ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ


Международные отношения на начальном этапе "холодной войны" (1945 - 1953 гг.)


Опубликовано: Наринский М.М. История международных отношений. 1945-1975: Учебное пособие. М.: "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 2004. - 264 с.

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА. ЕЕ СУЩНОСТЬ И ПРОИСХОЖДЕНИЕ

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА КАК ЯВЛЕНИЕ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ
Выявившееся преобладание в послевоенном мире двух наиболее мощных держав (СССР и США) довольно скоро переросло в явное противостояние. Оно приобрело форму холодной войны, то есть тотальной и глобальной конфронтации, чреватой кризисами и конфликтами. Тотальной — ибо она распространялась на все сферы: социально-экономическую, политическую, военную, идеологическую, психологическую. Глобальной — ибо она охватывала все регионы мира, накладывала тот или иной отпечаток на все события международной жизни, так или иначе затрагивала все страны и государства.
Большинство исследователей считает, что первые всполохи холодной войны можно было разглядеть уже в противоречиях внутри антигитлеровской коалиции в конце Второй мировой войны, переход к полномасштабной холодной войне произошел в 1947 году. Сам термин холодная война стал популярен именно в 1947 г. с выходом в свет под таким названием сборника статей известного американского журналиста У. Липпмана. Завершения холодной войны пришлось ждать до 1989–1990 годов.
Холодная война была противостоянием не только двух самых мощных держав послевоенного мира, но и различных социально-экономических и политических систем: тоталитарного (затем авторитарного) общества с централизованной экономикой против либеральной демократии и рыночной экономики. Известный американский специалист по международным отношениям Зб. Бжезинский отмечал: «Американо-советские отношения представляют собой классический исторический конфликт между двумя великими державами. Но это (с.15) не просто национальный конфликт. Это также борьба между двумя имперскими системами, и впервые в истории она означает ни больше, ни меньше как соперничество двух наций за мировое господство».
СССР и США стремились всемерно укрепить собственные позиции на международной арене и воспрепятствовать усилению противника по холодной войне. Любой выигрыш одного из соперников автоматически считался соответствующим проигрышем другого — тем самым международные отношения стали рассматриваться как «игра с нулевой суммой».
В соперничестве основных участников холодной войны громадное внимание уделялось военно-силовому фактору: отсюда раскручивание гонки вооружений, желание обеспечить подавляющее преимущество, колоссальное наращивание военных потенциалов, включая ядерное оружие и средства его доставки.
В холодной войне каждая из сторон стремилась привлечь на свою сторону союзников и сателлитов. Поэтому и США, и СССР заключали двусторонние и многосторонние соглашения о союзе и взаимопомощи, энергично создавали военно-политические блоки. США использовали при этом свои громадные экономические и финансовые возможности, а СССР компенсировал отсутствие таковых жестким контролем в своей сфере влияния.
Тотальное противостояние СССР и США, Востока и Запада было чревато острыми международными кризисами. И они действительно происходили в холодную войну, хотя имели разную природу. Кризисы внутри одного из противоборствовавших лагерей — свержение Соединенными Штатами правительства Арбенса в Гватемале в 1954 г., события 1956 г. в Венгрии, вторжение войск Варшавского договора в Чехословакию в 1968 году. Ряд кризисов объяснялся наложением холодной войны на процессы национального освобождения колониальных и полуколониальных народов; «грязная война» Франции в Индокитае (1946—1954 гг.), Суэцкий кризис 1956 года. И, наконец, «классические» кризисы холодной войны, в которых сталкивались СССР и США или их союзники и сателлиты: Берлинский кризис 1948—1949 гг., Корейская война 1950—1953 гг., Карибский кризис 1962 года. Именно кризисы такого рода создавали наибольшую угрозу международному миру.
В холодной войне, как и в Ялтинско-Потсдамской системе в целом, важную роль играл ядерный фактор. Атомное и водородное оружие являлось средством давления на противника (с.16) в холодной войне, его устрашения. Это принципиально новое оружие придавало чрезвычайно опасный характер кризисам холодной войны. Так, американские военные деятели выступали за применение ядерного оружия в Корейской войне (1950—1953 гг.), советское руководство угрожало ракетно-ядерным оружием Великобритании и Франции во время Суэцкого кризиса 1956 года. Наиболее ярким примером балансирования на грани ядерной катастрофы стал Карибский кризис 1962 года. К концу рассматриваемого периода руководство СССР и США осознало необходимость избегать применения ядерного оружия, чреватого угрозой для всего человечества. Отсюда появилось стремление выработать некие общие «правила игры» для атомной эры.
Вместе с тем холодная война не переросла в крупномасштабный вооруженный конфликт, в новую мировую войну. Почему? Думается, что руководство и СССР, и США не ставило задачу полного военного уничтожения противника по холодной войне. Давление на соперника — да, стремление ослабить его позиции — да, попытки изменить его политику — да, но не полное уничтожение через большой военный конфликт. К тому же ни одна из сторон не обладала реальными возможностями для разрешения имевшихся противоречий применением своего военного потенциала.
Обобщив последние научные изыскания по истории холодной войны, американский исследователь Дж. Гэддис пришел к выводу: «Сталин никогда не был готов пойти на риск военного столкновения, по крайней мере, в обозримом будущем». И советское руководство, и лидеры западного мира умели маневрировать и отступать. Поэтому-то холодная война, несмотря на присущие ей конфликты и кризисы, не переросла в вооруженное противоборство, в горячую войну.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ
С разгромом нацистской Германии, а затем и милитаристской Японии, с исчезновением общего врага распались основные скрепы антигитлеровской коалиции. Глубочайшие различия в социально-политическом строе, в системе ценностей и идеологии тогдашнего СССР, с одной стороны, и Запада, в первую очередь США, — с другой, а также серьезные сдвиги в соотношении сил между ведущими державами стали мощными факторами раскола союза государств-победителей и перехода к противостоянию Восток — Запад. (с.17)
По замыслам И. Сталина, устройство послевоенного мира включало укрепление его личной диктатуры внутри СССР, дальнейшее форсирование строительства социализма советского образца в стране и в некоторых других государствах, обеспечение для Советского Союза выгодных границ и надежно контролируемой сферы влияния. СССР призван был приобрести сильные позиции на международной арене и роль равноправного соперника с главными державами Запада.
Советское руководство проявляло глубокую враждебность к миру капитализма и к ведущим странам Запада как потенциальным противникам. Еще в январе 1945 г. И. Сталин во время встречи с руководителями коммунистов Югославии и Болгарии предусматривал возможность будущего конфликта с союзниками по антигитлеровской коалиции.
Подозрительность и недоверие кремлевского диктатора в отношении Запада в громадной степени усиливал «синдром 22 июня». Ведь выполнял же он договоренности с Гитлером и Риббентропом, ведь соблюдал разграничение сфер влияния, ведь осуществлял регулярные товарные поставки в Германию! А что из этого получилось? 22 июня 1941 года.
Враждебное отношение к буржуазному Западу сочеталось со стремлением не допустить никакой либерализации во внутренней политике. В стране был установлен режим жесточайшей цензуры. Особо строго контролировались любые контакты с иностранцами. Официальная советская пропаганда призывала советский народ не расслабляться, проявлять бдительность.
Руководители Запада видели послевоенный мир как торжество принципов рыночной экономики и западной демократии, как мир с англосаксонским преобладанием и международной системой безопасности. При этом они могли опираться на громадную экономическую и финансовую мощь США, на их атомную монополию. Все это умножалось на американскую веру в собственную непогрешимость, уверенность в правильности американских социально-политических рецептов для всего мира и в призвании США заполнить вакуум силы, выявившийся после войны в ряде регионов мира.
Подозрительность и жесткость со стороны руководителей Запада в отношении СССР усиливались «синдромом Мюнхена». Ведь Мюнхенские соглашения обернулись серьезным политическим просчетом, а весь курс на умиротворение нацистской Германии — крахом. Печальный опыт пустых соглашений с Гитлером переносили на Сталина. Отсюда (с.18) нежелание компромиссов и взаимоприемлемых договоренностей, ставка на силовой отпор советским внешнеполитическим акциям.
Американское руководство воспринимало рост международного влияния СССР и установление им своего преобладания в Восточной Европе с тревогой и беспокойством. По возвращении из Москвы в середине апреля 1945 г. американский представитель А. Гарриман информировал президента Трумэна, что советские лидеры стремятся к господству в Восточной Европе и к оказанию влияния на Западную Европу. По мнению Гарримана, их следовало немедленно остановить.
Проявлением изменения американской политики в отношении Советского Союза стала очень жесткая беседа президента Г. Трумэна с советским наркомом В. Молотовым 23 апреля в Вашингтоне по вопросам реализации ялтинских договоренностей, в первую очередь относительно реорганизации польского правительства. В Москве высказывания американского президента расценивали как вызывающие: «Трумэн фактически послал Молотова к черту».
Затем последовала Потсдамская конференция руководителей СССР, США и Великобритании, сумевшая выработать взаимоприемлемые компромиссные решения.
Потсдам выявил новую биполярную структуру складывающейся системы международных отношений. Президент Г. Трумэн и генералиссимус И. Сталин выступили на конференции главными оппонентами. Это отражало тот факт, что именно США и СССР становились двумя полюсами послевоенного мира, центрами притяжения противостоявших социально-политических сил.
Потсдам обозначил существенное изменение в соотношении военных потенциалов двух могущественных держав. Накануне открытия конференции, 16 июля, в США было проведено первое успешное испытание атомной бомбы. Еще до этого взрыва Трумэн говорил: «Если она взорвется, а я думаю, что это случится, у меня будет управа на этих русских парней». Обладание ядерным оружием сразу же сделало позицию США в отношении СССР более жесткой, придало ей наступательный характер. (с.19)
К тому же стремление США сохранить атомную монополию, нежелание делиться ядерными секретами с Советским Союзом усиливало подозрительность и враждебность Москвы.
Новая расстановка сил на международной арене и нарастание напряженности между СССР и США выявились на Лондонской сессии Совета министров иностранных дел — СМИД (11 сентября — 2 октября 1945 г.). Не вдаваясь в существо споров, разгоревшихся в Лондоне по вопросам подготовки мирных договоров с бывшими союзниками Германии, мы отметим лишь гораздо более жесткий тон и большую склонность к конфронтации В. Молотова, с одной стороны, его американского и британского коллег Д. Бирнса и Э. Бевина, с другой. Сталин телеграфировал Молотову в Лондон: «Союзники нажимают на тебя для того, чтобы сломить у тебя волю и заставить пойти на уступки, Ясно, что ты должен проявить полную непреклонность». Неуступчивость с обеих сторон привела к провалу Лондонской сессии СМИД. Антисоветизм и антикоммунизм все больше становились характерными и для правящих кругов США, и для американского общественного мнения в целом.
27 октября президент Трумэн произнес в Нью-Йорке важную речь по случаю дня военно-морского флота. Громадная толпа, собравшаяся в Центральном парке, восторженно приветствовала слова Трумэна о том, что все рассуждения о сокращении армии и флота США из-за наличия у страны атомной бомбы «абсолютно неверны», и что даже после демобилизации Соединенные Штаты останутся «самой могущественной военно-морской державой на Земле». Президент заявил, что США не собираются делиться с кем-либо информацией о производстве атомной бомбы, что военная сила является единственной гарантией американской безопасности, что Соединенные Штаты в своей внешней политике не пойдут на «какой-либо компромисс с дьяволом».
В начале 1946 г. в правящих кругах США были выработаны основы внешнеполитической линии в отношении СССР. Наиболее четко они были изложены в хорошо известной «длинной телеграмме» Дж. Кеннана из Москвы от 22 февраля. Американский дипломат изложил свое видение основ внешней политики Советского Союза как продолжение экспансионистских традиций царской России, умноженное на перманентное стремление марксизма-ленинизма к расширению своего влияния. Дж. Кеннан утверждал: «...Мы имеем здесь дело с политической силой, фанатично приверженной мнению, что с США не может быть достигнут постоянный модус (с.20) вивенди, что является желательным и необходимым подрывать внутреннюю гармонию нашего общества, разрушать наш традиционный образ жизни, ликвидировать международное влияние нашего государства, с тем чтобы обеспечить безопасность советской власти».
«Длинная телеграмма» Кеннана получила широкое хождение в правительственных кругах Вашингтона и заложила основы американской политики «сдерживания». Она предусматривала активное выдвижение Западом более привлекательной идеологической и политической альтернативы в сочетании с военным давлением на СССР. Именно в этот период произошел поворот в политике США в отношении СССР. С февраля—марта 1946 г. руководители американской политики рассматривали Советский Союз как потенциального противника, чьи жизненные интересы противоречили подобным интересам Соединенных Штатов.
Не случайно, в это же время, 5 марта 1946 г., У. Черчилль произнес свою знаменитую речь в Фултоне (США), призвав к созданию «братской ассоциации народов, говорящих на английском языке». Эта ассоциация призвана была противостоять укреплению международных позиций СССР — «железный занавес», по словам экс-премьера, опустился на континент Европы и разделил ее по линии от Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике. «Это не та Европа, ради создания которой мы боролись», — с пафосом провозгласил он. Речь Черчилля в Фултоне стала расцениваться как публичное объявление холодной войны Советскому Союзу.
С другой стороны, происходило ужесточение внешнеполитических позиций СССР. В связи с фултонской речью Черчилля Отдел внешней политики ЦК ВКП(б) дал строгое указание: «резко усилить работу по разоблачению антисоветских замыслов англо-американцев».
Еще ранее, 9 февраля 1946 г., И. Сталин в своей речи перед избирателями подчеркнул необходимость обеспечить безопасность СССР усилиями советского народа: укреплением бдительности, мобилизацией внутренних ресурсов, ускоренным развитием тяжелой промышленности и наращиванием военного потенциала. Советский лидер выдвинул задачу Увеличения втрое советского промышленного производства во избежание «всяких случайностей».
Неким аналогом «длинной телеграммы» Кеннана стала аналитическая записка советского посла в Вашинггоне К. Новикова о внешней политике США в послевоенный период, подготовленная им в сентябре 1946 года. К. Новиков (с.21) подчеркивал в своей записке: «Внешняя политика США, отражающая империалистические тенденции американского монополистического капитала, характеризуется в послевоенный период стремлением к мировому господству. Именно таков истинный смысл неоднократных заявлений президента Трумэна и других представителей американских правящих кругов о том, что США имеют право на руководство миром». По мнению Новикова, на службу этой внешней политике были поставлены все возможности армии, авиации и военно-морского флота США, их научно-промышленный потенциал, все силы американской дипломатии. Записка советского посла подводила к мысли о необходимости жесткого отпора далеко идущим военно-политическим усилиям США.
Тем самым сложилась система представлений, характерная для холодной войны: глобальное и тотальное противостояние двух сверхдержав, представление о взаимоотношениях СССР и США как «игре с нулевой суммой», враждебная риторика с обеих сторон.
В реальности эта система была закреплена событиями 1947 г.: жесткое подавление оппозиции в странах Восточной Европы, провозглашение доктрины Трумэна, выдвижение плана Маршалла, отказ СССР и дружественных ему стран участвовать в реализации этого плана, создание Коминформа. Нарастание международной напряженности привело к расколу Европы и мира на два противостоящих социально-политических блока. В декларации Совещания представителей девяти коммунистических партий в Польше в конце сентября 1947 г. подчеркивалось: «Таким образом, образовалось два лагеря — лагерь империалистический и антидемократический, имеющий своей основной целью установление мирового господства американского империализма и разгром демократии, и демократический, имеющий своей основной целью подрыв империализма, укрепление демократии и ликвидацию остатков фашизма».
Рассмотрение советской политики к концу Второй мировой войны выявляет приоритетную роль геополитических соображений. Сталин последовательно выступал за присоединение к СССР новых территорий с соответствующим изменением границ. К завершению войны советское руководство добилось возврата к границам СССР на июнь 1941 г. и даже некоторых территориальных приобретений: район Петсамо на границе с Финляндией, Кенигсберг с прилегающей территорией, Закарпатская Украина, Южный Сахалин, Курильские острова.
Кроме того, сталинское руководство стремилось создать советскую сферу влияния по всему периметру границ СССР, первую очередь в Европе. Часть американских деятелей считала возможным компромиссные договоренности с Кремлем о разделе сфер влияния в Европе. Однако лидеры США не хотели признать СССР равноправным партнером и на этой основе достичь с ним договоренностей.
Одной из основных причин стремления руководства США не допустить закрепления советской сферы влияния были опасения ее последующего расширения. По мнению американских специалистов, диктаторский сталинский режим по самой своей природе обладал гораздо большими возможностями консолидировать советскую сферу влияния в монолитный блок, чем рыхлые западные демократии.
Отказ американских руководителей признать советское господство в Польше, Румынии и Болгарии, вызвал первые столкновения — предвестники холодной войны. Попытки американского руководства изменить просоветскую политическую ориентацию правительств в этих странах натолкнулись на жесткое противодействие Москвы. Именно политическое положение в Румынии и Болгарии стало предметом острых споров в Потсдаме и еще более бескомпромиссных дискуссий на Лондонской сессии СМИД, приведших к ее провалу.
Немаловажное значение имели и методы установления советского господства в Восточной Европе. Теперь они достаточно хорошо известны — использование сил Красной армии и органов Наркомата внутренних дел (НКВД), установление контроля коммунистов над ведомствами госбезопасности и политической полиции, фальсификация выборов, организация сфабрикованных политических процессов против своих оппонентов, Западные лидеры, возможно, и готовы были признать интересы безопасности СССР в его сфере влияния, но Сталин использовал жесткие недемократические методы, неприемлемые для Запада.
К тому же сталинское руководство стремилось не только закрепить сферу влияния СССР, но и расширить ее. С весны 1945 г. усиливалось советское давление на Иран. Для этого использовалось пребывание войск Красной армии в северной части Ирана. Они были введены туда в августе 1941 г. в соответствии с советско-иранским договором 1921 г. и по согласованию с правительством Великобритании — британские силы заняли южную часть страны. Целью совместной акции союзников было предотвратить использование Германией территории Ирана для развертывания военных операций и укрепления (с.23) позиций агрессоров на Ближнем Востоке. В соответствии с англо-советско-иранским договором, заключенным в январе 1942 г., СССР и Великобритания обязались сохранять независимость и территориальную целостность Ирана и вывести из страны свои войска не позднее, чем через шесть месяцев по окончании войны.
К концу войны Советский Союз добивался как минимум эксклюзивных прав на разработку нефтяных месторождений в северных провинциях Ирана, как максимум — широкой автономии Иранского Азербайджана (северной части страны, в которой большинство составляли этнические азербайджанцы) и его просоветской ориентации.
В соответствии с имевшимся договором британские и советские войска должны были покинуть Иран ко 2 марту 1946 года. Однако правительство СССР стало всячески затягивать вывод своих войск из северной части страны и укреплять влияние просоветских сепаратистских организаций. В декабре 1945 г. британский министр иностранных дел Э. Бевин задал В. Молотову прямой вопрос: «Вы согласны на то, чтобы установить срок вывода войск 2 марта? — Мы на это не согласны», — ответил советский нарком.
Выполняя заключенные соглашения, британские и американские войска в начале марта 1946 г. покинули Иран. СССР не только не предпринял аналогичных шагов, но и ввел в Иранский Азербайджан дополнительные части Красной армии, оснащенные тяжелым вооружением. Возник острый международный кризис.
Руководители Великобритании и США продемонстрировали твердую решимость не допустить упрочения позиций СССР на Среднем Востоке. Они заявляли, что продвижение русских войск к Тегерану «означает войну», и готовы были послать американский военный флот в Средиземное море. В марте—апреле жалобу Тегерана на «вмешательство советских властей во внутренние дела Ирана» рассматривал Совет Безопасности ООН. На его заседаниях советский представитель А. Громыко, с одной стороны, его американский и британский коллеги, с другой, обменивались резкими враждебными выпадами.
Твердая позиция США и Великобритании в сочетании с политическими маневрами иранского правительства побудили Советский Союз в мае 1946 г. завершить вывод всех своих войск из соседней страны. Натолкнувшись на решительное сопротивление, Сталин отступил — «иранский кризис» был завершен. После этого СССР не получил обещанной ему (с.24) нефтяной концессии, а его сторонники в Иранском Азербайджане к концу 1946 г. были подвергнуты жесточайшим репрессиям.
Одновременно с обсуждением иранского кризиса в Совете Безопасности ООН шли острые дискуссии по греческому вопросу.
После германского вторжения весной 1941 г. Греция была оккупирована, король и правительство оказались в эмиграции в Египте. На территории самой Греции развивалось активное движение Сопротивления, в котором выделялось два крыла: левое прокоммунистическое и правое промонархическое. К. освобождению Греции в октябре 1944 г. прокоммунистические антимонархические организации имели перевес. Однако по соглашению между Сталиным и Черчиллем в октябре 1944 г. о разделе сфер влияния в Юго-Восточной Европе кремлевский диктатор признал британское преобладание в Греции. В стране высадились британские войска, при помощи которых в начале декабря была подавлена массовая демонстрация прокоммунистических сил в Афинах. Постепенно правые монархические силы при поддержке британцев и американцев стали усиливать свои политические позиции.
В течение некоторого времени Сталин проявлял готовность выполнять соглашение с Черчиллем о разделе сфер влияния и советовал греческим коммунистам не начинать гражданскую войну. В декабре 1945 г. различные политические силы Греции подписали Варкизское соглашение, предусматривавшее взаимное разоружение, создание коалиционного правительства, проведение свободных демократических выборов. Выполнение соглашения было сорвано. В марте 1946 г. состоялись парламентские выборы, которые принесли успех правым силам — Компартия Греции их бойкотировала. В сентябре того же года большинство греков проголосовало на референдуме за сохранение монархии. В октябре коммунисты объявили о создании нелегальной Демократической армии Греции и развязали в стране гражданскую войну.
На развитие внутриполитической ситуации в Греции все большее влияние оказывало общее ухудшение международной обстановки, предвещавшее холодную войну. В феврале 1946 г. СССР обратился в Совет Безопасности ООН с жалобой на присутствие британских войск в Греции — своеобразный советский ответ на иранскую жалобу. Дискуссия была жесткой и резкой. Обвинения, которыми обменивались советские и британские представители в ходе этих дебатов, продемонстрировали (с.25) мировой общественности драматический конфликт между бывшими союзниками.
Дальнейшее нарастание тенденций холодной войны привело к тому, что с конца 1946 — начала 1947 г. сталинское руководство решило поддержать греческих коммунистов в гражданской войне. Необходимая им помощь направлялась через Югославию и Болгарию. Великобритания и США проявляли громадную заинтересованность в судьбе Греции, рассматривая ее как ключ к Восточному Средиземноморью, к важнейшим коммуникациям и к природным ресурсам Ближнего Востока.
Борьба за влияние в Иране и Греции была лишь частью борьбы великих держав за укрепление своих позиций на Ближнем и Среднем Востоке.
С весны 1945 г. сталинское руководство повело антитурецкую кампанию. 19 марта правительство СССР денонсировало советско-турецкий договор 1925 г. о ненападении и нейтралитете «в связи с изменившейся международной обстановкой».
В ходе последующих переговоров с Анкарой о возможном заключении союзного договора советская сторона поставила вопрос о пересмотре конвенции в Монтре (1936 г.) таким образом, чтобы проход военных кораблей через проливы контролировался только черноморскими государствами. Советский Союз настаивал также на предоставлении ему в зоне проливов военно-морской базы. Кроме того, советское правительство потребовало возвращения областей Карса, Артвина и Ардагана, перешедших к Турции после Первой мировой войны.
С точки зрения советских стратегических интересов наибольшую важность представляли пересмотр конвенции в Монтре и активное участие СССР в контроле над черноморскими проливами. Вместе с тем, Москва, наращивая давление на Турцию, настаивала и на территориальных претензиях. 20 декабря 1945 г. ведущие советские газеты перепечатали развернутую статью двух грузинских историков «О наших законных требованиях к Турции». В статье обосновывались еще более далеко идущие территориальные претензии Советской Грузии, включавшие стратегически важную полосу черноморского побережья.
Дальнейшая политическая и дипломатическая борьба развернулась вокруг попыток СССР изменить режим черноморских проливов. В августе 1946 г. советское правительство вновь настойчиво предложило Турции, чтобы режим проливов определялся только черноморскими государствами с участием СССР в обороне Босфора и Дарданелл. Тем самым не в (с.26) первый раз выдвигалось требование о предоставлении Советскому Союзу военно-морской базы в зоне проливов.
Великобритания и США решительно противодействовали укреплению позиций СССР в Восточном Средиземноморье. Американские политические и военные деятели подчеркивали, что Турция являлась естественным бастионом против господства Советов в Восточном Средиземноморье и их проникновения в Африку. Руководствуясь соображениями глобальной стратегии, США должны были оказать Турции всю необходимую поддержку и помощь, включая угрозу военных действий против СССР. Именно в связи с осложнением ситуации в Восточном Средиземноморье американские военные впервые разрабатывали планы бомбардировок территории СССР, включая применение атомного оружия. Президент Трумэн одобрил посылку в Средиземноморье американских военных кораблей и готов был прибегнуть к угрозе войной против СССР.
Отсюда оставалось совсем немного до провозглашения в марте 1947 г. «доктрины Трумэна» — программы американской финансовой и военной помощи Греции и Турции.
В июле 1947 г. американский посол в Париже Д. Кэффери, после изрядной дозы хорошего французского вина, разговорился за ужином с советским коллегой А. Богомоловым. Посол СССР во Франции информировал Москву о довольно откровенных высказываниях американского дипломата: «На вопрос о том, что он думает об американских кредитах Греции и Турции, Кэффери ответил, что Греция и Турция — это нефть. Мы (то есть США. — М.Н.) готовы согласиться с тем, что Вы проглотили Прибалтийские республики, но Вы выбрасываете нас из Венгрии, с Балкан и слишком продвигаетесь к Среднему Востоку. Мы защищаем свои интересы. Это и является объяснением наших займов». Яснее не скажешь. Геополитические и стратегические соображения, борьба за сферы влияния стали одним из основных факторов происхождения и развертывания холодной войны.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ МИРНЫХ ДОГОВОРОВ С СОЮЗНИКАМИ ГЕРМАНИИ
Одной из важных международных проблем после завершения войны стала подготовка мирного урегулирования с Германией и ее бывшими союзниками. Решения Потсдамской конференции включали учреждение Совета министров (с.27) иностранных дел (СМИД) в составе министров СССР, США, Великобритании, Франции и Китая. В качестве немедленной и важной задачи на СМИД возлагалось составление мирных договоров для Италии, Румынии, Болгарии, Венгрии и Финляндии, предоставление их Объединенным Нациям и выработка предложений по урегулированию территориальных вопросов, связанных с окончанием войны в Европе.
Общая схема подготовки мирных договоров с союзниками Германии была следующей: подготовка Советом министров иностранных дел проектов мирных договоров, рассмотрение их мирной конференцией, затем окончательное утверждение СМИД и их подписание.
Первая сессия СМИД состоялась в Лондоне с 11 сентября по 2 октября 1945 года. Она ознаменовалась острым столкновением между советским наркомом В. Молотовым, с одной стороны, его американским и британским коллегами Д. Бирнсом и Э. Бевином, с другой. Основной проблемой, ставшей причиной срыва Лондонской сессии СМИД, стала проблема признания правительств Болгарии и Румынии. Требование немедленной реорганизации этих правительств в демократическом прозападном духе было выдвинуто руководителями США и Великобритании еще в Потсдаме как непременное условие подготовки мирных договоров с Софией и Бухарестом. Советская сторона решительно отвергла эти требования.
В. Молотов добивался создания союзного контрольного механизма для Японии, стремясь укрепить позиции СССР на Дальнем Востоке. Он же настаивал на строгом следовании решениям Потсдама по процедурному вопросу, в соответствии с которыми мирный договор для Италии должны были разработать министры СССР, США, Великобритании и Франции, для Румынии, Болгарии и Венгрии — СССР, США и Великобритании, для Финляндии — СССР и Великобритании. Советский нарком был готов пойти на некоторые уступки в обмен на уступки американцев. Но Сталин раскритиковал излишнюю «мягкость» Молотова: «Я думаю, что ты и в этом случае должен проявить полную непреклонность».
И советский нарком, и западные министры держались жестко и бескомпромиссно. Лондонская сессия СМИД завершилась полным провалом. Ни энергичный нажим Москвы, ни атомная дипломатия Вашингтона не дали результата.
Однако ни советское руководство, ни его западные партнеры не были готовы к полному разрыву и быстрому переходу к холодной войне. В декабре 1945 г. в Москве состоялось совещание министров иностранных дел СССР, США и (с.28) Великобритании. Участники совещания пошли на компромисс. По процедуре подготовке мирных договоров была принята советская точка зрения. Что касается правительств Болгарии и Румынии, то им было рекомендовано включить в свой состав по два министра от некоммунистической оппозиции. Это ни в коей мере не изменило их просоветский прокоммунистический характер. Со своей стороны, СССР согласился на такой порядок функционирования союзных контрольных органов на Дальнем Востоке, который фактически почти не ограничивал полномочия американской оккупационной администрации в Японии. В целом за дипломатическими формулировками скрывалось признание Соединенными Штатами преобладания СССР в Болгарии и Румынии и согласие Москвы на определяющее влияние США в Италии и на Дальнем Востоке, в Японии.
Компромиссные решения, достигнутые в Москве, были с недовольством восприняты официальным Вашингтоном. Теперь уже президент Трумэн был раздражен слишком большой самостоятельностью государственного секретаря Д. Бирнса и его уступчивостью в Москве. В начале января 1946 г. президент записал в своем дневнике: «Если русские понимают только жесткий язык и железный кулак, то дело идет к новой войне... Я не думаю, что мы будем и дальше играть с ними в компромисс».
Тем не менее, достигнутые в Москве в декабре 1945 г. решения позволили успешно продолжить подготовку мирных договоров для бывших союзников Германии. В апреле — июле 1946 г. проходила выработка их текстов в Совете министров иностранных дел с участием представителей СССР, Великобритании, США и Франции. Затем, с 29 июля по 15 октября, проходила Парижская мирная конференция, на которой было представлено 21 государство Объединенных Наций. В ноябре — декабре 1946 г. СМИД доработал тексты мирных договоров с учетом результатов Парижской мирной конференции. В декабре 1946 г. В. Молотов сообщил И. Сталину об итогах Нью-Йоркской сессии СМИД: «Короче говоря, мирные договоры для нас приемлемы во всех существенных пунктах и находятся в соответствии с установками, которые имела делегация...». Наконец, 10 февраля 1947 г. мирные договоры с Болгарией, Венгрией, Румынией, Финляндией и Италией были торжественно подписаны в Париже.
Каждый из подписанных мирных договоров объявлял о прекращении состояния войны с соответствующим государством. Все мирные договоры обязывали побежденные страны (с.29) обеспечить своим гражданам основные демократические свободы, а также не допускать возрождения, существования и деятельности фашистских организаций.
Мирные договоры предоставляли побежденным государствам право содержать в определенных размерах вооруженные силы, необходимые для обороны страны. В то же время накладывались запрещения в отношении некоторых типов вооружений и ограничения численности вооруженных сил: для Италии — 250 тыс. человек, Румынии — 120 тыс., Болгарии — 55 тыс., Венгрии — 65 тыс., Финляндии — 34,4 тыс. солдат и офицеров.
Побежденные страны обязались выплачивать репарации с целью частичного возмещения ущерба, причиненного агрессией. Репарационные обязательства Румынии, Болгарии и Венгрии в пользу Советского Союза устанавливались соглашением о перемирии. Болгария должна была также выплачивать репарации в пользу Греции и Югославии. Репарационные обязательства Финляндии в пользу СССР были определены в сумме 300 млн. долларов с погашением товарными поставками в течение 8 лет. Италия должна была выплачивать репарации СССР в сумме 100 млн. долларов, кроме того — Югославии, Греции, Эфиопии и Албании.
Пожалуй, наибольшие споры вызвали территориальные статьи мирных договоров, и в первую очередь договора с Италией. При обсуждении вопроса об итальянских колониях СССР добивался предоставления ему в качестве подопечной территории Триполитании в Африке. Кроме того, советская делегация ставила вопрос о предоставлении СССР небольшой базы для торгового и военного флота в одной из бывших итальянских колоний в Средиземноморье. Однако советские попытки вклиниться в Средиземноморье встретили решительное противодействие Великобритании и США. В итоге по мирному договору Италия лишалась «всех прав и правооснований на итальянские территориальные владения в Африке», переданные в распоряжение ООН. Судьба этих территорий была решена уже после заключения мирного договора. Италия отказалась также от всех завоеванных и оккупированных территорий.
Ожесточенные споры шли по вопросу Триеста — города с прилегающей территорией на самой границе между Италией и Югославией (ныне Словения) со смешанным итало-славянским населением. Югославия при поддержке Советского Союза упорно добивалась передачи ей города Триеста с окружающим его районом. Западные державы поддерживали требование Италии сохранить Триест за ней. Упорные дискуссии Свершились компромиссом — Триест с небольшим округом был выделен в Свободную Территорию Триест под управлением ООН. Впоследствии, в 1954 г., сам город Триест и западная часть прилегающего округа отошла к Италии, а восточная часть бывшей Свободной Территории Триест — к Югославии. Окончательно линия итало-югославской границы была определена двусторонним договором 1975 года.
По мирному договору Италия передавала Югославии полуостров Истрию, часть Юлийской Крайны, город Фиуме, некоторые острова. Принадлежавшие раньше Италии Додеканезские острова в Эгейском море перешли к Греции. Были произведены также незначительные изменения границы Италии с Францией в пользу последней.
Мирный договор с Румынией закрепил передачу Советскому Союзу Бессарабии и Северной Буковины. Румынии возвращалась Трансильвания, переданная в 1940 г. фашистскими державами Венгрии. Вместе с тем подтверждалась передача Южной Добруджи Болгарии, также осуществленная во время войны. Тем самым выход Румынии к Черному морю заметно сузился.
Болгария должна была вернуть захваченные во время войны территории: Македонию — Югославии, Фракию — Греции. Вместе с тем она сохранила Южную Добруджу и поэтому оказалась единственным побежденным государством, территория которого получила некоторое приращение по сравнению с довоенной. Таким образом, Болгария была вознаграждена за то, что она оставалась единственным сателлитом Германии, не объявившим войну Советскому Союзу.
Наибольшие территориальные потери понесла Венгрия, которая должна была вернуться к границам 1937 года. Румынии была возвращена Трансильвания, к ней же отошла Бачка — район на левом берегу Дуная. Южная часть Словакии была возвращена Чехословакии, а Закарпатская Украина перешла к СССР. В результате часть этнических венгров оказалась на территории соседних стран, например, Румынии.
Что касается Финляндии, то она признала границу с СССР, установленную в марте 1940 г. после «зимней войны», кроме того, к СССР перешел район Печенги (Петсамо) на крайнем севере, что позволило Советскому Союзу иметь общую границу с Норвегией.
В целом мирное урегулирование с бывшими союзниками Германии было выгодно Советскому Союзу, так как закрепило его территориальные приобретения и влияние в Восточной (с.31) Европе. Западным державам не удалось добиться ослабления просоветской ориентации правительств Болгарии и Румынии. В процессе мирного урегулирования выявились расхождения и противоречия между СССР, с одной стороны, и западными державами, с другой. Вместе с тем заключение мирных договоров с бывшими союзниками Германии подтвердило возможность взаимоприемлемых договоренностей и компромиссов при готовности к взаимным уступкам ведущих участников антигитлеровской коалиции. (с.32)

ГЕРМАНСКИЙ ВОПРОС В 1945-1949 годах

НАРАСТАНИЕ ПРОТИВОРЕЧИЙ ПО ГЕРМАНСКОМУ ВОПРОСУ В 1945–1948 ГГ.
На Ялтинской и Потсдамской конференциях были определены принципы обращения союзников с побежденной Германией. Войска союзников оккупировали всю территорию Германии, которая для этого делилась на четыре оккупационные зоны: восточную — советскую, юго-западную — американскую, северо-западную — британскую, на крайнем западе и юго-западе — небольшую французскую. Руководить экономической и политической жизнью в Германии был призван Союзный Контрольный Совет (СКС), состоявший из глав военных администраций СССР, США, Великобритании и Франции. Все решения в СКС принимались по принципу консенсуса, при отсутствии возражений с чьей-либо стороны. СКС размещался в Берлине, и весь Большой Берлин был оккупирован войсками четырех государств — победителей с разбивкой города на соответствующие сектора. В Германии не существовало ни правительства, ни немецкого аппарата управления
В Потсдаме была определена восточная граница Германии по рекам Одер — Западная Нейсе. Часть бывшей территории Германии отходила к Польше, часть — к Чехословакии; Кенигсберг (ныне Калининград) с прилегающей территорией передавался Советскому Союзу.
Решениями Потсдамской конференции в основу управления Германией были положены принципы «четырех Д»: денацификация, демилитаризация, демократизация, декартелизация. Денацификация означала упразднение и запрещение нацистской партии и всех связанных с ней организаций, исключение влияния нацистов на общественно-политическую жизнь. Демилитаризация включала ликвидацию всей германской военной машины и составляющих ее элементов (сухопутных, военно-морских, военно-воздушных сил, а также (с.34) военизированных организаций: СС, СА, СД и гестапо), слом германского военного потенциала и запрещение военного производства. «Германский милитаризм и нацизм будут искоренены», − торжественно заявили союзники в Потсдаме. Демократизация предусматривала ликвидацию фашистского политического режима и государственного устройства, всех соответствующих институтов и учреждений, постепенную реконструкцию политической жизни на демократической основе. Декартелизация означала упразднение чрезмерной концентрации экономической мощи, особенно в форме крупных монополистических объединений. Союзники предусматривали также ограничение уровня германского промышленного производства.
Германия рассматривалась оккупационными державами как единое экономическое целое. В политической сфере в принципе намечалась перспектива создания центрального германского правительства. Именно оно должно было принять документ мирного урегулирования, подготовка которого возлагалась на Совет министров иностранных дел.
В Ялте и Потсдаме были приняты принципиальные решения о взимании с Германии репараций для компенсации ущерба государствам-жертвам агрессии третьего рейха. Репарации осуществлялись в трех формах: изъятия германского промышленного оборудования, поставки текущей продукции германской промышленности, использование германского труда. К сожалению, точные суммы и объемы репараций установлены не были. В Потсдаме договорились лишь о том, что репарационные претензии СССР в основном удовлетворялись путем изъятий из советской зоны оккупации. В дополнение к этому Советский Союз должен был на определенных условиях получить из западных зон 25% промышленного оборудования, не являющегося необходимым для германского мирного хозяйства. Подобные неясные решения повлекли за собой в последующем упорные дискуссии вокруг их реализации.
Совет министров иностранных дел обсуждал германскую проблему на нескольких своих сессиях: Парижской (апрель–май, июнь—июль 1946 г.), Московской (март—апрель 1947 г.), Лондонской (ноябрь—декабрь 1947 г.), Парижской (май–июнь 1949 г.). Дискуссии в СМИД велись по нескольким важным аспектам германской проблемы. При этом необходимо учитывать, что Франция не была представлена на конференциях в Ялте и Потсдаме и добивалась дополнения и исправления принятых решений по некоторым пунктам. Представители Парижа требовали особого статуса для Рура и Рейнской (с.35) области, а также отделения от Германии Саара с его присоединением к Франции. Кроме того, французы блокировали создание каких-либо центральных германских административных органов. С другой стороны, советские власти форсировали создание в своей оккупационной зоне политических образований и профсоюзов коммунистической и прокоммунистической ориентации. Вместе с тем советские и французские позиции были близки в отношении необходимости выполнения программы репарационных поставок и установления международного контроля над Руром — важнейшим угледобывающим и промышленным районом Германии, входившим в британскую зону оккупации. Советский Союз настаивал на снижении уровня разрешенного германского производства и соответствующего увеличения репараций. Однако США и Великобритания с осени 1946 г. взяли курс на наиболее эффективное использование сырьевых ресурсов и промышленного потенциала Германии для реконструкции Западной Европы. Расхождения по вопросу о репарационных поставках стали основным камнем преткновения для достижения договоренностей по германской проблеме.
Для проведения общей линии США и Великобритании в германском вопросе ими было заключено соглашение о слиянии американской и английской зон оккупации, которое вступило в силу 1 января 1947 года. В соглашении указывалось, что «обе зоны следует рассматривать как единую территорию для всех экономических целей» — так была создана Бизония.
В сентябре 1945 г. американское руководство выдвинуло идею заключения договора о разоружении Германии. Проект договора предусматривал полное разоружение и демилитаризацию Германии, а также быстрейшее окончание ее военной оккупации. Подобный договор не устраивал советское руководство: оно не стремилось к завершению оккупации Германии до осуществления экономических и политических реформ в соответствии с замыслами Кремля. В частности, маршалы Г. Жуков и В. Соколовский, возглавлявшие советскую военную администрацию в Германии, писали в Москву, что «в предложенном виде американский проект неприемлем и что в настоящий момент мы вовсе не заинтересованы в том, чтобы пойти в какой-либо степени навстречу эвентуальным попыткам американцев поскорее покончить с оккупацией Германии, так как мы не можем допустить после такой войны, чтобы дело действительного разоружения и демократизации Германии бросить на полдороге». Москва отвергла (с.36) американский проект — шанс закрепить демилитаризацию Германии был упущен.
Что касается мирного урегулирования с Германией, то СССР выступал в 1946—1947 гг. за проведение общегерманских выборов, создание общегерманского правительства и заключение с ним мирного договора. При этом советское руководство рассчитывало на лучшую организованность коммунистических и левых организаций, на активность сторонников просоветской ориентации. США и Великобритания настаивали на выработке мирного урегулирования для Германии, то есть навязывания мирного договора без создания германского правительства. Франция же выступала за последовательную децентрализацию, то есть против создания любых центральных германских административных и политических органов.
Обсуждение экономических и политических проблем Германии на Лондонской сессии СМ ИД (ноябрь—декабрь 1947 г.) не дало позитивных результатов. Сессия СМИД ознаменовала собой явный разрыв между тремя западными державами и Советским Союзом. Ни по экономическим, ни по политическим вопросам, касающимся Германии, договориться не удалось. В ходе сессии США, Великобритания и Франция достигли принципиальных договоренностей об объединении трех оккупационных зон в единое экономическое целое — тем самым создавалась Тризония. В декабре 1947 г. в Вашингтоне было объявлено решение госдепартамента о полном прекращении репарационных поставок Советскому Союзу. «Эра Ялты закончилась, — писала в декабре газета "Нью-Йорк геральд трибюн". — Раздел Германии даст нам свободу действий, чтобы включить Западную Германию в систему западных государств». Западные державы начали непосредственную подготовку к созданию западногерманского государства. Через Германию все более явно проходила линия противостояния в холодной войне.

БЕРЛИНСКИЙ КРИЗИС 1948—1949 ГГ.
В феврале 1948 г. западные державы организовали сепаратную Лондонскую конференцию по германскому вопросу, в которой приняли участие представители США, Великобритании, Франции, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга. Конференция проходила в два этапа: с 23 февраля по 6 марта и с 20 апреля по 1 июня. На первом этапе конференции были (с.37) продолжены переговоры о создании Тризонии. Было также принято решение о включении Западной Германии в «план Маршалла».
Фактически в ходе Лондонской конференции выявилась общность принципиального курса Запада в германском вопросе: подготовка к созданию западногерманского государства и включению его в западный блок. Подобная политическая линия неизбежно влекла за собой обострение международной напряженности в Европе. «Я нахожу абсурдной и опасной эту идею разделить Германию на две части и использовать ее как орудие против Советов», — записывал в своем дневнике тогдашний президент Франции Венсан Ориоль. Однако голоса сомневавшихся тонули в хоре сторонников включения Западной Германии в западные структуры.
В ходе второго этапа Лондонской конференции были достигнуты договоренности о созыве к сентябрю 1948 г. западногерманского Учредительного собрания, о выработке им конституции и введении ее в действие к началу 1949 г. с завершением к этому времени создания западногерманского государства.
Действия Запада вызывали тревогу и беспокойство советского руководства. В марте 1948 г. в Москве был разработан план введения ограничений на коммуникациях Берлина с западными зонами оккупации. Ведь весь Берлин был расположен на территории советской зоны, поэтому коммуникации западных секторов Берлина с западными зонами контролировались советскими властями. В конце марта было до минимума сокращено движение американских, британских и французских пассажирских и товарных поездов между Берлином и западными зонами оккупации.
В то же время велась подготовка к раздельному проведению денежной реформы на западе и на востоке Германии. Представители четырех оккупационных властей не смогли договориться о ее согласованном проведении на всей территории Германии.
18 июня 1948 г. командующие оккупационными войсками США, Великобритании и Франции генералы Л. Клей, Б. Робертсон и П. Кениг сообщили маршалу В. Соколовскому о проведении с 20 июня денежной реформы в трех западных зонах. Предполагалось не распространять ее на западные сектора Берлина. В ответ 22 июня Соколовский известил западных командующих о проведении денежной реформы в советской зоне оккупации и в районе Большого Берлина. На следующий день западные державы приняли решение (с.38) распространить денежную реформу в Западной Германии на западные сектора Берлина. Советские власти потребовали включения всего Берлина в финансовую систему советской зоны оккупации. Осуществляя раздельную денежную реформу в Германии, обе стороны сознательно шли на резкое обострение ситуации.
24 июня советские оккупационные власти полностью перекрыли наземные коммуникации между западными зонами оккупации и Берлином «по техническим причинам». Началась советская блокада Западного Берлина. В ответ западные державы (прежде всего США) организовали «воздушный мост» между западными зонами оккупации и Западным Берлином — каждые пять минут на западноберлинском аэродроме приземлялся американский военно-транспортный самолет. Все необходимые грузы перебрасывались по воздуху.
Вокруг Берлина возник острый международно-политический кризис. Некоторые американские военные предлагали осуществить прорыв советской блокады силой. Подобная попытка Запада означала бы эскалацию конфликта, грозившую непредсказуемыми последствиями и возможностью начала большой войны в Европе. Политическое руководство Запада не решилось на эти авантюристические действия. Правда, и советское руководство не пыталось помешать функционированию американского «воздушного моста», и оно не стремилось к развязыванию большой войны.
При этом сама денежная реформа была лишь поводом к кризису. Его причины заключались в глубоких противоречиях по германской проблеме. Пойдя на серьезную конфронтацию с западными державами, сталинское руководство стремилось вести переговоры по германской проблеме с позиции силы. Предполагалось, что осложнения вокруг Берлина заставят США, Великобританию и Францию быть более уступчивыми и отказаться от реализации их планов создания западногерманского государства. Это и было основной целью сталинской политики. В Кремле стремились осуществлять полный контроль над советской зоной оккупации и в то же время сохранить союзный контрольный механизм для влияния на положение в Германии в целом.
Кроме того, Москва добивалась постепенного включения всего Берлина в советскую зону оккупации. В беседе лидеров Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) со Сталиным 26 марта 1948 г. В. Пик сказал, что восточные немцы «были бы рады, если бы союзников удалить из Берлина». (с.39) Сталин заметил: «Давайте общими усилиями попробуем, может быть, выгоним».
Просчет руководства СССР заключался в недооценке решимости западных держав сопротивляться советскому нажиму. Соединенные Штаты обладали для этого необходимыми военно-техническими возможностями и финансовыми ресурсами.
В июле—августе 1948 г. в Москве состоялись беседы И. Сталина и В. Молотова с представителями США, Великобритании и Франции о путях урегулирования Берлинского кризиса. Западные представители добивались отмены ограничений на коммуникациях между Берлином и западными зонами оккупации. В ходе беседы 2 августа Сталин признал советское давление на западные державы, но представил его как вынужденную оборонительную меру. Основной задачей советского руководства было добиться отказа США, Великобритании и Франции от подготовки к созданию западногерманского государства. Кроме того, Сталин и Молотов стремились договориться об использовании в Берлине валюты советской зоны оккупации и тем самым установлении советского контроля над финансово-экономической системой города.
Западные державы готовы были пойти на компромисс по вопросу о денежной реформе, но этот шанс не был использован советской стороной. Сталин требовал, настаивал, оказывал энергичное давление с тем, чтобы отложить осуществление решений Лондонской конференции западных государств о подготовке к созданию правительства Западной Германии. Однако именно в этом вопросе США, Великобритания и Франция не собирались отступать.
Неверная оценка советским руководством общей военно-политической ситуации, намерений и возможностей Вашингтона, Лондона и Парижа привела к отказу от компромиссных решений в августе—сентябре 1948 г. и затягиванию Берлинского кризиса. Расчет делался на то, что зимой «воздушный мост» не сможет функционировать. Однако американские летчики и техники справились с поставленными задачами.
Ситуация вокруг Берлина становилась проигрышной для советского руководства с политической, пропагандистской и стратегической точек зрения. Кремль вынужден был признать поражение своей попытки блокады Берлина.
В середине февраля 1949 г. представителями США и СССР в ООН, по инициативе американской стороны, были начаты переговоры об урегулировании Берлинского кризиса. 4 мая в Нью-Йорке было достигнуто соглашение, по которому с (с.40) 19 мая отменялись все ограничения в области связи, транспорта и торговли между Берлином и западными зонами Германии, а также между восточным и западными секторами Берлина. Западные державы, со своей стороны, согласились на созыв 23 мая 1949 г. в Париже еще одной сессии СМИД для рассмотрения проблем Германии и положения в Берлине.
К сожалению, на Парижской сессии СМИД не удалось достигнуть реальных договоренностей и соглашений. Берлин остался расколотым городом с различными валютами. На Западе и Востоке Германии завершалась подготовка к созданию двух германских государств.
Итак, сталинское руководство недооценило решимость Запада, и в первую очередь США, добиваться реализации курса на создание западногерманского государства. Финансово-экономические и военно-технические возможности Запада позволили обеспечить успешное функционирование американского «воздушного моста». В то же время Сталин еще раз показал, что при серьезном сопротивлении его внешнеполитическим акциям он умел отступать. Западные державы, согласившись на созыв Парижской сессии СМИД в мае 1949 г., позволили советским лидерам добиться некоторого пропагандистского компромисса.
Напрашивается еще один вывод: важной чертой этого острого международного кризиса было нежелание ни одной из сторон сделать первый выстрел и развязать крупномасштабный военный конфликт. В этом смысле участники кризиса правильно оценивали намерения друг друга и проявляли разумную сдержанность.
В Берлинском кризисе 1948—1949 гг. переплетались геополитические, идеологические и психологические факторы, на его развитие оказывали влияние и ошибочные представления лидеров великих держав о намерениях и возможностях другой стороны. Руководители стран Запада, прежде всего США, Упорно проводили курс на раскол Германии, на создание западногерманского государства и включение его в систему западных военно-политических блоков. При этом весной 1948 г. они недооценили готовность советской стороны предпринять решительные меры в отношении западных секторов Берлина и пойти на серьезный международный кризис.
Анализ действий советского руководства во время Берлинского кризиса 1948—1949 гг. позволяет утверждать, что это была борьба против расширения западной сферы влияния. Москва стремилась не допустить образования западногерманского государства и его включения в западный блок. Блокада (с.41) Берлина была призвана создать ситуацию, в которой СССР мог бы вести переговоры по германской проблеме с позиции силы. В случае отказа западных держав пойти на серьезные политические уступки оставалась попытка вытеснить их из Берлина, включив весь город в финансово-экономическую систему советской зоны оккупации. Но при любом варианте реальностью стало дальнейшее обострение конфронтации двух систем.

РАСКОЛ ГЕРМАНИИ
Лондонская конференция шести западных стран, завершившаяся в июне 1948 г., определила порядок разработки и утверждения конституции западногерманского государства. Представители США, Великобритании и Франции согласовали меры по дальнейшей координации их экономической политики в западной части Германии.
Конференция уполномочила премьер-министров земель Западной Германии созвать конституционную ассамблею и подготовить основной закон для будущего западногерманского государства. 1 июля во Франкфурте-на-Майне состоялось совещание военных губернаторов западных зон с премьерами ландтагов (земельных правительств) Западной Германии, оно определило принципы будущей конституции. Для непосредственной подготовки ее проекта был создан Парламентский совет, который начал свою работу в Бонне под председательством Конрада Аденауэра.
В начале 1949 г. продолжалась подготовка к созданию западногерманского государства. В ходе переговоров о его будущей конституции, о правах союзников возникали отдельные разногласия между Вашингтоном, Лондоном и Парижем, но они не носили принципиального характера.
8 апреля 1949 г. министры иностранных дел трех западных держав подписали вашингтонские соглашения по германскому вопросу, включавшие ряд документов. Важнейшими из них были: Меморандум об основных принципах, которыми руководствовались правительства Соединенных Штатов, Великобритании и Франции в осуществлении своих прав и своей ответственности после образования Федеративной Республики Германии, «Оккупационный статут» и Соглашение, касающееся трехстороннего контроля. Правительства Вашингтона, Лондона и Парижа договорились передать создаваемому федеративному государству и входящим в него землям «полную (с.42) законодательную, исполнительную и юридическую власть». Однако оккупирующие Германию государства оставляли за собой право контроля над ее разоружением, уровнем промышленного производства, развитием Рура, внешними сношениями Западной Германии, ее внешней торговлей и другими вопросами. Оккупационная администрация при некоторых обстоятельствах могла брать на себя всю полноту власти. Тем самым в руках трех западных союзников оставался контроль над основными направлениями политики западногерманского государства.
В вашингтонских соглашениях не было недостатка в утверждениях о гарантиях безопасности, о разоружении Германии. Но Федеративная Республика Германия создавалась в условиях холодной войны в качестве элемента западного блока, противостоявшего СССР и его союзникам. Сама логика холодной войны вела к восстановлению военного потенциала Западной Германии, Как вспоминал английский фельдмаршал Монтгомери, он убеждал политических руководителей Великобритании в необходимости противостоять тем вооруженным силам, которые готов был развернуть в Европе Советский Союз. «Без немцев мы не могли надеяться сформировать эти силы», — подчеркивал Монтгомери.
Вашингтонские соглашения завершили подготовку к созданию западногерманского государства. 8 мая 1949 г. представители земель Западной Германии (Парламентский совет) одобрили ее Основной закон. 23 мая, именно тогда, когда в Париже открывалась сессия Совета министров иностранных дел по германской проблеме, Парламентский совет провозгласил введение в действие западногерманской конституции. Нежелание Запада предотвратить раскол Германии обрекло последнюю сессию СМИД на неудачу.
В августе 1949 г. в западных оккупационных зонах Германии прошли выборы в бундестаг (палату парламента), который собрался вместе с бундесратом (органом представительства земель) 7 сентября в Бонне для избрания президента ФРГ и создания правительства — его возглавил К. Аденауэр. Тем самым создание ФРГ было завершено.
Параллельно в советской зоне оккупации шла подготовка к созданию восточногерманского государства. Еще в декабре 1947 г. по инициативе Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) — партии германских коммунистов, действовавшей в советской зоне — в Берлине был созван Немецкий народный конгресс за единство и справедливый мир. Конгресс носил просоветский антиимпериалистический характер. (с.43)
Руководящим органом организованного им движения стал Немецкий народный совет. В марте 1948 г. в Берлине состоялся второй Немецкий народный конгресс, выдвинувший лозунг национальной самопомощи. Конгресс предложил провести общегерманский референдум по вопросу о единстве страны. Напомним, что эти акции были скоординированы с советскими усилиями отсрочить реализацию решений западных стран о подготовке к созданию западногерманского государства. Однако развернуть массовое движение протеста в Западной Германии не удалось.
Тем временем, с осени 1948 г. в советской зоне оккупации началось обсуждение проекта конституции восточногерманского государства, согласованного с советскими руководителями. Проект конституции Германской Демократической Республики был утвержден третьим Немецким народным конгрессом в мае 1949 г. и ориентировал на создание просоветского государства немецких трудящихся. Третий Немецкий народный конгресс избрал новый состав Немецкого народного совета — представительного органа политических партий и массовых организаций в основном советской зоны оккупации.
В связи с созданием Федеративной Республики Германии Правление СЕПГ 4 октября 1949 г. обратилось ко всем немцам с призывом сплотиться в Национальном фронте демократической Германии для борьбы за восстановление единства страны, заключение мирного договора, что предусматривало бы вывод оккупационных войск.
На следующий день, 5 октября, Немецкий народный совет объявил о своем преобразовании в парламент — во временную народную палату, предусмотренную конституцией Германской Демократической Республики. Все эти акции осуществлялись при поддержке советских оккупационных властей. 7 октября Немецкий народный совет в качестве народной палаты парламента провозгласил создание Германской Демократической Республики и введение в действие ее конституции. Столицей ГДР стал Восточный Берлин. Таким образом, завершился раскол Германии на два государства: ФРГ и ГДР. Западный Берлин остался специфическим анклавом на территории ГДР.
Весь ход событий подтверждает, что инициаторами раскола Германии стали западные державы, стремившиеся создать ФРГ и включить ее в западный блок. Хотел ли Сталин раскола Германии? Несколько лет назад германский историк В. Лот опубликовал книгу «ГДР — нелюбимое дитя Сталина». Думается, Лот прав в том, что Сталин был вынужден пойти на (с.44) создание ГДР в ответ на действия Запада. Кремль хотел полностью контролировать положение в советской зоне оккупации и вместе с тем сохранить возможности воздействия на ситуацию в Германии в целом через союзный контрольный механизм. Однако помешать созданию ФРГ и расколу Германии Москве не удалось.
Раскол Германии как бы символизировал раскол Европы и стал важным элементом холодной войны. По существу, в Европе был завершен раздел на сферы влияния СССР и США. Каждая из двух держав разнообразными методами укрепляла свою сферу влияния. Но ни одна из сторон не готова была пойти на риск большого конфликта, что и обеспечивало расколотой Европе определенную стабильность. (с.45)

У ИСТОКОВ «СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО СОДРУЖЕСТВА»

ВКЛЮЧЕНИЕ СТРАН ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ В СФЕРУ ВЛИЯНИЯ СССР
Сталинское руководство стремилось после войны создать советскую сферу влияния по всему периметру границ СССР, в первую очередь в Европе. Эта задача включала приход к власти дружественных Советскому Союзу правительств, то есть обеспечение надежной безопасности для СССР. Но не только. Кремль добивался также установления близких ему по духу социально-политических режимов прокоммунистической ориентации. Сталин еще во время войны обращал внимание югославского политического деятеля М. Джиласа на ее особый характер: «Кто занимает территорию, тот и устанавливает свой собственный общественный порядок».
К концу Второй мировой войны Красная армия находилась на территории Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Восточной Германии и Восточной Австрии; она приняла участие в освобождении Югославии и Албании. Сталин стремился так или иначе включить эти страны (возможно, кроме Австрии) в советскую сферу влияния, установить в них просоветские и прокоммунистические режимы. Необходимо учитывать социально-политический кризис в странах Восточной Европы, тягу значительной части населения к глубоким преобразованиям. В большинстве восточноевропейских государств до войны (тем более во время войны) существовали те или иные разновидности авторитарных режимов, поэтому простой возврат к довоенной демократии был невозможен. Конечно, политическая ситуация в странах Восточной и Юго-Восточной Европы была различной: наибольшим влиянием коммунисты пользовались в Югославии, Албании и Болгарии, наименьшим — в Венгрии и Польше, где существовало довольно сильное антикоммунистическое подполье. (с.47)
Отказ руководителей США признать советскую сферу влияния, и в первую очередь, советское преобладание в Польше, Румынии и Болгарии, вызвал первые столкновения между бывшими союзниками — предвестники холодной войны. Попытки американского руководства изменить политическую ситуацию в этих странах в свою пользу натолкнулись на жесткое противодействие Кремля.
Одной из основных причин стремления руководства США не допустить закрепления советской сферы влияния были опасения ее дальнейшей консолидации и расширения. В целом, с точки зрения американских специалистов по международным делам, разделение Европы на сферы влияния было бы проигрышным для США. Советский режим по своей сути был способен создать в своей сфере влияния монолитный блок, что не удавалось западным демократиям. Вашингтон ориентировался на более благоприятный для себя вариант развития послевоенных международных отношений, хотя реально и не мог предотвратить последующий раскол Европы. Борьба принципиально различных концепций послевоенного устройства стала одной из предпосылок холодной войны.
Сталин использовал для закрепления советского господства в Восточной Европе жесткие недемократические методы. Опорой этой политики стали силы Красной армии и советские органы Наркомата внутренних дел. Имея в виду присутствие Красной армии на территории Польши, Сталин заявил руководителям польских коммунистов в конце сентября 1944 г.: «На вашей стороне теперь такая сила, что если вы скажете, что 2x2= 16, ваши противники подтвердят это. Но так будет не всегда... Если партия не использует нынешний период, не возьмет власть в руки, то партии не будет. Единственный путь — взять ответственность на себя. Не считаясь ни с чем...». С июля по декабрь 1944 г. органы Красной армии и представители НКВД репрессировали тридцать тысяч бойцов подпольной Армии Крайовой (АК), ориентировавшейся на эмигрантское лондонское правительство. В конце марта 1945 г. советские органы арестовали 16 видных военных и политических руководителей польского подполья, выступавших и против нацистов, и против коммунистов. В 1947 г. советскими органами МВД были арестованы на территории Польши около 2,5 тыс. человек и интернированы более 2,7 тыс. бойцов АК «в порядке очистки тыла».
Во всех странах Восточной Европы становление новых политических режимов проходило по указаниям Кремля, а в государствах, являвшихся союзниками гитлеровской Германии, (с.48) под контролем советской военной администрации и многочисленных советников из Москвы. У истоков создания новой системы госбезопасности находились видные представители НКВД, реализовывавшие советскую модель «наведения порядка» жесткими репрессивными мерами.
На первом этапе Сталин добивался формирования в странах Восточной Европы коалиционных правительств, в которых коммунисты играли бы важную роль, в частности, контролировали бы органы внутренних дел, службу безопасности и вооруженные силы. Затем представителей некоммунистической оппозиции вытесняли из правительства путем сфабрикованных судебных процессов и фальсифицированных выборов. В 1947 г. были разоблачены якобы имевшие место в Венгрии, Румынии и Болгарии «антиреспубликанские и антидемократические заговоры». Влиятельных политиков, противодействовавших коммунистам, убрали из политической жизни, а некоторых казнили. Этот процесс перехода власти в руки коммунистов был завершен февральскими событиями 1948 г. в Чехословакии, где также было покончено с режимом парламентской демократии.
Конечно, социально-политические преобразования в странах Восточной и Юго-Восточной Европы осуществлялись с различной быстротой и имели свою специфику. Наиболее интенсивно они осуществлялись в Югославии и Албании (сочетание внутренних и внешних факторов), в Польше, Румынии и Болгарии, которым усиленно навязывались преобразования по советскому образцу; наиболее замедленно — в Венгрии и Чехословакии. Не вдаваясь в более подробный анализ, можно отметить, что к весне 1948 г. во всех рассматриваемых странах были установлены коммунистические просоветские режимы, во многом копировавшие тоталитарную модель сталинского СССР.
Одновременно происходили важные социально-экономические преобразования по советскому образцу: национализация крупной промышленности, введение планирования, создание централизованной государственной системы в экономике, аграрная реформа.
Советское руководство во главе со Сталиным упорно осуществляло свою концепцию установления и укрепления режимов «народной демократии» и их сплочения в единый «лагерь». Этому способствовало и то, что Советский Союз заключил с рядом этих государств двусторонние договоры о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве. Еще до завершения войны соответствующие договоры были заключены (с.49) СССР с Чехословакией (12 декабря 1943 г.), Югославией (11 апреля 1945 г.) и Польшей (21 апреля того же года). После ратификации мирных договоров с бывшими союзниками гитлеровской Германии СССР в 1948 г. заключил договоры о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи с Румынией (4 февраля), Венгрией (18 февраля) и Болгарией (18 марта).
Все эти договоры были однотипными. Они отмечали стремление обеих сторон развивать и укреплять дружественные отношения, бороться за упрочение всеобщего мира и международной безопасности. Стороны брали обязательство совершенствовать взаимные экономические и культурные связи в духе дружбы и сотрудничества. Они договорились участвовать во всех международных действиях, имеющих целью обеспечение мира и безопасности народов, и совместно предпринимать все зависящие от них меры к устранению любой угрозы возобновления агрессии со стороны Германии или другого государства, которое объединилось бы с ней. В случае вовлечения одного из договаривающихся государств в военные действия с Германией, которая возобновила бы свою агрессивную политику, другой участник договора обязывался немедленно оказать жертве агрессии военную и иную помощь всеми возможными средствами. Весьма важным было обязательство сторон консультироваться между собой по всем актуальным международным вопросам, затрагивающим их взаимные интересы. По настоянию Сталина, к договорам, не содержавшим подобного обязательства, в феврале 1948 г. были согласованы специальные дополнительные протоколы.
Тем самым стала оформляться система договорно-правовых отношений между странами, образовавшими «социалистический лагерь» в Европе. Центром этой системы стала Москва, на которую и ориентировались страны «народной демократии» в международных отношениях. Таким образом, СССР возглавил группу стран, сплоченно выступавших во внешнеполитической сфере.

СОЗДАНИЕ ОРГАНОВ МНОГОСТОРОННЕГО СОТРУДНИЧЕСТВА СТРАН «СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ЛАГЕРЯ»
Сотрудничество СССР со странами «народной демократии» развивалось в самых различных сферах: политической, военной, идеологической, культурной. Важнейшее место принадлежало связям между коммунистическими и рабочими партиями государств социалистического лагеря. При этом (с.50) ВКП(б) играла роль бесспорного лидера мирового коммунистического движения, а Сталин — его признанного авторитетно вождя.
Коммунистический Интернационал был распущен по указанию Сталина в мае—июне 1943 года. После этого регулярные связи между ВКП(б) и другими коммунистическими партиями осуществлялись на двусторонней основе.
Однако по мере осложнения международной обстановки и нарастания холодной войны советскому руководству этого стало недостаточно. Весной 1947 г. Сталин в беседе с лидером польских коммунистов В. Гомулкой предложил, чтобы Польская рабочая партия (ППР) выступила инициатором созыва совещания представителей нескольких коммунистических партий для создания совместного информационного периодического издания. Гомулка согласился. Был составлен список компартий, представителей которых следовало пригласить на совещание: ВКП(б), компартии Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии, Чехословакии, Югославии, а также Италии и Франции. Кроме компартий стран «народной демократии», предлагалось участие в совещании представителей двух наиболее массовых и влиятельных компартий стран Западной Европы: Итальянской и Французской. Очевидно, имело значение и то, что до мая 1947 г. министры-коммунисты от этих партий входили в состав правительств.
Сам созыв совещания осуществлялся сталинским руководством как хорошо продуманная операция. Приглашение на совещание исходило не от ВКП(б), а от ППР. В приглашении говорилось лишь об обмене информацией и создании с этой целью совместного периодического издания. Подобная задача не могла насторожить кого-либо из руководителей компартий. На самом деле Сталин и представители ВКП(б) на совещании А. Жданов и Г. Маленков втайне готовили создание нового координационного органа компартий.
Совещание представителей девяти коммунистических партий состоялось с 22 по 28 сентября 1947 г. в Польше. Само совещание было организовано в польском курортном местечке Шклярска Поремба в секретном порядке. Участники совещания доставлялись на него советскими военными самолетами без оформления визовых документов. Совещание началось информационными докладами делегатов всех присутствовавших компартий об их деятельности. Затем, по предложению советских представителей, было решено обсудить вопросы международного положения и меры по усилению координации деятельности компартий. (с.51)
Доклад о международном положении сделал А. Жданов. Его ключевое положение нашло отражение в заключительной декларации совещания: «Сформировались две противоположные политические линии: на одном полюсе политика СССР и демократических стран, направленная на подрыв империализма и укрепление демократии, на другом полюсе политика США и Англии, направленная на усиление империализма и удушение демократии... Таким образом, образовались два лагеря — лагерь империалистический и антидемократический, имеющий своей основной целью установление мирового господства американского империализма и разгром демократии, и лагерь антиимпериалистический и демократический, имеющий своей основной целью подрыв империализма, укрепление демократии и ликвидацию остатков фашизма». Тем самым провозглашался раскол мира на два противостоящих политических лагеря, насаждался дух холодной войны.
Все компартии должны были последовательно ориентироваться на Советский Союз и безоговорочно поддерживать его внешнюю политику. Доклад Жданова содержал следующий неопубликованный в то время пассаж: «Поскольку во главе сопротивления новым попыткам империалистической экспансии стоит Советский Союз, братские компартии должны исходить из того, что, укрепляя политическое положение в своих странах, они одновременно заинтересованы в укреплении мощи Советского Союза, как главной опоры демократии и социализма. Эту политику поддержки Советского Союза, как ведущей силы в борьбе за прочный и длительный мир, в борьбе за демократию, компартиям следует проводить честно и открыто».
На совещании были подвергнуты резкой критике итальянские и французские коммунисты за их попытки дистанцироваться от Москвы, от опыта большевистской партии и идти к коренным преобразованиям в своих странах особым национальным путем. Тем самым делалось предупреждение компартиям стран народной демократии против любого отхода от советской модели. Представители ВКП(б) добились принятия решения о создании Информационного бюро коммунистических и рабочих партий, представленных на совещании. Оно должно было находиться в Белграде и издавать газету «За прочный мир, за народную демократию!».
Таким образом создавалась новая организация для координации деятельности компартий и их обязательных консультаций с ВКП(б) по всем международным вопросам. При этом приоритет отдавался компартиям стран «народной демократии», (с.52) которые должны были ориентироваться на Москву по всем важным проблемам внешней и внутренней политики.
В последующем Коминформ использовался как инструмент контроля Кремля за политикой и идеологией стран «народной демократии». Совещания Коминформа в 1948 и 1949 гг. были посвящены критике и осуждению югославского руководства.
В конце 1950 — начале 1951 г. Сталин предпринял попытку расширить функции секретариата Информбюро, и в частности, в неотложных случаях давать директивные указания, обязательные для исполнения компартиями. Тогда же Сталин предложил Тольятти занять пост генерального секретаря Коминформа, который должен был стать как бы вторым изданием Коминтерна. Однако Тольятти отказался, предложив сделать больший акцент на деятельность массовых организаций, в частности, движения сторонников мира. Активность Коминформа пошла на спад. Официально он прекратил свое существование в апреле 1956 года.
Советское руководство уделяло большое внимание экономическому сотрудничеству социалистических стран. Воспрепятствовав участию дружественных стран в плане Маршалла (1947 г.), Москва стремилась переориентировать их торговые и хозяйственные связи на Советский Союз.
В январе 1949 г. на совещании в Москве было принято решение о создании Совета экономической взаимопомощи (СЭВ). Его членами стали Болгария, Венгрия, Польша, Румыния, СССР и Чехословакия. Официальные цели СЭВ состояли в объединении и координации усилий его членов, достижении на этой основе планомерного развития народного хозяйства, ускорения экономического и технического прогресса. На первом этапе деятельности Совета сотрудничество его членов в основном охватывало внешнюю торговлю, передачу технической документации, обмен научно-техническим опытом. Во внешней торговле важную роль играли поставки советского сырья и энергоресурсов по ценам, значительно ниже мировых; эта практика продолжалась и в последующем. В рамках СЭВ складывался свой замкнутый рынок, что имело и плюсы, и минусы. С одной стороны, это способствовало осуществлению индустриализации в странах с менее развитой промышленностью, создавало предпосылки для кооперации и специализации хозяйства социалистических стран. С другой стороны» замкнутый рынок способствовал производству товаров, неконкурентоспособных по меркам мировых требований, (с.53) сохранению и наращиванию технологического отставания в ряде отраслей. Советские организации играли определяющую роль в деятельности СЭВ. В экономической сфере, как и в других, холодная война повлекла разрыв нормальных связей между Востоком и Западом, их противостояние.

СОВЕТСКО-ЮГОСЛАВСКИЙ КОНФЛИКТ
В первые годы после Второй мировой войны Югославия выступала как пример для других стран народной демократии. Новый режим в Югославии сложился в результате вооруженной антифашистской борьбы, организованной и возглавленной компартией (КПЮ). Уже к концу 1945 г. коммунисты фактически обладали монополией на власть в стране. Они энергично осуществляли национализацию и создавали систему государственного централизованного управления экономикой. Одновременно проводилась аграрная реформа. Весной 1947 г. югославское руководство во главе с маршалом Тито провозгласило переход к «строительству социализма».
В международной жизни югославское руководство последовательно поддерживало проведение антиимпериалистического курса Москвы на противостояние Западу. Вместе с тем оно чувствовало себя более самостоятельным и претендовало на лидирующую роль на Балканах. В частности, Тито и его соратники оказывали решающее влияние на политику Албании с перспективой ее включения в состав Югославии. До поры до времени Кремль мирился с этими претензиями Белграда.
Ситуация стала меняться с начала 1948 года. В январе Тито направил руководителю Албании Энверу Ходже предложение подготовить ввод в страну дивизии югославских войск. Этот демарш был предпринят без предварительных консультаций с Советским Союзом, что вызвало недовольство Сталина. В феврале делегации компартий Югославии и Болгарии были вызваны в Москву. Сталин настаивал на обязательных консультациях по международным вопросам с Кремлем. Он предложил югославам сначала осуществить федерацию с Болгарией, а уже впоследствии предпринимать меры по присоединению к этой федерации Албании.
Югославское руководство вроде бы согласилось с рекомендациями Кремля, но продолжало проводить свою собственную линию. Белград не спешил объединяться с просоветской Болгарией, продолжая зондаж относительно возможности (с.54) ввода в Албанию югославских войск. Это уже было явное отступление от принятой иерархии отношений в социалистическом лагере, прямое нарушение директив Кремля.
Кроме того, в марте югославы, вопреки установившейся практике, отказались предоставить советскому торгпреду секретные сведения о положении югославской экономики. В телеграмме Молотова Тито 18 марта эти действия югославских властей были расценены «как акт недоверия к советским работникам в Югославии и как проявление недружелюбия в отношении СССР». Советское руководство отозвало из Югославии всех своих гражданских специалистов и военных советников.
Аналитическая записка отдела внешней политики ЦК ВКП(б) от 18 марта была посвящена «антимарксистским установкам руководителей компартии Югославии в вопросах внешней и внутренней политики». В этом документе подчеркивалось, что руководители КПЮ «переоценивают свои достижения в социалистическом строительстве», предъявляют «претензии Югославии на руководящую роль на Балканах». В то же время новые обвинения в адрес руководства КПЮ касались игнорирования марксистско-ленинской теории, недоброжелательного отношения к ВКП(б) и СССР. Тито и руководство КПЮ отказались принять эти упреки, хотя и соглашались осуществить меры для нормализации отношений.
В дальнейшем руководство ВКП(б) развивало и наращивало намеченные обвинения против КПЮ. Почему Сталин пошел на конфликт с югославским руководством? Думается, основным было стремление не допустить абсолютно никакого отклонения от следования в фарватере Москвы. К тому же Сталин рассчитывал на просоветскую группировку в белградском руководстве, способную изменить политическую линию КПЮ в духе подчинения Кремлю. Однако Тито смог в условиях жесткого авторитарного режима устранить оппозиционеров и подавить промосковскую группировку.
Руководство ВКП(б) предложило обсудить вопрос о положении в КПЮ на совещании Коминформа в июне 1948 года. Совещание было организовано в Бухаресте, представители КПЮ участвовать в нем отказались. Информбюро пришло к единодушному выводу, что своими антипартийными и антисоветскими взглядами, несовместимыми с марксизмом-ленинизмом, руководители КПЮ противопоставили себя другим компартиям, «встали на путь откола от единого социалистического фронта против империализма, на путь измены делу Международной солидарности трудящихся и перехода на (с.55) позиции национализма». Эти серьезные обвинения были безосновательными и беспочвенными, они были инспирированы Кремлем.
В 1948—1949 гг. отношения между КПСС и другими компартиями, с одной стороны, и КПЮ — с другой, были прерваны. Нарушились также государственные отношения между СССР и Югославией. В сентябре 1949 г. Москва осуществила разрыв советско-югославского договора 1945 г. о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве. В октябре советское правительство объявило югославского посла персоной нон грата, что привело к снижению уровня дипломатических отношений между двумя странами.
На третьем совещании Коминформа, состоявшемся в ноябре 1949 г. в Венгрии, представитель компартии Румынии выступил с докладом «Югославская компартия во власти убийц и шпионов», была принята соответствующая резолюция совещания. В докладе вновь подчеркивалась обязанность всех компартий безоговорочно поддерживать и без колебаний защищать Советский Союз.
Против руководства компартии Югославии была развернута грубая пропагандистская кампания. В начале 50-х годов, вплоть до своей смерти, Сталин пытался организовать физическую ликвидацию Тито советскими агентами. С этими замыслами перекликалась подготовка военно-политической акции СССР и его союзников против Югославии. Но планам кремлевского диктатора не суждено было осуществиться.
Вся кампания против руководства компартии Югославии была направлена на пресечение любых, даже робких, попыток восточноевропейских коммунистических лидеров действовать самостоятельно, принимать решения без предварительной санкции Кремля, а тем более вопреки его указаниям.
Отношения между СССР и Югославией, между КПСС и КПЮ были полностью нормализованы лишь в мае—июне 1955 г., после чего возобновилось двустороннее сотрудничество. (с.56)

СОЗДАНИЕ ЗАПАДНОГО БЛОКА

ДОКТРИНА ТРУМЭНА
Стремление советского руководства закрепить и расширить свою сферу влияния вызывало растущее противодействие Запада. В этой связи особое беспокойство в 1946 — начале 1947 г. вызывал нажим Москвы на Турцию и на Грецию, в которой шла гражданская война.
В феврале 1947 г. английское правительство уведомило Вашингтон, что в связи с ухудшившимся финансовым положением Великобритании оно не сможет продолжать оказание финансовой и военной помощи Греции и Турции.
В правящих кругах США Грецию и Турцию рассматривали как поле принципиального столкновения демократии и коммунизма. К тому же обе эти страны занимали важное геополитическое положение в Восточном Средиземноморье, на подступах к ценнейшим запасам нефти и к стратегическим коммуникациям. Заместитель государственного секретаря США Дин Ачесон отмечал, что помощь Греции и Турции представляла собой не благотворительность, а средство защиты американского образа жизни. Президент Трумэн 12 марта 1947 г. обратился к конгрессу с просьбой выделить 400 млн долл. для помощи Греции и Турции, а также санкционировать посылку в эти страны американского гражданского и военного персонала для наблюдения за использованием предоставленной помощи.
Доктрина Трумэна содержала и общую оценку международной ситуации, определяющим моментом которой являлся конфликт между двумя образами жизни. Один из них, по словам Трумэна, базировался на свободе личности, свободных выборах, свободных институтах и гарантиях от агрессии. Другой — на контроле над прессой и средствами массовой информации, навязывании воли меньшинства большинству, на ТеРроре и угнетении. США объявляли своей политикой (с.59) поддержку «свободных народов» в их противостоянии внутренним и внешним угрозам.
Доктрина Трумэна прокламировала новую глобальную роль США в противодействии Советскому Союзу и коммунизму. Эта борьба приобретала тотальный характер, что означало переход к полномасштабной холодной войне.
Советское руководство дало резко отрицательную оценку доктрине Трумэна. В докладе А. Жданова о международном положении на совещании коммунистических партий в сентябре 1947 г. было заявлено, что доктрина Трумэна «рассчитана на предоставление американской помощи всем реакционным режимам, активно выступающим против демократических народов, носит откровенно агрессивный характер». Идеологическая и пропагандистская борьба в рамках холодной войны набирала обороты.
В этой ситуации США стремились обеспечить надежный тыл в Латинской Америке, использовать ресурсы этого региона в холодной войне. В августе—сентябре 1947 г. в Рио-де-Жанейро состоялась межамериканская конференция министров иностранных дел «по поддержанию континентального мира и безопасности». Под давлением делегации США 2 сентября был подписан Межамериканский договор о взаимной обороне, который вступил в силу в декабре 1948 года. Договор предусматривал принцип коллективной обороны, в нем провозглашалось, что «вооруженное нападение со стороны любого государства на одно из американских государств будет рассматриваться как нападение на все американские государства», и каждое из них «обязуется оказать помощь при отражении нападения». Кроме того, договор предусматривал меры по борьбе с косвенной агрессией. Тем самым пакт Рио-де-Жанейро стал важным шагом на пути создания военно-политического блока стран Западного полушария под руководством США.
Институционализация связей государств Американского континента была осуществлена созданием Организации американских государств (ОАГ) в апреле 1948 года. В нее вошли США и подавляющее большинство стран Латинской Америки. Соединенные Штаты использовали ОАГ для нажима на ее участников, для укрепления своих позиций на континенте.
В целом США довольно успешно использовали возможности и ресурсы Латинской Америки в холодной войне. (с.60)

ПЛАН МАРШАЛЛА
Ситуация в Европе весной 1947 г. была тревожной и нестабильной. В Восточной Европе складывалась система народных демократий, СССР устанавливал все более жесткий контроль над этой частью континента. В Западной Европе наблюдались симптомы возможного экономического кризиса, нарастала социальная напряженность. Миллионы людей оказались без работы, голодали и мерзли суровой зимой 1946—1947 года. Ухудшение экономического положения порождало чувство безнадежности и отчаяния.
В мае заместитель государственного секретаря США Дин Ачесон публично заявил о необходимости срочной американской помощи объединению европейских государств, которые, по его словам, сами предпримут меры для своего восстановления. «Этого требует наша национальная безопасность», — подчеркнул Ачесон.
5 июня 1947 г. госсекретарь США Джордж Маршалл выступил в Гарвардском университете с программной речью, которая стала исходным пунктом осуществления комплекса экономических и политических мер, известных под названием «план Маршалла».
Цели плана Маршалла предусматривали стабилизацию социально-политической ситуации в Западной Европе, включение Западной Германии в западный блок и уменьшение советского влияния в Восточной Европе. Страны Восточной Европы могли бы принять участие в программе восстановления Европы, только в случае отказа от ориентации их экономики на Советский Союз. При этом предполагалось использовать сырьевые ресурсы Восточной Европы для восстановления западной части континента.
Министры иностранных дел Великобритании и Франции Э. Бевин и Ж. Бидо согласились сыграть основную роль в обсуждении инициативы Маршалла с Советским Союзом. Они предложили созвать 27 июня 1947 г. в Париже совещание министров иностранных дел Великобритании, Франции и СССР Для консультаций по плану Маршалла.
В Москве первоначально восприняли предложение Маршалла с интересом, увидев в нем возможность получения американских кредитов для послевоенного восстановления Европы. 21 июня 1947 г. Политбюро ЦК ВКП(б) утвердило положительный советский ответ на предложения британского и Французского правительств провести совещание министров иностранных дел трех держав в Париже. (с.61)
Вместе с тем в советских официальных кругах звучали голоса недоверия и предостережения. Так, академик Е.С. Варга в докладной записке утверждал, что план Маршалла должен был в первую очередь явиться инструментом смягчения очередного экономического кризиса в США поставками американских товаров за рубеж. Резко негативно оценивал план Маршалла и посол СССР в США Н.В. Новиков, который подчеркивал, что в конечном итоге он сводится к созданию западноевропейского блока как орудия американской политики.
Советское руководство всячески противодействовало усилению экономического и политического влияния США в Европе, созданию западного блока. Москва решительно отвергала любые формы международного контроля в отношении экономики СССР и стран Восточной Европы. Вместе с тем Советский Союз был заинтересован в американских кредитах для послевоенной реконструкции, но без всяких предварительных условий.
Советская делегация на Парижском совещании министров иностранных дел Великобритании, Франции и СССР последовательно руководствовалась директивами, полученными в Москве. Их сущность делала невозможным принятие советской стороной западных предложений о согласовании усилий европейских стран по восстановлению экономики Старого Света. Советское руководство полностью исключало выявление и проверку ресурсов европейских стран, составление ими какой-то общей программы стабилизации европейской экономики. Москва стремилась трактовать предложение Маршалла как возможность получения американских кредитов для послевоенной реконструкции. Советские предложения ограничиться выявлением потребностей европейских стран в американской помощи и направить эти согласованные заявки в виде запроса США были неприемлемыми для Запада. Парижское совещание подтвердило, что согласовать эти взаимоисключающие позиции не представлялось возможным.
2 июля Парижское совещание министров иностранных дел трех стран завершилось отказом делегации СССР участвовать в осуществлении плана Маршалла. Жесткая неконструктивная позиция советской делегации в Париже объяснялась главным образом стремлением не позволить Западу, и в первую очередь США, получить возможности воздействовать на ситуацию в странах Восточной Европы — советской сфере влияния. Подход к межгосударственным отношениям как к «игре с нулевой суммой», требовал сделать все возможное, чтобы не (с.62) позволить США реализовать их замыслы и усилить влияние в Европе.
Уже в день завершения Парижского совещания министров иностранных дел трех держав Э. Бевин и Ж. Бидо опубликовали совместное заявление: от имени правительств Великобритании и Франции они пригласили все европейские государства, за временным исключением франкистской Испании, принять участие в Европейской экономической конференции. Предполагалось создать специальную организацию для составления в кратчайшие сроки согласованной программы европейской реконструкции, которая отразила бы ресурсы и потребности каждого государства. 4 июля официальные приглашения были направлены правительствам 22 стран Европы. Конференцию предлагалось открыть 12 июля 1947 г. в Париже.
СССР отказался участвовать в конференции и повел линию на ее срыв. Утром 5 июля советские послы в столицах ряда европейских государств получили из Москвы указание посетить министров иностранных дел соответствующих стран и сделать им заявление, в котором давалась негативная оценка предложения Маршалла. В связи с идеей создания руководящего комитета, который составил бы экономическую программу для европейских стран, в тексте заявления подчеркивалось, что делегация СССР усмотрела в этих претензиях желание вмешаться во внутренние дела европейских государств, навязать им свою программу, и, таким образом, поставить экономику этих стран в зависимость от интересов США.
Советская линия на противодействие реализации плана Маршалла была ясной и последовательной. Другое дело — вопрос о тактике. Как лучше саботировать англо-французскую инициативу? Советский Союз отказался участвовать в намеченном на 12 июля совещании. Должны ли были союзники СССР последовать его примеру? Они так и собирались сделать. Однако в Кремле обсуждался и другой вариант действий. Представители союзников СССР могли бы отправиться в Париж, сделать на совещании все возможное для разоблачения плана Маршалла, а затем демонстративно покинуть конференцию.
Инициаторы плана Маршалла со своей стороны стремились привлечь к участию в нем страны Восточной Европы, в первую очередь Польшу и Чехословакию, в расчете побудить их отказаться от ориентации на Советский Союз.
Сталинское руководство колебалось. С одной стороны, хотелось не просто отказаться от участия в Парижском совещании, (с.63) но и сорвать его работу, устроить на совещании скандал, «хлопнуть дверью». С другой — искушение получить американскую экономическую помощь могло оказаться слишком привлекательным для правительств некоторых стран Восточной Европы. Учитывая коалиционный характер правительств Польши и Чехословакии, отсутствие абсолютного контроля коммунистов над дипломатическими службами этих стран Москве было бы затруднительно диктовать конкретные шаги их представителям на парижском совещании.
В итоге все эти опасения перевесили. В ночь с 7 на 8 июля советским послам в Белграде, Будапеште, Бухаресте, Варшаве Праге, Софии, Тиране, Хельсинки было дано указание немедленно передать руководителям компартий этих стран директиву отказаться от участия в совещании по плану Маршалла.
Подлинные мотивы решения, принятого в Москве, были изложены в записке заместителя министра иностранных дел А.Я. Вышинского. «Это диктуется уже тем, — писал он, — чтобы участием в этом совещании не создавать ему авторитета и таких условий, которые облегчили бы англо-франко-американские интриги среди участников совещания».
Приняв решение о бойкоте парижского совещания, намеченного на 12 июля, Москва оказала жесткий нажим по этому вопросу на правительства дружественных государств.
Однако тактические колебания Кремля 5—7 июля осложнили ситуацию. Если правительства Албании, Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии, Югославии и Финляндии послушно выполнили директиву Москвы, то в Праге возникли затруднения. Правительство Чехословакии уже приняло решение участвовать в совещании по плану Маршалла, созываемом в Париже Великобританией и Францией.
Разъяренный Сталин потребовал немедленного приезда правительственной делегации Чехословакии. Утром 9 июля делегация во главе с К. Готвальдом вылетела в Москву. Советский лидер ультимативно потребовал немедленно отменить решение правительства Чехословакии об участии в парижском совещании по плану Маршалла. Готвальд вынужден был дать согласие выполнить требование Сталина. Отметая все возражения чехословацких министров, Сталин заявил: «Участие в конференции выставит вас в ложном свете. Этот "прорыв фронта" означал бы успех западных держав. Швейцария и Швеция еще колеблются, а ваше участие определенно повлияло бы на их решение. Мы знаем, что вы наши друзья, у нас никто в этом не сомневается. Но своим участием в Париже вы были бы использованы в качестве инструмента против (с.64) СССР. Этого ни Советский Союз, ни его правительство не допустили бы».
10 июля было созвано экстренное заседание правительства Чехословакии, продолжавшееся до 9 часов вечера. Давление Кремля и вынужденное согласие с ним президента Э. Бенеша предопределило позицию Праги: члены правительства единогласно приняли решение об отказе страны участвовать в парижском совещании по плану Маршалла, ссылаясь на неучастие союзных с Чехословакией стран, включая СССР.
Советское восприятие плана Маршалла обусловливалось логикой разгоравшейся холодной войны. Сталинское руководство видело в США своего главного соперника на международной арене и всячески стремилось не допустить расширения американского влияния в Европе. В Москве весьма болезненно воспринимали любые попытки создания западного блока под американской эгидой.
Со своей стороны, инициаторы плана Маршалла с самого начала были настроены весьма скептически в отношении возможного участия СССР, рассматривая его скорее как потенциального донора, чем получателя американской помощи.
Анализ советской позиции в отношении плана Маршалла позволяет сделать вывод, что приоритетным направлением во внешнеполитической стратегии Москвы было установление и упрочение советского контроля над странами Восточной Европы. Сталин считал советскую зону влияния важнейшим результатом тяжелейшей войны. Он не собирался идти ни на какие уступки Западу в этой части Европы: для тогдашнего советского руководства контроль над сферой влияния был важен по геополитическим, стратегическим и идеологическим соображениям. Инициаторам плана Маршалла не удалось вовлечь в его осуществление страны Восточной Европы помимо воли СССР и тем самым ослабить их ориентацию на Советский Союз.
Как ни парадоксально, но реализация плана Маршалла без участия СССР и даже при его противодействии в какой-то степени устраивала обе стороны: Советский Союз сохранил и утвердил свое влияние на страны Восточной Европы; США и их партнеры по плану Маршалла получили возможность для осуществления комплекса мер по стабилизации социально-политической ситуации в Западной Европе, а затем и для создания западного военно-политического союза.
На конференции 16 стран Европы в Париже 12—15 июля было решено создать специальный Комитет европейского экономического сотрудничества и четыре специализированных (с.65) комитета для анализа баланса ресурсов Европы и ее потребностей.
В апреле 1948 г. участники плана Маршалла создали Организацию европейского экономического сотрудничества. Были сформированы ее руководящие органы, намечены широкие планы деятельности. Однако ни в 1948 г., ни позже эта организация так и не смогла выработать общую программу европейского экономического развития. По меткому выражению одного из французских журналистов, она превратилась в «кооператив попрошаек». Характерно, что когда в апреле 1948 г. американский конгресс принял закон об оказании экономической помощи Европе, то США предпочли заключить с государствами-участниками плана Маршалла двусторонние соглашения, навязав им ряд выгодных для себя условий.
Основной механизм плана Маршалла выглядел следующим образом. Правительство США оплачивало американским экспортерам стоимость товаров, предназначенных для получателей помощи. Правительство страны-получателя должно было поместить на специальный счет полученную сумму в своей валюте, эквивалентную стоимости американских поставок. Средства поступали главным образом от собственных фирм-импортеров. 5% суммы со специального счета поступало в распоряжение правительства США, а 95% использовалось правительством страны, получавшей помощь, но лишь с американского согласия. Общая сумма ассигнований по плану Маршалла с апреля 1948 по декабрь 1951 г. составила около 12,4 млрд. долл., из которых на долю Англии пришлось 2,8 млрд. долл., Франции — 2,5 млрд.
Осуществление плана Маршалла внесло свой вклад в стабилизацию и консолидацию европейского капитализма. Товары и капиталы, направлявшиеся по плану Маршалла в Западную Европу, способствовали преодолению экономических последствий войны. План Маршалла позволил западноевропейским странам получать часть необходимой им американской продукции, помог преодолеть кризисное состояние торгово-финансовой системы в западном мире. С американской помощью правящие круги западноевропейских государств ослабили острый политический кризис. Не случайно, в первое время более 50% поставок по плану Маршалла составляли продовольствие, потребительские товары, удобрения, да и в общем объеме американской помощи их доля равнялась 29%. Осуществление плана Маршалла было связано и с широким внедрением в Европу американских методов организации производства, повышения производительности труда.
Требуется учитывать и социально-психологический фактор. Почувствовав непосредственную поддержку американского империализма, западноевропейская буржуазия смогла привлечь на свою сторону значительную часть колеблющихся слоев. Стрелка политического барометра в ряде стран Западной Европы в той или иной степени сползла вправо.
Фактически организация плана Маршалла и резко негативная реакция советского руководства означали важнейший рубеж на пути раскола Европы на сферы влияния, а сама разделенная Европа стала частью биполярного мира, характерного для периода холодной войны.

БРЮССЕЛЬСКИЙ ПАКТ
Осуществление плана Маршалла создало предпосылки для образования политического союза государств, принявших в нем участие. США активно выступали за формирование западного военно-политического блока. В начале 1948 г. руководители Великобритании и Франции решительно поддерживали заключение военного соглашения между США и Западной Европой и постоянное присутствие американских войск в Старом Свете. Новый военно-политический блок призван был противостоять Советскому Союзу и «коммунистической угрозе». Однако, как и в экономической сфере, Вашингтон предпочитал вначале осуществить военно-политическое объединение самих западноевропейских государств, мобилизовать их собственные усилия.
Толчком к форсированию создания западного блока послужил приход коммунистов к власти в Чехословакии в феврале 1948 года. На Западе рос страх перед коммунизмом и стремление дать ему отпор.
4 марта в Брюсселе начались переговоры представителей Великобритании, Франции, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга о западноевропейском союзе. При этом имелся в виду региональный военно-политический союз, дополненный экономическими обязательствами.
17 марта 1948 г. представители пяти названных государств Западной Европы подписали «Договор об экономическом, социальном и культурном сотрудничестве и о коллективной самообороне».
Преамбула договора содержала ссылки на основные права человека, демократические принципы и устав Организации Объединенных Наций. Участники договора выражали решимость (с.67) координировать свои усилия по созданию в Западной Европе прочной основы для ее экономического восстановления; оказывать друг другу помощь, чтобы обеспечить мир и международную безопасность и воспрепятствовать всякой политике агрессии. По настоянию французской стороны было указано на готовность правительств пяти стран предпринять необходимые меры в случае возобновления Германией политики агрессии.
Важнейшим обязательством, содержавшимся в Брюссельском пакте, было обязательство оказать помощь и содействие любому участнику соглашения всеми средствами, в том числе и военными, если одна из высоких договаривающихся сторон подвергнется вооруженному нападению в Европе. Такой высокой степени автоматизма военных обязательств, как в Брюссельском договоре, не предусматривалось ни в каком другом многостороннем соглашении западных стран.
Хотя в тексте договора и уделялось большое внимание экономическому, социальному и культурному сотрудничеству, в действительности наибольшее значение имели обязательства, означавшие создание военно-политического союза пяти стран.
Для согласования всех политических вопросов Брюссельский пакт предусматривал создание Консультативного совета в составе пяти министров иностранных дел, который должен был собираться не реже одного раза в три месяца. Учреждался также постоянный военный комитет с местопребыванием в Лондоне. Его возглавил британский фельдмаршал Монтгомери. Тем самым были заложены основы Западного союза, призванного противостоять Советскому Союзу и коммунизму в Европе.

СЕВЕРОАТЛАНТИЧЕСКИЙ ПАКТ И СОЗДАНИЕ НАТО
Сразу же после подписания Брюссельского пакта президент США Трумэн заверил его участников в готовности Соединенных Штатов оказать им всю необходимую помощь. Руководители Великобритании и Франции, со своей стороны, выступали за создание широкого военно-политического союза западных государств. Французский министр иностранных дел Ж. Бидо писал в начале марта 1948 г. госсекретарю США Маршаллу: «Наступил момент и в политической области, и как можно скорее в военной области укрепить сотрудничество между Старым и Новым Светом». (с.68)
11 июня сенат США подавляющим большинством принял резолюцию Ванденберга, уполномочившую администрацию в мирное время заключать военно-политические союзы вне американского континента. Это было пересмотром одного из важнейших принципов внешней политики США, выражением их глобальных международных интересов.
В начале июля 1948 г. в Вашингтоне начались переговоры представителей США, Канады и Западного союза. Они обсуждали возможности американской военной помощи Западной Европе в свете резолюции Ванденберга. К этому времени американскому правительству уже были переданы проекты военных планов Западного союза. В июле американские офицеры участвовали в заседаниях постоянного военного комитета Брюссельского пакта.
В конце октября 1948 г. министры иностранных дел Западного союза рассмотрели вопрос об обеспечении безопасности Северной Атлантики и единодушно высказались за заключение нового военно-политического союза с участием США и Канады. К концу года был выработан предварительный проект Североатлантического пакта и передан всем заинтересованным правительствам.
Необходимо учитывать общий психологический климат в Западной Европе в 1948—1949 годах. В общественном мнении доминировал страх перед советской угрозой. И хотя сейчас мы знаем, что планов широкомасштабной агрессии против Западной Европы в Москве не существовало, в то время европейские обыватели верили утверждениям об «ужасных казаках», готовившихся проехать под Триумфальной аркой и поить лошадей в фонтане «Треви».
В феврале 1949 г. переговоры о создании Североатлантического пакта были закончены. 15 марта расширенное заседание Консультативного совета Западного союза с участием министров иностранных дел, министров обороны и министров финансов приняло предложенный ему текст без каких-либо поправок. 18 марта, задолго до его подписания, текст Североатлантического пакта был опубликован.
Статья 4 предусматривала консультации участников договора «всякий раз, когда, по мнению одного из них, территориальная целостность, политическая независимость или безопасность одного из участников окажутся под угрозой». В соответствии со статьей 5-й, «вооруженное нападение против одного из участников, совершенное в Европе или в Северной Америке, будет рассматриваться как нападение против всех Договаривающихся сторон, и вследствие этого... каждая из (с.69) них поможет участнику или участникам, подвергшимся нападению, предприняв... такие действия, которые она сочтет необходимыми, включая применение вооруженной силы, чтобы восстановить и обеспечить безопасность в районе Северной Атлантики». При этом имелось в виду (статья 6) вооруженное нападение на одного из участников договора «в Европе или в Северной Америке, на французские департаменты Алжира, на оккупационные силы любого из участников в Европе», а также против островов, находящихся под юрисдикцией членов Атлантического пакта, их судов и самолетов в районе Северной Атлантики, то есть к северу от тропика Рака. Тем самым Североатлантический пакт предусматривал принцип коллективной самообороны. Вместе с тем он ограничивал возможность применения силы его участниками случаем вооруженного нападения на одного из них и очерчивал географический район действия договора.
Пакт предусматривал, что его участники «будут постоянно и эффективно поддерживать и увеличивать свою способность в отдельности и совместно противостоять вооруженному нападению, развивая свои собственные средства и предоставляя друг другу взаимную помощь» (статья 3). Для выполнения этих обязательств предусматривалось создание специальной организации, в частности, комитета обороны. Именно в соответствии с этими положениями договора была создана разветвленная структура НАТО и развернута широкая программа американской военной помощи ее европейским участникам.
Торжественная церемония подписания Североатлантического пакта состоялась 4 апреля 1949 г. в Вашингтоне. Его участниками первоначально стали 12 государств; Бельгия, Великобритания, Дания, Исландия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Канада, Норвегия, Португалия, США, Франция; в 1952 г. к пакту присоединились Греция и Турция, в 1955 г. — Федеративная Республика Германия.
Дальнейшее нарастание международной напряженности способствовало быстрому формированию политических и военных структур организации Североатлантического договора (НАТО). Ее высшим органом стал Совет НАТО, состоящий из министров иностранных дел, обороны и финансов государств-членов. В периоды между заседаниями совета (2 раза в год) решения принимались постоянными представителями стран-участниц на основе равенства и единогласия. Был создан также генеральный административный секретариат, которому подчинялся ряд гражданских департаментов. Высшим военным органом НАТО стал Военный комитет, состоящий (с.70) начальников генеральных штабов государств-членов. Он избирался 2 раза в год и вырабатывал рекомендации и принципиальные решения по военным вопросам. Между его сессиями эти функции возлагались на постоянных военных представителей. Было также создано несколько региональных командований НАТО, важнейшим из них стало командование для Европы.
Параллельно с текстом Североатлантического пакта было подготовлено соглашение об американской военной помощи его европейским участникам. Оно предусматривало поставки американского вооружения на сумму в 1 млрд. долл., пяти участникам Брюссельского пакта в 1949—1950 годах. Для закупок оружия США открывали этим странам долларовый кредит в размерах 35—50% их собственных расходов на вооружение.
Уже на следующий день после подписания пакта участники Западного союза обратились к Вашингтону с официальной просьбой о скорейшем предоставлении им военной помощи, на которую правительство США дало положительный ответ. Таким образом, Североатлантический пакт сразу же стал важнейшим фактором в политике западных государств и способствовал развертыванию гонки вооружений.
Выражением курса Вашингтона на форсирование гонки вооружений стала директива Совета национальной безопасности «Цели и программы США в области национальной безопасности» (СНБ-68), принятая в апреле 1950 года. Этот меморандум изображал СССР в качестве «тотального врага» Соединенных Штатов и не предвидел конца кризисной конфронтации «до тех пор, пока не произойдет изменений в характере советской системы». По мысли авторов документа, США должны были осуществлять противодействие советской экспансии с помощью политики военного и иного нажима на СССР «с позиции силы». Ядро СНБ-68 составила стратегия военного сдерживания Советского Союза на основе общеполитической концепции «сдерживания». Таким образом, одним из главных выводов СНБ-68 для последующей политики США, наряду с наращиванием и модернизацией американского ядерного арсенала, был призыв к резкому увеличению военных расходов и экономической и военной помощи союзникам. Если в 1950 г. на военные цели было выделено 14,5 млрд. долл., то в 1951 г. военные ассигнования составили уже 22 млрд. долл., а в 1952 г. они возросли до 44 млрд.
Создание Североатлантического пакта означало реализацию курса на тесный союз между США и Западной Европы. (с.71)
Оно стало важным этапом в осуществлении Вашингтоном политики «сдерживания» и одновременно раскола Европы на противостоящие военно-политические блоки. (с.72)


ХОЛОДНАЯ ВОЙНА В АЗИИ. СТАНОВЛЕНИЕ САН-ФРАЦИССКОЙ ПОДСИСТЕМЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

ПОБЕДА РЕВОЛЮЦИИ В КИТАЕ, ЕЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ
Холодная война приобрела глобальный характер и охватила различные регионы. Ее основной особенностью в Азии стала возросшая роль национально-освободительного движения. Усилившаяся борьба народов колониальных и полуколониальных стран накладывалась на биполярную структуру международных отношений, придавала ей специфический характер.
Ослабление позиций традиционных колониальных метрополий (Великобритании, Франции, Нидерландов и др.) способствовало подъему освободительной борьбы в Индии, Бирме, Индокитае, Индонезии,
Поражение и капитуляция Японии коренным образом изменили ситуацию в Китае, народ которого вел многолетнюю борьбу против японских захватчиков. В Китае сформировались две основные социально-политические силы: правые прозападные националисты во главе с гоминьданом и левые националисты во главе с компартией Китая, ориентировавшиеся на СССР. Вступление Советского Союза 9 августа 1945 г. в войну против Японии, его участие в разгроме японской Квантунской армии и освобождении северо-востока Китая усиливало позиции китайских коммунистов. К тому же советские войска стремились именно им передать власть в освобожденных районах и оставить японские запасы вооружений.
Приветствуя вступление советских войск в Маньчжурию, лидер китайских коммунистов Мао Цзэдун заявил 13 августа: «Мы переживаем дни огромных перемен в ситуации на (с.74) Дальнем Востоке... Решающим фактором в капитуляции Японии является вступление в войну Советского Союза. Миллионные силы Красной Армии движутся на северо-восток Китая; перед этой мощью ничто не устоит... Органы пропаганды США и Чан Кайши надеялись подорвать влияние Красной Армии двумя атомными бомбами. Но это влияние не подорвать...».
Однако для сталинского руководства главным была реализация ялтинских соглашений трех великих держав (СССР, США и Великобритании) по вопросам Дальнего Востока. По этим соглашениям, СССР обязался вступить в войну против Японии через 2—3 месяца после окончания войны в Европе при выполнении ряда условий. Сохранение статус-кво Монгольской Народной Республики. Восстановление прав России, утраченных после Русско-японской войны 1904—1905 гг.: возвращение южной части острова Сахалин с прилегающими островами; интернационализация торгового порта Далян (Дальний) с обеспечением преимущественных интересов СССР; восстановление советской аренды Порт-Артура как военно-морской базы; совместная советско-китайская эксплуатация Китайско-Восточной и Южно-Маньчжурской железной дороги. Передача Советскому Союзу Курильских островов. В свою очередь СССР выразил готовность заключить с гоминьдановским правительством Китая договор о дружбе и союзе. Этот договор был подписан в Москве 14 августа 1945 года. Он предусматривал взаимную помощь и поддержку в войне против империалистической Японии. Одновременно было подписано несколько соглашений, закреплявших права и привилегии СССР в северо-восточном Китае.
В октябре 1945 г. гоминьдан и Компартия Китая обязались избегать гражданской войны и достигли компромисса по политическим вопросам. В декабре 1945 г. московское совещание министров иностранных дел СССР, США и Великобритании приняло решение, в котором указывалось на необходимость мирного объединения Китая и прекращения гражданской войны. В эту войну не хотели напрямую втягиваться ни СССР, ни США.
Однако летом 1946 г. гражданская война в Китае вспыхнула с новой силой. В 1948 – начале 1949 г. войска Народно-освободительной армии Китая (НОАК) заняли весь северо-восток страны, значительную часть ее севера и северо-запада, а также центральную часть Китая до реки Янцзы. В марте 1948 г. руководство США попыталось увеличить помощь (с.75) гоминьдановскому правительству, но на широкомасштабное вмешательство в дела Китая все же не пошло. К осени 1949 г. войска НОАК заняли всю северо-западную и центральную часть Китая, а также продвинулись на юг и юго-запад страны. 1 октября 1949 г. в Пекине было торжественно провозглашено создание Китайской Народной Республики (КНР). Гоминьдановцы сохранили под своей властью только остров Тайвань и прилегающие к нему острова.
Победа народной революции в Китае заметно меняла всю ситуацию в Азии. Она усиливала позиции сил, выступавших против колониальной и полуколониальной зависимости, против империализма. КНР стала потенциальным влиятельным союзником СССР и вместе с тем возможным конкурирующим центром притяжения для антиимпериалистических сил. При этом в отличие от Советского Союза китайцы были «свои», азиаты.
Вскоре после провозглашения КНР ее лидер Мао Цзэдун отправился с визитом в СССР, где находился с декабря 1949 по февраль 1950 года. В Москве Мао Цзэдун имел неоднократные встречи и беседы с И. Сталиным и другими советскими руководителями. Китайский лидер привез в Москву предложение о заключении нового советско-китайского договора, призванного закрепить отношения между КНР и СССР. Сталин вначале колебался, но затем согласился с предложением Мао.
14 февраля 1950 г. в Москве был подписан договор о дружбе, союзе и взаимной помощи между СССР и КНР. Договор отмечал желание обеих сторон развивать отношения дружбы между народами СССР и КНР, укреплять мир и международную безопасность. Они обязались совместно предпринимать все необходимые меры, чтобы не допустить повторения агрессии со стороны Японии или любого другого государства, объединившегося с Японией для совершения акта агрессии. Если один из участников договора подвергся бы нападению со стороны Японии, то другая договаривающаяся сторона обязалась немедленно оказать ему военную и иную помощь. СССР и КНР заявили о своей готовности участвовать во всех международных действиях, направленных на обеспечение мира и безопасности народов. Оба государства обязались добиваться заключения в кратчайший срок мирного договора с Японией. СССР и КНР взяли обязательство не участвовать во враждебных друг другу коалициях, а также консультироваться по всем важным международным вопросам. (с.76)
Договор предусматривал развитие экономических и культурных связей между двумя странами в духе дружбы и сотрудничества. Советско-китайский договор заключался на 30 лет.
Одновременно с договором было подписано несколько двусторонних соглашений. СССР обязался после заключения мирного договора с Японией, но не позднее конца 1952 г., безвозмездно передать КНР все свои права по управлению Китайской Чанчуньской железной дорогой со всем ее имуществом, что и было сделано к 31 декабря 1952 года. Советский Союз согласился вывести свои войска из военно-морской базы Порт-Артур (их вывод был завершен в мае 1955 г.) и передать КНР все имущество, которое он использовал в порту Дальний. Было также заключено соглашение о предоставлении Китаю советского льготного кредита на сумму в 300 млн. долларов для оплаты поставок промышленного оборудования и других материалов.
Договор между СССР и КНР положил начало периоду разностороннего сотрудничества между двумя странами: политического, военного, экономического, дипломатического. Китай не являлся сателлитом Советского Союза, сотрудничество двух стран базировалось на общности их интересов. Именно на этой основе и заключался советско-китайский договор, он усиливал влияние СССР и КНР в Азии и на международной арене в целом. Их взаимодействие ослабляло позиции империалистических сил. Вместе с тем партнерство двух государств и компартий (ВКП(б) и КПК) таило в себе потенциальную возможность их соперничества.
Однако в начале 50-х годов сотрудничество двух стран успешно развивалось. С помощью СССР в Китае восстанавливались и строились более 50 крупных промышленных предприятий, многие железнодорожные и другие объекты. Советский Союз помогал укреплять вооруженные силы КНР. Немаловажное значение имело и открыто враждебное отношение США и их союзников к коммунистическому Китаю, который они отказывались признавать. СССР и КНР совместно противостояли империалистической, в первую очередь американской, политике. Таким образом, образование политического и военного союза СССР и КНР способствовало формированию и в Азиатско-Тихоокеанском регионе биполярной структуры международных отношений, характерной для Ялтинско-Потсдамской системы в целом, при всех ее региональных особенностях. (с.77)

ВОЙНА В КОРЕЕ
С 1910 по 1945 г. Корея была японской колонией. С поражением Японии в войне Корея была освобождена. По межсоюзническим соглашениям, капитуляцию японских войск к
северу от 38 параллели принимали советские вооруженные силы, к югу — американские. Мало кто мог тогда предполагать, что тем самым закладывались предпосылки раскола страны.
На севере страны стали проводиться социально-экономические реформы по образцу СССР, был взят курс на осуществление «народно-демократической революции». В политической жизни страны решающую роль стала играть компартия во главе с Ким Ир Сеном, усиленная переселением на историческую родину этнических корейцев из СССР. На юге страны формировался прозападный режим авторитарного толка во главе с Ли Сын Маном. В результате в 1948 г. произошел раскол страны: на юге в мае была создана Республика Корея, на севере — в сентябре Корейская Народно-Демократическая Республика. Руководство и севера, и юга выступало за объединение страны, но на своих собственных условиях и под своим собственным главенством.
Создать объединенное временное правительство Кореи не удалось. Советское руководство все более явно брало курс на включение Северной Кореи в свою сферу влияния. В КНДР направлялись многочисленные советские советники, ей оказывалась экономическая и военная помощь. Несмотря на вывод с Корейского полуострова в 1948—1949 гг. советских и американских войск, напряженность в отношениях между двумя корейскими государствами возрастала. Они усиленно готовились к возможному вооруженному конфликту.
К весне 1950 г. КНДР сформировала 10 пехотных дивизий и 1 танковую бригаду. Ким Ир Сен стремился получить поддержку советского руководства для попытки объединения страны военной операцией Севера. Он неоднократно обращался по этому вопросу в Москву. Сталин держался осторожно. Он призывал тщательно подготовить планировавшуюся акцию с политической и с военной точки зрения, предварительно развернуть партизанскую борьбу в Южной Корее.
Победа революции в Китае и заключение союзного договора между СССР и КНР существенно упрочили положение руководства КНДР. Министр национальной безопасности (с.78) КНДР так оценивал заключение советско-китайского договора: «Мы обрели надежду одержать победу в нашей борьбе за устранение клики Ли Сын Мана и выдворение сил американского империализма из Кореи».
Советское руководство стремилось укрепить свои позиции на Дальнем Востоке и ослабить влияние США в регионе. При этом учитывалось и то, что в январе 1950 г. государственный секретарь США Дин Ачесон, говоря об «оборонном периметре США в Тихом океане», не включил в этот оборонный периметр Корею, хотя в том же месяце США заключили с Южной Кореей соглашение о взаимной помощи в области обороны. Вместе с тем Кремль не хотел уступать руководству КНР роль лидера коммунистических и освободительных сил в Азии, что побуждало Москву более решительно поддержать замыслы Ким Ир Сена в отношении попытки добиться объединения Кореи применением вооруженной силы.
Наконец, весной 1950 г. Сталин дал согласие на настойчивые обращения Ким Ир Сена о проведении наступательной военной операции против Южной Кореи. Правда, советский лидер обусловил свое согласие поддержкой этой акции со стороны Пекина.
Заручившись одобрением Москвы и Пекина, руководство КНДР организовало полномасштабное наступление своих войск против Южной Кореи. Военные действия начались утром 25 июня 1950 года. Организаторы наступательной операции рассчитывали победоносно завершить ее за 3—4 дня, до вмешательства американцев, однако осуществить этот замысел не удалось. Вначале наступление северокорейских войск развивалось довольно успешно. К сентябрю в руках южнокорейцев оставалась только юго-восточная оконечность полуострова с городом Пусан.
Тем временем корейская война превратилась в серьезный международный кризис. Уже 25 июня по требованию США собрался Совет Безопасности ООН, квалифицировавший действия КНДР как агрессию — представитель СССР в этот период не участвовал в его работе в знак протеста против того, что место Китая в ООН оставалось за гоминьдановским правительством при непризнании КНР. Думается, это был просчет советской дипломатии. 27 июня президент США Трумэн отдал приказ американским вооруженным силам оказать поддержку армии Южной Кореи. При этом он заявил: «Нападение на Корею со всей очевидностью показало, что коммунизм (с.79) перешел от подрывной деятельности к завоеванию независимых наций посредством вооруженной агрессии и войны», в тот же день Совет Безопасности ООН заявил о поддержке действий США. В обстановке холодной войны вооруженный конфликт в Корее неизбежно приобретал характер столкновения между Востоком (коммунизмом) и Западом во главе с США. С начала июля советская пропаганда приобрела ярко выраженный антиамериканский характер в связи с событиями в Корее, которые изображались как агрессия Юга против Севера.
30 июня Трумэн отдал распоряжение послать в Корею сухопутные войска США. 7 июля Совет Безопасности принял резолюцию о формировании сил ООН во главе с американским генералом Макартуром для помощи Южной Корее в отражении агрессии. Основу сил ООН составили войска США; кроме того, свои контингенты предоставили Великобритания, Франция, Турция, Австралия, Канада, Бельгия, Новая Зеландия, Таиланд, Филиппины — всего 14 государств. Решительное вмешательство США и их союзников в корейский конфликт под флагом ООН перечеркивало расчеты Северной Кореи на быструю военную победу и капитуляцию Юга.
К началу сентября войска Южной Кореи и силы ООН остановили наступление армии Северной Кореи на юго-востоке полуострова. 15 сентября американцы успешно осуществили высадку мощного десанта с моря в районе Инчхона, в тылу северокорейских войск. Под угрозой окружения и разгрома армия Северной Кореи стала отступать. 28 сентября американцы и южнокорейцы вошли в Сеул, затем перешли границу КНДР и 19 октября взяли ее столицу — гор. Пхеньян. К концу октября северокорейские войска оказались прижаты к границе с Китаем, создалась угроза самому существованию КНДР.
Следует отметить, что уже в первые месяцы корейской войны в ООН было внесено несколько предложений, позволявших достичь компромисса и вернуться к довоенному положению. Однако в период успехов Северной Кореи ее руководители отвергали возможные договоренности, а после перехода в наступление сил ООН уже США и их союзники не соглашались на компромисс.
В критической для руководства КНДР ситуации, сложившейся в октябре, оно обратилось за срочной помощью в Москву. Однако Сталин избегал прямого советского вмешательства (с.80) в корейскую войну и переадресовал Ким Ир Сена в Пекин. Китайские руководители колебались, но возможный выход американских войск на границу с Китаем прямо затрагивал и их интересы. В конце октября «китайские добровольцы» перешли пограничную реку Ялуцзян и вступили в боевые действия стороне северных корейцев. Всего в Корею под видом добровольцев было направлено до 10 дивизий Народно-освободительной армии Китая (НОАК). Вступление частей НОАК в войну резко изменило соотношение сил в пользу Северной Кореи.
Вместе с тем и Советский Союз заметно увеличил свою помощь Северной Корее. СССР регулярно поставлял КНДР необходимое вооружение. В северокорейской армии имелись советские военные советники. Кроме того, под видом китайских добровольцев в Корею скрытно было направлено до 5 тыс. советских офицеров: летчиков, зенитчиков, артиллеристов, танкистов. Советские истребители появились в небе Кореи в начале ноября 1950 года. В их задачу входило прикрыть от налетов авиации противника стратегически важные переправы через реку Ялуцзян, коммуникации и аэродромы на территории КНДР в 75-ти километровой полосе от китайско-корейской границы. Советская авиация успешно справилась с поставленными задачами. Всего в корейской войне советские летчики и зенитчики уничтожили более 1300 самолетов противника при своих собственных потерях в 335 истребителей.
Китайские и северокорейские войска при советской поддержке перешли в наступление и в январе 1951 г. вновь заняли Сеул. В этот критический момент войны генерал Макартур предложил применить в Корее атомное оружие. Однако государственно-политическое руководство США ясно понимало опасные последствия подобных действий, возможность вовлечения американцев в большую войну. Вашингтон не пошел на применение в Корее атомного оружия. Оно оставалось скорее средством устрашения.
В дальнейшем военные действия в Корее развивались с временным успехом, наступательная инициатива переходила то к одной, то к другой стороне. Летом 1951 г. линия фронта стабилизировалась в районе 38-й параллели, откуда и начались военные действия. Обе стороны убедились в невозможности добиться решающих военных успехов.
В июле начались переговоры о перемирии между командованием северокорейских и китайских войск, с одной стороны, (с.81) командованием сил ООН, с другой. Переговоры были трудными. К осени 1952 г. были согласованы решения по трем основным проблемам: 1) демаркационная линия должна была соответствовать линии фронта на момент прекращения боевых действий, после чего каждая из сторон отводила свои войска на 2 км, таким образом создавалась демилитаризованная полоса шириной 4 км.; 2) создавались две специальные комиссии по контролю за выполнением условий перемирия; 3) в течение трех месяцев предлагалось созвать политическую конференцию для мирного решения корейского вопроса и проблемы вывода иностранных войск. Оставалась нерешенной проблема репатриации военнопленных, так как КНДР добивалась передачи всех военнопленных, а американцы настаивали на учете собственных пожеланий лиц, попавших в плен. Окончательно соглашение о перемирии было выработано и заключено в июле 1953 г., после смерти Сталина и прихода к власти новой американской администрации. Часть северокорейских военнопленных передавалась третьей стороне.
Участники военных действий в Корее положили на алтарь войны многочисленные жертвы: Южная Корея потеряла до 400 тыс. военнослужащих, США — 142 тыс., потери КНДР и КНР составили до 2 млн. человек, советских военнослужащих — 299 человек.
Война в Корее не принесла победы ни одной из сторон. На полуострове продолжали существовать два враждебных друг другу государства. Тем самым был осуществлен важный шаг к разделу на сферы влияния СССР и США в Азии. Корейская война доказала, что пересмотр сложившейся ситуации силой был практически невозможен из-за упорного сопротивления противника по холодной войне. Вместе с тем корейская война подтвердила, что КНР являлась самостоятельным фактором в Азии, который приходилось учитывать.
Военные действия в Корее подхлестнули гонку вооружений и на Западе, и на Востоке. Запад считал, что коммунизм сделал ставку на прямые вооруженные действия для расширения своего влияния. СССР и его союзники убедились, что США готовы использовать все имевшиеся в их распоряжении средства для защиты интересов Запада. Была продемонстрирована конкретная военно-политическая реализация американской доктрины «сдерживания». Более интенсивно пошел (с.82) процесс формирования и укрепления противостоявших военно-политических блоков.
Корейская война стала примером столкновения сателлитов. Выявилась опасность подобных конфликтов, вовлечения них великих держав. США и КНР прямо участвовали в военном конфликте, СССР скрывал участие своих военнослужащих в боевых действиях, хотя оно и имело место. Вместе с тем, Москва и Вашингтон сумели удержать конфликт на локальном уровне, не допустить его перерастания в большую войну.

САН-ФРАЦИССКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР
Победа революции в Китае, установление союзнических отношений между СССР и КНР, война в Корее усилили заинтересованность США в сохранении и усилении своего влияния в Японии. Безоговорочная капитуляция Японии была подписана 2 сентября 1945 г. на борту американского линкора «Миссури» в Токийском заливе. После этого американцы приступили к оккупации Японии и стали проводить курс, направленный на обеспечение политического и военного контроля США над этой страной. Американская оккупационная администрация во главе с генералом Макартуром энергично проводила в Японии демократические реформы политической системы, экономики, сельского хозяйства, трудовых отношений, образования и т.п.
Для Кремля приоритетным было установление советского влияния в Восточной и Юго-Восточной Европе. Поэтому на Московском совещании министров иностранных дел СССР, США и Великобритании в декабре 1945 г. Советский Союз фактически пошел навстречу американским пожеланиям по Японии в обмен на уступки Запада в отношении сохранения просоветских правительств в Болгарии и Румынии, хотя и в реформированном виде.
Правда, в Москве были учреждены два международных контрольных органа для Японии. Дальневосточная комиссия (ДВК) в составе представителей 11 стран с местопребыванием в Вашингтоне создавалась в качестве директивного органа для выработки общих принципов и основной политической линии в отношении оккупированной Японии. Все решения ДВК принимались большинством голосов, но при обязательном единогласии США, Великобритании, СССР и Китая. (с.83) Создавался также Союзный совет для Японии с местопребыванием в Токио в составе представителей США, Великобритании, СССР и Китая. Совет играл роль консультативного органа при главнокомандующем союзными войсками в Японии в руках которого сосредоточивалось реальное влияние союзников в стране. Созданный контрольный механизм фактически оставлял власть в руках генерала Макартура, ибо ДВК определяла лишь принципиальные установки в отношении Японии, а Союзный совет обладал только консультативными полномочиями.
Американская оккупационная администрация настойчиво проводила линию на демилитаризацию, демократизацию и декартелизацию Японии. Новая конституция страны предусматривала отказ от войны как средства национальной политики и от формирования регулярной армии.
В 1947 г. США предложили начать подготовку мирного договора с Японией. Однако по процедуре подготовки этого документа возникли серьезные разногласия. Соединенные Штаты предусматривали созыв конференции одиннадцати государств — членов ДВК. Советский Союз настаивал на подготовке мирного договора через Совет министров иностранных дел. Все это дело было отложено.
В изменившейся военно-политической обстановке, после образования Китайской Народной Республики и начала корейской войны, осенью 1950 г. США вновь поставили вопрос о заключении мирного договора с Японией. В новой международной ситуации Вашингтон брал курс на постепенное восстановление японской промышленной мощи, на превращение Японии в потенциального партнера США в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В конце 1950 — начале 1951 г. происходил обмен мнениями между Москвой и Вашингтоном по вопросам заключения мирного договора с Японией. И по порядку заключения договора, и по его содержанию между двумя сторонами сохранялись существенные разногласия.
Тем не менее, в конце марта 1951 г. госдепартамент США представил посольству СССР в Вашингтоне секретный меморандум с приложением проекта мирного договора с Японией. Проект вызвал ряд возражений со стороны Москвы. Советское правительство вновь предлагало использовать для подготовки мирного договора Совет министров иностранных дел, учитывать интересы Китая (имелась в виду КНР), более четко прописать решение территориальных вопросов. (с.84)
В апреле—июне того же года проект договора согласовывался США с Великобританией. Под давлением Вашингтона Лондон согласился на отстранение КНР от подготовки и заключения мирного договора с Японией. В начале июля совместный американо-английский проект мирного договора с Японией был передан советской стороне. Интересы Советского Союза в представленном проекте практически не учитывались, а КНР полностью игнорировалась.
Все же Советское правительство решило направить делегацию на созываемую 4 сентября в Сан-Франциско конференцию по мирному договору с Японией. При этом СССР стремился продемонстрировать желание иметь нормальные отношения с Японией и добиваться принятия советских предложений на мирной конференции.
Сан-Францисская мирная конференция проходила с 4 по 8 сентября 1951 года. В ней приняли участие 52 государства, включая США, Великобританию, СССР и другие. В конференции не принимали участия КНР, Индия, Бирма, ДРВ, КНДР и МНР. Советская делегация намеревалась представить свой проект мирного договора, но это оказалось невозможным. Тогда Москва решила предложить поправки к американо-британскому проекту, однако их даже не стали рассматривать.
8 сентября участники конференции подписали мирный договор с Японией, но СССР, Польша и Чехословакия отказались это сделать.
Сан-Францисский мирный договор положил конец состоянию войны между подписавшими его государствами и Японией, которой возвращался политический суверенитет.
Территориальные статьи предусматривали признание Японией независимости Кореи и лишения ее бывших японских мандатных территорий. Япония отказывалась от всяких претензий на Южный Сахалин, на Курильские острова, а также на остров Тайвань (Формозу), острова Пэнхуледао, Спратли и Парасельские.
Мирный договор предусматривал вывод с территории Японии всех оккупационных войск в течение 90 дней после вступления мирного договора в силу, но иностранные войска могли оставаться на территории Японии для обеспечения ее безопасности.
Почему же Советский Союз отказался подписать мирный Договор с Японией?
Сан-Францисский договор не давал четкого решения территориальной проблемы. По договору, Япония отказывалась от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова и на ту часть острова Сахалин и прилегающих к нему островов, над которыми Япония приобрела суверенитет в результате Портсмутского договора 1905 года. Однако в договоре ничего не говорилось о том, что Япония передавала утраченные территории именно Советскому Союзу. Точно так же не уточнялась передача ряда островов (Пескадорские, Парасельские, Спратли и др.) Китаю. Подобная неопределенность создавала возможности для территориальных споров в будущем.
Не менее важным для Москвы было ее требование исключить всякую возможность размещения на территории Японии любых иностранных войск. Однако мирный договор позволял США сохранять свои войска в Японии для обеспечения ее безопасности по соглашению с правительством этой страны.
Думается, отказ Советского Союза подписать Сан-Францисский мирный договор явился внешнеполитическим просчетом. Эта акция ослабила позиции СССР в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Союзной державой в войне против Японии объявлялось лишь то государство, правительство которого подписало мирный договор.
В тот же день, 8 сентября 1951 г., был подписан Пакт безопасности между США и Японией, предоставивший американцам право размещать наземные, воздушные и морские силы в Японии и вблизи нее. Тем самым Япония была включена в орбиту Соединенных Штатов Америки, которые заметно усилили свое влияние в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР).
Еще до мирной конференции, 1 сентября 1951 г., Австралия, Новая Зеландия и США подписали в Сан-Франциско так называемый Тихоокеанский пакт, который оформил военный союз, получивший название АНЗЮС. Договор предусматривал консультации в случае угрозы нападения и совместные военные действия при нападении на территорию, суда и самолеты одного из участников в районе Тихого океана.
Таким образом, военно-политическое противостояние было распространено и на АТР. Холодная война приобретала глобальный характер при всех ее региональных особенностях.
Одной из ее характерных черт был фактический раздел мира на сферы влияния. Так, в Латинской Америке сохранялась (с.86) гегемония США. В июне 1954 г. Вашингтон организовал свержение законного правительства Гватемалы во главе с Арбенсом, осуществлявшего курс на демократические преобразования в стране и ущемлявшего интересы американских монополий. Тем самым еще раз было продемонстрировано доминирование США на Американском континенте. (с.87)

Комментарии:

Последние скандалы:

Загрузка...


© Минская коллекция рефератов



Будьте внимательны!ИНФОРМАЦИЯ ПО РЕФЕРАТУ:

СТУДЕНТАМ! Уважаемые пользователи нашей Коллекции! Мы напоминаем, что наша коллекция общедоступная. Поэтому может случиться так, что ваш одногруппник также нашел эту работу. Поэтому при использовании данного реферата будьте осторожны. Постарайтесь написать свой - оригинальный и интересный реферат или курсовую работу. Только так вы получите высокую оценку и повысите свои знания.

Если у вас возникнут затруднения - обратитесь в нашу Службу заказа рефератов. Наши опытные специалисты-профессионалы точно и в срок напишут работу любой сложности: от диссертации до реферата. Прочитав такую качественную и полностью готовую к сдаче работу (написанную на основе последних литературных источников) и поработав с ней, вы также повысите ваш образовательный уровень и сэкономите ваше драгоценное время! Ссылки на сайт нашей службы вы можете найти в левом большом меню.

ВЕБ-ИЗДАТЕЛЯМ! Копирование данной работы на другие Интернет-сайты возможно, но с разрешения администрации сайта! Если вы желаете скопировать данную информацию, пожалуйста, обратитесь к администраторам Library.by. Скорее всего, мы любезно разрешим перепечатать необходимый вам текст с маленькими условиями! Любое иное копирование информации незаконно.




Флаг Беларуси Поиск по БЕЛОРУССКИМ рефератам


ДАЛЕЕ выбор читателей



Канал LIBRARY.BY в VK Мы в Одноклассниках Twitter города Минска Крутые видео из Беларуси Аэросъемка - все города РБ KAHANNE.COM: это любовь! Футбольная биржа (FUT.BY)