публикация №1327932208, версия для печати

РУССКИЕ ПОЭТИЧЕСКИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ НАЧАЛА 1830-х гг. КАК ИСТОЧНИК ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ О ВОССТАНИИ 1830–1831 гг.


Дата публикации: 30 января 2012
Автор: Луферчик Евгений Георгиевич
Публикатор: Луферчик Евгений
Рубрика: ИСТОРИЯ XIX век


Луферчик, Е.Г. Русские поэтические произведения начала 1830-х гг. как источник для изучения общественного мнения о восстании 1830—1831 гг. / Е.Г. Луферчик // Актуальныя праблемы крыніцазнаўства айчыннай гісторыі: матэрыялы міжнароднай навукова-практычнай канферэнцыі, прысвечанай 450-годдзю віцебскага гарадского права і 100-годдзю выдання першай кнігі зборніка “Полацко-Витебская старина”, Віцебск, 6—7 кастрычніка 2011 г. / Віц. дзярж. ун-т; рэдкал.: А.М. Дулаў (адк. рэд.) [і інш.]. — Віцебск: УА “ВДУ імя П.М. Машэрава”, 2011. — С. 61—63.

РУССКИЕ ПОЭТИЧЕСКИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ НАЧАЛА 1830-х гг.
КАК ИСТОЧНИК ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ
О ВОССТАНИИ 1830–1831 гг.

Е.Г. Луферчик (Минск)


Восстание 1830–1831 гг., часто называемое польским или шляхет-ским, охватило территории Царства Польского и западных губерний Рос-сийской империи, то есть тех земель, которые ранее входили в состав Речи Посполитой. По мнению поляков-мятежников, начавших восстание, его целью должно было стать возрождение Речи Посполитой в границах 1772 г. В историографии до сегодняшнего дня нет единства мнений о при-чинах восстания. В ХIX в. российские историографы виновниками восста-ния называли исключительно поляков. Ф.И. Смит отмечал «непостоянный характер поляков», «беспокойное самолюбие польского дворянства», «ошибочные толкования [поляков, — Л.Е.] об отношении государя к кон-ституции: что будто государь находится в зависимости от конституции» [13, с. 73]. А.К. Пузыревский также указывал на революционный дух поля-ков и считал его основной причиной событий 1830–1831 гг. [7, с. I]. Такие оценки стали свидетельством сложившегося в российском обществе ХIХ — начала ХХ в. стереотипа в восприятии восстания. Согласно данному стереотипу, события 1830–1831 гг. рассматривались как «бунт» и «мятеж» «неблагодарных» поляков. Они получили после Венского конгресса от Александра I Конституцию, о которой сами русские и не мечтали, а отве-тили на этот «дар» предательским восстанием [5, с. 19]. Данный стереотип явился результатом политики Николая I, направленной на подавление кон-ституционности, ликвидацию польской самостоятельности. Первыми, кто положительно оценили такую политику, и тем самым укрепили склады-вающийся стереотип, стали русские поэты начала 1830-х гг.
26 августа 1831 г. А.С. Пушкиным было написано стихотворение «Клеветникам России». Поводом для его сочинения послужило выступле-ние членов французской Палаты депутатов с требованиями оказать помощь польскому народу в восстании. Поэт утверждал, что восстание — это дело «семейное», и другие державы не должны выступать по поводу него [9, с. 269]. А.С. Пушкин писал 1 июня 1831 г. поэту и критику, русскому князю П.А. Вяземскому: «…их [поляков, — Л.Е.] надобно задушить, и наша медленность мучительна. Для нас мятеж Польши есть дело семейственное, старинная, наследственная распря, мы не можем судить ее по впечатлениям европейским, каков бы ни был, впрочем, наш образ мыслей…» [10, с. 169]. Многим оценка А.С. Пушкина событий 1830–1831 гг. пришлась по душе. Даже такой резкий критик истории России и современных ему порядков, сторонник католицизма и западноевропейской цивилизации, как П.Я. Чаадаев, в письме к А.С. Пушкину от 18 сентября 1831 г. писал: «Вот вы, наконец, национальный поэт; вы, наконец, нашли ваше призвание. Я не могу передать вам удовлетворение, которое вы дали мне испытать […] Стихотворение к врагам России в особенности изумительно; это я говорю вам. В нем больше мыслей, чем их было высказано и осуществлено за последние сто лет в этой стране» [18, с. 72–73].
В стихотворении «Бородинская годовщина», написанном 5 сентября 1831 г., А.С. Пушкин напомнил французским демократам и участникам русско-польских военных действий о традициях русских воинов, которые могут и должны служить гарантией добрых отношений: «В боренье падший невредим; / Врагов мы в прахе не топтали; / Мы не напомним ныне им / Того, что старые скрижали / Хранят в преданиях немых; / Мы не сожжем Варшавы их; / Они народной Немезиды / Не узрят гневного лица / И не ус-лышат песнь обиды / От лиры русского певца»; «Уж Польша вас не поведет — / Через ее шагнете кости!» [8, с. 274]. 14 сентября 1831 г. П.А. Вя-земский, ознакомившись со стихотворением, записал в дневнике: «Будь у нас гласность печати, никогда бы Жуковский не подумал бы, Пушкин не осмелился бы воспеть победы Паскевича […] Курам на смех быть вне себя от изумления, видя, что льву удалось, наконец, наложить лапу на мышь […] И что за святотатство сближать Бородино с Варшавою. Россия вопиет против этого беззакония» [цит. по: 3, с. 507].
А.С. Пушкин однозначно оценил восстание 1830–1831 гг. как мятеж, чрезвычайно опасный для России, подлежащий нещадному подавлению. Поэт сурово осудил всякое сочувствие мятежу. Обращаясь к русским ли-бералам и иностранным дипломатам, А.С. Пушкин писал: «Когда безмолв-ная Варшава поднялась, / И бунтом опьянела / И смертная борьба началась / При крике «Польска не згинела» — / Ты руки потирал от наших неудач, / С лукавым смехом слушал вести, / Когда бежали вскачь, / И гибло знамя нашей чести» [11, с. 444]. Таким образом, уже в 1830—1831 гг. в русской поэтической среде возникла дискуссия по польскому восстанию. А.С. Пушкин поддержал подавление восстания, с негодованием воспринял сам факт выступления поляков. По оценке польских специалистов Я. Са-вицкой и М. Топоровского, антипольские стихи были написаны А.С. Пуш-киным по заказу Николая I, «который стремился сделать поэта идеологом догм своей эпохи — православия, самодержавия и великорусского нацио-нализма» [12, с. 216–217].
С откровенно антипольских, великорусских позиций воспринимал «польский бунт» В.А. Жуковский в двух своих известных стихотворениях 1831 г. В «Старой песне на новый лад» он писал: «Спор решен: дана упра-ва; / Пала бунта голова» [2, с. 283]. А в стихотворении «Русская слава» он воспел подавление восстания как историческое возмездие за унижение Москвы во времена «смуты» [1, с. 284].
«Старая песня на новый лад» В.А. Жуковского была опубликована вместе со стихотворениями А.С. Пушкина «Клеветникам России» и «Бо-родинская годовщина» в брошюре «На взятие Варшавы», которая вышла в свет 11–13 сентября 1831 г. и вскоре была переведена на немецкий язык. Как не удивительно, предисловие к изданию написал солидарный с прави-тельством Н.И. Надеждин, являвшийся редактором прогрессивного и неза-висимого журнала «Телескоп» [15, р. 115].
После поражения восстания, в 1831 г., появилось стихотворение Ф.И. Тютчева «Как дочь родную на закланье» (опубликовано в 1879). Не-смотря на европейское воспитание, Ф.И. Тютчев был славянофилом и по-лагал, что Россия является наследницей Византии. «Он ненавидел католи-ческую церковь и особенно папство, которое считал враждебным институ-том» [15, с. 119]. Однако в его стихотворении, в отличии от стихов А.С. Пушкина, нет злорадства. Ф.И. Тютчев видел в подавлении восстания историческую необходимость. Как Агамемнон принес в жертву Ифегению, так на благо истории и общности славянских народов нужно было пожерт-вовать Варшавой: «Так мы над горестной Варшавой / Удар свершили ро-ковой» [14, с. 120]. Именной такой ценой Россия сохранила целостность.
В 1834 г. М.Ю. Лермонтов в стихотворении «Опять народные ви-тии…» оценил восстание как политическую интригу Запада, направленную против России: «Опять народные витии, / За дело падшее Литвы / На славу гордую России / Опять шумя восстали вы» [4, с. 223].
В русской поэтической среде, однако, были опубликованы стихи, в которых высказывалось и другое отношение к восстанию и судьбе поляков — сочувственное. В стихотворении А.И. Одоевского, написанном 13 июля 1831 гг. (опубликовано в 1861 г.) восстание расценивалось как борьба братского народа за свободу: «Вы слышите: на Висле брань кипит! / Там с Русью Лях воюет за свободу» [6]. Известный славянофил А.С. Хомяков в 1830 г. в стихотворении «Ода (на польский мятеж)» рассматривал восста-ние как «вражды бессмысленный позор», как братоубийственную войну, когда «Орлы славянские взлетают / Широким дерзостным крылом, / Но мощную главу склоняют / Пред старшим — Северным Орлом» [16, с. 204]. В других своих стихотворениях — «Киев» (1839) и «Орел» (1852) А.С. Хомяков продолжал развивать свои славянофильские идеи на канве восстания 1830–1831 гг. В славянофильском духе были выдержаны и про-изведения К.С. Аксакова на польскую тематику — стихотворение «Отры-вок из письма к Б.» (1833), драма «Освобождение Москвы в 1612 г.», неко-торые его исторические труды. Тем не менее, эта тенденция солидарности с поляками не повлияла на изменение отношения большинства русских к восстанию. В атмосфере антипольской кампании появилось множество «откровенно спекулятивных шовинистических стихотворений “на злобу дня”». К ним относятся поэма Н. Данилевского «Глас умирающего поляка после сражения, бывшего под Прагою», произведения И. Паршова, Н. Ки-риллова, С. Стромилова, А. Шишкова и многих других» [17, с. 102–103].
Таким образом, в русской поэтической среде в начале 1830-х гг. был оформлен негативный стереотип восприятия «мятежных поляков» и «польского бунта». А.С. Пушкин, В.А. Жуковский, М.Ю. Лермонтов, Ф.И. Тютчев и др. в своих произведениях поддержали великодержавную русификаторскую политику царизма. Они оправдывали репрессии, на-правленные против участников повстанческого движения. В их творчестве выразилось консервативно-монархическое отношение к восстанию 1830–1831 гг. Либерально-компромиссное, сочувственное восприятие восстания нашло свое выражение в стихотворных произведениях А.И. Одоевского, А.С. Хомякова и К.С. Аксакова. Ими была предпринята попытка беспри-страстно взглянуть на события 1830–1831 гг., разобраться в их причинах. Они указывали на необходимость взаимоуважения и примирения братских славянских народов. В целом же, именно «пушкинский взгляд» на восста-ние 1830–1831 гг. определил отношение нескольких поколений русской интеллигенции к польскому вопросу.

Источники и литература

1. Жуковский, В.А. Русская слава («Святая Русь, Славян могучий род...») / В.А. Жуковский // Жуковский, В.А. Полное собрание сочинений и писем: в 20 т. — М.: Яз. рус. культуры, 1999–... . — Т. 2. Стихотворения 1815–1852 годов. — 2000. — С. 283–286.
2. Жуковский, В.А. Старая песня на новый лад: (На голос: «Гром по-беды, раздавайся!») / В.А. Жуковский // Жуковский, В. А. Полное собрание сочинений и писем: в 20 т. — М.: Яз. рус. культуры, 1999–... . — Т. 2. Сти-хотворения 1815–1852 годов. — 2000. — С. 281–283.
3. Лемке, М. Николаевские жандармы и литература. 1826–1855 гг.: По подлинным делам 3-го отделения собственной его императорского ве-личества канцелярии / М. Лемке. — Спб.: Издание С. В. Бунина, 1908. — 632 с.
4. Лермонтов, М.Ю. «Опять, народные витии...» / М.Ю. Лермонтов // Лермонтов, М.Ю. Сочинения: в 6 т. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1954–1957. — Т. 2. Стихотворения, 1832–1841. — 1954. — С. 223–224.
5. Липатов, А.В. Россия и Польша: «домашний спор» славян или противостояние менталитетов? / А.В. Липатов // Поляки и русские: Взаи-мопонимание и взаимонепонимание / Сост. А.В. Липатов, И.О. Шайтанов. — М.: Индрик, 2000. — С. 17–29.
6. Одоевский, А.И. При известии о польской революции / А.И. Одоевский // World-art [Электронный ресурс]. — 2010. — Режим дос-тупа: http://www.world-art.ru/lyric/lyric.php?id=14919. — Дата доступа: 17.07.2011.
7. Пузыревский, А.К. Польско-русская война 1831 г.: в 2 т. / А.К. Пузыревский; изд. 2-е. — Спб., 1890. — Т. 1. — 440 с.
8. Пушкин, А.С. Бородинская годовщина: («Великий день Бороди-на...») / А.С. Пушкин // Полное собрание сочинений: в 16 т. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1937—1959. — Т. 3, кн. 1. Стихотворения, 1826–1836. Сказ-ки. — 1948. — С. 273–275.
9. Пушкин, А.С. Клеветникам России: («О чем шумите вы, народные витии?..» ) / А.С. Пушкин // Полное собрание сочинений: в 16 т. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1937–1959. — Т. 3, кн. 1. Стихотворения, 1826–1836. Сказки. — 1948. — С. 269–270.
10. Пушкин, А.С. Письмо Вяземскому П. А., 1 июня 1831 г. Царское Село / А.С. Пушкин // Полное собрание сочинений: в 16 т. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1937–1959. — Т. 14. .Переписка, 1828–1831. — 1941. — С. 169–170.
11. Пушкин, А.С. Ты просвещением свой разум осветил... / А.С. Пушкин // Полное собрание сочинений: в 16 т. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1937–1959. — Т. 3, кн. 1. Стихотворения, 1826–1836. Сказки. — 1948. — С. 444.
12. Савицкая, Я. Изображение польских национально-освободительных восстаний в русской поэзии – изменение стереотипов / Я. Савицкая // Россия — Польша. Образы и стереотипы в литературе и культуре / Отв. ред. В.А. Хорев. — М.: Индрик, 2002. — С. 216–224.
13. Смит, Ф. История польского восстания и войны 1830 и 1831 го-дов: в 3 т. / Ф. Смит; пер. с немец. В. Квитницкого. — Спб., 1863–1864. — Т. 1. — 1863. — 496 с.
14. Тютчев, Ф.И. Как дочь родную на закланье... / Ф.И. Тютчев // Тютчев, Ф.И. Полное собрание стихотворений / Сост., подгот. текста и примеч. А.А. Николаева. — Л.: Сов. писатель, 1987. — С. 119–120.
15. Филатова, Н. Русское общество о Польше и поляках накануне и во время восстания 1830–1831 гг. / Н. Филатова // Polacy a Rosjanie. Поляки и русские / Red. Tadeusz Epstein. — Warszawa: Neriton, 2000. — P. 107¬–117.
16. Хомяков, А.С. Ода (На польский мятеж). 1831 / А.С. Хомяков // Полное собрание сочинений Алексея Степановича Хомякова: в 4 т. — М.: Университетская типография, 1900. — Т. 4. Трагедии и стихотворения. — С. 204.
17. Хорев, В.А. Роль польского восстания 1830 г. в утверждении не-гативного образа Польши в русской литературе / В.А. Хорев // Поляки и русские: Взаимопонимание и взаимонепонимание / Сост. А.В. Липатов, И.О. Шайтанов. — М.: Индрик, 2000. — С. 100–109.
18. Чаадаев, П.Я. Письмо к А.С. Пушкину от 18 сентября 1831 г. / П.Я. Чаадаев // Чаадаев, П.Я. Полное собрание сочинений и избранные письма: в 2 т. / Отв. ред. З.А. Каменский — М.: Наука, 1991. — Т. 2. — С. 63–73.

Опубликовано 30 января 2012 года


Главное изображение:

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): польский вопрос, восстание 1830-1831 гг., Российская империя



Полная версия публикации №1327932208 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY ИСТОРИЯ РУССКИЕ ПОЭТИЧЕСКИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ НАЧАЛА 1830-х гг. КАК ИСТОЧНИК ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ О ВОССТАНИИ 1830–1831 гг.

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека не предназначена для использования детьми! International Library Network