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАПРЯЖЕННОСТИ
Позитивные изменения во внешнеполитических доктринах СССР и США создавали предпосылки для ослабления международной напряженности, которое началось с периферии Ялтинско-Потсдамской системы, с Азии.
В июле 1953 г. в Паньмыньчжоне было подписано соглашение о перемирии в Корее. В соглашении отмечалось, что его целью являлось прекращение корейского конфликта и «заключение перемирия, которое обеспечило бы полное прекращение военных действий и всех враждебных актов в Корее до окончательного мирного урегулирования». Тем самым перемирие становилось бессрочным, оно должно было оставаться в силе вплоть до полного мирного урегулирования. Демаркационная линия между Севером и Югом Кореи определялась в соответствии с фактическим расположением войск обеих сторон, в основном по 38-й параллели, с демилитаризованной зоной шириной в четыре километра (по два километра по обеим сторонам от демаркационной линии). Были установлены функции военной комиссии по перемирию из представителей воевавших сторон и комиссии по наблюдению за перемирием из представителей нейтральных стран. Что касается военнопленных, то желающие вернуться на родину подлежали репатриации, а остальные временно передавались в нейтральную зону под охрану индийских войск. (с.92)
Перемирие в Корее положило конец опасному военному конфликту, вносившему элемент открытой вооруженной борьбы в холодную войну. Завершение войны в Корее означало раздел полуострова на сферы влияния: СССР и КНР – на севере, США – на юге.
Окончание корейской войны создало более благоприятную обстановку для урегулирования в Индокитае, где Франция с 1946 г. вела «грязную войну» за восстановление своего колониального господства. После Августовской революции 1945 г. во Вьетнаме развернулось вооруженное восстание, и в сентябре было провозглашено создание Демократической республики Вьетнам. Ее патриотическое коммунистическое правительство захватило власть главным образом на севере страны. На юге страны сложился профранцузский компрадорский режим.
Поскольку СССР и КНР поддерживали освободительные силы, то Запад стал воспринимать эту французскую войну как часть глобальной борьбы против коммунизма, против расширения советского влияния в Азии, как элемент холодной войны. В 1953—1954 гг. США финансировали более 40% расходов Франции на военную кампанию в Индокитае.
Силы Французского союза, сконцентрированные в Индокитае, в 1953 г. достигли численности в 450 тыс. человек. Тем не менее, они не могли добиться военных успехов. Наоборот, стала вырисовываться перспектива поражения Франции. С марта 1954 г. развернулась битва за французский укрепленный лагерь Дьен Бьен Фу, завершившаяся разгромом его гарнизона. К этому времени патриотические силы Индокитая контролировали примерно три четверти территории Вьетнама, половину территории Лаоса и около одной трети — Камбоджи. В сложившейся ситуации некоторые французские военные руководители предлагали обратиться к США с просьбой о применении в Индокитае ядерного оружия. Однако политические и государственные руководители Запада не решились на подобную акцию, считая ее слишком опасной.
Постепенно в правящих кругах Парижа, Лондона и Вашингтона росло понимание того, что урегулирование проблемы Индокитая может быть достигнуто лишь за столом переговоров. Индокитайский вопрос обсуждался в мае–июле 1954 г. на Женевском совещании министров иностранных дел с участием представителей СССР, КНР, Франции, Великобритании, США, Демократической Республики Вьетнам (ДРВ), Камбоджи, Лаоса и Южного Вьетнама. (с.93)
На совещании разгорелись острые дискуссии относительно условий прекращения военных действий, принципов политического урегулирования и временной демаркационной лини между зонами концентрации войск воюющих сторон. Прогрессу переговоров способствовали закрытые встречи между делегациями, включая двусторонние контакты.
20—21 июля были подписаны Женевские соглашения по Индокитаю. Они предусматривали прекращение военных действий во всех государствах Индокитая с последующим отводом вооруженных сил в определенные зоны. Во Вьетнаме демаркационная линия между войсками коммунистического правительства ДРВ и профранцузскими силами Южного Вьетнама проходила примерно по 17-й параллели. Участники Женевских соглашений обязались уважать суверенитет, независимость, территориальную целостность и единство трех государств Индокитая (Вьетнама, Лаоса и Камбоджи), не вмешиваться в их внутренние дела. Решения совещания определили принципы политического урегулирования: отказ от размещения иностранных военных баз и участия в военных блоках, проведение всеобщих свободных выборов в каждом из трех государств Индокитая. Для контроля за прекращением военных действий создавались специальные международные комиссии. Характерно, что американский представитель отказался подписать Заключительную декларацию совещания, правительство США лишь приняло к сведению достигнутые соглашения. Политические договоренности, достигнутые в Женеве, так и не были реализованы. Вьетнам остался разделенным на два государства.
Завершение «грязной войны» Франции в Индокитае еще раз подтвердило значение стратегического союза национально-освободительного и коммунистического движения. Холодная война в Азии характеризовалась специфической расстановкой социально-политических сил и своими особенностями.
Некоторое смягчение напряженности в АТР поставило в повестку дня улучшение отношений СССР с Японией. В октябре 1954 г. в совместной декларации правительств СССР и КНР выражалась их готовность пойти на нормализацию отношений с Японией. Непосредственные советско-японские переговоры начались в Лондоне в июне следующего года. Переговоры проходили очень трудно. Японская сторона первоначально выдвигала явно нереалистические требования, добиваясь передачи ей Южного Сахалина и Курильских островов. (с.94)
Отказываясь удовлетворить территориальные притязания Японии, СССР вместе с тем готов был отказаться от репарационных претензий к Японии, поддержать ее обращение о принятии в члены ООН, а также пойти на некоторые уступки при заключении торгового договора и рыболовной конвенции.
В ходе переговоров японская сторона вынуждена была перейти на более реалистические позиции под давлением торговых и рыбопромышленных кругов, заинтересованных в нормализации отношений с Советским Союзом. В результате визита в Москву японской правительственной делегации во главе с премьер-министром Хатояма в октябре 1956 г. и переговоров между руководителями двух стран удалось добиться взаимоприемлемых договоренностей.
10 октября была подписана совместная советско-японская декларация. Она провозглашала прекращение состояния войны и восстановление дипломатических и консульских отношений между СССР и Японией. Советский Союз согласился поддержать просьбу Японии о приеме ее в члены ООН, отказаться от репарационных претензий к бывшему противнику, освободить и репатриировать в Японию всех осужденных в СССР японских граждан.
Наибольшие сложности возникли при обсуждении территориального вопроса. Японская сторона настойчиво добивалась передачи ей так называемых «северных территорий»: островов Хабомаи, Шикотан, Кунашир и Итуруп, примыкавших с севера к собственно Японским островам. По японской версии, эти острова вообще не входили в состав Курильских островов, они никогда ранее не принадлежали России. К тому же СССР якобы утратил возможность ссылаться на обязательства Токио по Сан-Францисскому мирному договору, отказавшись подписать его. Для Японии перечисленные острова и примыкавшие к ним акватории имели важное хозяйственное значение. Советский Союз принципиально отвергал пересмотр границ, установленных после Второй мировой войны. В совместной декларации 1956 г. был намечен возможный компромисс. Москва пообещала передать Японии острова Хабомаи и Шикотан после заключения мирного договора. Имелось в виду, что по мирному договору Токио должен был взять на себя обязательство не вступать в какие-либо военные союзы против любой державы, участвовавшей в войне против Японии. (с.95)
Однако японская сторона продолжала настаивать на передаче ей всех четырех островов, о которых шла речь. Советско-японский мирный договор так и не был подписан. В январе 1960 г. Япония заключила новое военно-политическое соглашение с США — «Договор о взаимном сотрудничестве и безопасности», закреплявший союз между двумя странами, в этих условиях советское руководство заявило о невозможности реализовать договоренности по территориальному вопросу зафиксированные в совместной декларации 1956 года.
В целом совместная советско-японская декларация 1956 г стала важным шагом в налаживании добрососедских отношений между двумя странами. К сожалению, мирный договор между СССР и Японией так и не был заключен, а потенциал развития двусторонних взаимовыгодных отношений не был полностью использован.
Добившись некоторого смягчения международной напряженности на периферии Ялтинско-Потсдамской системы, в Азии, советское руководство обратилось к Европе.
В 1954—1955 гг. Москва предприняла шаги для нормализации отношений с Белградом. Во время визита в Югославию в мае—июне 1955 г. советская делегация во главе с Н. Хрущевым признала ответственность Кремля за конфликт с югославским руководством. В советско-югославской декларации, подписанной 2 июня 1955 г., отмечалось единство взглядов сторон по ряду принципиальных вопросов международного положения, и содержалась программа экономического, научно-технического и культурного сотрудничества двух стран. В результате двусторонних контактов была успешно осуществлена нормализация советско-югославских государственных отношений.
Наметившееся смягчение международной напряженности благоприятно повлияло и на решение застарелого австрийского вопроса. Австрия была оккупирована войсками четырех держав-победительниц, вопрос о восстановлении ее независимости не был решен, оставались неурегулированными имущественные претензии СССР к Австрии, в частности, в отношении германских активов в этой стране.
В апреле 1955 г. в Москве состоялись переговоры между правительственными делегациями СССР и Австрии. Результаты переговоров были зафиксированы в конфиденциальном меморандуме. Австрийское правительство обязалось специальной декларацией принять обязательство о постоянном нейтралитете Австрии по образцу Швейцарии. Парламент Австрии (с.96) должен был принять соответствующую декларацию, которой надлежало обеспечить международное признание.
Советская сторона заявляла о своей готовности в этом случае безотлагательно подписать австрийский Государственный договор, признать декларацию о нейтралитете Австрии и согласиться на вывод из Австрии оккупационных войск после вступления в силу Государственного договора. Что касается экономических вопросов, то СССР отказался от претензий на германские активы в Австрии в обмен на некоторые компенсации.
15 мая 1955 г. представители СССР, США, Великобритании и Франции подписали в Вене Государственный договор о восстановлении независимой и демократической Австрии, которая приняла на себя обязательство постоянно придерживаться нейтралитета, включая обязательство не участвовать в военных блоках и не допускать на своей территории создания иностранных военных баз. Со своей стороны, четыре великие державы обязались уважать нейтралитет Австрии.
Реальное улучшение ситуации в Европе было невозможно без налаживания нормальных отношений между СССР и ФРГ. 25 января 1955 г. Президиум Верховного Совета СССР издал указ о прекращении состояния войны между Советским Союзом и Германией. Летом того же года Советское правительство предложило правительству ФРГ установить прямые дипломатические и торговые, а также культурные отношения между двумя странами.
После некоторых колебаний руководство ФРГ дало положительный ответ на советское предложение. 8 сентября 1955 г. в Москву прибыла правительственная делегация ФРГ во главе с федеральным канцлером К. Аденауэром.
В ходе переговоров в Москве Аденауэр в собственных политико-пропагандистских целях выдвинул на первый план вопрос о примерно 10 тыс. германских военнопленных, остававшихся в СССР. Советская сторона расценивала этих лиц как военных преступников. Тем не менее, руководствуясь стремлением закрыть этот болезненный для немцев вопрос, советское руководство приняло решение либо амнистировать немецких военнопленных, либо передать их в качестве преступников одному из германских государств по месту их прожития до войны.
В результате московских переговоров было достигнуто соглашение об установлении дипломатических отношений (с.97) между СССР и ФРГ в полном объеме и об учреждении посольств соответственно в Москве и Бонне.
Однако между СССР и ФРГ сохранялись принципиальные различия в подходах к германскому вопросу. На пресс-конференции по окончании московских переговоров Аденауэр попытался поставить под вопрос послевоенные границы в Европе и подтвердил претензии федерального правительства представлять «весь германский народ» в международных делах. Эта политическая линия на непризнание ГДР была закреплена руководством ФРГ в декабре 1955 г. принятием «доктрины Хальштейна», которая предусматривала поддержание Бонном дипломатических отношений только с теми государствами которые не имели дипломатических отношений с ГДР.
Ответ на высказывания Аденауэра на его пресс-конференции в Москве был дан в специальном заявлении ТАСС: «Советское правительство рассматривает Федеративную Республику Германии как часть Германии. Другой частью Германии является Германская Демократическая Республика. В связи с установлением дипломатических отношений между Советским Союзом и Федеративной Республикой Германии правительство СССР считает необходимым заявить, что вопрос о границах Германии разрешен Потсдамским соглашением, и что Федеративная Республика Германии осуществляет свою юрисдикцию на территории, находящейся под ее суверенитетом».
Установление дипломатических отношений между СССР и ФРГ давало советскому правительству возможности для прямых контактов с Бонном по германскому вопросу. Правительство Федеративной Республики Германии ослабляло свою зависимость от своих западных союзников и приобретало большую свободу маневра.
Своеобразным апогеем ослабления международной напряженности стало Женевское совещание руководителей четырех великих держав (СССР, США, Великобритании и Франции), проходившее 18—23 июля 1955 года. В итоге напряженных дискуссий между участниками совещания его повестка дня включала следующие пункты: германский вопрос; проблема европейской безопасности; разоружение; развитие контактов между Востоком и Западом.
Советский Союз выдвинул на совещании проект общеевропейского договора о коллективной безопасности, позволявший поставить вопрос о ликвидации Североатлантического пакта и Варшавского договора. Проект, в частности, предусматривал (с.98) обязательства отказа от применения силы и разрешения споров мирными средствами.
Советская позиция по германской проблеме определялась фактом существования двух германских государств, сближение между которыми и должно было создать предпосылки для объединения Германии. Советское руководство последовательно выступало за демилитаризацию Германии, за ее неучастие в военных блоках. Что касается западных партнеров, то за основу решения германской проблемы они предлагали взять «план Идена», предусматривавший проведение свободных выборов под международным контролем на территории обоих германских государств и объединение Германии. При этом имелось в виду, что объединенная Германия останется участником военно-политических структур Запада. Лидеры Запада не шли на совещании ни на какие уступки, ибо были связаны жесткой позицией канцлера ФРГ Аденауэра. Президент США Эйзенхауэр признавал: «Мы имели обязательство в отношении канцлера Аденауэра и ФРГ. Независимо от того, сколь безобидным ни могло бы показаться какое-либо советское предложение, мы были обязаны не делать ничего, что могло бы обидеть канцлера или ослабить решимость Запада сохранить в ФРГ существующие порядки».
По проблеме ограничения гонки вооружений советская делегация предлагала крупные реальные меры по разоружению, но без осуществления адекватных мер контроля. Кстати, в 1955—1958 гг. СССР осуществил сокращение своих обычных вооружений более чем на 2 млн. человек. В Женеве советская делегация выразила готовность установить согласованный уровень вооруженных сил пяти великих держав, взяв за основу предложения партнеров Советского Союза на переговорах. Запад делал акцент скорее на мерах контроля, не соглашаясь на существенные сокращения накопленного потенциала. Эйзенхауэр отстаивал в Женеве свой план «открытого неба», который позволил бы с помощью самолетов-разведчиков и аэрофотосъемок законно собирать информацию о наиболее важных сторонах военной деятельности в Европе. Москва выступала против этого плана и по военно-политическим, и по техническим причинам.
Наконец, на совещании обсуждался вопрос о культурных и прочих связях между Востоком и Западом. Однако выявилось существенное различие подходов к развитию подобных связей, хотя в общей форме все высказывались за их расширение. (с.99)
Женевское совещание не приняло конкретных решений по рассматривавшимся вопросам. Однако сам факт встречи лидеров четырех великих держав был весьма символичным. Заговорили о «духе Женевы». Он отражал стремление избегать открытых конфликтов, решать спорные вопросы путем переговоров, попытаться ограничить гонку вооружений, ввести в холодную войну элементы кооперативной биполярности. При этом каждый из партнеров стремился добиться в ходе переговоров определенных преимуществ.
Во второй половине 50-х годов ослабление международной напряженности сохранялось. В 1958 г. начались переговоры представителей СССР, США и Великобритании о запрещении испытаний ядерного оружия. В том же году было заключено первое советско-американское соглашение об обменах в области культуры, техники и образования, положившее начало сотрудничеству двух стран в этих областях.
В сентябре 1959 г. впервые за всю историю советско-американских отношений состоялся визит первого секретаря ЦК КПСС главы Советского правительства Н.С. Хрущева в США и встреча на высшем уровне руководителей двух стран. В результате проведенного обмена мнениями был зафиксирован принцип необходимости и целесообразности мирного урегулирования спорных вопросов как основа взаимоотношений между СССР и США. Н. Хрущев и президент Д. Эйзенхауэр договорились о проведении весной 1960 г. в Париже встречи руководителей СССР, США, Великобритании и Франции для обсуждения германской проблемы (с 1958 г. развивался Берлинский кризис), а также об ответном визите американского президента в Советский Союз летом 1960 года.
Однако ослабление напряженности развивалось непоследовательно и противоречиво, ему не хватало поступательной динамики. Тому было несколько причин. В руководящих кругах и США, и СССР существовали влиятельные группировки, выступавшие против дальнейшего улучшения международного климата. Они включали руководство военно-промышленного комплекса, вооруженных сил, влиятельных идеологов. Эти группировки предпочитали делать ставку на силовые методы, на жесткую конфронтацию СССР и США. Этой политической линии способствовала и продолжавшаяся гонка вооружений. Соединенные Штаты стремились закрепить свое преимущество в сфере стратегических вооружений, а Советский (с.100) Союз — догнать основного соперника и потенциального противника.
К тому же Москва с 1958—1959-х годов испытывала растущее давление со стороны Пекина, ибо руководство КНР не приняло установку на мирное сосуществование социализма и капитализма. Оно стремилось не допустить сближения, пусть и ограниченного, между СССР и США; занимало жесткую антиамериканскую позицию, претендуя на роль лидера антиимпериалистических сил. Да и у некоторых других союзников Кремля развитие ослабления напряженности вызывало скрытое беспокойство.
Можно отметить, что началось постепенное размывание биполярной системы международных отношений. Оно было связано с выходом на международную арену в качестве активных субъектов международных отношений новых независимых государств и нарастанием соперничества сверхдержав за влияние на них. К тому же руководство и СССР, и США сталкивалось с непростыми проблемами в рамках возглавляемых ими блоков. Для Москвы это была все более четко выявлявшаяся особая позиция руководства КНР, для Вашингтона — претензии генерала де Голля, вернувшегося к власти во Франции в 1958 г., на восстановление ее статуса великой державы. Кстати, в 1960 г. Франция провела первые успешные испытания собственного ядерного оружия и вошла в «клуб ядерных держав».
Заметное отрицательное воздействие на международную обстановку оказывал Берлинский кризис, развязанный Хрущевым в 1958 году.
В сложившейся ситуации шансов на успех совещания руководителей четырех великих держав, намеченного на май 1960 г. в Париже, практически не было. Возможные договоренности по берлинскому вопросу и по проблеме ограничения гонки вооружений не вырисовывались.
Именно в этот момент американская администрация, и лично президент Эйзенхауэр, санкционировала осуществление 1 мая 1960 г. очередного разведывательного полета над территорией СССР. Самолет-разведчик, летевший на очень большой высоте, был сбит в районе Свердловска новой советской ракетой, чего никак не ожидали американцы. Все шпионское оборудование самолета попало в руки советских власти, а катапультировавшийся пилот Фрэнсис Гарри Пауэрс был захвачен и стал давать показания о своей разведывательной миссии. (с.101)
Хрущев воспринял американскую разведывательную акцию как личное оскорбление и выжал из происшедшего максимальный политико-пропагандистский эффект. Несколько дней он умалчивал о полученной информации о полете и о захваченном летчике. Американцы распространяли лживую информацию, делали заявления, содержавшие полуправду. Вот тогда-то Хрущев и выложил все карты, предъявив неопровержимые доказательства шпионской миссии Пауэрса. Советский лидер потребовал от Эйзенхауэра личных извинений и гарантий недопущения подобных акций американской стороной впредь. Для американского президента эти требования были абсолютно неприемлемы.
В середине мая 1960 г. лидеры четырех держав (Франции, СССР, США, Великобритании) собрались в Париже. Однако само совещание из-за позиции Хрущева так и не состоялось. Был отменен и визит Эйзенхауэра в Советский Союз. Тем самым и ослабление напряженности сошло на нет.
Почему? Слишком влиятельными были консервативные круги, настроенные на продолжение конфронтации. Слишком сильной была инерция холодной войны. Слишком трудно было преодолеть подозрительность, недоверие, взаимную враждебность; каждая из сторон стремилась так или иначе добиться превосходства над противником в холодной войне.

НАЧАЛО ПРОЦЕССА ДЕКОЛОНИЗАЦИИ. БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЙ КОНФЛИКТ В 1945-1956 ГОДАХ.

1. НАЧАЛО ПРОЦЕССА ДЕКОЛОНИЗАЦИИ
Итоги Второй мировой войны означали существенное ослабление колониальной системы. Необходимо учитывать значение японской пропаганды и японских успехов в начале военных действий в Азии. Тем самым был подорван миф «о превосходстве белого человека», поколеблено владычество колониальных метрополий. Поражение Франции в 1940 г., отступление Великобритании и США в Азии имело долговременное воздействие на всю систему колониальных владений. Большое значение имело провозглашение участниками антигитлеровской коалиции права народов распоряжаться своей собственной судьбой, на свободу и независимость, содержавшееся, в частности, в Атлантической хартии. В рамках Ялтинско-Потсдамской системы международных отношений заметно ослабли позиции основных колониальных метрополий: Великобритании, Франции, Нидерландов, Бельгии.
Все эти факторы способствовали подъему национально-освободительного движения народов колоний и полуколоний после Второй мировой войны. Колониальные метрополии вынуждены были маневрировать и отступать.
При этом Великобритания в ряде случаев легче отказывалась от традиционных форм колониального господства по сравнению с другими колониальными державами. Объяснялось это более развитыми экономическими связями Британии с ее владениями. Кроме того, британцы более охотно прибегали к системе косвенного управления, опираясь на связанную с метрополией местную верхушку, формированию которой они способствовали.
Наиболее болезненно расставалась со своими колониальными владениями Франция. Ее экономические связи с колониями были менее развиты. К тому же французы предпочитали (с.105) использовать методы прямого управления через свой административный и военный аппарат. Отсюда те две изнурительные колониальные войны, которые вела Франция: война во Вьетнаме (1946—1954 гг.) и война в Алжире (1954—1962 гг.) Обе они завершились поражением французских колонизаторов.
Возвращаясь к началу процесса деколонизации, следует отметить получение независимости Сирией и Ливаном еще во время Второй мировой войны. До войны Франция управляла Сирией и Ливаном по мандату Лиги Наций. После поражения Франции в июне 1940 г. в Дамаске и Бейруте обосновалась администрация режима Виши. Однако в июне 1941 г. территорию Сирии и Ливана заняли британские войска и части «Свободной Франции». Тогда же главнокомандующий французскими войсками генерал Катру обещал предоставить Сирии и Ливану независимость. С 1 января 1944 г. к правительствам этих двух стран перешли все основные административные функции. Однако на их территории оставались французские и британские войска. Франция соглашалась на вывод своих войск лишь в обмен на договоренности с этими арабскими государствами по экономическим и стратегическим вопросам. В мае 1945 г. между французскими войсками и населением ряда сирийских городов произошли крупные столкновения, дело дошло до применения артиллерии и авиации. В дело вмешались британцы, пытавшиеся вытеснить французов с Ближнего Востока и занять их место. В результате упорной борьбы населения Сирии и Ливана, дипломатической поддержки СССР и его союзников, давления общественного мнения все французские и британские войска были выведены из Сирии и Ливана. В апреле 1946 г. эти два государства Ближнего Востока обрели подлинную независимость.
В июле 1946 г. США пошли на предоставление независимости Филиппинам. Однако в 1946—1947 гг. американское правительство навязало Филиппинам ряд договоров и соглашений, обеспечивших США привилегии в финансовой, экономической и торговой сферах. По договору 1947 г. «о взаимной обороне» Соединенные Штаты получили право создавать на территории Филиппин свои военные базы.
К концу Второй мировой войны наблюдался подъем национально-освободительного движения в британской колонии Индии, занимавшей весь полуостров Индостан. 20 февраля 1947 г. премьер-министр Эттли выступил с декларацией о том, что власть в Индии будет передана центральному или провинциальным правительствам не позднее июня 1948 года. Однако в связи с приближением независимости резко обострились религиозно-общинные противоречия между индусами и мусульманами. В марте 1947 г. вспыхнули кровавые индусско-мусульманские погромы. В сложившихся условиях лидеры национально-освободительного движения вынуждены были принять концепцию раздела британской колонии на два государства: индусское и мусульманское. В июне 1947 г. был опубликован план Маунтбеттена, по которому Индия разделялась на два британских доминиона — Индийский Союз с преобладанием индусов и мусульманский Пакистан.
15 августа 1947 г. процедура раздела колонии по религиозному принципу была закончена. Этот процесс сопровождался массовым переселением мусульман в Пакистан и индусов в Индию. Не обошлось и без массовых вооруженных столкновений, в которых было убито более 500 тыс. человек. На карте мира появились два новых независимых государства: Индия и Пакистан, состоявший из западной и восточной части.
При этом британцы заложили на полуострове Индостан как бы мину замедленного действия в виде нерешенного кашмирского вопроса. Махараджа Кашмира был индусом и обратился к Дели с просьбой о принятии княжества в состав Индийского Союза. Однако большинство населения Кашмира составляли мусульмане. При поддержке Пакистана они стали добиваться включения Кашмира в его состав. Дело дошло до вооруженного конфликта между Индией и Пакистаном (в октябре 1947—1948 года). К 1 января 1949 г. военные действия в Кашмире были прекращены. Линия прекращения огня фактически разделила территорию Кашмира на две части: запад и северо-запад остались под контролем Пакистана, остальная часть (примерно 46% территории) — под контролем Индии. Сам спор не был разрешен и в любой момент грозил обострением конфликта между Индией и Пакистаном.
Великобритания вынуждена была также предоставить независимость Бирме (ныне — Мьянма). В октябре 1947 г. в Лондоне был подписан англо-бирманский договор, юридически признавший государственную независимость Бирмы. Официальное провозглашение независимости страны произошло 4 января 1948 г., тогда же Бирма вышла из состава Британской империи. (с.107)
В августе 1945 г. была провозглашена независимость Индонезии, до войны являвшейся голландской колонией, а во время войны оккупированной японцами. Нидерланды при поддержке Великобритании пытались сохранить колониальное господство в Индонезии. Вооруженный конфликт завершился в 1949 г. передачей Нидерландами суверенитета Республике Индонезия. При этом руководство Индонезии вынуждено было заключить с бывшей метрополией ряд военных и экономических соглашений и согласиться на создание Голландско-Индонезийского союза.
Таким образом, после Второй мировой войны национально-освободительное движение вышло на новый этап своего развития. Целый ряд колоний добился независимости и создал базу для поддержки дальнейшей освободительной борьбы народов стран Азии и Африки.

2. РАЗДЕЛ ПАЛЕСТИНЫ. НАЧАЛО БЛИЖНЕВОСТОЧНОГО КОНФЛИКТА
Вторая мировая война привела к подъему освободительного движения на Ближнем Востоке. Этот регион представлял большую важность с точки зрения запасов природных ресурсов — нефти. Кроме того, Ближний Восток является важным узлом стратегических коммуникаций и занимает ключевое геополитическое положение на стыке Европы, Азии и Африки.
Бурные события войны в Северной Африке и на Ближнем Востоке способствовали росту национального самосознания народов арабских стран, их стремления к проведению самостоятельной политики на международной арене. Мы уже говорили о предоставлении независимости Сирии и Ливану. В марте 1945 г. была официально учреждена Лига арабских государств, в которую вошли Египет, Ирак, Трансиордания, Сирия, Ливан, Саудовская Аравия, Йемен, а также представители Совета Палестины. Лига не стала региональным союзом государств, скорее она превратилась в форум для обсуждения общих для ее участников вопросов. Тем не менее, Лига арабских стран превратилась в важный субъект международных отношений.
Подъем национально-освободительного движения происходил и на территории Палестины. На этой территории сходились исторические, религиозные, этнические и международно-политические противоречия. До завершения Первой мировой войны Палестина входила в состав Оттоманской империи, а затем стала подмандатной территорией Великобритании. Население Палестины было неоднородным: большинство составляли арабы, меньшинство — евреи. При этом сионистское движение, сформировавшееся в конце XIX в., выступало за создание в Палестине еврейского государства, которое стало бы отечеством для всех евреев. Сионистское движение выдвинуло лозунг: «Земля без народа для народа без земли». И хотя по своей сути этот лозунг был неверным (Палестина была заселена в основном арабами), он приобретал все большую популярность.
Великобритания проводила в Палестине политику лавирования между арабами и евреями. В 1917 г. британский министр иностранных дел Бальфур выступил с декларацией, которая провозгласила: «Правительство его Величества благоприятно относится к формированию в Палестине национального очага еврейского народа и предпримет все усилия, чтобы облегчить реализацию этой цели; при этом не будет предприниматься ничего такого, что могло бы нанести ущерб гражданским и религиозным нееврейским общинам в Палестине». С 1919 по 1939 г. доля еврейского населения в Палестине выросла с 10 до 30%.
К концу Второй мировой войны приток еврейских поселенцев в Палестину резко возрос как следствие массового уничтожения евреев нацистами (примерно 6 млн. человек), депортаций и переселений. Британские власти проводили двойственную политику: они ограничивали приток еврейских переселенцев и вместе с тем играли на противоречиях между арабами и евреями.
Обстановка в Палестине все более накалялась. И арабские, и еврейские организации выступали против продолжения британского управления Палестиной, но в то же время нарастала вражда между ними: происходили столкновения, вооруженные стычки. Арабы могли опираться на поддержку соседних арабских государств. Евреи создали ряд нелегальных боевых организаций, успешно осуществляли диверсионно-террористические акты. Наиболее известным из них стал взрыв в июле 1946 г. гостиницы «Царь Давид» в Иерусалиме, где размещалось командование британских войск в Палестине и некоторые британские правительственные учреждения. (с.109)
В условиях дальнейшего осложнения обстановки британское правительство в 1947 г. заявило об отказе продлевать свой мандат на управление Палестиной. К этому времени в Палестине проживало примерно 1 млн. 400 тыс. арабов-мусульман, 145 тыс. арабов-христиан и примерно 700 тыс. евреев. Эти последние добивались создания в Палестине отдельного еврейского государства как национального очага для всех евреев. Арабы категорически возражали против образования на территории Палестины еврейского государства и добивались предоставления независимости единому арабо-еврейскому государству, в котором арабы составляли бы численное большинство.
Специальная комиссия ООН, изучавшая положение в Палестине, пришла к выводу о целесообразности раздела ее территории на два государства: арабское и еврейское. Это решение поддерживали США и СССР, стремившиеся потеснить Великобританию на Ближнем Востоке. В ноябре 1947 г. Генеральная Ассамблея ООН большинством голосов приняла решение о прекращении британского мандата на Палестину (он утрачивал силу с 15 мая 1948 г.), разделе ее территории и создании на ней двух независимых государств: арабского и еврейского. При этом Иерусалим выделялся в самостоятельную административную единицу с особым международным режимом. СССР голосовал за это решение.
14 мая 1948 г. было провозглашено создание независимого государства Израиль, на территориях отведенных евреям Организацией Объединенных Наций. Советский Союз одним из первых признал Государство Израиль де-юре. Как рассказывает один из советских дипломатов, на заседании Политбюро Сталин долго прохаживался по кабинету, попыхивая трубкой, и молчал. Потом сказал: «Мира здесь больше не будет». Он оказался прав.
Арабские государства не признали Израиль и не смирились с его существованием на земле Палестины. Сразу же после провозглашения государства Израиль соседние арабские государства начали войну на его уничтожение. В антиизраильскую коалицию вошли Египет, Сирия, Ливан, Транс Иордания, Ирак, а также арабский Совет Палестины. Наиболее активной силой стал Арабский легион, обученный и вооруженный британцами. На первом этапе коалиция арабских государств одержала некоторые военные успехи. Однако еврейские вооруженные организации с воодушевлением сражались за существование национального государства, они привлекли квалифицированные военные кадры. Кроме того, Советский (с.110) Союз на первом этапе войны оказал Израилю помощь вооружением — оно поставлялось через Чехословакию.
В результате первая арабо-израильская война завершилась в феврале 1949 г. победой Израиля. Он получил более 70% территории бывшей Палестины. Западный берег реки Иордан перешел к Трансиордании, которая стала называться Иорданией. Сектор Газа был занят Египтом. Иерусалим оказался разделенным на две части: большую западную — израильскую, восточную — арабскую. Палестинское арабское государство так и не было создано. Между израильским государством и его арабскими соседями так и не было установлено признанных границ, а лишь линии перемирия.
Первая арабо-израильская война закрепила не только существование государства Израиль, но и вражду между ним и арабскими соседями. Соглашения о перемирии, заключенные в феврале — июле 1949 г. с отдельными арабскими государствами, так и не превратились в мирные договоры. Война породила проблему палестинских беженцев — около 900 тыс. человек покинули свои родные места и временно обосновались в соседних арабских государствах. Резолюция ООН о возвращении беженцев к своим очагам и о выплате остальным компенсации не была выполнена. Сложнейшим стало положение в разделенном Иерусалиме, где концентрировалась враждебность между двумя общинами. Обе враждующие стороны готовились к дальнейшей борьбе.

3. СУЭЦКИЙ КРИЗИС 1956 Г.
После первой арабо-израильской войны Израиль стал все больше включаться в сферу влияния Запада. Он получил американскую финансовую помощь, масштабные поставки Французского оружия. Кроме того, США стремились опираться на арабские антикоммунистические режимы в регионе. В 1955 г. при поддержке США был создан Багдадский пакт, в который вошли Великобритания, Турция, Иран, Пакистан, До 1959 г. — Ирак. Его официальное название — «Средневосточная оборонительная организация», которая была призвана стать барьером против коммунизма и освободительного Движения.
Между тем на Ближнем Востоке назревали серьезные изменения. В 1952 г. в Египте победила антиимпериалистическая антифеодальная революция. Королевский режим был свергнут, к власти пришла организация «Свободные офицеры» (с.111) реформистско-патриотического толка. Они провозгласили Египет республикой, начали осуществление аграрной реформы. В 1954 г. лидером нового режима стал Г.А. Насер, сыгравший важную роль в истории своей страны.
Новое руководство Египта добилось вывода с территории страны всех находившихся там британских войск. Был взят курс на укрепление позиций Египта на Ближнем Востоке, на создание сильных вооруженных сил. После того как западные державы отказались предоставить Египту современное оружие, Насер подписал в сентябре 1955 г. соглашения о поставках Египту оружия социалистическими странами. Советский Союз согласился поставлять Египту танки, артиллерийские орудия, самолеты МИГ-15. Именно в это время Насер стал одним из лидеров формирующегося движения неприсоединения, что усилило недовольство Запада.
В то же время, с начала 50-х годов, происходит ухудшение ситуации на линиях перемирия Израиля с арабскими соседями. Новый египетский режим также активно включился в противостояние с Израилем, полностью закрыв для его судов проход по Суэцкому каналу и сильно ограничив их движение по проливу Акаба, в самой северной части которого находится израильский порт Эйлат. В сентябре 1955 г. Египет полностью закрыл для израильских судов вход в Акабский залив, отрезая еврейское государство от южных морей. Обе стороны (Египет и Израиль) стали усиленно готовиться к новой войне.
В это время у Насера появился замысел построить на Ниле высотную Асуанскую плотину, которая решила бы сразу несколько задач. Она должна была оградить долину Нила от разрушительных наводнений; увеличить площадь пригодных для возделывания земель за счет ирригации; обеспечить страну электроэнергией от гидроэлектростанции. СССР готов был оказать Египту помощь специалистами, технологиями, оборудованием. Для осуществления этого гигантского замысла нужны были громадные средства, которых у египетского руководства не было. Оно обратилось за финансовой помощью к США и Великобритании, и ему были обещаны соответствующие займы. Однако в связи с независимой антиимпериалистической позицией Насера западные державы в июле 1956 г. объявили об отказе предоставить Египту обещанные займы.
Тогда Насер обратил внимание на Суэцкий канал, проходивший по территории Египта. Его строительство было завершено в ноябре 1869 года. Канал соединил Средиземное и (с.112) Красное море, он существенно сократил морской путь из Европы в Азию и в XX в. стал одной из важнейших международных коммуникаций. В 1955 г. по каналу прошли 15 тыс. судов, из которых примерно 65% составляли танкеры с нефтью, а 35% были британскими. Суэцкий канал принадлежал частной англо-французской компании.
26 июля 1956 г. Насер объявил о национализации Суэцкого канала. Эта акция вызвала волну возмущения на Западе. В ней увидели опасный прецедент борьбы с экономическим наследием колониализма. Кроме того, с политической точки зрения эта мера означала усиление сил национального освобождения. Насер пытался вести переговоры о соответствующей компенсации собственникам акций компании Суэцкого канала, но переговоры не привели к позитивному результату. В сентябре 1956 г. западные державы организовали экономическую блокаду Египта, отозвали с Суэцкого канала своих лоцманов, которых, впрочем, с успехом заменили специалисты из социалистических стран.
Великобритания, Франция и Израиль стали готовить вооруженную акцию против Египта. При этом Великобритания стремилась закрепить свои позиции в бывшей колониальной империи. Париж рассчитывал нанести удар по арабскому национально-освободительному движению и тем самым ослабить его поддержку борьбе Алжира за независимость, где Франция с 1954 г. вела колониальную войну. Израиль добивался поражения Египта, ключевого звена во враждебной арабской коалиции.
В октябре 1956 г. под Парижем состоялись секретные переговоры представителей Франции, Великобритании и Израиля, на которых был согласован план военных и политических действий против Египта. В соответствии с этим планом 29 октября израильская армия атаковала египетские позиции на Синайском полуострове, нанесла поражение расположенным там египетским войскам и стала продвигаться к восточному берегу Суэцкого канала. 31 октября англичане и Французы начали бомбардировку Египта с воздуха и с моря. Они потребовали отвода израильских и египетских сил на 15 км от Суэцкого канала, а также размещения англо-французских контингентов в зоне канала. Египет отверг эти требования. Тогда Великобритания и Франция приступили к бедующему этапу подготовленной операции (кодовое название «мушкетер») — 5 ноября они высадили военно-морские и Военно-воздушные десанты в районе Порт-Саида и заняли (с.113) этот важный египетский порт на северном выходе из Суэцкого канала.
2 и 7 ноября Генеральная Ассамблея ООН в своих резолюциях потребовала прекращения огня и вывода англо-франко-израильских сил с территории Египта.
В сложившейся ситуации решающее значение приобретала позиция Советского Союза и Соединенных Штатов Америки. По разным причинам англо-франко-израильская акция вызвала недовольство и в Москве, и в Вашингтоне. Советский Союз стремился поддерживать национально-освободительное движение и не мог допустить поражения Египта, которому он оказывал всяческую помощь. США были недовольны, что их союзники осуществили эту колониалистскую акцию, не получив согласие Вашингтона и его поддержку. Кроме того, в руководящих кругах США опасались усиления советского влияния на Ближнем Востоке и стремились не допустить подобного нежелательного развития событий.
31 октября правительство СССР в специальном заявлении резко осудило тройственную агрессию и подчеркнуло необходимость принятия Советом Безопасности ООН немедленных мер для ее прекращения. Однако Великобритания и Франция использовали в Совете Безопасности право вето. 5 ноября правительство СССР в своих посланиях правительствам Великобритании, Франции и Израиля предупредило руководителей этих стран о том, что оно полно решимости всеми средствами, включая применение силы, сокрушить агрессоров и восстановить мир на Ближнем Востоке. Москва недвусмысленно намекала на возможность применения ракетно-ядерного оружия. Так, в послании британскому премьер-министру, в частности, говорилось: «В каком положении оказалась бы сама Англия, если бы на нее напали более сильные государства, располагающие всеми видами современного истребительного оружия? А ведь такие страны могли бы в настоящее время и не посылать к берегам Англии военно-морского или военно-воздушного флотов, а использовать другие средства, например, ракетную технику». Вряд ли советское руководство всерьез рассматривало возможность применения ракетно-ядерного оружия, скорее эта угроза имела пропагандистско-психологическое значение. Тем не менее, она сделала свое дело.
Не менее эффективным был и нажим со стороны недовольного Вашингтона. Первым средством давления стала нефть. С началом военных действий Насер вывел из строя Суэцкий канал, затопив в нем несколько судов. Импортные (с.114)
Поставки нефти в Западную Европу с Ближнего Востока заметно уменьшились. Основную надежду европейцы возлагали на американские нефтяные запасы. Но тем самым Вашингтон получал мощный инструмент давления на своих западноевропейских союзников. Не менее важной для Лондона была поддержка Соединенными Штатами фунта стерлингов. После начала тройственной агрессии британская валюта утратила свою устойчивость, и только американская поддержка могла удержать ее от падения. Но 6 ноября утром президент Эйзенхауэр позвонил британскому премьер-министру Идену и ясно дал понять последнему, что американское правительство поддержит фунт стерлингов лишь в том случае, если Лондон согласится на прекращение огня в соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН. Оказавшись объектом столь мощного давления с разных сторон, британское правительство вынуждено было отступить. 6 ноября днем Идеи позвонил главе французского правительства Ги Молле и заявил, что он отказывается продолжать вооруженную операцию. Действовать без британцев французы не решились и тоже согласились на прекращение военных действий. Израилю ничего не оставалось как последовать примеру Лондона и Парижа. Колониальные державы и присоединившийся к ним Израиль потерпели поражение. Спланированная военно-политическая акция против Египта не удалась.
Однако Великобритания, Франция и Израиль не спешили вывести свои войска с территории Египта. Тогда Советский Союз усилил нажим в поддержку этого требования своего арабского партнера. 11 ноября было опубликовано заявление ТАСС с требованием скорейшего вывода войск трехсторонней коалиции, а в случае их отказа СССР выражал готовность оказать Египту помощь отправкой на Ближний Восток советских добровольцев. Ясно, что подобная перспектива никак не устраивала ни Соединенные Штаты Америки, ни их западных партнеров, ни Израиль. 15 ноября советское правительство вновь решительно потребовало вывода британских, Французских и израильских войск с территории Египта. Это же требование содержалось в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 24 ноября. Великобритания, Франция и Израиль вынуждены были уступить: к 22 декабря 1956 г. был завершен вывод войск Великобритании и Франции, а к 8 марта 1957 г. — войск Израиля. Каковы же были уроки и итоги Суэцкого кризиса? (с.115)
США и СССР вновь подтвердили, что именно они являлись гарантами Ялтинско-Потсдамской системы международных отношений, именно они определяли «правила игры».
Пожалуй, наибольший выигрыш получил СССР. Он подтвердил репутацию антиколониальной и антиимпериалистической силы и укрепил свои позиции на Ближнем Востоке. К тому же Советскому Союзу удалось в какой-то степени «смазать» отрицательный эффект своих действий в Венгрии по подавлению антикоммунистического выступления.
США также продемонстрировали антиколониализм. Они еще раз подтвердили свою ведущую роль в западном блоке фактически их партнеры и союзники не могли предпринимать сколько-нибудь серьезных акций без их одобрения и поддержки. Потеснив своих союзников, Вашингтон смог расширить свое собственное влияние на Ближнем и Среднем Востоке. Отражением изменения соотношения сил в регионе стала доктрина Эйзенхауэра, одобренная конгрессом США в марте 1957 года. В основе этой доктрины лежало стремление Вашингтона заполнить «вакуум силы», якобы образовавшийся на Ближнем Востоке после неудачи тройственной акции против Египта. Отмечая особое значение для США Ближнего и Среднего Востока, которому, по словам авторов документа, угрожала коммунистическая опасность, доктрина Эйзенхауэра предусматривала оказание широкой военной и экономической помощи умеренным режимам в этом регионе, включая использование вооруженных сил США без санкций конгресса против «агрессии со стороны любой страны, контролируемой международным коммунизмом». Тем самым США стремились восполнить на Ближнем и Среднем Востоке упадок влияния традиционных колониальных держав, не допустить антизападной радикализации освободительного движения и усиления влияния СССР в регионе.
Наиболее ощутимое поражение потерпели Великобритания и Франция. Они не смогли одержать верх над Насером и вынуждены были принять национализацию Суэцкого канала. Тем самым еще более укрепилось и арабское национально-освободительное движение.
Правда, в Лондоне и Париже сделали разные выводы из своего поражения. Великобритания еще более последовательно пошла по пути привилегированного союзника США, стала интенсивно укреплять свои связи с Вашингтоном. Франция стала ориентироваться на более независимый внешнеполитический (с.116) курс в рамках Североатлантического альянса, более полагаться на свои собственные силы.
Израиль одержал военную победу над египетской армией на Синае, но участие в тройственной агрессии обернулось для него политическим поражением. Израиль выступил в союзе с традиционными колониальными державами и тем самым в какой-то степени утратил имевшуюся международную поддержку. К тому же именно Израиль начал военные действия, нажал на спусковой крючок. Отныне он уже не мог выступать только как обороняющаяся сторона.
Египет потерпел военное поражение, но оно обернулось для него политическим выигрышем. Ведь Египет сумел все-таки национализировать Суэцкий канал, и никто не смог ему помешать. Насер укрепил свое положение в качестве лидера арабского мира.
Что касается ближневосточного конфликта в целом, то еще раз была подтверждена невозможность решать его различные аспекты вооруженной борьбой. К сожалению, Суэцкий кризис увеличил потенциал враждебности на Ближнем Востоке, он побуждал участников конфликта готовиться к новому туру военных действий.

ГЕРМАНСКИЙ ВОПРОС в 50-Е ГОДЫ. БЕРЛИНСКИЙ КРИЗИС 1958-1961 ГОДОВ

1. ВОПРОС О РЕМИЛИТАРИЗАЦИИ ФРГ
Создание НАТО в апреле 1949 г. ставило в повестку дня вопрос о перевооружении Западной Германии. По меткому определению известной французской газеты «Монд», «в Атлантическом пакте, как зародыш в яйце, содержалось перевооружение Германии». Эти замыслы западных стратегов приобрели актуальность после завершения раскола Германии и создания ФРГ. Ее вооруженные силы были призваны внести важный вклад в укрепление обороноспособности Запада и в противостояние «советской угрозе».
Однако осуществить ремилитаризацию Федеративной Республики Германии было не так просто. Необходимо было осуществить ревизию решений союзников о демилитаризации Германии, против чего решительно возражал Советский Союз. Кроме того, перевооружение ФРГ вызывало большое беспокойство во Франции, население которой помнило печальный опыт Второй мировой войны. Отсюда и противоречивая позиция Парижа, своеобразные поиски квадратуры круга: стремление обеспечить поддержку НАТО против потенциальной советской агрессии и опасения перед возрождением Германии.
Пытаясь найти компромиссный выход, французский премьер-министр выдвинул в октябре 1950 г. предложения, получившие по его имени название «план Плевена». Этот план предусматривал создание «европейской армии» с включением в нее вооруженных сил государств-участников небольшими подразделениями, по первоначальному замыслу — батальонами. Командовать этим интернациональным воинством должен был европейский министр обороны. В формировании «европейской армии» согласились участвовать Франция, Италия, ФРГ, Бельгия, Нидерланды и Люксембург. (с.120)
В процессе обсуждения «плана Плевена» он трансформировался в проект создания Европейского оборонительного сообщества (ЕОС) с наднациональными политическими и военными структурами. Государства-участники передавали в распоряжение ЕОС свои вооруженные силы, за исключением войск, необходимых для ведения операций в колониях и небольших символических контингентов для охраны глав государств. Таким образом, Франция практически лишалась своей национальной армии, а ФРГ получала право сформировать не батальоны, как задумывалось первоначально, а дивизии. Предполагалось, что Франция предоставит 14 дивизий, ФРГ и Италия — по 12, Бельгия, Нидерланды и Люксембург (вместе) — 5 дивизий. В военном отношении «европейская армия» должна была тесно взаимодействовать с НАТО.
Договор о создании ЕОС был подписан в январе 1952 г., но процесс его ратификации натолкнулся на большие трудности, особенно во Франции, где общественное мнение разделилось на сторонников и противников «европейской армии». Острая политическая борьба в этой стране завершилась в августе 1954 г., когда французский парламент отклонил договор о создании ЕОС.
Советское руководство решительно выступало против любой формы ремилитаризации ФРГ, и в частности против формирования «европейской армии». Советские пропагандисты утверждали: «Главной целью ЕОС должна была стать подготовка войны против СССР и других социалистических стран». Москва стремилась укрепить позиции противников создания ЕОС и перехватить инициативу в германском вопросе.
После осуществления раскола Германии на два государства руководители каждого из них выступали за объединение страны. Однако сам процесс объединения мыслился совершенно по-разному. Руководство ГДР, поддерживаемое Москвой, предлагало осуществить постепенное сближение двух германских государств на основе их полного равноправия и равенства. Бонн и его западные союзники выступали за проведение свободных выборов под международным контролем на всей территории Германии и формирование общегерманского правительства на основе результатов этих выборов.
Важным шагом Кремля стала советская нота правительствам трех западных держав от 10 марта 1952 года. СССР соглашался на проведение общегерманских выборов как первого шага к заключению мирного договора с Германией. Важное место в ноте занимал проект Основ мирного договора с (с.121) Германией. Суть проекта заключалась в двух ключевых пунктах – нейтральный военный статус объединенной Германии при наличии национальных вооруженных сил и соответствующей военной промышленности; территориальный статус Германии, соответствовавший Потсдамским соглашениям. В апреле советское предложение было дополнено согласием на международный контроль над общегерманскими выборами, организованный четырьмя оккупационными державами.
Безусловно, советские предложения означали важный шаг навстречу позиции Запада. По своему содержанию они открывали путь к созданию объединенной нейтральной Германии в границах 1945 г., достаточно дружественной в отношении Советского Союза, Был ли Сталин искренним сторонником подобного развития событий? Вряд ли. Советская инициатива носила в первую очередь пропагандистский характер и была призвана помешать включению ФРГ в западные военно-политические объединения. Сталин рассчитывал на отклонение Западом его инициатив как не выгодных в первую очередь Вашингтону. В его беседе с руководителями Социалистической единой партии Германии (коммунистами ГДР) в апреле 1952 г. зафиксировано: «Тов. Сталин считает, что какие бы предложения мы ни вносили по германскому вопросу, западные державы не согласятся с ними и все равно не уйдут из Западной Германии. Думать, что выйдет компромисс или что американцы примут проект мирного договора, значило бы ошибаться. Американцам нужна армия в Западной Германии, чтобы держать в руках Западную Европу. Они говорят, что имеют там армию против нас. На самом деле назначение их армии состоит в том, чтобы держать Европу, Американцы вовлекут Западную Германию в Атлантический пакт. Они создадут западногерманские войска».
Таким образом, стратегической задачей советской внешней политики являлось ослабление связей между США и Западной Европой, попытка вытеснить американцев из Старого Света. Для этого можно было пойти и на некоторые уступки в германском вопросе. Однако Сталин правильно предвидел негативную реакцию Запада на советские предложения. Наиболее жесткой и бескомпромиссной была позиция канцлера ФРГ К. Аденауэра. Западные руководители последовательно выступали за включение ФРГ в атлантические военно-политические структуры.
Провал планов создания ЕОС вызвал раздражение и недовольство его инициаторов. Вашингтон и Лондон стали энергично искать обходные пути осуществления ремилитаризации (с.122) ФРГ. В сентябре 1954 г. премьер-министр Франции Мендес-Франс предложил включить Великобританию в новую военно-политическую организацию Запада, лишенную элементов наднациональности.
Лондонская конференция западных держав (28 сентября — 1 октября) приняла решения, открывавшие путь к перевооружению ФРГ. Предусматривалось ее вступление (вместе с Италией) в Западный союз, созданный на основе Брюссельского пакта (1948 г.). При этом Федеративная Республика Германии отказывалась от производства оружия массового уничтожения (атомного, химического и бактериологического), от создания дальнобойной артиллерии, стратегической бомбардировочной авиации и военных кораблей водоизмещением более 3000 тонн. Проверка реализации этих решений возлагалась на вновь создававшееся Агентство по контролю над вооружениями. В обмен Франция согласилась на вступление ФРГ в НАТО.
Лондонские решения были развиты и конкретизированы в Парижских соглашениях, подписанных в октябре 1954 года. Эти соглашения предусматривали изменение Брюссельского пакта 1948 г., включение в него ФРГ и Италии и создание Западноевропейского союза, тесно связанного с НАТО. Государства-члены НАТО приняли резолюцию о присоединении Федеративной Республики Германии к Североатлантическому пакту. ФРГ получила право на формирование 12 пехотных дивизий, военно-воздушных и военно-морских сил, одновременно ей запрещалось производство оружия массового уничтожения. Тогда же США, Великобритания и Франция подписали протокол об окончании оккупационного режима в Западной Германии, документы о Берлине и о пребывании иностранных вооруженных сил на территории ФРГ.
Парижские соглашения узаконили ремилитаризацию ФРГ и ее включение в НАТО. Они укрепляли систему военно-политических союзов Запада и соответствовали логике холодной войны. Эти соглашения вступили в силу 5 мая 1955 года.
СССР энергично выступал против Парижских соглашений, но не мог воспрепятствовать их реализации. В сложившейся обстановке советское руководство не придумало ничего лучше, как аннулировать договоры о дружбе и союзе с Великобританией 1942 г. и с Францией 1944 года.
Действия лидеров и Запада, и Советского Союза наглядно демонстрировали систему представлений, характерную для холодной войны, хрупкость попыток ослабить международную напряженность в середине 50-х годов. (с.123)

2. СОЗДАНИЕ ВАРШАВСКОГО ДОГОВОРА
Основным ответом советского руководства на ремилитаризацию ФРГ и ее включение в НАТО стало создание военно-политической организации социалистических стран Европы аналогичной Североатлантическому пакту.
Варшавский договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи был подписан в столице Польши 14 мая 1955 г. представителями Албании, Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши, Румынии, СССР и Чехословакии.
Варшавский договор предусматривал взаимные консультации его участников по всем важным международным вопросам, затрагивающим их общие интересы, а также безотлагательные консультации в случае, если возникнет угроза вооруженного нападения или произойдет такое нападение на одно или несколько государств — участников договора. Для проведения консультаций и рассмотрения вопросов, возникающих в связи с реализацией соглашения, был создан Политический консультативный комитет (ПКК) с участием всех членов Варшавского договора.
Договор предусматривал принцип коллективной обороны. В случае вооруженного нападения в Европе на кого-либо из его участников все другие государства, подписавшие договор, обязались оказать подвергшемуся нападению государству (или государствам) немедленную помощь всеми необходимыми средствами, включая применение вооруженной силы.
Подписанное соглашение стало основой для формирования Организации Варшавского договора. Его участники договорились о создании Объединенного командования (ОК) вооруженными силами, выделенными в его распоряжение. Главнокомандующим Объединенными вооруженными силами неизменно являлся кто-либо из советских военачальников (первым стал маршал И. Конев). Стремясь сохранить благоприятные возможности для переговоров по германскому вопросу, участники Варшавского договора решили отсрочить интеграцию армии ГДР в систему ОК. Тем не менее, включение ГДР в Организацию Варшавского договора означало новый этап в эволюции германского вопроса. Два германских государства стали участниками противостоящих военно-политических блоков.
Варшавский договор был заключен на 20 лет с автоматическим продлением на следующие 10 лет.
Вместе с тем создание Варшавского договора не означало существенного изменения соотношения сил в Европе, (с.124) поскольку СССР и ранее был связан двусторонними союзными договорами с социалистическими странами Европы. Варшавский договор скорее мог использоваться для осуществления военно-политических акций внутри «социалистического содружества» — как это и случилось в отношении Чехословакии в 1968 году.
Что же нам известно о военных планах Варшавского договора? Недавно рассекреченные документы показывают, что военная доктрина Варшавского договора была оборонительной, с точки зрения стратегии, и наступательной, с точки зрения тактики. Военный план ОВД 1964 г. исходил из возможности агрессии НАТО против социалистических стран в Европе. Организация эффективной оборонительной операции призвана была гарантировать успех силам Варшавского договора и их переход в решительное наступление. Планировалось, что через девять дней боевых действий советские войска выйдут к французскому городу Лиону. Предусматривалось, что обе воюющие стороны применят атомное оружие, которым они располагали. К счастью, этим планам не суждено было реализоваться.
Участники Варшавского договора неоднократно выдвигали предложения западным державам заменить противостояние военно-политических группировок в Европе системой коллективной безопасности на континенте.

3. БЕРЛИНСКИЙ КРИЗИС 1958—1961 ГГ.
К концу 50-х годов ослабление международной напряженности пошло на спад. Лидеры Востока и Запада не смогли договориться по вопросам разоружения и создания системы коллективной безопасности в Европе. Два германских государства стали участниками противостоящих военно-политических блоков. Руководители ФРГ выступали за приобщение бундесвера к ядерному оружию. Деятели ГДР жаловались на возраставшие социально-экономические трудности. Поскольку граница между Восточным и Западным Берлином оставалась открытой, а сравнение жизненного уровня двух Германий было не в пользу ГДР, то с 1949 по 1961 г. страну покинули 2,6 млн. граждан.
Н. Хрущев решил оказать давление на Запад по германской проблеме. В ноябре 1958 г. он резко поставил вопрос о ненормальной ситуации в германском вопросе на митинге советско-польской дружбы. Чуть позже, 27 ноября, советское (с.125) правительство направило правительствам США, Великобритании и Франции ноту (ультиматум Хрущева), в которой содержалось требование в течение шести месяцев подписать мирный договор с двумя германскими государствами. В случае отказа западных правительств советское руководство угрожало заключить сепаратный мирный договор с Германской Демократической Республикой. В этом случае СССР отказывался бы от своих прав и обязательств оккупационной державы, и в частности, передавал бы властям ГДР контроль над коммуникациями между Западным Берлином и ФРГ. Что касается самого Западного Берлина, то Хрущев предлагал превратить его в «вольный демилитаризованный город».
Какие цели преследовало советское руководство своей инициативой в германском вопросе? В целом эти цели носили скорее оборонительный характер. Кремль добивался предотвращения доступа ФРГ к ядерному оружию. Вместе с тем он стремился укрепить международные позиции ГДР. Тем более, что ее лидеры оказывали на Москву усиленное давление с целью ужесточить ее подход к диалогу с Западом. Летом 1958 г. В.Ульбрихт призывал Н.Хрущева «действовать с позиции силы» для ответа империалистам. К тому же сказывалась и борьба внутри советского руководства, влияние противников компромиссных договоренностей с Западом.
Москва стремилась оказать давление на западные державы, не прибегая к решительным военно-политическим мерам. Начался процесс обмена мнениями по дипломатическим каналам, в ходе которого выяснилась полная неприемлемость советских предложений для западных держав. Хрущев и сам сознавал, что для руководителей США принятие его предложений означало бы капитуляцию в германском вопросе. Он тянул время, отодвигал срок своего ультиматума, откладывая реализацию намеченных акций.
Вместе с тем руководство ГДР наращивало давление на Москву, требуя от нее более решительных мер для вытеснения США, Великобритании, Франции, а также ФРГ из Западного Берлина. В феврале 1959 г. В. Ульбрихт в письме Хрущеву подчеркивал, что Западный Берлин должен рассматриваться как часть территории ГДР. Однако советское руководство решило отложить германский вопрос до визита Н. Хрущева в США, намеченного на сентябрь 1959 г., и его бесед с президентом Д. Эйзенхауэром.
Эти беседы проходили в непростой, а иногда и напряженной обстановке. Тем не менее, лидерам двух стран удалось договориться о встрече руководителей СССР, США, Великобритании (с.126) и Франции в Париже весной 1960 г. и о визите президента Эйзенхауэра в Советский Союз летом того же года. На Парижском совещании предполагалось обсудить и германский вопрос. Казалось, что во время бесед в загородной резиденции американского президента Кэмп Дэвиде лидерам СССР и США удалось нащупать почву для компромисса: Хрущев отказался от ультимативных сроков для решения германского вопроса, а Эйзенхауэр признал, что вокруг Западного Берлина сложилась ненормальная ситуация, и ее надо изменить. После советско-американской встречи Москва готова была сохранить прежнее существование двух германских государств, но без их доступа в какой-либо форме к ядерному оружию. Что касается Западного Берлина, то здесь можно было бы найти какой-либо промежуточный компромиссный вариант. Однако при этом каждая из сторон ждала от партнера уступок по другим международным проблемам.
Как уже отмечалось, Парижское совещание руководителей четырех держав было сорвано. В Москве решили ждать выборов нового президента США в ноябре 1960 года. Следует отметить, что в этой очень непростой обстановке Москва избегала жестких военно-политических мер в отношении Западного Берлина. Хрущеву приходилось сдерживать руководителей Германской Демократической Республики, выступавших за более решительные действия. Более того, власти ГДР организовали инциденты в отношении официальных американских представителей, передвигавшихся в районе Большого Берлина. Советские дипломаты и военные деятели призывали руководителей ГДР к терпению и сдержанности. Во время встречи Хрущева с Ульбрихтом 30 ноября 1960 г. была достигнута договоренность о том, что власти ГДР не будут осуществлять односторонние акции в отношении Западного Берлина и представителей западных держав. Со своей стороны, Хрущев пообещал подписать мирный договор с ГДР в 1961 году.
В июне 1961 г. в Вене состоялась встреча Хрущева с новым президентом США Джоном Кеннеди. Советский лидер пытался оказывать нажим на молодого американского президента, угрожая подписать сепаратный мирный договор с ГДР до декабря 1961 г. и даже проявляя на словах готовность пойти на военные осложнения с Западом в случае его противодействия. «В таком случае нас ждет очень холодная зима», — ответил Кеннеди.
В действительности советское руководство не готово было к серьезному конфликту с Западом из-за германского вопроса. В то же время руководство ГДР настойчиво добивалось (с.127) осуществления мер для решения назревших социально-экономических проблем страны и прекращения оттока ее граждан на Запад. 3 августа 1961 г. состоялось заседание Политического консультативного комитета Варшавского договора В. Ульбрихт настойчиво призывал пойти на решительные меры в германском вопросе.
В итоге состоявшегося обсуждения было решено вновь отложить подписание мирного договора с ГДР, но осуществить меры по поддержке ее руководства. Секретное решение, принятое в результате обсуждения на заседании ПКК, было реализовано в ночь на 13 августа 1961 года. Строительные рабочие ГДР под охраной полиции и военнослужащих начали возводить стену на границе между Восточным и Западным Берлином. Все коммуникации между двумя частями города были перерезаны властями ГДР. Отныне проход и проезд из одной части города в другую осуществлялся только через специальные контрольно-пропускные пункты. Пограничники Германской Демократической Республики получили приказ стрелять в каждого жителя ГДР, пытавшегося бежать через Берлинскую стену в Западный Берлин. Строительство Берлинской стены завершило обустройство фактически существовавшей границы ГДР. Тем самым было закреплено существование двух германских государств (ФРГ и ГДР) и Западного Берлина в качестве особого образования, существовавшего на территории ГДР.
Со строительством стены завершилась наиболее острая фаза Берлинского кризиса. Правда, германский вопрос еще какое-то время обсуждался в переписке между руководителями СССР и ГДР, СССР и США, но его острота стала спадать.
Фактически строительство Берлинской стены в той или иной степени устраивало всех участников кризиса. Правительство ГДР перекрыло для своих граждан пути ухода на Запад и на какое-то время стабилизировало ситуацию этой крайне непопулярной мерой. Советское руководство оказало помощь своему союзнику по Варшавскому договору, избегая острого военно-политического столкновения с Западом. Со своей стороны, западные державы избавились от висевшей над ними дамокловым мечом угрозы Хрущева подписать сепаратный мирный договор с ГДР. Характерно, что руководители США, Великобритании и Франции не скупились на возмущенные протесты в связи со строительством Берлинской стены, но не решились на какие-либо реальные контрмеры.
Берлинский кризис еще раз продемонстрировал стремление участников холодной войны избежать провоцирования большой «горячей войны», особенно в центре Европы. Фактически (с.128) в Европе сложилось негласно признаваемое разделение на сферы влияния двух сверхдержав, ставшее важным элементом их глобального противостояния. (с.129)

КАРИБСКИЙ КРИЗИС 1962 года

1. ПРЕДПОСЫЛКИ КРИЗИСА
Холодная война включала жесткое военно-политическое противостояние, гонку вооружений, борьбу за сферы влияния, идеологическую конфронтацию. К тому же особенно на периферии Ялтинско-Потсдамской системы заметно ощущались и другие факторы: нарастание освободительной борьбы, стремление избавиться от авторитарных коррумпированных режимов. Все эти составляющие и сошлись в Карибском кризисе 1962 г. — острейшем и опаснейшем кризисе холодной войны.
В 1952—1958 гг. на Кубе правил проамериканский диктаторский режим Батисты. В начале января 1959 г. режим Батисты был свергнут, к власти пришли молодые леворадикальные реформаторы во главе с Фиделем Кастро. Новый режим на Кубе приступил к демократизации политической жизни, национализации телефонных компаний, к введению системы социальных гарантий, к проведению аграрной реформы, ликвидировавшей местные латифундии и крупные иностранные землевладения. Меры нового режима вызвали недовольство той части населения, которая была связана с режимом Батисты и обслуживанием богатых американцев. Кубинские контрреволюционеры стали эмигрировать в Соединенные Штаты. Реформы затрагивали интересы американских компаний по выращиванию сахарного тростника, хотя вначале новый кубинский режим стремился сохранять отношения с могущественным соседом. Тем не менее, началось ухудшение отношений между США и Кубой, Вашингтон предпринял экономические и военные меры против режима Кастро. В марте 1960 г. президент Эйзенхауэр подписал секретную директиву о подготовке отрядов кубинских эмигрантов — контрреволюционеров к высадке на «Остров Свободы», политический режим которого был, конечно, далек от западных стандартов демократии. (с.131)
К концу 1960 г. отношения между США и Кубой резко ухудшились. В ответ на поддержку Соединенными Штатами кубинских контрреволюционеров Кастро стал укреплять связи с Советским Союзом. Было подписано торговое соглашение по которому СССР взял обязательство закупить 5 млн. т кубинского сахара в течение пяти лет — именно экспорт сахара был одной из основ экономики Кубы. С конца 1960 г. начались секретные поставки на Кубу советского бронетанкового артиллерийского и стрелкового оружия. Кубинское руководство объявило о вхождении страны в «социалистический лагерь», а Москва выразила готовность защитить Кубу против американской агрессии.
Новый президент США Джон Кеннеди дал свое согласие на проведение антикубинской акции, подготовленной ЦРУ еще при президенте Эйзенхауре. 17 апреля 1961 г, американские самолеты, закамуфлированные под кубинские ВВС, осуществили бомбардировку Кубы, после чего на юго-западное побережье острова высадились вооруженные отряды кубинских эмигрантов, прошедших обучение и тренировку во Флориде.
Однако весь замысел свержения режима Кастро оказался совершенно несостоятельным. Никакого массового выступления против политики кубинского руководства не произошло. Наоборот, подавляющее большинство населения острова поддержало кубинское руководство, а его вооруженные силы быстро изолировали и разгромили бригаду наемников, высадившихся на Плая-Хирон.
Это поражение нанесло ощутимый ущерб престижу американской администрации и придало громадную популярность режиму Кастро, бросившему смелый вызов могущественному соседу. В январе 1962 г. Вашингтон добился исключения Кубы из Организации американских государств. 15 стран Латинской Америки разорвали отношения с Гаваной. США и их союзники на континенте ввели эмбарго на торговлю с Кубой. В поисках поддержки против враждебной политики Вашингтона Куба все больше сближалась с Советским Союзом, оказывавшим ей экономическую, политическую и военную помощь. Американо-кубинский конфликт стал перерастать региональные рамки, на него стало накладываться общее системное противостояние США—СССР. (с.132)

2. НАЧАЛО КРИЗИСА
К лету 1962 г. ситуация вокруг Кубы еще более обострилась. Американское руководство готовило военную операцию против соседней страны: мощный удар силами авиации и флота с последующей высадкой на остров морского и воздушного десантов силами до семи дивизий.
Кубинское руководство усиленно готовилось к отражению возможной агрессивной акции со стороны США и кубинских контрреволюционеров.
Советские лидеры неоднократно заявляли о своей полной поддержке Кубы и о готовности оказать ей помощь в отражении эвентуального нападения. Встал вопрос о тех советских военных средствах, которые следовало бы использовать в сложившейся ситуации. При этом необходимо учитывать несколько факторов. После того как СССР стал обладателем межконтинентальных баллистических ракет и триумфального запуска первого искусственного спутника Земли, Хрущев посчитал, что возможности ракетно-ядерного оружия чуть ли не безграничны, и оно является универсальным средством сдерживания. Очевидно, определенную роль сыграла и полученная Хрущевым в апреле 1962 г. информация о развертывании американских ядерных ракет средней дальности в Турции по решению НАТО. В Москве стало вызревать решение о возможном размещении советских ракет средней дальности на Кубе. При этом официально основной целью советских действий, осуществлявшихся тайно, была защита революционной Кубы. По словам одного из советских руководителей А. Микояна в беседе с Ф. Кастро, цель доставки советского ракетно-ядерного оружия на остров «заключалась только в том, чтобы укрепить вашу обороноспособность. Это был план сдерживания, план, направленный на то, чтобы империалисты не играли с огнем в отношении Кубы».
Однако кубинское руководство не без оснований считало, что для сдерживания США больше подходил бы открытый военный договор с Кубой, предусматривавший поставку Кубе обычных вооружений и посылку на остров советских советников и специалистов.
Решение Москвы разместить на Кубе советское ракетно-ядерное оружие, несомненно, имело и глобальную стратегическую составляющую. В 1962 г. США обладали подавляющим превосходством над СССР по стратегическим ракетно-ядерным вооружениям: 294 МБР наземного базирования против 75 советских, к этому следовало прибавить американские (с.133) базы по периметру советских границ, а теперь еще и американские ракеты средней дальности в Турции. Размещение советских ракет на Кубе резко увеличивало уязвимость значительной части американской территории и означало продвижение СССР к паритету с США, что являлось важнейшей стратегической целью советского руководства.
В мае 1962 г. в Москве было принято решение о создании Группы советских войск на Кубе (кодовое название операции «Анадырь»). В самом конце мая было получено согласие кубинского руководства на осуществление этой секретной операции.
Основным элементом Группы советских войск на Кубе должна была стать 43-я ракетная дивизия с тремя полками ракет Р-12 и двумя полками ракет Р-14. Первые имели дальность действия 1700—1800 км, вторые — вдвое больше, то есть накрывали почти всю территорию США. Всего предполагалось скрытно разместить на острове 40 советских ракет. Силы прикрытия и возможной обороны советской ракетной базы должны были состоять из четырех мотострелковых полков, двух зенитных дивизий и полка истребительной авиации. Для противодействия возможным американским десантам с моря предназначалась бригада ракетных катеров, ракетный полк «Сопка» и бомбардировщики ИЛ-18. Кроме того, для действий на морских коммуникациях намечалось базирование на Кубе эскадры надводных кораблей и эскадры подводных лодок. Общая численность Группы советских войск на Кубе должна была составить 60 тыс. человек. Ее командующим был назначен генерал армии И. Плиев. Создание этой группировки на Кубе означало бы выдвижение советской военной мощи в Западное полушарие и меняло общее соотношение сил не в пользу США.
Очевидно, Хрущев действительно поверил, что операцию «Анадырь» можно провести скрытно, «спрятать ракеты под пальмами». Советский лидер считал очень важным, чтобы операция не была раскрыта американцами до 6 ноября, то есть до выборов в конгресс. После выборов он собирался посетить США и сам информировать Кеннеди о предпринятых мерах. «Будучи поставлен перед фактом, — считал Хрущев, — у Кеннеди не будет альтернативы и ему придется примириться с ракетами».
Осуществление операции «Анадырь» началось в июле 1962 г. с прибытия на Кубу передовой группы советского командования во главе с генералом Плиевым. В начале августа на острове появились первые советские боевые подразделения. (с.134) В середине августа началась транспортировка на Кубу ядерных боезарядов, а в сентябре — советских ракет.
Вся операция осуществлялась в режиме строгой секретности. Даже капитаны транспортных судов при выходе из советских портов не знали маршрут движения и порт назначения. Грузы были тщательно спрятаны, а солдаты и офицеры должны были в течение всего трудного пути оставаться внизу и не выходить на палубу. Погрузка и выгрузка войск осуществлялись ночью.
Американская разведка, конечно, обнаружила интенсивные передвижения советских транспортов на Кубу, но какое-то время не имела точных сведений об операции «Анадырь». С 27 августа разведывательные данные по Кубе стали ежедневно докладываться высшему государственному руководству США. Однако администрация Кеннеди не была заинтересована в остром международном кризисе перед выборами в конгресс. К тому же советское руководство неоднократно заверяло Вашингтон, что СССР поставляет Кубе только сугубо оборонительное оружие на случай возможного вторжения на остров.
4 сентября пресс-секретарь Белого дома опроверг утверждения оппозиции о наличии на Кубе советских войск. Вместе с тем он официально предупредил о серьезных последствиях появления на острове вооруженных сил СССР или его союзников.
Американское военное руководство интенсифицировало подготовку к проведению операции против Кубы. 1 октября объединенное командование США в зоне Атлантического океана получило директиву к 20 октября подготовить силы и средства для нанесения ударов по Кубе и осуществления высадки на остров. Одновременно продолжалось развертывание Группы советских войск на Кубе. 4 октября первая советская ракета Р-12 была приведена в состояние боеготовности, 10 октября — уже 10 ракет, а к 20 октября — уже 20 ракет. Мотострелковые полки заняли отведенные им позиции. Вооруженные силы США и СССР приблизились к опасной черте.

3. ОТКРЫТАЯ ФАЗА КРИЗИСА
14 октября американский самолет-разведчик произвел аэрофотосъемку, результаты которой неопровержимо свидетельствовали о размещении советских ракет на Кубе. (с.135) Полученные данные были срочно доложены президенту Кеннеди Он немедленно создал кризисный штаб, обсуждавший различные варианты действий и реализующий принятые решения.
Сам президент был очень обеспокоен и склонялся к нанесению удара с воздуха по советским ракетным позициям на Кубе. Очевидно, колебания в Вашингтоне и Москве относительно дальнейших действий привели к тому, что был упущен еще один шанс для разрешения кризиса. 18 октября министр иностранных дел СССР А. Громыко, находившийся в США в связи с очередной сессией Генеральной Ассамблеи ООН, имел беседу с американским президентом. Кеннеди прямо не спросил о размещении советских ракет на Кубе, а советский министр ничего об этом не сказал. Успокоенный Громыко послал в Москву сообщение, что Кеннеди кажется, не собирается в ближайшее время предпринимать вторжение на Кубу.
Однако едва Громыко вылетел 22 октября в Москву, как советский посол А. Добрынин был срочно приглашен к государственному секретарю Раску. Тот дал понять, что ситуация очень серьезная, и вручил Добрынину текст подготовленного обращения президента Кеннеди по радио и телевидению к американскому народу, которое было намечено на тот же вечер, а также послание американского лидера Хрущеву.
В своем телевизионном обращении Кеннеди объявил о введении морского «карантина» Кубы, чтобы прекратить переброску на остров советского наступательного оружия. Скрытное и стремительное развертывание советских ракет на Кубе (в нарушение всех данных заверений) президент Кеннеди расценил как вызов политике США, абсолютно неприемлемый для Вашингтона. В тот же день, 22 октября, все вооруженные силы США, включая космические, были приведены в состояние полной боевой готовности — боевая тревога № 3. С 24 октября военно-морские силы США установили блокаду Кубы и прилегающего района с целью воспрепятствовать переброске на остров наступательного оружия. В послании Хрущеву от 22 октября Кеннеди подчеркнул, что США предпринимают лишь минимум действий, чтобы устранить угрозу безопасности Западного полушария.
Как выяснилось, у советского руководства не было четкого плана ответных действий, Отступить оно не хотело, пойти на прямую военную конфронтацию с США не могло. В первых посланиях Хрущева Кеннеди советский лидер пытался доказывать, что советское оружие на Кубе предназначено только для обороны, а меры Соединенных Штатов по введению (с.136) «карантина» являлись абсолютно незаконными. Ситуация осложнялась еще и тем, что ни советский посол в США Добрынин, ни постоянный представитель СССР в ООН В. Зорин к началу кризиса не были проинформированы о действительном положении вещей.
В ходе Карибского кризиса и на Кеннеди, и на Хрущева оказывали давление наиболее непримиримые группировки в Вашингтоне и Москве, добиваясь использования вооруженных сил. К счастью, у обоих лидеров хватило здравого смысла избегать авантюристических решений.
Необходимо было учитывать и жесткую позицию кубинского руководства. 22 октября Фидель Кастро привел вооруженные силы Кубы в боевую готовность, а на следующий день объявил всеобщую мобилизацию.
Пожалуй, положительным аспектом Карибского кризиса было поддержание постоянных контактов между руководителями СССР и США. Происходил регулярный обмен посланиями Кеннеди с Хрущевым. Был установлен и неофициальный канал связи: брат президента министр юстиции Роберт Кеннеди встречался с советским послом Добрыниным и беседовал с ним. Кроме того, стремились наладить контакты и разведывательные ведомства двух стран.
24—25 октября в ситуации, казалось, появились некоторые просветы. Генеральный секретарь ООН У Тан предложил свой план урегулирования кризиса: США должны были отказаться от «карантина», а СССР — от поставок наступательного оружия на Кубу. 25 октября советский танкер «Бухарест» пересек линию «карантина» без его досмотра американскими кораблями, в то же время 12 из 25 советских судов, направлявшихся на Кубу, получили указание повернуть обратно.
Тем не менее, обстановка оставалась очень напряженной. Кубинское руководство 26 октября считало возможной американскую бомбардировку острова в ближайшие 48 часов, в этом случае решено было использовать все советские средства ПВО. 27 октября над Кубой был сбит американский самолет-разведчик У-2. Военные в Вашингтоне требовали применения американских вооруженных сил. 27 октября вечером Роберт Кеннеди говорил Добрынину о реальной угрозе большой войны между США и СССР.
К счастью, в переписке между лидерами двух сверхдержав наметилась возможность компромисса. В послании Хрущева от 26 октября говорилось о необходимости гарантий президента и правительства США не нападать на Кубу и не поддерживать подобное нападение — «это сразу все изменит». Тогда (с.137) отпал бы и вопрос о размещении советского оружия на Кубе Затем советский лидер вспомнил о злополучных американских ракетах в Турции и поставил вопрос о них в послании от 27 октября, посланном вдогонку.
В послании Кеннеди от 27 октября четко фиксировалась позиция американской стороны: СССР должен был согласиться убрать с Кубы все виды наступательного оружия под наблюдением ООН и взять на себя обязательство не поставлять подобное оружие на Кубу; США, со своей стороны должны были отменить карантин и взять на себя обязательство не осуществлять и не поддерживать вторжение на Кубу. Вечером 27 октября Р. Кеннеди сообщил Добрынину о готовности американской администрации негласно договориться и о ликвидации американских ракетных установок в Турции, но для этого надо было принять все необходимые решения в НАТО. 28 октября утром Политбюро ЦК КПСС решило принять предложения американской стороны об условиях урегулирования Карибского кризиса. Ситуация была настолько острой, что советский ответ был передан срочно в незашифрованном виде. Наиболее острая фаза Кубинского кризиса миновала.
Конечно, достигнутые договоренности необходимо было воплотить в конкретные соглашения. Одной из проблем стала позиция кубинского руководства, с которым не успели проконсультироваться. Кастро выдвинул целый ряд своих требований, включая отмену США эмбарго на торговлю с Кубой, ликвидацию американской базы Гуантанамо с острова и т.п. Добиться этого было невозможно. Правда, кубинское руководство настояло на своем отказе допустить на территорию острова американских инспекторов. Поэтому США должны были ограничиться визуальным наблюдением за вывозом советских вооружений с Кубы.
В итоге советско-американских переговоров были окончательно согласованы условия урегулирования Карибского кризиса: США с 20 ноября 1962 г. отказались от введенного ими морского карантина; американская сторона взяла обязательство не нападать на Кубу и не поддерживать подобное нападение; СССР обязался убрать с острова наступательное оружие (ракеты средней дальности, а также бомбардировщики ИЛ-28). Кроме того, администрация США негласно согласилась решить вопрос о выводе американских ракет с территории Турции. Обязательства сторон были ими выполнены.
Формально кризис был завершен 7 января 1963 г., когда представители СССР и США на переговорах обратились с (с.138) совместным письмом к генеральному секретарю ООН с просьбой исключить вопрос о Карибском кризисе из повестки дня Совета Безопасности.

4. УРОКИ КРИЗИСА
Глубинные причины Карибского кризиса заключались в самой логике холодной войны, в правилах игры «с нулевой суммой». Каждая из сверхдержав стремилась использовать любую возможность, чтобы добиться преимущества над противником в геополитической или геостратегической сфере.
В этом контексте СССР и США пытались привлечь на свою сторону освободительное движение, которое становилось все более влиятельным фактором международной жизни. Оно стремилось выработать свои собственные подходы, плохо вписывавшиеся в биполярную систему и нарушавшие сложившееся размежевание на сферы влияния. США считали Американский континент своей вотчиной и чрезвычайно болезненно реагировали на попытку Советского Союза закрепиться на своем «заднем дворе».
Советская акция в отношении Кубы имела и глобальный, и региональный характер. Продвижение советской военной мощи в Западное полушарие меняло общее соотношение сил, заметно усиливало уязвимость Соединенных Штатов. В региональном плане поддержка революционной Кубы означала вызов монопольному влиянию США на Американском континенте, отражала формирование новой международной ситуации. Вместе с тем действия Советского Союза в традиционно американской сфере влияния объясняют некоторую неуверенность Кремля, стремление провести всю операцию «Анадырь» втайне, поставить Вашингтон перед свершившимся фактом.
Бесспорно, важнейшим уроком Карибского кризиса стало то, что лидеры двух сверхдержав осознали и почувствовали опасность балансирования на грани ядерной войны. Политический просчет, неосторожные действия, неправильная оценка намерений противника — все это грозило непоправимой катастрофой для всего человечества. Как отмечал участник событий А. Шлессинджер, «что касается Кеннеди, то после Кубы его чувства претерпели качественные изменения: мир, в котором государства угрожают друг другу ядерным оружием, Теперь казался ему не просто иррациональным, но и нетерпимым, и невозможным». (с.139)
К сожалению, политики и дипломаты, с одной стороны военные и представители ВПК, с другой, сделали разные выводы из опаснейшего международного кризиса. Первые понимали необходимость внести некоторые изменения в «правила игры», исключить возможность случайного возникновения ядерной войны. Для этого требовалось интенсифицировать процесс переговоров, обеспечить постоянные, устойчивые каналы связи. Не случайно, в июне 1963 г. СССР и США подписали специальный меморандум об установлении специальной линии прямой связи между Москвой и Вашингтоном. Вместе с тем представители военно-промышленного комплекса добивались наращивания гонки вооружений, особенно стратегических. При этом Соединенные Штаты хотели закрепить полученные преимущества, особенно по линии качества вооружений, а Советский Союз стремился преодолеть имевшееся отставание, догнать своего соперника. Поэтому период после Карибского кризиса в отношениях между СССР и США был чрезвычайно противоречивым: усиленная гонка вооружений сочеталась со стремлением к взаимоприемлемым договоренностям, к элиминированию возможности нового опасного международного кризиса.
Наконец, в обеих сверхдержавах результаты Карибского кризиса были восприняты далеко неоднозначно. Американские сторонники жесткой линии чрезвычайно отрицательно относились к реалистическим тенденциям в политике президента Кеннеди. Не случайно, через год после урегулирования Карибского кризиса Кеннеди пал пораженный пулями убийцы в Далласе. Что касается Хрущева, то его критиковали в Москве и за то, что он пошел на размещение советских ракет на Кубе, не просчитав все последствия этого шага, и за то, что он согласился убрать советское наступательное оружие с острова под американским давлением. Карибский кризис стал одним из аргументов противников Хрущева во время его смещения с высших партийных и государственных постов в октябре 1964 года.

5. ПЕРВЫЕ ШАГИ ПО КОНТРОЛЮ НАД ГОНКОЙ ВООРУЖЕНИЙ
СССР и США готовы были внести в свои отношения некоторые элементы кооперативной биполярности, то есть пойти на такие договоренности, которые закрепляли бы их положение гарантов Ялтинско-Потсдамской системы и вместе с тем уменьшали бы риск столкновения между ними. (с.140) В существовавшей системе международных отношений громадную роль играло ядерное оружие. К 1962 г. им обладали США (с 1945 г.), СССР (с 1949 г.), Великобритания (с 1952 г.), Франция (с 1960 г.), позднее к ним присоединился Китай (в 1964 г.).
С осени 1958 г. в Женеве проходили переговоры трех государств (СССР, США, Великобритании) о прекращении ядерных испытаний. Прекращение экспериментальных взрывов атомного и водородного оружия способствовало бы охране окружающей среды нашей планеты и ставило бы некоторые барьеры на пути дальнейшего усовершенствования оружия массового уничтожения. И СССР, и США были заинтересованы в заключении такого договора, ибо обе державы провели большое число экспериментальных взрывов, отработали технологию производства ядерного оружия и накопили его запасы. Однако американские представители настаивали на обязательном проведении инспекций по проверке запрещения испытаний на местах, а руководство советского военно-промышленного комплекса решительно возражало против допуска иностранных инспекторов на секретные объекты в СССР. Затем переговоры были перенесены в Комитет по разоружению (Комитет 18-ти), сформированный ООН в марте 1962 года. Однако расхождения американской и советской позиций и там не позволили добиться позитивного результата. Основные разногласия касались проверки запрещения подземных испытаний.
Тогда, 2 июля 1963 г., советское правительство заявило о своей готовности заключить соглашение о прекращении ядерных испытаний в атмосфере, космическом пространстве и под водой. В новой международной обстановке, сложившейся после Карибского кризиса, в ходе переговоров в Москве между представителями правительств СССР, США и Великобритании в июле 1963 г. удалось разработать и парафировать текст соглашения на основе предложений советской стороны.
5 августа министры иностранных дел трех государств подписали в Москве «Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой» между правительствами СССР, Великобритании и США. Участники Московского договора обязались «запретить, предотвращать и не производить любые испытательные взрывы ядерного оружия и любые другие ядерные взрывы» в атмосфере, за ее пределами, включая космическое пространство, под водой и в любой другой среде, если такой взрыв (с.141) вызывает выпадение радиоактивных осадков за пределами границ данного государства. Фактически Московский договор запрещал проведение ядерных испытаний в трех средах; в атмосфере, в космосе и под водой. Договор был бессрочным. Контроль за соблюдением договора обеспечивался национальными средствами участников.
Оставались разрешенными подземные ядерные взрывы Официальной причиной были трудности отличить эти взрывы малой мощности от сейсмических колебаний земной коры. На деле представители военно-промышленного комплекса стремились сохранить возможность осуществлять некоторые испытательные взрывы для проверки надежности существующих систем.
Московский договор не перекрывал все возможности для совершенствования ядерного оружия. Тем не менее, он стал позитивным международным соглашением. Договор способствовал улучшению состояния окружающей среды, прекратив ее опасное загрязнение. Он стал шагом к последующим договоренностям о контроле над вооружениями.
Договор о запрещении ядерных испытаний в трех средах вступил в силу 10 октября 1963 г. после обмена ратификационными грамотами между тремя его первоначальными участниками. В течение двух месяцев договор подписали более ста государств. К сожалению, в тот момент к договору отказались присоединиться Франция, Китай и некоторые другие государства, что ослабляло его действенность.
Следующий шаг к ограничению гонки вооружений был сделан в январе 1967 г. с подписанием СССР, США и Великобританией договора об использовании космического пространства, включая Луну и другие небесные тела. Договор предусматривал использование Луны и других небесных тел исключительно в мирных целях, а также запрещал вывод на космическую орбиту объектов с ядерным оружием или любыми другими видами оружия массового уничтожения. Договоренности между СССР и США создавали более благоприятную обстановку для ограничения расползания атомного оружия. В 1967 г. был подписан договор Тлателолко о запрещении ядерного оружия в Латинской Америке.
К лету следующего года в ходе многосторонних переговоров и консультаций был подготовлен Договор о нераспространении ядерного оружия. С 1 июля 1968 г. договор был открыт для подписания в Москве, Вашингтоне и Лондоне.
Существо договора состояло в том, что он безусловно и безоговорочно запрещал любую передачу — прямую или (с.142) косвенную — ядерного оружия или контроля над ним со стороны ядерного государства. Ядерное оружие запрещалось передавать «кому бы то ни было», то есть как отдельным неядерным странам, так и военным группировкам. Со своей стороны, подписавшие договор страны, не обладающие ядерным оружием, обязались не производить такого оружия и не принимать его от других государств.
Договор предусматривал мирное использование ядерной энергии. Соблюдение договора неядерными странами должно было контролироваться Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ), интернациональной организацией со штаб-квартирой в Вене, созданной в 1957 году. При заключении договора были определены порядок и формы этого контроля.
Договор 1968 г. заложил основы режима нераспространения ядерного оружия. Имелось в виду, что только пять государств — обладателей ядерного оружия — сохраняли право официально им владеть. В то же время подавляющее большинство других стран добровольно отказались от этого права. Вместе с тем договор включал обязательство вести дело к ядерному разоружению.
Договор о нераспространении заключался на 25 лет, после чего его участники должны были решить, продлевать ли его на новый срок или оставить в силе бессрочно.
То, что в 1968 г. удалось заключить договор о нераспространении, явилось успехом поисков компромиссов и взаимоприемлемых решений. Международный режим нераспространения ядерного оружия стал важной частью системы международных отношений. (с.143)

Комментарии:

Последние скандалы:

Загрузка...


© Минская коллекция рефератов



Будьте внимательны!ИНФОРМАЦИЯ ПО РЕФЕРАТУ:

СТУДЕНТАМ! Уважаемые пользователи нашей Коллекции! Мы напоминаем, что наша коллекция общедоступная. Поэтому может случиться так, что ваш одногруппник также нашел эту работу. Поэтому при использовании данного реферата будьте осторожны. Постарайтесь написать свой - оригинальный и интересный реферат или курсовую работу. Только так вы получите высокую оценку и повысите свои знания.

Если у вас возникнут затруднения - обратитесь в нашу Службу заказа рефератов. Наши опытные специалисты-профессионалы точно и в срок напишут работу любой сложности: от диссертации до реферата. Прочитав такую качественную и полностью готовую к сдаче работу (написанную на основе последних литературных источников) и поработав с ней, вы также повысите ваш образовательный уровень и сэкономите ваше драгоценное время! Ссылки на сайт нашей службы вы можете найти в левом большом меню.

ВЕБ-ИЗДАТЕЛЯМ! Копирование данной работы на другие Интернет-сайты возможно, но с разрешения администрации сайта! Если вы желаете скопировать данную информацию, пожалуйста, обратитесь к администраторам Library.by. Скорее всего, мы любезно разрешим перепечатать необходимый вам текст с маленькими условиями! Любое иное копирование информации незаконно.




Флаг Беларуси Поиск по БЕЛОРУССКИМ рефератам


ДАЛЕЕ выбор читателей



Канал LIBRARY.BY в VK Лучшие новинки - в Twitter Мы в Одноклассниках ... и даже в Facebook!