К. МЭКСИ. ПАРТИЗАНЫ ЕВРОПЫ

Актуальные публикации по вопросам истории и смежных наук.

NEW ИСТОРИЯ


Все свежие публикации



Меню для авторов

ИСТОРИЯ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему К. МЭКСИ. ПАРТИЗАНЫ ЕВРОПЫ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные кнопки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси Аэросъемка - все города РБ KAHANNE.COM - это любовь! Футбольная биржа (FUT.BY) Система Orphus

347 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:


K. MACKSEY. The Partisans of Europe. Hart-Davis, MacGibben Ltd, London. 1975. 258 p.

История народно-освободительного движения в годы второй мировой войны занимает особое место в работах историков, военных и государственных деятелей и публицистов Запада. С годами интерес к этой теме все более возрастает. Причина его - события послевоенного периода, особенно борьба народов за свою свободу, независимость и национальное освобождение.

Автор рецензируемой книги является представителем объективистского направления развития английской буржуазной историографии послевоенного периода. В отличие от угодливой апологетики и грубой фальсификации - излюбленных приемов историографии прошлого - арсенал научных методов и средств, используемых представителями этой школы, является весьма разнообразным. Своим трудам они, как правило, придают видимость объективности и научности, а обилие тенденциозно подобранных фактологических данных вводит читателей в заблуждение и создает у них ложное представление о характере и движущих силах второй мировой войны. Обращение к теме партизанского движения во время второй мировой войны К. Мэкси объясняет тем, что "за последние три десятилетия партизанское движение превратилось в важный, а временами преобладающий фактор в решении политических и дипломатических проблем" (стр. 11), и поэтому "изучение успехов и неудач в годы подъема партизанского движения необходимо для лучшего понимания его нынешней роли и его будущего" (стр. 13).

В книге рассматривается широкий круг проблем, касающихся политической и военной роли движения Сопротивления, подпольной борьбы и партизанских действий на территории Советского Союза и других стран Европы. Однако, давая псевдообъективную трактовку этим проблемам, автор пытается ввести в заблуждение читателя, затушевывая или умалчивая то, что не совпадает с его выводами, или ложным образом интерпретируя факты. Он умалчивает, например, о том, что в годы второй мировой войны родилась и окрепла солидарность тех, кто с оружием в руках принял участие в героической борьбе против агрессии и массового геноцида, и придает неправомерно большое звучание тем разногласиям, которые имели место в ходе этой борьбы.

Национально-освободительное движение, как известно, включало в себя подпольное движение во всех его проявлениях, видах и формах, борьбу вооруженных сил, действующих совместно с армиями государств антигитлеровской коалиции, движение Сопротивления в оккупированных странах Европы и в самой Германии и остальных государствах фашистского блока, а также деятельность различных эмигрантских правительств. Участие в этой борьбе все более широких масс было тесно связано с развитием внутренней и международной обстановки в данной стране и с общим ходом войны. Так, успехи советских войск в 1942 - 1944 гг. оказали существенное влияние на национально-освободительное движение в странах Восточной, Центральной и Южной Европы. Немаловажную, а подчас решающую роль в этой борьбе играли внутренние факторы, которые определяли различные формы этих движений, их структуру и специфику.

Не учитывая всю эту сложность национально-освободительного движения, К. Мэкси, например, пишет, что "польское население прибегло к пассивной, выжидательной тактике, так как оно гораздо больше боялось вызвать раздражение немцев незначительными враждебными актами, чем невообразимыми жертвами" (стр. 56). Между тем особенностью освободительной борьбы в Польше было наличие в ней двух основных

стр. 191


течений: буржуазного, руководимого эмигрантским правительством и его представителями внутри страны, и возглавленного Польской рабочей партией, народного, куда входили революционные рабочие группы и выступавшие в союзе с ними радикальное крестьянство и прогрессивная интеллигенция. И то и другое течения готовились к вооруженному восстанию, однако их планы существенным образом отличались. У первого выбор момента восстания должен был определяться эмигрантским правительством, которое увязывало его с расчетами, планами и стратегией западных держав. Это течение не скрывало своего враждебного отношения к СССР и страха, что его победа могла послужить стимулом к развертыванию активной вооруженной борьбы внутри страны, которая могла бы помешать их стремлению захватить власть в освобожденной Польше. Именно поэтому оно приняло на вооружение тактику выжидания, которая заключалась в том, чтобы откладывать начало активных военных действий до момента, удобного в политическом и военном отношении для западных союзников. Участники же народного движения, напротив, в качестве главной задачи выдвигали необходимость активной вооруженной деятельности. Осуществление этой задачи требовало сплочения самых широких масс, создания национального фронта борьбы за свободу и независимость Польши. В конечном итоге их деятельность оказала решающее влияние на результаты этой борьбы.

Анализ объективных закономерностей и причин возникновения и развития национально- освободительного движения на Балканах К. Мэкси подменяет рассуждениями о психологических и социальных особенностях отдельных народностей. В частности, говоря о событиях в Югославии, он заявляет, что "по своему темпераменту разговорчивые балканские народы умели сражаться так же хорошо, как и говорить; мотивы их действий были настояны на бедности, а также политических и психологических традициях" (стр. 59).

Особое место в книге занимает характеристика партизанского движения на временно оккупированной территории Советского Союза. Это и понятно. Партизанская борьба советских людей сыграла значительную роль в разгроме немецко-фашистских войск. Она продемонстрировала всему миру народность Советской власти, любовь к ней и твердую решимость всех советских людей бороться за ее сохранение и развитие, за честь, свободу и независимость своей Родины. Но и здесь автор занимается преднамеренной подтасовкой фактов и заведомой ложью. Среди буржуазных историков, претендующих на объективность, не многие возьмут на себя смелость утверждать, что "на юге (наступающие гитлеровские войска. - В. П.) ждали украинцы, готовые... к сотрудничеству с немцами,.. а местное население приветствовало их как освободителей, в готовности скорее оказывать помощь, чем сопротивление" (стр. 69). Известно, что первые партизанские отряды возникли именно там, куда в начале войны вторглись захватчики. Это были советские республики Прибалтики, Белоруссия, Украина и Молдавия. Уже в 1941 г. в активной партизанской борьбе участвовали здесь тысячи советских людей. Она принимала различные формы: от саботажа мероприятий оккупационных властей, дезорганизации работы учреждений и предприятий до уничтожения солдат и офицеров фашистской армии, поджогов, взрывов и диверсий. Все это, вместе взятое, создавало невыносимую обстановку для оккупантов. Одной из самых распространенных форм борьбы стала боевая деятельность партизан и участников подполья на временно захваченных врагом территориях.

Безусловно, классовая позиция буржуазных исследователей, хотя они и претендуют на беспристрастность (к ним, надо полагать, относит себя и К. Мэкси), ставит непреодолимые преграды на пути объективного освещения военно-исторических событий. Можно ли оценивать, например, как беспристрастное заявление автора, что "имеется такое же количество данных, свидетельствующих о том, что армия (фашистская. - В. П.) расстреливала комиссаров, какое имеется для того, чтобы предположить, что генералы (фашистские. - В. П.) разрушали комиссарский порядок" (стр. 71). Тут одно из двух: либо К. Мэкси рассчитывает на полное невежество читателей и пытается ввести их в заблуждение, либо ему самому неизвестны реальные факты. Еще 12 мая 1941 г., то есть почти за два месяца до начала войны, гитлеровское командование издало беспрецедентный по своему цинизму приказ об уничтожении советских политработников. Аналогичные приказы в отношении партизан издавались после нападения гитлеровской Германии на Советский Союз. В частности, в распоряжении о применении военной подсудности в районе действия плана "Барбаросса" и об особых мероприятиях войск содержались требования

стр. 192


беспощадной расправы с теми, кто совершает неприязненные действия против немецких войск, а также борьбы с "заподозренными элементами". Там же был сформулирован категорический запрет сохранять "заподозренных" для предания их суду после введения этих судов для местного населения1 . Более того, предписывая применение самых преступных методов борьбы с партизанами, гитлеровское командование снимало всякую ответственность с тех, кто осуществлял их на практике.

Признавая случаи жестоких расправ с участниками партизанского движения и теми, кто им симпатизировал, автор пытается снять вину с несущих ответственность за выполнение преступных приказов и возложить ее главным образом на Гитлера (стр. 71, 87). Вопрос об ответственности за исполнение преступного приказа далеко не нов, он возникал в истории не раз. Позиция, основанная на безответственности тех, кто действует в соответствии с преступными приказами, противоречит элементарным нормам международного уголовного права. Даже армейские уставы предусматривают ответственность за исполнение заведомо преступного приказа. Поэтому преступления, осуществляемые по заранее разработанной схеме и санкционируемые приказами, гарантирующими безнаказанность тех, кто их совершает, можно классифицировать не иначе как преступный сговор, соучастниками которого становятся все, кто осуществляет выполнение такого рода приказов.

Оправдывая нарушения Германией общепризнанных норм международного права, в частности преступную практику взятия заложников и их уничтожения, автор ссылается на неэффективность действовавших в то время норм международного права и исторические прецеденты (стр. 89). Однако известно, что статья 50 Гаагской конвенции 1907 г., эффективность которой пытается поставить под сомнение К. Мэкси, содержит положение, запрещающее налагать общее взыскание "на все население за те деяния единичных лиц, в коих не может быть усмотрено солидарной ответственности населения"2 , то есть, иными словами, взятие заложников является недопустимым, поскольку возложение ответственности за действия, совершенные одним лицом, на другое лицо является неправомерным. Таким образом, по своему духу и букве данная статья Гаагской конвенции соответствует общепризнанному положению международного уголовного права, что единственным основанием для уголовной ответственности является личная вина. Именно на основании этих положение, а также международно-правовых обычаев и практики в Устав Международного военного трибунала была включена статья (ст. 6), согласно которой практика взятия и убийства заложников объявлялась грубейшим нарушением законов и обычаев войны и военным преступлением3 . Несостоятельность ссылки на то, что взятие заложников широко использовалось в войнах прошлого, очевидна, ибо независимо от числа нарушений международного права само нарушение не становится законным.

Оценивая партизанское движение, К. Мэкси пытается лишить это движение классового содержания, деидеологизировать его и в конечном итоге скомпрометировать. Для решения в книге проблемы партизанского движения в целом и состава его участников в частности характерно стремление автора избежать выяснения его генезиса, социального характера, природы возникновения и представить его как спонтанный процесс, происходящий вне связи с социально-экономическими факторами, определяющими общественные явления. Основной вывод, к которому приходит К. Мэкси, заключается в том, что питательной средой партизанской борьбы является тотальная война. Таким образом, он не против войны как таковой, а за ее смягчение. Здесь он видит причины ошибок прошлого и уроки на будущее. Что ж, такой вывод по своей сути не лишен исторической закономерности: чем сильнее гнет и грубее попытки империализма подавить и подчинить народы, тем выше степень их противодействия и интенсивности освободительной борьбы. Об этой закономерности не мешало бы помнить и современным империалистам, все еще пытающимся иногда навязать силой оружия ненавистные народам порядки.


1 "Курс международного права в шести томах"". Т. V. М. 1969, стр. 299.

2 "Международное право в избранных документах". Т. III. М. 1957, стр. 513.

3 "Treaty Series, United Nations", 1951, p. 304.

 



Опубликовано 24 декабря 2017 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© В. И. ПОТАПОВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте и Одноклассниках чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.