ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО ЕГИПТА

Актуальные публикации по вопросам истории и смежных наук.

Разместиться

ИСТОРИЯ новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ИСТОРИЯ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО ЕГИПТА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

71 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:

Академик М. А. Коростовцев

Прежде чем рассматривать проблемы истории Древнего Египта, необходимо ответить на вопрос: где начинается и где кончается в хронологическом смысле общество Древнего Египта, создавшее одну из самых самобытных и богатых цивилизаций всемирной истории? Само собой понятно, что это вопрос сложный и ответить на него, назвав какие-то годы, невозможно. Можно лишь указать на отрезок времени, отделяющий классовое древнеегипетское общество от предшествующего ему доклассового общества, и на отрезок времени, отделяющий классовое древнеегипетское общество от классового же общества совершенно иного типа, сменившего на исторической арене древнеегипетское общество. Иначе говоря, вопрос ставится так: когда из первобытнообщинного строя на территории Египта возникло древнее классовое общество 1 и когда это последнее превратилось в классовое же общество иной структуры и облика? Оба эти превращения были не единовременными событиями, а процессами, растянувшимися во времени, в особенности первый.

Вполне понятно, что не может быть речи об абсолютно точной хронологии начала этого процесса и что можно говорить лишь о приблизительной дате, опираясь в основном на результаты исследования археологического материала (а отнюдь не письменных источников). Под концом этого процесса следует понимать постепенное превращение доклассового египетского общества в классовое. Время этого превращения (энеолит) может быть отнесено ко второй половине IV тыс. до н. э., когда в долине Нила произошло становление древнейшего классового общества и появилось государство. Процесс становления государства был, несомненно, довольно длительным, и начальная дата его нам не известна. С определенностью можно сказать только следующее: сначала на территории Египта было приблизительно 40 родовых поселений с примыкающей к каждому из них территорией, находившейся под контролем соответствующего поселения. Такие поселения были становищами племен. С поступательным ходом исторического процесса и прохождением разных ступеней развития родового общества родовые поселения превращались в города. В Египте эти поселения назывались niwt и в иероглифическом письме обозначались знаком O2 .


1 Акад. Б. Б. Пиотровский одним из первых отметил, что в процессе превращения египетского доклассового общества в классовое значительную роль сыграли пастушеские элементы доклассового общества. К сожалению, автор не опубликовал еще этот материал.

2 A. Gardiner. Egyptian Grammar. L. 1957. Sign. List. 0. 49; A. Erman, H. Grapow. Worterbuch der aegyptischen Sprache. Bd. II. Leipzig. 1927, S. 210 - 212. Интересно, что лагерь австралийского племени арунта представлял собой становище в форме круга, разделенного на два полукруга и на четыре четверти (или квартала, по одной для каждой фратрии). Лагеря американских индейцев строятся по такой же системе (см. Дж. Томсон. Исследования во истории древнегреческого общества., М. 1958, стр. 354). Вряд ли можно сомневаться в том, что египетский иероглиф, читающийся niwt и означающий "поселение", также воспроизводит план племенного становища, много позже ставшего просто поселением или городом.

стр. 83


Все эти города с подчиненными им территориями были внешне чем-то вроде полисов, ожесточенно боровшихся друг с другом и с течением времени слившихся в два крупных объединения полисов - в "царства" Верхнего и Нижнего Египта, управлявшиеся своими фараонами, Об этом говорят письменные свидетельства. Анналы Палермского камня (recto, верхняя строка) сохранили семь имен царей Нижнего Египта и следы еще двух частично сохранившихся имен3 . Конечно, никаких записей о событиях того отдаленного времени не сохранилось. Несомненно, что процесс возникновения двух "царств" из приблизительно 40 номов-полисов растянулся на какое-то время. Период раздельного существования двух "царств" также неизвестен. Во всяком случае он закончился объединением двух "царств" в единую монархию приблизительно около 3100 +/-150 г. до н. э.

Египетская, а вслед за ней и античная традиция, повторяющая египетскую, считает, что объединителем страны был фараон Менес (или Мина), основатель I династии, правившей уже объединенным Египтом. Так воспринимают начало истории Египта и современные ученые, как зарубежные, так и советские. Эту сложную и интересную проблему совершенно по-новому осветил советский египтолог Ю. Я. Перепелкин. В главе, посвященной этому периоду история Египта, для I тома "Истории Древнего Востока" (в 3 томах), подготовляемой сейчас к изданию, он на основании тщательного анализа всего известного науке материала, как нам представляется, убедительно показал, что становление единого Египетского государства не было однократным актом фараона Менеса, а являлось результатом действий ряда властителей на протяжении многих лет, что это был процесс мучительный, кровавый, насильственный. Этот вывод подтверждается данными всемирной истории, особенно древней: насильственное объединение номов-полисов в более крупные государственные объединения наблюдалось в древнейшем Двуречье и в других государствах Древнего Востока, в Древней Греции и Риме.

Но откуда в египетской традиции взялся Менес? И почему объединение всей страны приписывается ему одному? На второй из этих вопросов легче ответить, чем на первый. На протяжении всей многовековой истории Египта в народной памяти сохранилось воспоминание о независимости древних номов-полисов и о раздельном существовании двух "царств" - Верхнего и Нижнего Египта. Эти воспоминания сохранились и в двуединой титулатуре фараонов объединенного Египта, и в существовании номов- полисов как административных единиц государства. Их существование до объединения страны сопровождалось нескончаемыми войнами, насилиями, кровопролитием. Объединение было замирением (хотя бы и относительным) и, следовательно, благом для широких кругов населения. Но благо само собой не приходит к людям: по тогдашним представлениям, его должно дать либо божество, либо героическая личность. Поэтому вполне понятно появление предания, приписывающего акт объединения страны первому фараону, вне зависимости от его имени. С фараона- объединителя начинается государство и нормальная жизнь населения. Но откуда взялось имя Менес (или Мина)? Памятников от времени этого фараона, которые можно было бы датировать его правлением, не сохранилось. В египетской исторической традиции имя Менес появляется впервые в царских списках времен XVIII и XIX династий. Ранее оно нигде не упоминается; правда, на двух памятниках, несомненно, времен I династии, некоторые исследователи усматривают имя Менеса, написанное примитивными, архаическими иероглифами: 1) на печати кувшина читаются иероглифы mn; 2) на табличке из слоновой кости знак mn, над которым написаны иероглифы, обозначающие "обе богини" Верхнего и Нижнего Египта, то есть часть царской


3 A. Gardiner. Egypt of the Pharaohs. Oxford. 1961, p. 429.

стр. 84


титулатуры. Фонемы mn по-египетски служат для обозначения глагола mn со значением "продолжаться, быть устойчивым, незыблемым, крепким и т. п.". Таким образом, в этих двух в высшей степени архаических надписях знаки mn могут быть написанием этих глаголов, а вовсе не имени Менес (или Мина). Может быть, имя Мина и есть не что иное, как "стойкий, устойчивый и т. п.", то есть эпитет "царя- объединителя", давшего стране устойчивость. Конечно, это не более как этимологическая догадка, и фараон Менес остается для нас полумифической личностью.

В тесной связи с проблемой объединения Египта находится проблема этногенеза египтян. Здесь излишне останавливаться на разных гипотезах, выдвигавшихся различными учеными. Наиболее надежным критерием является язык египтян. Но в отношении его и по сей день нет полного единогласия среди ученых. Однако можно констатировать, что египетский язык относится к той группе языков Северо-Восточной Африки, которая ранее называлась семито-хамитской, а теперь афроазиатской. Египетский язык во многом близок к собственно семитским, но вместе с тем отличается от них. Как бы то ни было, уже древнейшие памятники египетской письменности свидетельствуют о том, что все египтяне говорили и писали на одном языке (имеются указания и на его диалекты) и что египтяне как этническая общность сложились в глубочайшей древности. "Цельный египетский народ сложился уже в глубочайшей древности, за пределами истории и доступной вычислению хронологии" - эти слова Б. А. Тураев написал еще в 1911 г. (в первом издании своего труда). И далее он подчеркнул: "Последние раскопки и исследования показали, что предки египтян те же египтяне исторических времен, что никакой примеси постороннего этнографического элемента нет" 4 . Полувеком позже корифей современной египтологии А. Гардинер писал приблизительно то же самое: допуская возможность посторонних влияний, он тем не менее делает упор на непрерывность эволюции развития додинастического Египта с древнейших времен 5 .

Таким образом, мы приходим к следующему весьма важному выводу: Египет исторический (династический) в политическом и этнографическом смысле представляет собой прямое продолжение развития Египта архаического (додинастического). Египет исторический (династический) появляется на исторической сцене во второй половине IV тыс. до н. э, как объединенная монархия под эгидой фараонов I династии, положивших начало тому периоду истории Египта, который по инициативе Ю. Я. Перелелкина в советской науке называется Ранним Царством (I - II династии, 3100+/-150 - 2700 гг. до н. э.). Характерной его чертой является консолидация страны в единое государство, вооруженная борьба против всех центробежных сил, становление единой монархии. Следующим периодом истории страны является так называемое Древнее, или Старое, Царство (III-VI династии, приблизительно 2700 - 2160 гг. до н. э.). Это - время первой ярко выраженной централизации Египта (время "строителей пирамид"), кульминационным пунктом которой была IV династия. После Старого Царства наступает так называемый I Переходный период (VII-X династии, приблизительно 2160 - 2134 гг. до н. э.). Династии этого времени в египетских царских списках не упоминаются, и имена правителей, носивших царские титулы, не приводятся. Памятники этого периода свидетельствуют о том, что над потерявшим авторитет и власть центральным правительством полностью одержали верх центробежные силы, что страна была погружена в хаос междоусобной войны, что правители номов-полисов претендовали на гегемонию в Египте и поэтому величали себя царями, которые, таким образом, правили одновременно в разных его частях.


4 Б. А. Тураев. История Древнего Востока Т I. Л. 1935, стр. 67, 166.

5 A. Gardiner. Egypt of the Pharaohs, p, 362.

стр. 85


История этого смутного I Переходного периода очень плохо известна. В конце концов в междоусобице побеждают правители Фив, и из этого города выдвигается XI династия, снова объединившая Египет под своей эгидой; начинается новая централизация страны, время Среднего Царства (XI-XII династии, приблизительно 2134 - 1786 гг. до н. э.). После этого наступает II Переходный период. Многочисленные имена царей этого периода, известные из разных памятников, в египетских царских описках, исключая имена фараонов-завоевателей из гиксосов, опущены. Этот период характеризуется снова как смутное время полной децентрализации страны, победы центробежных сил и покорения части Египта гиксосами. История этого времени также известна очень плохо. После него наступает период третьего объединения Египта под властью фараонов XVIII династии. Это так называемое Новое Царство (XVIII - XX династии, приблизительно 1575 - 1087 гг. до н. э.). Для Нового Царства характерно превращение Египта в крупную державу, создание обширной "империи", простиравшейся на юге от четвертого порога на Ниле до берегов западной излучины Евфрата на севере. Это время политической и военной гегемонии Египта на Древнем Востоке. Но вот в 1087 г. до н. э. на египетском престоле происходит смена династий, XX династия Рамессидов уступает место XXI династии и снова происходит децентрализация страны.

Если до сих пор историки Египта традиционно писали только о двух Переходных периодах 6 , то теперь мы имеем замечательную монографию К. Китчена о III Переходном периоде7 , в которой автор рассматривает историю Египта от XXI до XXV династии включительно (то есть приблизительно 1100 - 650 гг. до н. э.). Этот исследователь убедительно показал, что Египет в тот период фактически пребывал в состоянии децентрализации. III Переходный период отличается от предыдущих двух тем, что на всем их протяжении в стране не было объединяющей центральной власти даже номинально, тогда как во время III Переходного периода такая номинальная власть самими египетскими памятниками признается несомненно. Но это была именно номинальная центральная власть, фактически Египет снова децентрализован.

После III Переходного периода наступает четвертое объединение Египта, вполне реальное, под эгидой XXVI саисской династии (приблизительно 664 - 610 гг. до н. э.). Затем Египет покоряют персы (XXVII династия, первое правление персов 525 - 404 гг. до н. э.), после чего Египет восстанавливает свою независимость (XXVIII династия, один фараон 404 - 399 гг. до н. э.). За ней следуют XXIX династия (399 - 380 гг. до н. э.) и, наконец, XXX династия (380 - 343 гг. до н. э.), вслед за которой происходит второе завоевание страны персами (343 - 332 гг. до н. э.). В 332 г. до н. э. Александр Македонский присоединяет Египет к своей империи. После его смерти в 323 г. до н. э. в Египте устанавливается монархия Лагидов, а в 30 г. до н. э. Октавиан Август и его легионы превращают эту страну в провинцию Римской империи. Когда в 476 г. н. э. пала Западная Римская империя, Египет остался в составе Византии.

Такова история Египта в ее внешних проявлениях с древнейших времен до начала средневековья включительно. Естественно, возникает вопрос: каким было общество Древнего Египта с того времени, как там конституировалось государство?8 . Этот вопрос неоднократно дебатировался в советской науке в связи с проблемой о структуре древневосточ-


6 Включая и А. Гардинера с его фундаментальным трудом по истории Египта, названным выше.

7 К. A. Kitchen. The Third Intermediate Period. Oxford. 1972.

8 Этой проблемой интересовались в СССР и за рубежом только те ученые, которые исходили из исторического материализма при интерпретации исторического процесса. Ученых, не разделявших методологию исторического материализма, вопрос об общественно-экономическом строе древневосточных обществ не интересовал, поскольку самое понятие "формация" для них остается чуждым.

стр. 86


ных классовых обществ. Здесь не место возвращаться к этой дискуссии, поглотившей огромное время и массу усилий и энергии, тем более что в общем и целом вопрос о рабовладельческом характере древневосточных обществ можно считать исчерпанным (см. труды И. М. Дьяконова, Г. Д. Ильина, Ю. А. Качановского и других, а также наши статьи "Рабовладельческая формация в свете исторического материализма"9 и "Рабовладельческая формация" (3-е издание БСЭ), а также монографию В. Н. Никифорова "Восток и всемирная история" (М. 1975), где приводятся глубокие и верные суждения об общественных отношениях в Древнем Египте (стр. 242 - 246).

В 1974 г. сотрудник Ленинградского отделения Института востоковедения АН СССР И. Ф. Фихман защитил докторскую диссертацию на тему "Социально-экономические отношения в египетском городе IV - середины VII века н. э. по папирусам Оксиринха". В ней исследуется процесс превращения египетского рабовладельческого общества в феодальное на основе богатейшего, отлично подобранного и продуманного материала. Перед читателем развертывается яркая и детальная картина феодализации Египта, процесса, не вызывающего абсолютно никаких сомнений. И здесь уместно подчеркнуть следующее: процесс феодализации не мог происходить в уже феодальной структуре, а только в структуре дофеодальной. Итак, этот процесс феодализации, тянувшийся свыше двух столетий, был той социально-экономической гранью, которая отделяла древнеегипетское рабовладельческое общество от сменившего его в долине Нила средневекового феодального общества.

Но классовое общество между доклассовым и феодальным средневековым могло быть только рабовладельческим, каковым в действительности оно и было: рабовладельческим обществом не античного типа, а раннерабовладельческим, существенно отличавшимся от античного. И хотя оно представляет собой в формационном смысле единое целое, это вовсе не значит, что оно на протяжении многих веков своего существования было чем-то неизменным и застывшим. Оно развивалось и видоизменялось. Следует признать, что в египтологической литературе, как зарубежной, так и отечественной, эта проблематика совершенно не разработана и сосредоточение внимания исследователей на ней является одной из первоочередных задач современной египтологии. Вряд ли есть место для сомнения в том, что египетское рабовладельческое общество на протяжении 3,5 тысячелетий структурно изменилось и что общество Старого Царства было далеко не тождественно обществу Среднего Царства, а это, в свою очередь, было отлично от общества Нового Царства, так же как последнее от общества так называемого Позднего Египта.

Приходится признать, что проблема трудового населения Древнего Египта очень мало освещена в научной литературе, как зарубежной, так и отечественной 10 . В 1965 г. на факультете восточных языков Ленинградского университета была защищена диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук О. Д. Берлевым на тему "Рабы царя в Египте в эпоху Среднего Царства". Позже она с некоторыми дополнениями была опубликована под заглавием "Трудовое население Египта в эпоху Среднего Царства" (М. 1972). К сожалению, эта книга не содержит какого-либо серьезного социально-экономического анализа терминов, обозначающих разные категории зависимых и эксплуатируемых непосредственных производителей, ограничиваясь в основном их этимологиями, впрочем, не всегда бесспорными. К тому же в ней ничего не говорится о так называемых свободных производителях Египта,


9 См. "Проблемы социально-экономических формаций". М. 1975.

10 М. Bakir. Slavery in Ancient Egypt. Cairo. 1952; J. Baillet. Les noms de I'esclave en egyptien. "Recueil de travaux relatifs a philologie et archeologie egyptiennes et assyriennes", T. XXVII - XXIX. P. 1905 - 1907.

стр. 87


что, естественно, является очень важной проблемой. Науке вообще и в частности нашей отечественной исследование о трудовом населении Древнего Египта 'Крайне необходимо. В общих трудах по истории Древнего Египта, в том числе во "Всемирной истории", история Древнего Египта с глубоким знанием дела написана Ю. Я- Перепелкиным. В готовящейся к печати 3-томной "Истории Древнего Востока" тем же автором рассматривается социально-экономическая структура египетского общества.

Вполне понятно, что в обобщающем труде вряд ли может найти место специальное исследование о трудовом населении: эту задачу предстоит еще разрешить. Однако такое исследование может быть плодом усилий не одного ученого, как бы талантлив и эрудирован он ни был, а нацеленного на решение данной задачи коллектива компетентных специалистов. При этом следует избрать совершенно иной путь, чем тот, по которому шел автор монографии "Трудовое население Египта в эпоху Среднего Царства": необходимо точно перевести и исследовать содержание всех без исключения текстов, в которых упоминаются те или иные египетские термины, обозначающие категории зависимых и эксплуатируемых производителей, и только тогда можно будет более или менее ясно представить себе, какое именно социально-экономическое содержание следует вкладывать в тот или иной термин. Другого пути нет, поскольку от Древнего Египта не сохранилось никакого судебника вроде вавилонского "кодекса" Хаммурапи.

Другой очень актуальной проблемой, также связанной с вопросом о "трудовом населении", является проблема аграрных отношений в Древнем Египте. К сожалению, приходится констатировать, что этот вопрос также ждет своего решения. Ясно лишь одно: вопреки широко распространенному мнению, что фараоны якобы лично были хозяевами всей земли в стране, следует признать, что в действительности они таковыми не являлись, наряду с ними существовали "частные" собственники, начиная со времени Старого Царства"11 .

Необходимо отметить, что при изучении данных египетских источников возникает очень серьезный и пока еще не разрешенный вопрос: каковы были резервы плодородной земли в стране, учитывая, что фараоны, начиная с периода Старого Царства и вплоть до позднейших времен, наделяли своих подчиненных за заслуги земельными участками разного размера? Откуда их брали фараоны? Хорошо известно, что в Риме ветераны армии получали нередко наделы за счет земли, отобранной у прежних владельцев, и что это, естественно, вызывало трения и конфликты. О наличии подобных явлений в Египте ничего не известно, а размеры плодородной земли там были резко ограничены природными условиями.

В непосредственной связи с этой проблемой находится и другой не менее важный вопрос. История Греции и Рима полна примерами вывода колоний из разных полисов Греции и из Рима и основания полисов-колоний этими колонистами. Объясняется это в основном относительной перенаселенностью полисов, из которых уходили колонисты. Ничего подобного не было в истории Египта. Ни к югу от первого порога, ни к северо- востоку от Суэцкого перешейка не возникали города или поселения типа египетских номов, иначе говоря, египтяне не выселялись на чужбину, за пределы своей страны. И это на протяжении трех с половиной тысячелетий! Чем это можно объяснить? Очевидно, в Египте никогда не было относительной перенаселенности. Но такой ответ требует объяснения. Современный Египет по плотности населения, особенно в дельте Нила,


11 Об аграрных порядках Старого Царства имеется интересная монография Т. Н. Савельевой "Аграрный строй Египта в период Древнего Царства" (М. 1962). Ожидается также появление в свет монографии Ю. Я. Перепелкина об экономике того времени. Кроме того, предстоит издание монографии И. А. Стучевского об аграрных порядках Нового Царства.

стр. 88


занимает одно из первых мест в мире. Нет никаких оснований думать, что в древности Египет страдал от недостатка населения. Почему же истории Египта "колонизация" как явление совершенно чужда и как поглощался избыток людей, порождаемый относительной перенаселенностью? Конечно, можно выдвигать любые догадки, любые ответы, но все это будут лишь догадки, а не научно обоснованные гипотезы и тем более не аргументированный научными данными ответ.

Нередко приходится слышать и читать, что египетское общество было "застойным". Что это значит - "застойное"? Такое, которое не имеет никакого развития? Кстати, ни в древности, ни в современности наука такого общества не знает. Либо такое, которое изменяется очень медленными темпами? Говоря о египетском обществе, обычно имеют в виду чрезмерную медленность развития. Как же происходило это развитие?

В Древнем Египте на протяжении всего его исторического пути отчетливо наблюдаются две поочередно сменявшие друг друга силы - центростремительная и центробежная. При переходе древнеегипетского общества от доклассового состояния, от совокупности номов-полисов к единому государству на протяжении многих веков доминировала центростремительная сила, в конце концов приведшая к сплочению самостоятельных номов-полисов в единое централизованное государство - в монархию Старого Царства (сначала часть номов-полисов объединилась в два крупных "царства" - Верхнего Египта и Нижнего Египта, а затем уже они слились в единую монархию). Начиная примерно с V династии центростремительная сила постепенно сходит на нет, ее вытесняет центробежная, приводящая к падению централизованной монархии Старого Царства. Этот распад заканчивается появлением на исторической сцене полностью освободившихся от опеки центральной власти самостоятельных номов- полисов, вступающих в ожесточенную схватку друг с другом. Эта длительно продолжавшаяся междоусобица заканчивается тем, что на первый план выдвигается фиванский ном, одолевающий всех своих соперников и в конце концов создающий уже на новой основе монархию Среднего Царства. После Среднего Царства наступает снова период господства центробежных сил, затем новое объединение в форме Нового Царства, затем опять вспышка центробежных сил, которую сменяет централизованная монархия Позднего Царства.

Общеизвестно, что все централизованные монархии Древнего мира- Египта, Двуречья и т. д., а также Греция и Рим начинали свой путь с раздробленности и лишь постепенно приходили к централизации. Так было не только в древности, но и в средние века - в Китае, Индии, России, во Франции и других странах. Но только в долине Нила происходило чередование раздробленности и объединения, и это характерно и специфично для Египта в древности. Силы центростремительные, приводившие к объединению, и силы центробежные, приводившие к распаду, - это, конечно, вполне реальные и конкретные социально-экономические силы, носителями которых были, с одной стороны, номы-полисы, с другой - централизованная монархия во главе с фараоном. Номы-полисы в Египте, как, впрочем, и в Греции, на протяжении всего своего существования были носителями и выразителями древнейших порядков, уходящих своими корнями в доклассовую древность. Для социальной природы египетского нома-полиса, как и для античного, характерна борьба за свою независимость. Поэтому ном-полис в Египте, как и греческий и италийский, постоянно был в конфронтации со всякими центростремительными силами, пытавшимися подавить их независимость. В периоды гегемонии центральной власти, а последняя была именно гегемонией отдельного нома-полиса над другими, самостийность номов- полисов не имела возможности проявиться в политике и выражалась преимущественно в религиозной сфере. Но как только центральная власть по-

стр. 89


чему-либо ослабевала, номы-полисы не упускали такой возможности и неизменно проявляли свою самостоятельность и в политике.

Три Переходных периода в истории Египта, три периода ослабления центральной власти и вместе с тем раздробления страны свидетельствуют о том, что центральная власть фараонов была в какой-то степени как бы суперструктурной под конфедерацией номов-полисов, выходивших из повиновения при каждом удобном случае. Свидетельством исконной независимости номов-полисов являются разные вспышки в номах во времена как господства Птолемеев, так и римского господства, преимущественно (но не всегда!) в сфере религии. Центральная власть в лице фараонов проявляла не только терпимость, но нередко глубокую почтительность к местным божествам, выразителям сепаратистских тенденций номов, и только знаменитый фараон XVIII династии Эхнатон осмелился отменить культ местных божеств и тем самым проявить полное пренебрежение к сепаратистским традициям номов-полисов. Небесполезно напомнить, что у потомков, как свидетельствуют некоторые надписи, он прослыл "еретиком". Таким образом, даже сами представители верховной центральной власти всегда считались с местными традициями в сфере религии, а эти последние в конечном счете воплощали сепаратистские тенденции номов.

Центростремительные и центробежные силы в истории Египта были в конечном счете конкретными социально-экономическими тенденциями. Чтобы это осознать, необходимо вдуматься в условия экономической географии Древнего Египта. Последний представлял собой длинный и узкий оазис, раскинувшийся по обоим берегам Нила. За исключением номов, находившихся на территории Дельты, все номы расположены один за другим с юга на север по Нилу вплоть до самой Дельты, и общение между номами могло осуществляться лишь по реке, водным транспортом, так как в Египте дорог, соединявших юг и север по суше, не было. Таким образом, в силу географических условий на всем протяжении истории Древнего Египта номы были в значительной степени разъединены. Разумеется, население соседних номов могло общаться друг с другом и помимо реки, но соседние номы были редким исключением. Это, конечно, в значительной степени способствовало развитию и становлению консерватизма и сепаратизма в каждом номе. И ном, не ставший гегемоном над другими, замыкался на столетия в своих местных интересах, что также способствовало консерватизму и сепаратизму и укрепляло их.

Совсем иначе складывалась судьба номов, на тот или другой период становившихся гегемонами над другими номами и возводивших своих местных руководителей в ранг повелителей всей страны - фараонов, носителей верховной власти централизованной монархии. Перед фараонами ходом самой жизни выдвигались общегосударственные задачи, для осуществления которых необходимо было преодолеть местный сепаратизм. Средствами для этого служили сила и авторитет самого фараона и его чиновничества в первую очередь, так как общеэкономических интересов у всех номов именно в силу описанных географических условий и низкого уровня техники не существовало. Каждый ном осознавал себя в первую очередь именно как ном, а общегосударственные интересы были предметом внимания фараона и его чиновничества, стоявших на недосягаемой для населения нома высоте. Именно центральная власть создала централизованную монархию, именно она была выражением центростремительных сил, собиравших все номы в единое целое вопреки их исконному сепаратизму. Исторически централизованное государство с его классовыми различиями, с его бюрократией, армией и т. д. в немалой степени способствовало созданию великой египетской культуры, приобщая к своему движению вперед все большие массы населения номов, пассивно или активно сопротивлявшихся централизации и ревниво охранявших традиции сепаратизма.

стр. 90


Можно, пожалуй, без преувеличения сказать, что египетское централизованное государство никогда не сумело полностью преодолеть местный сепаратизм и в диалектической борьбе двух начал - сепаратизма и централизации и проходил многовековой процесс истории Египта. Медленность развития древнеегипетского общества обусловливалась именно этим чередованием процессов централизации и распада страны на номы. Конечно, каждое объединение страны существенно отличалось от предшествующего: государство (я общество) Старого Царства - от Среднего, последнее - от Нового, а Нового Царства - от Позднего Египта. Это бросается в глаза. Но каждое новое объединение наследовало существенные черты предыдущего, и поэтому в общем облик египетской монархии, по крайней мере внешне, оставался почти неизменным. Разумеется, каждый период распада вносил нечто новое, трудноуловимое, что вряд ли может быть определено в сжатой формулировке. Но каждый распад характерен именно возрождением сепаратизма, в конечном итоге очень консервативного, и поэтому периоды распада меньше отличаются друг от друга, чем периоды объединения страны. Можно лишь определенно сказать, что I Переходный период - от Старого Царства к Среднему - отличается от последующих большей степенью децентрализации, более усиленной борьбой номов друг против друга, большим хаосом, чем позднейшие периоды распадов, что вполне понятно и объяснимо, более глубоким проникновением элементов государственности во все слои общества.

После завоевания Египта в 332 г. до н. э. Александром Македонским и установления вслед за его смертью господства греко-македонской династии Лагидов (Птолемеев), а тремя столетиями позже превращения страны в провинцию Римской империи (30 г. до н. э.) на многие столетия прекращается политическая история независимого Египта. Тем не менее культура его не угасла, а продолжала развиваться и создавать новые формы своего проявления. Древняя традиция, согласно которой фараон - неограниченный повелитель страны, полубог на ее троне, не только не исчезла, она духовно завоевала новых, уже не египетских по происхождению монархов: Лагиды и даже римские императоры египетским жречеством рассматривались как "сыны бога", правящие страной. Так началось с Александра Македонского, провозглашенного, согласно древнейшему обычаю, сыном бога Амона - Ра. Новая чужеземная монархия была жестко централизованной. Тем не менее древние номы-полисы продолжали существовать и чтить своих местных, исконных богов и даже при римском господстве религиозные распри между номами - факт, засвидетельствованный античными писателями. Поэтому вполне понятно, что египетская культура в целом впитала в себя много элементов первобытного общества, всегда придававших ей своеобразный колорит, поражавший представителей античной культуры.

 



Опубликовано 28 июня 2017 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© М. А. КОРОСТОВЦЕВ • Публикатор (): A. Liskina Источник: Вопросы истории, 1976-01-31

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.