СУДЬБА ФРАНЦУЗСКИХ СОЛДАТ В РОССИИ ПОСЛЕ 1812 ГОДА

Исторические романы и художественные рассказы на исторические темы.

Разместиться

ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему СУДЬБА ФРАНЦУЗСКИХ СОЛДАТ В РОССИИ ПОСЛЕ 1812 ГОДА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

250 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:

В обширной историографии Отечественной войны 1812 г. практически осталась в тени судьба застрявших в России после разгрома "великой армии" Наполеона французских солдат. Историки скрупулезно исследовали, сколько солдат "двунадесяти языков" повел Бонапарт на Москву и сколько из них ушло назад через Березину 1 . А куда же девались остальные? Считают, что все они погибли, нередко ссылаясь при этом на рапорт М. И. Кутузова из Вильно 10 декабря 1812 г.: "Война окончилась за полным истреблением неприятеля" 2 . Исследователей не смущал тот факт, что таким образом физически была уничтожена гигантская по тем временам армия в 634 тыс. чел., хотя потери всех государств Европы за 1805 - 1815 гг. в совокупности составляли 755 тыс. убитыми 3 . Значит, под Аустерлицем, при Трафальгаре, Фридланде, Кульме, Лейпциге, Ватерлоо и в других битвах погибла в целом всего 121 тысяча человек? Очевидно, невиданный в истории разгром наполеоновской армии в 1812 г. не был все же адекватен уничтожению всего ее личного состава.

И действительно, погибли далеко не все. В осенне-зимнее паническое отступление 1812 г. многие деморализованные или полузамерзшие солдаты и офицеры, не попавшие в плен к русской регулярной армии, ополчению и партизанам, разбрелись по окрестным деревням и помещичьим усадьбам. Крестьяне, вчера еще встречавшие захватчиков с оружием в руках, со свойственным русскому народу великодушием к побежденному давали этим несчастным пищу и кров. Именно тогда в русских деревнях родились два новых слова: "выморозки" и "шерамыжники" (последнее - от франц. cher ami, то есть милый друг; так солдаты обращались к крестьянам за помощью). Не зная русского языка, но получив временный приют и еду, солдаты стремились выйти к помещичьим усадьбам, осесть там, дождаться весны, а затем как-нибудь добраться до родины и семьи. Война для них кончилась. Провинциальное русское дворянство охотно принимало "шерамыжников". Со времен Екатерины II французский язык и культура стали как бы нормой в русском дворянском обществе. Но не всякий мелкопоместный дворянин мог отправить на свои доходы сына, не говоря уже о дочери, в губернский город, а тем более в Москву или Петербург. В провинции преобладало традиционное домашнее воспитание. Богатые помещики "выписывали" гувернеров и гувернанток из Франции. Для "мелкоты" такая роскошь была не по карману. Они искали гувернера подешевле. А тут в дворы мелкопоместной знати западных губерний буквально ломятся "гувернеры", готовые за кров и пищу учить кого угодно и чему угодно! Сын известного русского дворянского экономиста К. Арнольда вспоминал позднее: "Редкий был тогда дом, в котором не встречалось бы пленного францу-


1 Л. Г. Бескровный. Отечественная война 1812 года. М. 1962, стр. 259; П. А. Жилин. Гибель наполеоновской армии в России. М. 1968, стр. 266. Составители сборника "Листовки Отечественной войны 1812 г." (М. 1962, стр. 10) считают, что "за Неман ушло около 60 тыс.", а французский историк А. Рамбо - 72 тыс. ("История XIX в.". Т. 2. М. 1938, стр. 281).

2 См. "Материалы юбилейной сессии военных академий Красной Армии, посвященной 200-летию со дня рождения М. И. Кутузова". М. 1947, стр. 20; ср. "Листовки Отечественной войны 1812 г.", стр. 10: "Число убитых, раненых и пленных составило 580 тыс. чел.". У А. Рамбо (указ. соч., стр. 281) одних убитых - 250 тыс., а у Е. В. Тарле (Соч. Т. VII. М. 1959, стр. 308) - "приблизительно 500 тыс.".

3 Б. Ц. Урланис. Войны и народонаселение Европы. М. 1960, стр. 75.

стр. 129


за: иметь у себя "своего" француза - это установилось тогда само собой для каждого "порядочного дома". И у нас, следовательно, оказался "свой" француз..." 4 .

Конечно, учительский уровень этих доморощенных "гувернеров" оставлял желать много лучшего. Тот же Ю. К. Арнольд оставил нам колоритный портрет "своего" француза: красивый брюнет лет 40 "с огромными усищами", ростом с "коломенскую версту", в полном соответствии со своей фамилией Грожан ("Большой Жан") и с типичной биографией наполеоновского солдата. Начал рядовым в 1792 г. в армии генерала Дюмурье, участвовал в битве при Маренго, в египетском походе Бонапарта, в молниеносной прусской кампании 1806 года. Потом попал в гвардию как барабанщик. Для 6-летнего сына дворянского экономиста такой "дядька" был настоящей находкой: с утра и до вечера он рассказывал ученику бесчисленные военные истории, пересыпая их, к ужасу мамаши, солеными солдатскими словечками, пел песенки фривольного содержания и т. д. Что касается французского языка, то оказалось, что с его литературным вариантом тамбурист не очень-то знаком. Зато мальчик поразительно быстро усвоил тот солдатский жаргон, на котором говорило большинство "великой армии". Кроме того, бравый гренадер обучил дворянского сыночка великолепно выбивать "дробь", "раскаты" и "слушайте все!" на игрушечном барабане.

Сколько таких "гувернеров" осталось в России, никто точно сказать не мог. Судя по отзывам современников, их было очень много. Один из авторов того времени писал: "Просветителями этой эпохи сделались бессмысленные остатки от разбитой наполеоновской армии, когда пленных французов разбирали нарасхват и вверяли им своих детей. Кухарки, прачки, сапожники и портные начали просвещать русских в разводимых ими пансионах... Эта несчастная эпоха продолжалась недолго, до 1820 г., но она оставила гибельные последствия на целое столетие" 5 .

Русское правительство не могло не считаться с тем, что в тылу остались тысячи бывших "сапожников" и "портных", ранее свергавших Людовика XVI - республиканских солдат, сражавшихся против антифранцузских коалиций 1792 - 1799 годов 6 . Выгнать их всех из страны, как предлагал Ф. В. Ростопчин? Но куда? В Европе идет война. Обменять на русских военнопленных у Наполеона? Но у него их немного. И не значит ли тем самым усилить армию Наполеона за счет опытных солдат? Напомним, что русская военная контрпропаганда походной типографии при Главной квартире с июля 1812 г. неоднократно предлагала солдатам многонациональной "великой армии" сдаваться, найдя "на время убежище в наших южных провинциях" 7 . Так как же, дать убежище или выгнать? Посчитали, что при всех обстоятельствах лучше пока держать этих пленных в России. Ведь еще предстоял поход через всю Европу к Парижу. Была, правда, сделана в конце 1812 г. попытка сформировать в Орле из французов и итальянцев-добровольцев антинаполеоновский легион в 10 тыс. чел. (подобно испанскому и русско-немецкому легионам). Но массовой записи в этот легион не последовало 8 .

Постепенно вопрос о пленных вырастал в серьезную проблему. Те из них, которые этапным порядком были отправлены в глубинные районы России (преимущественно в Ярославскую, Костромскую, Вологодскую, Пермскую и Вятскую губернии), обычно приписывались к казенным заводам и мануфактурам. И хотя министр полиции


4 10. К. Арнольд. Воспоминания. "Русский архив", 1891, N 7, стр. 328. Был "свой" француз и в семье М. Ю. Лермонтова: офицер наполеоновской гвардии Капе. Раненым ся попал в плен, его выходили русские врачи, а затем он. остался в России, где обрел вторую родину. Капе оказал большое влияние на Лермонтова-мальчика, попытавшись привить ему, в частности, культ Наполеона (см. "М. Ю. Лермонтов. Его жизнь и сочинения". М. 1905, стр. 8).

5 "Русский архив", 1873, N 6, стр. 904.

6 Эти опасения отчетливо прослеживаются по переписке министра полиции С. К. Вязьмитинова с витебским генерал-губернатором и Александром I в 1813 году. Результатом явилось введение "особой цензуры" на письма французских военнопленных из России (см. "Русская старина", 1890, N 12; "Отечественная война и русское общество". Т. V. М. 1911, стр. 129).

7 Ц. Ложье. Дневник офицера великой армии. М. 1912, стр. 38; ср. "Листовки Отечественной войны...", док. 4, 9, 22, 31; "Внешняя политика России XIX - начала XX вв." (далее - ВПР). Т. VI. М. 1962, док. 297.

8 "М. И. Кутузов". Сборник документов. Т. IV, ч. 2, стр. 560; Л. Г. Бескровный. Указ. соч., стр. 502 - 503.

стр. 130


С. К. Вязьмитинов, в ведении которого с 1812 г. находились пленные, специально предписывал гражданским губернаторам постоянно иметь в виду, что это "вольные люди, а не наши посессионные крепостные", местная администрация не всегда считалась с этими указаниями. В советской литературе Е. И. Дружинина первой обратила внимание на волнения значительной группы иностранных колонистов в Южной России 9 . Схожие по характеру выступления имели место и среди пленных в 1812 - 1814 годах. Самое крупное из них произошло в 1813 г. на казенных Гороблагодатских железоделательных заводах (на Урале), где все пленные отказались от работы из-за тяжелых условий труда и притеснений со стороны администрации 10 . Соответствующая переписка министерства полиции, а также министерства финансов, в ведении которого находились уральские казенные заводы, с их администрацией очень интересна и для выяснения социального состава "великой армии" Наполеона. Оказывается, управляющие заводов отказывались брать "абы кого" из пленных, а соглашались только на мастеровых (кузнецов, слесарей, плотников и т. д.). Характерна переписка дирекции Боткинского завода с вятским гражданским губернатором от февраля 1813 года. В ней сохранился список профессионального состава пленных. Выяснилось, что в "спорной" партии из 33 чел. - близких Боткинскому заводу по профессии мастеровых оказалось 7 (по одному кузнецу, слесарю, плотнику, маляру и 3 каменщика). Остальные: 8 ткачей, 3 шляпника, 3 сапожника, гребенщик, мельник, типографский наборщик, садовник, слуги и пр. 11 . Примерно такой же состав пленных оказался и на других заводах 12 .

Но сколь бы малым ни было среди пленных число фабрично- заводских рабочих, именно оно подсказало решение. Инициатором выступил министр внутренних дел О. П. Козодавлев, довольно колоритная фигура конца XVIII - начала XIX в., ярый поборник (через газету своего министерства "Северная почта", 1809 - 1819 гг.) протекционизма и развития фабрично-заводской промышленности в России 13 . Он ратовал за широкое привлечение в Россию иностранных специалистов, особенно "суконных дел мастеров" для русской текстильной промышленности, поскольку еще в 1810 г. был назначен Александром I председателем Мануфактурного совета 14 . Вопрос об иностранной колонизации провинциальной России, особенно при Екатерине II и Александре I, мало изучен. Лишь сравнительно недавно Е. И. Дружинина обстоятельно исследовала роль (наряду с украинским и русским населением) болгар, греков, немцев, швейцарцев и пр. в экономическом освоении огромных районов Новороссии 15 . Эта иностранная колонизация, не очень-то сильная, носила преимущественно аграрный характер. Даже небезызвестный дюк Ришелье, многое сделавший для торгово-экономического развития Одессы, не мыслил иного занятия для французских эмигрантов- роялистов, кроме как превращения их в колонистов- земледельцев 16 . О. П. Козодавлев понимал, что рассчитывать на серьезную помощь этих дворян-роялистов в сфере промышленного развития России не приходится. Многие из них предлагали себя в "руководители" русской экономики, однако никто - в рабочие у ткацкого станка или плавильной печи 17 . Но вот появилось много пленных из "великой армии". И министр внутренних


9 Е. И. Дружинина. Волнения колонистов Новороссии и Южной Бессарабии. "Проблемы истории общественного движения и историографии". Сборник статей к 70-летию акад. М. В. Нечкиной. М. 1971, стр. 102 - 109.

10 ЦГИА СССР, ф. 37, оп. 16, д. 241, лл. 10 - 11: рапорт пермского гражданского губернатора от 14(26) августа 1813 г. в министерство полиции. Судя по материалам "особой канцелярии" министерства полиции, волнения французских военнопленных на Боткинском заводе были не единичным явлением. К сожалению, этот важный момент не отражен в известном сборнике документов "Рабочее движение в России в XIX в.". Т. I. М. 1955.

11 ЦГИА СССР, ф. 37, оп. 1, д. 241, л. 3.

12 Там же, лл. 3 об. -4.

13 А. В. Предтече иски и. Очерки общественно- политической истории России в первой четверти XIX в. М. -Л. 1957, стр. 295 - 322.

14 Там же, стр. 306 - 307.

15 Е. И. Дружинина. Северное Причерноморье в 1775 - 1800 гг. М. 1959; ее же. Южная Украина в 1800 - 1825 гг. М. 1970.

16 Е. И. Дружинина. Южная Украина в 1800 - 1825 гг., стр. 192.

17 См. подробнее: В. Г. Сироткин. Возобновление франко-русского торгового трактата 1787 г. в 1802 г. "Франко- русские экономические связи", М. -Париж. 1970, стр. 189 - 233.

стр. 131


дел выступил с предложением не выписывать мастеровых из- за границы, а принять в русское подданство ремесленников - бывших французских солдат 18 . Так родился этот проект - самая крупная за всю историю России попытка единовременного массового принятия иностранцев не на чиновничью службу, а в промышленно-ремесленное производство, сферу обслуживания и сельское хозяйство.

4 (16) июля 1813 г. С. К. Вязьмитинов рассылает циркуляр "О желающих присягнуть на подданство России". В записку Козодавлева он внес сдерживающие ноты: допускать к присяге на. верность царю, но "с наблюдением, однако же, осторожностей, дабы сим случаем не могли воспользоваться иногда люди, вредные или подозрительные" 19 . Особое внимание губернаторы обязаны были обратить на мастеровых, а "буде обнаружены такие в каком-либо роде мануфактуры или знания в горном или рудокопном деле", рекомендовать этим новообращенным подданным царя ехать туда, "где наши казенные и партикулярные фабрики и заводы находятся с тем, не пожелают ли они обратиться по доброй своей воле на оные и тем упражнением устроить себе состояние" 20 . Вскоре выяснилось, что желающих .принять русское подданство много. Затем Вязьмитинов стал получать жалобы от бывших солдат "великой армии": приняв их в подданство России, местные власти чинят, всяческие помехи, не пускают ремесленников-французов в города, насильно отправляют в деревни и т. д. 21 . Всплыли случаи, когда в деревнях простых солдат записывали в крепостные 22 . Тогда О. П. Козодавлев подготовил и в ноябре 1813 г. внес на утверждение в Комитет министров "Правила, коими руководствоваться, принимая военнопленных в подданство России". Этот любопытный документ важен как попытка приспособить производственные отношения крепостнической России к возможностям развития капитализма в промышленности 23 .

"Правила" 1813 г. вобрали в себя основные положения циркуляров Вязьмитинова о порядке приема в русское подданство, но дополняли их уточнениями. По-прежнему письменную присягу "на временное или вечное подданство России" мог приносить любой солдат или офицер армии Наполеона и жить затем "вольным человеком" в любом месте Российской империи, исключая Польшу, Прибалтику, Финляндию, Бессарабию, Белостокскую и Тарнопольскую губернии, а также Петербург и Москву. В двухмесячный срок новообращенные подданные обязаны были избрать род занятий и состояние (дворяне, мещане, крестьяне); в противном случае с ними будут обращаться, как с бродягами. Несколько пунктов было уделено мастеровым, которым даровался ряд льгот: их записывали в мещане (во французском тексте "Правил" - "в класс буржуа"), освобождали с момента принятия присяги на 10 лет от всех податей "для обзаведения домом и хозяйством", от рекрутской повинности и гарантировали свободу вероисповедания. Пункт 4 вводил для них неведомое русским посессионным и вольным рабочим правило контракта: в случае добровольного согласия работать на казенной или партикулярной фабрике, заводе, шахте и т. д. мастеровой в индивидуальном порядке заключал с дирекцией или хозяином договор об условиях работы. Контракт составлялся в трех экземплярах на двух языках (русском и французском либо немецком: два самых распространенных тогда в России иностранных языка)


18 ЦГИА СССР, ф. 1409, оп. 1, д. 1289, л. 21; см. также ВПР. Т. VII. М. 1970, стр. 303 (указ Александра I на основе записки Козодавлева).

19 ЦГИА СССР, ф. 1409, оп. 1, д. 1289, л. 15.

20 Там же, л. 18 (циркуляр С. К. Вязьмитинова от 19 (31) августа 1813 г.).

21 Там же, л. 28 (циркуляр Вязьмитинова от 27 ноября/9 декабря 1813 г. с напоминанием губернаторам, что "прием в подданство надлежит учинять токмо добровольно, равно как и выбор местожительства").

22 Характерный пример выявился через 11 лет. 6 бывших пленных из "великой армии", в 1813 г. отпущенные просто по домам, как практиковалось в 1813 - 1814 .гг. в целях антинаполеоновской контрпропаганды (см. Л. Г. Бескровный. Указ. соч., стр. 603), нанялись на временную работу в имение графа Б. Комаровского в Белоруссии. Тот продержал их у себя три года, а в 1816 г. записал при очередной ревизии в свои крепостные. Лишь в мае 1824 г. этим "крепостным" удалось получить паспорта на выезд (ЦГИА СССР, ф. 1409, оп. 1, д. 1289, лл. 1, 28, 50 об.).

23 Еще в январе 1811 г. О. П. Козодавлев предложил Государственному совету аналогичное по духу "Положение о'б учреждении особого состояния свободных (русских) мастеров", но тогда помещичье-крепостническое большинство совета заблокировало этот проект (М. Туган-Барановский. Русская фабрика. М. -Л. 1934, стр. 132).

стр. 132


под обязательным патронажем (присутствие чиновника) местных властей. Это неизвестное тогда не только в России, но и во Франции 24 и даже в промышленной Англии 25 правило найма рабочих по трудовому договору распространялось лишь на солдат- мастеровых 26 . Портные, сапожники, садовники и т. д. также записывались мещанами, но без 10-летней налоговой льготы и хотя с правом организации "своего дела" (мастерская, ателье) или "вольного найма", но без трудового контракта и посредничества местных властей 27 . Раньше всех были приняты в вольные мастеровые те самые французы-бунтовщики и их собратья, которые оказались на Боткинском заводе 28 . Затем началось массовое приведение к присяге других, причем в первую очередь шли ремесленники.

Однако "медовый месяц" программы О. П. Козодавлева продолжался недолго. Александр I, придававший в 1812 - 1814 гг. огромное значение пропагандистско-идеологическим приемам в борьбе с Наполеоном, использовал "Правила" в тех же целях, в частности в борьбе против наполеоновской дезинформации, что будто бы "русские вообще в плен не берут", а тех, кого все же взяли, - "лишь для того, чтобы подвергать мучениям в лагерях" 29 . Не случайно публикация правил на французском языке в официозе "Беспристрастный консерватор" была приурочена к переходу Рейна и войне на территории Франции. После разгрома империи Наполеона в 1814 г. дальнейшая судьба большинства солдат и офицеров "великой армии" зависела уже от "большой политики": Александру I важно было сохранить тогда Францию как образец практического воплощения идеи компромисса между "старым" и "новым" порядками на базе конституционной монархии английского типа.

Между тем после 1814 г. и тяжелых наполеоновских войн французская буржуазия весьма нуждалась в тысячах грамотных и квалифицированных солдат-мастеровых, застрявших в далеких просторах России 30 . Свою программу в отношении Франции Александр I изложил перед сенатом Франции 2 апреля 1814 г.: "Один человек, говоривший, что он мой союзник, вторгся в мои пределы как вероломный агрессор. Это с ним я вел войну, а не с Францией. Я - друг французского народа... И, чтобы доказать этот длительный союз с вашей нацией, я возвращаю ей всех французских пленных, находящихся в России, о чем меня уже просило ваше временное правительство" 31 . Государственная машина России заработала в обратную сторону. Но остановить прием было теперь не менее трудно, чем ранее его наладить, хотя губернаторы уже извещались о новом решении Комитета министров: "Пленным французам, объявившим желание вступить в подданство России после повеления императора об отправлении их в отечество, отказать и к присяге на подданство не допускать" 32 . Бурбоны также придавали репатриации остатков "великой армии" большое значение. Помимо экономических целей, они преследовали и определенную политическую задачу: в условиях непрочной реставрации 1814 - 1815 гг. (что наглядно


24 Е. В. Тарле. Рабочий класс во Франции в первые времена машинного производства, Соч. Т. VI. М. 1959, стр. 35 - 36.

25 Е. Б. Черняк. Массовое движение в Англии и Ирландии в конце XVIII - начале XIX в. М. 1962, стр. 36 - 46.

26 Самая идея контракта не была для России новой в 1813 году. Еще в указе 1804 г. о правилах поселения иностранных колонистов на помещичьих землях, многие из положений которого (личная свобода, освобождение от податей на 10 лет и от рекрутской повинности, свобода культа и пр.") были распространены в "Правилах" на солдат "великой армии", имелся специальный пункт об обязательной контрактации - договоре колонистов с помещиками (условия аренды земли, порядок, сроки, размеры выплат и т. д.). Арбитром в спорах иностранных колонистов с помещиками выступали местные власти, у которых хранился один экземпляр контракта (Полное собрание законов Российской империи. Т. 28, N 21254).

27 "Правила" были опубликованы в "Санкт- Петербургских сенатских ведомостях" 17(29) января 1814 г., выходивших в 1809 - 1826 гг. на русском и немецком языках (немецкий перевод "Правил": "St.-Petersburgische Senats- Zeitung", 29.I.1814. Французский перевод - в официозе МИД России, газете "Беспристрастный консерватор" ("Le Conservateur Impartial", N 7, 23 janvier - 4 tevrier 1814, pp. 35 - 36).

28 ЦГИА СССР, ф. 37, оп. 16, д. 241, лл. 1 - 12.

29 Л. Г. Бескровный. Указ. соч., стр. 603.

30 См. Ф. В. Потемкин. Промышленная революция во Франции. Т. I. М. 1971.

31 "Le Moniteur Universel", 3.IV.1814; см, также: ВПР. Т. VII, стр. 629.

32 ЦГИА СССР, ф. 1409, оп. 1, д. 1289, л. 30 об.

стр. 133


подтвердили "Сто дней" Наполеона) они надеялись, что брошенные осенью и зимой 1812 г. на произвол судьбы солдаты и офицеры не будут испытывать особых симпатий к бонапартистам 33. Уже в мае 1814 г. (еще до официального установления дипломатических отношений России с новой Францией) в Петербурге появился барон Морен, "королевский комиссар по ускорению отправки во Францию военнопленных, находящихся в Российской империи". Однако "ускорить" было трудно, ибо значительная часть пленных уже приняла русское подданство. Другие же, как сообщали губернаторы, домогались его. К тому же ни Морен, ни Вязьмитинов толком не знали, сколько разбежавшихся в 1812 г. солдат "великой армии" осталось в России.

Поскольку в газетах Англии и Германии стали появляться статьи, что Россия намеренно скрывает число пленных, официоз российского МИД опубликовал данные о таковых, находившихся на июль 1814 г. в лагерях России, Англии, Австрии и Пруссии: 160 тыс. чел. (сделав оговорку, что цифра выведена "из объявлений о сем самих правительств" 34 ). Не найдя другого выхода сообщить затерявшимся в русских просторах солдатам о репатриации, Морен через Вязьмитинова обратился в Комитет министров с просьбой напечатать в "Санкт-Петербургских ведомостях" объявление на французском языке, что и было сделано 35 . На объявление откликнулась большая часть не принявших еще русского подданства кадровых солдат и офицеров, потерявших связь с гражданской жизнью и сделавших военное дело своей профессией (в их числе - тамбурист Грожан, "дядька" маленького Арнольда) 36 . Посол Бурбонов в России граф Ноайль доносил своему дяде министру Талейрану в Париж, что под наблюдением Морена очередная партия военнопленных в 900 чел. погрузилась в Риге на 3 французских корабля, доставивших из Гавра раненых русских солдат, и отплыла во Францию 37 . Но многие мобилизованные в армию Наполеона накануне 1812 г. и особенно в 1813 - 1814 гг. крестьяне, ремесленники, "люди в услужении" и пр., которым за краткостью пребывания в вооруженных силах Франции пенсия не была положена, вовсе не рвались обратно, прежде всего те, кто не имел жен и детей. Традиции французской городской и сельской семьи, где связи родителей и детей по достижении ими совершеннолетия, в отличие от многочленной русской крестьянской семьи, были довольно слабыми, тоже вели к уклонению солдат от репатриации. Любопытные данные на этот счет приводятся в очередном циркуляре Вязьмитинова от 5 (17) августа 1814 г.: гражданский губернатор Новгорода сообщил, что "из проходящих через Новгородскую губернию партий военнопленных, возвращающихся в свое отечество, некоторые объявляют желание, а другие отстают от партии для того единственно, чтобы присягнуть на верность подданства России" 38 .

А что делать с уже принявшими русское подданство? Обещая в апреле 1814 г. "вернуть Франции ее сыновей", царь еще не представлял себе весь размах вступления бывших солдат разноплеменной армии Наполеона в русское подданство. Вернувшись в августе 1814 г. в Россию, Александр I оказался в трудном положении: декларированное им с 1804 г. поклонение "законам" и "порядку" в противовес нравам "узурпатора Наполеона" не позволяло просто отменить "Правила" от 4 (16) ноября 1813 г. о приеме военнопленных в русское подданство. Но и лишить Францию "ее сыновей" означало ослабить свои позиции в центре европейской политики. Царь попытался найти компромисс. 17 (29) августа 1814 г. был издан указ: "Объявить волю мою кому следует, чтобы взятым в течение минувшей войны пленным всех


33 Любопытно, что этот же антибонапартизм собирался использовать давний соперник Наполеона генерал Моро. Летом 1813 г. он писал царю: "Я нисколько не сомневаюсь, что Наполеон столь же бежал (в 1812 г. - В. С.) от своих рассерженных солдат, сколь и от копий ваших казаков. Французские пленные в России должны быть сильно раздражены постигшей их судьбой и гореть желанием мести. Если бы значительное число этих несчастных согласилось высадиться под моим начальством на берег Франции, я уверен, что от меня не ускользнул бы Бонапарт" ("Русская старина", 1913, N 10, стр. 45). Однако план Моро не был одобрен Александром I.

34 "Le Conservateur Impartial", N 61, 31 juillet - 12 aout 1814, p. 354.

35 ЦГИА СССР, ф. 1263, оп. 1, д. 61, лл. 56 - 57.

36 Первая партия репатриантов отплыла во Францию в сентябре 1814 г. ("Сборник Русского исторического общества". Т. 112. 1901, стр. 82).

37 Там же, стр. 105 - 106.

38 ЦГИА СССР, ф. 1409, оп. 1, д. 1289, л. 30.

стр. 134


наций, присягнувшим на подданство России, из коих некоторые записаны уже и по избранию рода жизни, дана была полная свобода возвратиться, буде пожелают, в их отечества" 39 . Указ оставлял немало лазеек для желающих остаться в России. Во-первых, он не отменял "Правила" от 1813 года. Во-вторых, в период "Ста дней" репатриация даже пожелавших вернуться была приостановлена, и на сборных пунктах в Риге, Ревеле, Петербурге, Одессе и других городах солдатам Наполеона вновь предлагали вступить в русское подданство. Вот типичный пример: Жан Арьес из Льежа, взятый в плен в ноябре 1812 г., принял присягу на "временное подданство" России в 1813 г., поселился в Нижнем Новгороде, в 1814 г. выразил желание репатриироваться, но во время "Ста дней" отказался от репатриации и вступил 20 мая 1815 г. "вечное подданство России". Судя по тому, что Бурбоны в 1815 - 1818 гг. продолжали публиковать угрожающие приказы и ордонансы 40 , число оставшихся в разных странах французских солдат было значительным: вряд ли Людовик XVIII стал бы ломать копья из-за нескольких сот человек.

Между тем прием в русское подданство так и не был закрыт. Интересное на этот счет дело слушалось в Комитете министров. Три бывших солдата "великой армии" - Венсан, Камбре и Луи, проживавшие с 1812 г. в Ярославле, 27 января 1816 г. обратились с просьбой принять их в русское подданство, приписать к сословию крестьян и "определить на постоянное жительство" на Алтай (входил тогда в Томскую губернию). По предложению министра внутренних дел О. П. Козодавлева их просьба была удовлетворена 41 . Козодавлев распорядился выдать каждому ссуду по 350 руб. с рассрочкой на 3 года и освободить от всех налогов и податей на 5 лет "по обыкновенному положению для колонистов- переселенцев" 42 . 27 мая 1817 г. сибирский гражданский губернатор сообщал Козодавлеву, что 3 "помянутых военнопленных француза водворились уже в Бийском уезде, приняли греко-российскую веру и занимаются хлебопашеством..." 43 .

После восстания 14 декабря 1825 г. судьба оставшихся в России солдат "великой армии" оказалась связанной с репрессиями против декабристов. Ведь следственное "Донесение" по делу о декабристах было основано на идее о "дурных влияниях" заграницы, и прежде всего заграничных походов 1813 - 1814 годов. Масонский "правопреемник" знаменитого П. И. Новикова "русский де Мэстр" О. А. Поздеев (1742 - 1820 гг.), которому Л. Н. Толстой уделил несколько ярких страниц в "Войне и мире", задолго до 14 декабря внушал своей многочисленной сановной масонской пастве (министр просвещения А. К. Разумовский, временный наместник Александра I в герцогстве Варшавском В. С. Ланской и др.), что все это "французолюбие" добром не кончится. "А шалуны-то из дворян, - писал он А. К. Разумовскому в 1816 г., - путешествующие, проматывая чужие деньги в иностранных землях, хвалят, что там хорошо, там законы хороши, и давай новые сочинять. Ныне и в полках, думаю, раскольников весьма размножилось. Сочиняют! Вот Людовику и сочинили гильотину..." 44 . Поздеев познал кое-что на личном опыте: во время восстания Пугачева он чудом избежал справедливого крестьянского отмщения и боялся отнюдь не только "шалунов": "Ведь наши мужики не тише могут катать человеческими головами, как и французы в Париже. Внутренняя война везде страшнее и опаснее внешней" 45 .

Идея "шалунов", набравшихся "дурных влияний" на Западе, легла в основу официальной версии Николая I о причинах восстания декабристов. "Донесение" Следственной комиссии широко использовало аргумент "влияния" 46 . Сразу же после ареста и начала следствия над декабристами жандармы немедленно начали искоренять


39 Там же, л. 32; см. также: ВПР. Т. VIII. М. 1972, стр. 92.

40 См., например, "Le Conservateur Impartial", N 75, 19/31 septembre 1816, pp. 395 - 396; "Санкт-Петербургский академический вестник", N 3, 8(20) I.1815.

41 ЦГИА СССР, ф. 1203, д. 123, лл. 90 - 91.

42 Там же, ф. 1263, д. 124, л. 101.

43 Там же, л. 102 об.

44 "Русский архив", 1872, т. II, N 10, стб. 1880 - 1881; см. также В. Базанов. Ученая республика. М. -Л. 1964, стр. 130 - 132.

45 "Русский архив", 1872. т. II, N 10, стб. 1886.

46 М. В. Нечкина. Движение декабристов. Т. I. М. 1955, стр. 8.

стр. 135


"французскую крамолу". Для них ее носителями прежде всего стали "дядьки", жившие в городах империи (разумеется, не "благонамеренные" эмигранты-роялисты, а ремесленники, сапожники, портные и т. д.). Начались проверки "благонадежности", придирки, полицейские запросы. Следствием стали учащавшиеся просьбы во французское посольство в Петербурге от бывших солдат Наполеона отправить их с семьями во Францию 47 . Вот два типичных прошения. Жан-Батист Оже, родом из департамента Юра, 48 лет, бывший капрал 8-го полка, попал в плен в 1813 г., прошение подано 15 ноября 1826 года 48 . Жозеф Крепьон из Орлеана, взят в плен в 1812 г., находился в лагере для военнопленных в Костроме, там же женился, вступил в русское подданство, жил "в услужении у костромского врача- немца Баулера", в 1829 г. попросился с семьей во Францию. Мотивация - придирки местных властей 49 .

Напуганный революцией 1830 г., Николай I не только стал изгонять французов, но и вообще начал запрещать въезд в Россию (наряду с мастеровыми, инженерами, врачами) даже "традиционным" иммигрантам: гувернерам, садовникам, поварам, слугам 50 . Документы 1826 - 1836 гг. позволяют частично проследить судьбу последних солдат Наполеона в России, ибо от кустарных методов 1826 - 1829 гг. шеф III отделения Бенкендорф с лета 1830 г. перешел ко всеобщей негласной переписи проживавших в России французов, особенно вступивших в русское подданство в 1813 - 1825 гг., а также других иностранцев - как российских, так и заграничных подданных. Дело оказалось трудоемким и затянулось на 7 лет. Лишь к концу 1837 г. III отделение имело более или менее полную картину 51 . Больше всего бывших солдат "великой армии" оказалось в Москве и Московской губернии: на 350 тыс. населения - 3229 иностранцев, из коих значительную часть составляли бывшие пленные из армии Наполеона либо их дети. На 1 марта 1836 г. 710 чел. являлись ремесленниками, рабочими-мастеровыми и фабрикантами, число их превышало количество как купцов и приказчиков (213 чел.), так и гувернеров и слуг (654 чел.) 52 . Сохранились пленные и в других городах России. Так, в сентябре 1836 г. воронежский генерал- губернатор доносил в Петербург, что в Воронеже проживает К. И. Журдан, родившийся во Франции в 1793 г.; подпоручик пехотного полка; взят в плен 28 августа 1813 г.; принял присягу "на вечное подданство России" в Курске 28 апреля 1816 г.; его жена Наталья - "природная россиянка"; к 1836 г. имели четверых детей, а Журдан служил чиновником 8-го класса 53 . Характерно, что большинство осевших после 1812 г. в России военнопленных было занято не в традиционной сфере обслуживания, а в ремесленно- промышленном производстве или в сфере образования (гувернеры, преподаватели). Когда в самом начале 1840-х годов ограничения на въезд французов в Россию на постоянное жительство временно ослабли, эта новая и не очень массовая иммиграция по составу уже отличалась от связанной с последствиями 1812 г. и носила именно традиционный, "обслуживающий" характер: шляпницы, хористки, приказчики, парикмахеры, кондитеры и т. п. 54 .

Со смертью "последних могикан" из "великой армии" исторически завершился и грандиозный, но сравнительно кратковременный эксперимент Козодавлева. Последующее экономическое развитие Франции, нуждавшейся в собственных квалифицированных кадрах, традиционно слабая промышленная миграция французских рабочих и инженеров, враждебное отношение царизма к Франции (революции 1830 и 1848 гг.!) привели к тому, что план Козодавлева остался лишь уникальным эпизодом в истории франко-русских отношений начала XIX века.


47 АВПР, ф. 440 (микрофильм бумаг посольства Франции в Петербурге), д. 32, л. 248.

48 Там же, л. 22. Любопытно, что в 1840 г. этот капрал снова вернулся в Россию.

49 Там же, л. 29. ,

50 О. В. Орлик. Россия и французская революция 1830 г. М. 1968, стр. 202 - 203.

51 ЦГИА СССР, ф. 1286, оп. 6, д. 222, лл. 1 - 37 ("Дело о французах, проживающих в России" - губернаторские рапорты-списки).

52 Там же, лл. 7 об. -9.

53 Там же, лл. 25 - 26.

54 См. М. Кадо. Французская эмиграция в России в 40-х гг. XIX в. "Cahiers du monde russe et sovietique", 1963, N 4.



Опубликовано 16 апреля 2017 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© В. Г. Сироткин • Публикатор (): A. Liskina

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.