Героические страницы боевого прошлого народов нашей страны. ПАРТИЗАНЫ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1812 ГОДА

Исторические романы и художественные рассказы на исторические темы.

Разместиться

ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Героические страницы боевого прошлого народов нашей страны. ПАРТИЗАНЫ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1812 ГОДА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

563 за 24 часа
Публикатор: • Источник:

4. Пламя народной войны

 

2(14) сентября 1812 г. Наполеон с гвардией остановился на Поклонной горе. Перед ними раскинулся один из красивейших городов мира. Император долго смотрел на Москву через подзорную трубу. Затем он спустился с горы к Дорогомиловской заставе в ожидании депутации русской знати с ключами от города и предложением мира. Но депутация не явилась. Наполеон приказал графу Дарю привести к нему "московских бояр". Может быть, продолжал он, русские "не знают, как сдаваться; все здесь ново и для них, и для нас"1. Но вскоре Дарю доложил, что Москва пуста. Такая весть поразила Наполеона. Всюду его встречали как триумфатора, а здесь царило гробовое молчание. Император долго не мог поверить такому событию. Прошло более часа, прежде чем он дал приказ войскам вступить в Москву. Галопом промчалась по Арбату кавалерия Мюрата, быстрым маршем двинулась пехота. Французам казалось, что наконец наступит желанный мир.

 

И хотя молчание огромного города таило грозное предзнаменование жестокой борьбы, тем не менее в скорое завершение войны хотела верить вся французская армия. Верил в это и сам Наполеон. "Москва взята - война окончена". Москва была отдана войскам на разграбление. "Первый день принадлежал старой императорской гвардии, следующий - молодой гвардии, затем грабил корпус Даву"2. Грабежи сопровождались пожарами. Вскоре город превратился в бушующее море пламени. По истечении недели Наполеон приказал "прекратить грабежи в Москве"3. Но восстановить порядок во французской армии было уже невозможно: упадок дисциплины и моральное разложение войск зашли очень далеко. Пожар Москвы взволновал народы Европы. Окружение Наполеона было обеспокоено. "Мы становились армией преступников, которых осудит небо и весь цивилизованный мир"4, - писал Ф. П. Сегюр. По свидетельству А. де Коленкура, Наполеон "занялся изысканием способов снять с французской армии в глазах Петербурга ответственность за пожар Москвы"5. Он приказал расстреливать всех "поджигателей", кого можно схватить на улицах. По официальным французским данным, полевые суды приговорили таким образом к расстрелу 400 человек. Но жертв французского произвола было неизмеримо больше.

 

Судьба Москвы усилила в народе ненависть к захватчикам и еще более побудила его к борьбе с ними. "Пылающая Москва, - писал полковник П. А. Чуйкевич, - возжгла сильнейшую месть в сердцах воинов; воздвигла против тебя (Наполеона. - Л. Б.) самых поселян наших, соделавшихся героями"6. Против неприятельской армии началась борьба и в самой Москве. Немногочисленные жители, остававшиеся в городе, ста-

 

 

Окончание. Начало см. "Вопросы истории", 1972, N 1.

1 Ph. P. Segur. Histoire de Napoleon et de la Grande armee pendant 1812. T. II. P. 1825, p. 38.

2 А. Н. Попов. Французы в Москве в 1812 году. М. 1876, стр. 45.

3 В. Беляев. К истории 1812 года. Письма маршала Бертье к принцу Евгению- Наполеону Богарнэ, вице-королю Итальянскому. СПБ. 1905. Приложение, стр. 109.

4 "Поход в Москву в 1812 году. Мемуары участника французского генерала графа де Сегюра". М. 1911, стр. 63.

5 Арман де Коленкур. Мемуары. Поход Наполеона в Россию. М. 1943, стр. 153.

6 П. А. Чуйкевич. Рассуждения о войне 1812 года. СПБ. 1813, стр. 14.

 

стр. 81

 

 

ли истреблять интервентов, пользуясь для этого любыми случаями. Находившийся в Москве А. Д. Бестужев-Рюмин не раз наблюдал перестрелку французских патрулей с "нашими мужиками"7. По свидетельству французского сержанта Бургоня, однажды его патруль, обходивший Тверскую, был обстрелян со двора губернатора. Обнаруженных там девять горожан с ружьями и кольями расстреляли без суда8. Скрывавшиеся в садах жители нападали на отдельных солдат и офицеров, убивали их и затем бросали в погреба или в колодцы9. Во главе отрядов народных мстителей нередко вставали находившиеся на излечении в московских госпиталях русские солдаты. То был ответ на бесчеловечные расправы французов, учиненные во время пожара над ранеными, лечившимися в Кудринском госпитале. Французские гвардейцы намеренно стреляли по госпиталю из пушек, а затем подожгли его. Там сгорело до 700 русских солдат10. Регистрации оккупантов подлежали военные и гражданские лица. Неявившихся расстреливали как поджигателей. По данным генерал-губернатора Москвы Ф. В. Ростопчина, в столице осталось около 10 тыс. человек, из них погибло более 7 тысяч11.

 

Пожар Москвы вынудил французов вывести из нее значительную часть пехоты и почти всю кавалерию: эти части не могли быть обеспечены необходимым количеством продовольствия и фуража. Наполеон решил создать вокруг Москвы ряд опорных пунктов как для защиты от нападения русских войск, так и для облегчения сбора продовольствия, нужда в котором все увеличивалась. В связи с этим были направлены на Можайскую дорогу части корпуса Виктора, на Петербургскую - корпус Жюно, на Владимирскую - войска Нея, на Подольскую - кавалерия Мюрата. Опорными базами должны были стать Можайск, Клин, Богородск (ныне Ногинск) и Верея. Однако расчеты Наполеона на получение ресурсов не оправдались. Подмосковные крестьяне враждебно отнеслись к появлению захватчиков и тотчас организовали сопротивление. Большинство их не только отказывалось продавать французам продовольствие, но и расправлялось с теми, кто пытался это сделать. Крестьяне подмосковного села Буньково перебили 18 своих односельчан, а в деревне Гуслицы учинили расправу над 10 купцами из Москвы, приехавшими закупать продовольствие12. Нередко крестьяне встречали французских фуражиров огнем, несмотря на расстрелы и уничтожение деревень. Сопротивление подмосковных крестьян имело весьма серьезное значение. Один из участников похода на Россию, граф Боволье, писал: "Русские крестьяне вооружались, чем могли, убивали солдат, попадавшихся в одиночку, и нередко нападали даже на отряды, ходившие на фуражировку. Это враждебное отношение населения особенно было чувствительно частям, расположенным в окрестностях Москвы, - они решительно умирали с голода; особенно же пострадала кавалерия; более 10000 коней пали от недостатка корма"13.

 

Граф не указывает, откуда крестьяне брали оружие, и не говорит о характере этих выступлений. Между тем это представляет первостепенный интерес. Одним из важных источников получения оружия крестьянами Московской и отчасти Калужской губерний являлось Бородинское поле. "Верейские, Можайские и Рузские и других городов мужики, - свидетельствует современник, - ездят на Бородинское поле сражения, собирают там лежащие ружья и другие оружия и раздают их подмосковным мужикам"14. Был и другой источник - армейские партизанские отряды раздавали отнятое в боях оружие крестьянам в районе своих действий. Наконец, крестьяне приходили в штаб Кутузова и просили дать им оружие и боеприпасы. "Неоднократно уже являются крестьяне из многих селений, близ мест расположения армий находящихся, испрашивая усильно ружей с патронами для защиты от неприятеля, - сообщалось в журнале военных действий. - Они истребили их немалое число и при всякой встрече,

 

 

7 А. Д. Бестужев-Рюмин. О происшествиях, случившихся в Москве во время пребывания в оной неприятеля в 1812 году. М. 1859, стр. 14.

8 "Пожар Москвы и отступление французов в 1812 году. Воспоминания сержанта Бургоня". СПБ. 1898, стр. 8.

9 "Русский вестник", 1872, т. 102, стр. 269 - 272.

10 "Бумаги, относящиеся до Отечественной войны 1812 г., собранные и изданные П. И. Щукиным". Ч. VI. М. 1911, стр. 155.

11 "Русский архив", 1868, N 6, стб. 1391 - 1392, 1389.

12 "Русский архив", 1868, N 12, стб. 1948.

13"Русская старина", 1893, т. 77, стр. 17.

14 "Русский архив", 1894, N 10, стб. 1207.

 

стр. 82

 

 

решительно нападая на врагов, не сходят с места, не разбив оных совершенно... По мере возможности просьбы сих почтенных крестьян удовлетворяются и им дают ружья и пистолеты"15. И такие случаи не были единичными. Современники событий отмечали, что в период пребывания в Тарутине как бы исчезли кастовые перегородки между армией и народом. Одни крестьяне привозили в лагерь продукты питания, другие приходили с просьбами отпустить боеприпасы, третьи торопились сообщить добытые о противнике сведения. Когда один из художников обратился к генералу П. П. Коновницыну за советом, как ему изобразить деятельность М. И. Кутузова в Тарутине, тот ответил: "При Тарутинском лагере в дер. Леташевке, где с разных сторон приходят резервы, казачьи полки, пушки, запасы, у избы его (фельдмаршала) он стоит сам, мимо его войска проходят, у избы люди разного рода толпятся к нему: дворяне, купцы с образами, хлебом-солью, духовенство, мужики падают к ногам его, просят оружия..., жены и дети, ограбленные злодеями, просят помощи и защиты"16. Нарисованная художником картина была недалека от действительности. Популярность М. И. Кутузова в народе росла с каждым днем.

 

С момента вступления французов в Москву крестьянская борьба, особенно в Подмосковье, получила необычайно большой размах. Это объясняется не только тем, что крестьяне здесь были лучше вооружены, но также и тем, что вокруг столицы непрерывно действовали войсковые партизаны, на которых опирались народные отряды самообороны. Раньше других поднялись крестьяне Звенигородского уезда во главе с сотским села Лучинского П. Ивановым. Он привел в отряд своих сыновей и призвал односельчан вооружаться. Волостной голова Бельяминовской волости И. Андреев также звал крестьян вступить в партизанский отряд. Самоотверженно боролись с французскими мародерами крестьяне Ф. Сергеев, Е. Алексеев и староста села Ильинского Е. Яковлев, звенигородские мещане И. Горяинов и Н. Овчинников "сами храбро бились и других поощряли к истреблению злодеев". В отрядах самообороны этого уезда действовало около 16 тыс. крестьян, "способных к бою". Они неоднократно отражали попытки войск оккупантов, стремившихся захватить Воскресенск и другие города. В результате успешных действий крестьян удалось отстоять не только Воскресенск, но и Новый Иерусалим, а также взять в плен 2 тыс. наполеоновских солдат17. Это имело немаловажное значение, поскольку противник не смог выступить во фланг и тыл отряду Ф. Ф. Винценгероде, действовавшему в районе Клина.

 

Столь же активно сражались отряды самообороны Волоколамского уезда. Многие жители деревень, расположенных вокруг Волоколамска, были вооружены. Крестьяне несли караулы у своих селений. При появлении отрядов неприятеля они собирались большими группами и отражали нападение. Организаторами крестьянских отрядов самообороны выступали отставной унтер-офицер Новиков, отставной солдат Немчинов, волостной голова Серединской волости Б. Борисов, волостной староста села Бурцово И. Ермолаев, волостной писарь М. Федоров, крестьяне села Подсухина К. Кузьмин и Г. Семенов18. Их успешные действия способствовали неудаче всех попыток французов захватить Волоколамск. Наиболее важным событием в данном районе был бой за этот город. В конце сентября французские войска попытались захватить его, но понесли тяжелые потери. Неприятельский батальон был разбит партизанами и "присоединившимися к ним разных селений крестьянами"19.

 

Все села Рузской округи были на военном положении. В каждом из них по звону сигнального колокола, который извещал о появлении противника, крестьяне собирались и дружно давали отпор захватчикам. Здесь французы потеряли более тысячи солдат. Активно действовали отряды партизан и в районе Дмитрова: с его захватом открывался путь на Александров, где находился крупный конный завод. Хотя завод

 

 

15 "М. И. Кутузов". Сборник документов. Т. IV, ч. 1. М. 1954, стр. 400.

16 П. Г. Рыдзюнский. Кутузов - руководитель народного ополчения. "Полководец Кутузов". М. 1956, стр. 387.

17 "Русский вестник на 1813 год, издаваемый Сергеем Глинкой". Кн. 2. М. 1813, стр. 29 - 32; Г. В. Ильин. Партизанское движение в 1812 году к северу от Москвы. "Ученые записки" Московского государственного библиотечного института. Вып. 10. 1963, стр. 143 - 144.

18 Л. Н. Бычков. Крестьянское партизанское движение в Отечественной войне 1812 года. М. 1954, стр. 63.

19 ЦГВИА, ф. ВУА, д. 3465, ч. 10, л. 58.

 

стр. 83

 

 

удалось вывести, французские войска тем не менее стремились прорваться к Александрову. Начальник Владимирского ополчения Б. А. Голицын сообщил М. И. Кутузову, что он послал в Дмитровский и Александровский уезды отряды, дабы "внушить жителям бодрость к сопротивлению и уверить их в готовности моей давать по требованию их помощь"20. Неприятель угрожал не только Александрову, но и Клину. Казачья застава была вынуждена отойти к селу Рогачево. Вслед за тем французы захватили Черную Грязь, демонстрируя тем самым намерение Наполеона направить движение главных сил на Петербург. Получив сведения о подобных действиях, М. И. Кутузов сказал: "Пусть идут". Он отлично понимал, что Наполеон не решится на такую акцию, имея у себя в тылу русскую армию. На Ярославской дороге французы угрожали Сергиеву Посаду (ныне Загорск). В связи с этим сюда были переброшены два войсковых отряда, к которым присоединились местные отряды самообороны. Вскоре Дмитров был освобожден; противник вынужден был прекратить наступление и на Сергиев Посад.

 

Особенно обострилась обстановка на Владимирской дороге, в районе Богородска, откуда французы могли угрожать правому флангу русской армии, расположенной у Тарутина. Маршал Ней выдвинул на Владимирскую дорогу 18 тыс. войск. Главной его задачей было захватить Богородск. "Неприятель занял оной город конницей и пехотой при 8 пушках в 6 000 чел."21, - докладывал Б. А. Голицын М. И. Кутузову. Не располагая необходимыми силами, он вынужден был отвести свои войска к Владимиру. Вступив в Богородск, оккупанты старались захватить в первую очередь продовольствие и фураж. Однако их действия встретили решительное сопротивление крестьян окружных волостей. Организаторами партизанского отряда в Вохновской волости явились крестьяне Г. Матвеев (Курин), вохновский голова Е. Стулов, сотенный И. Чушкин.

 

Отряд Герасима Курина вел непрерывные бои с французами с 25 но 29 сентября у деревни Большой Двор, затем у Грибовой, Суботиной, Назаровой и Трубицыной, а с 29 сентября по 1 октября - у деревень Вохны и Насыревой. Большое сражение произошло 1 октября. При появлении крупных сил французов к Вохне (ныне Павлов Посад) собралось 500 конных и 5 300 пеших партизан. Курин разделил этот отряд на три части. Конницей командовал Е. Стулов, тысячным отрядом пехоты - И. Чушкин, главными силами руководил сам Г. Курин. Первые два отряда он расположил в лесах, а с главными силами стал в деревне Вохна. "Во втором часу пополудни появился неприятель из-за лесу, - вспоминал Курин, - идет таким шагом в с. Вохну и ожидал себе противной встречи". Но Курин "не вознамерился сразиться на дороге, а давал свободный вход в с. Вохну, наблюдая свои выгоды. Неприятель остановился под деревней Грибовым в скрытом месте и расположился послать в села два эскадрона, которые и пришли. Один установился, не дошедчи до села, на месте, называемом Прогон, а другой пришел в с. Вохну" и начал грабить местное население. Курин подал сигнал к бою. "Неприятель, тесним будучи с обеих сторон и видя свою гибель, едва мог спасти себя бегством, рассеявшись по полю до дер. Грибова, где скрывалось большое количество их армии, но Курин и Стулов об этом неизвестны были". Партизаны истребили два французских эскадрона. В ответ неприятель атаковал Вохну. Тогда Курин, разделив свой отряд на две части, стал отходить в направлении леса, где стоял в засаде отряд Чушкина. "Перебравшись через вражик, остановились и, подкрепя своих воинов, начали сражаться. Вдруг с правого крыла со своим войском нашед на неприятеля - неприятель, нечаянным нашествием Чушкина приведен будучи в беспорядок, обратился в бегство и гнан Куриным, Стуловым и Чушкиным 8 верст и спасен был темнотой ночи от совершенного разбития"22. Партизаны захватили 20 повозок, 40 лошадей, 85 ружей, 120 пистолетов и 400 сум, наполненных патронами. Несколько сот солдат неприятеля было ранено и убито. На счету самого Курина был офицер и 7 солдат. На другой день он двинул свой отряд "для очищения Успенского порохового завода и г. Богородска". Подойдя к городу, партизаны "к великому своему

 

 

20 С. Копошина, А. Козлова. Владимирское ополчение 1812 года. "Исторический журнал", 1942, N 8, стр. 48.

21 "Народное ополчение в Отечественной войне 1812 г.". М. 1962, стр. 122.

22 Там же, стр. 116.

 

стр. 84

 

 

удивлению" установили, что французы после боя с ополчением Владимирской губернии оставили город и отошли к Москве.

 

Серьезные потери несли французские войска и в Бронницком уезде. Партизаны деревень Чулковой, Лановой, Кулаковой, Дурнихи и других собрались в отряд, насчитывавший более 2 тыс. человек. Командовали партизанами старосты сел Семеновского, Константинова и Починки С. Тихонов, Е. Васильев и Я. Петров. В 20-х числах сентября этот отряд и казачий полк совместно нанесли поражение отряду французских фуражиров в 700 человек у деревни Мячиковой. 30 человек противника были убиты, а остальные захвачены в плен. В бою отличились крестьяне Михайловской слободы С. Тимофеев, Я. Кондратьев, В. Афанасьев; из деревни Дурнихи - М. Андреев, И. Иванов и В. Кириллов; из села Леонова - В. Леонтьев и Ф. Дмитриев23.

 

Наибольший накал партизанской войны наблюдался, однако, на Серпуховской и на обеих Калужских дорогах, которые вели к месторасположению русской армии и ее базам в Туле и Калуге. Французы старались проникнуть в глубь Калужской губернии, пытаясь создать передовой опорный пункт в Верее. Как только выявилась опасность появления противника на территории этой губернии, местный губернатор П. Н. Каверин произвел поголовное вооружение населения прифронтовых уездов: Жиздринского, Мосальского, Медынского, Боровского, Малоярославецкого и Тарусского. Крестьян вооружали вилами, топорами и рогатинами. Лишь немногие раздобыли себе ружья. Крестьяне несли кордонную службу. Граница губернии была разделена на участки, по три версты в каждом, где находились конные и пешие отряды в 20 - 70 человек. При появлении противника жители округи тотчас вступали в бой с противником. В свою очередь, и М. И. Кутузов направлял сюда войсковых партизан для наблюдения за передвижениями французских соединений и нанесения им систематических ударов.

 

Непрерывные рейды войсковых партизан воодушевляли крестьян, и они не раз оказывали командирам отрядов неоценимые услуги, сообщая важные сведения о противнике. М. И. Кутузов приказывал командирам войсковых отрядов снабжать крестьян оружием и боеприпасами. Зная об этом, крестьяне обращались с просьбой помочь им в получении оружия. Генерал М. А. Милорадович сообщал дежурному генералу штаба П. П. Коновницыну: "Коренные крестьяне слободы Каменка Боровского уезда явились ко мне и испрашивали ружей с патронами для защиты от неприятелей. Сии крестьяне заслуживают особого внимания, ибо они под присягой соединились для общего своего защищения, с тем, что положено наказание на случай: ежели бы нашелся трус... Я имею честь препроводить при сем к в. п. явившихся двух из сих крестьян"24. Об энергичной борьбе с захватчиками свидетельствуют также рапорты командиров войсковых отрядов. Поручик М. А. Фонвизин сообщил, что жители Боровской округи вооружены и вступают в схватки с противником, подступавшим к селу Каменскому. При этом крестьяне часто меняли тактику борьбы. С малыми отрядами французских фуражиров они вступали в бой сразу. С большими - обращались иначе. Однажды в село вошел отряд в 500 человек. Захватчики забрали в селе продовольствие, а затем приказали крестьянам приготовить всему отряду обед и открыть погреба. "Проведя день в удовольствии, [они] расположились спать. Среди темноты ночной крестьяне отобрали у них ружья, увели лошадей и, закричав "ура", напали на сонных и полутрезвых неприятелей, дрались целые сутки и, потеряв сами 30 человек, побили их сто, а остальных 400 отвели в Калугу"25.

 

Столь же успешно действовали партизаны Верейской округи, где руководителями отрядов выступали Н. Федоров, Г. Миронов, А. Кирпичников, Н. Усков и А. Щеглов. Партизаны, приняв непосредственное участие в штурме Вереи, где находился гарнизон противника, оказали огромную помощь отряду И. С. Дорохова. В плен было взято 15 офицеров и 370 солдат, убито 300 солдат. После боя Дорохов раздал крестьянам 500 неприятельских ружей. Священник И. Скобеев после освобождения Вереи собрал тысячу крестьян, "которые срыли бывшие укрепления французов". Отличившихся "в ознаменование такой отличной любви к отечеству" М. И. Кутузов наградил зна-

 

 

23 ЦГВИА, ф. ВУА, д. 3508, л. 240.

24 Там же.

25 "Бумаги, относящиеся до Отечественной войны 1812 г., собранные и изданные П. И. Щукиным". Ч. I. М. 1897, стр. 62.

 

стр. 85

 

 

ками Военного ордена26. На неоценимую помощь со стороны партизан указывал и генерал А. П. Ермолов: "В самое короткое время партизаны принесли ощутительную пользу... Не проходили ни транспорты, ни тарки (военный транспорт. - Л. В.), ни даже малые команды: все было истребляемо партизанами. Неприятель для фуражирования не смел ходить без пехоты и пушек... Жители, ободренные беспрерывно появляющимися партиями, служили им вернейшими провожатыми, доставляли обстоятельные известия, наконец, сами взяли оружие и большими толпами присоединялись к партизанам"27. О подвигах партизан тотчас становилось известно в штабе М. И. Кутузова. Главнокомандующий требовал от командиров отрядов делать достоянием гласности героические действия крестьян. "Мужиков ободрять подвигами, которые оказали их товарищи в других местах, а наиболее в Боровском уезде"28, - указывал он в предписании майору С. И. Лесовскому.

 

Противник терял сотни солдат на этом направлении. "Поселяне одной Калугской губернии с того времени, как неприятель коснулся их границ, будучи вспомоществуемы казаками Быхалова, убили и взяли в плен слишком 6000 человек неприятелей; ежедневно приходят они просить оружие, умоляют начальников отрядов дать им случай к поражению врага, и просьбы их по возможности выполняются. Много есть подвигов знаменитых, учиненных почтенными нашими поселянами; но они не могут на первый случай быть обнародованы, ибо неизвестны еще имена храбрых; приняты меры, чтобы узнать об них и предать отечеству для должного почтения"29, - говорилось в одной из листовок. Противник ежедневно терял убитыми, ранеными и взятыми в плен несколько сот человек. "Стоим уже более недели на одном месте, - писал Кутузов по прибытии армии к Тарутину, - и с Наполеоном смотрим друг на друга, - каждый выжидает время. Между тем маленькими частями деремся всякой день и поныне везде удачно. Всякой день берем в полон человек по триста и теряем так мало, что почти ничего"30.

 

Растущие потери стали устрашать Наполеона. Лористон во время свидания с М. И. Кутузовым в Тарутинском лагере, куда он прибыл с предложением Наполеона начать переговоры о мире, говорил "об образе варварской войны, которую мы с ними ведем; сие относительно не к армии, а к жителям нашим, которые нападают на французов, поодиночке или в малом числе ходящих, поджигают сами домы свои и хлеб, с полей собранный, с предложением неслыханные такие поступки унять. Я уверял его, что, ежели бы я и желал переменить образ мыслей сей в народе, то не мог бы успеть для того, что они войну сию почитают, равно как бы нашествие татар, и я не в состоянии переменить их воспитание"31. Этот же вопрос поднимал маршал Бертье в письме, направленном Кутузову с полковником Бэртеми. Фельдмаршал ответил: "Трудно остановить народ, ожесточенный всем тем, что он видел, народ, который в продолжении двухсот лет не видел войн на своей земле, народ, готовый пожертвовать собою для родины, и который не делает различий между тем, что принято и что не принято в войнах обыкновенных"32.

 

Действия партизан приобретали постепенно стратегическое значение. За 39 дней пребывания в Москве французская армия потеряла более 30 тыс. - результат, равный итогам крупного сражения. Не менее важно учитывать и моральный эффект. Партизаны держали французских оккупантов в постоянном напряжении и, главное, своими действиями вынуждали армию противника осознавать, что война с народом - война несправедливая и выиграть ее невозможно. Оценивая сложившееся тогда положение, А. П. Ермолов писал: "Неприятель покорением столицы мнил поколебать твердость россиян, достигнуть славного для себя мира, но не находит столицы, а вместо мира видит народную войну..."33. Однако поддержка М. И. Кутузовым крестьянского народного сопротивления врагу не находила положительного отклика в при-

 

 

26 "Листовки Отечественной войны 1812 г.". М. 1962, стр. 53.

27 "Записки Алексея Петровича Ермолова". М. 1863, стр. 206 - 207,

28 "М. И. Кутузов". Т. IV, ч. 1, стр. 407.

29 "Листовки Отечественной войны 1812 г.", стр. 53.

30 "М. И. Кутузов". Т. IV, ч. 1, стр. 425.

31 Там же, стр. 367 - 368.

32 Там же, ч. 2, стр. 39.

33 ЦГВИА, ф. ВУА, д. 3570, л. 118 об.

 

стр. 86

 

 

дворных кругах Петербурга. Здесь высказывалось беспокойство по поводу снабжения народа оружием и отсюда шли указания командирам войсковых отрядов о недопустимости подобных акций. Более того, губернаторам предлагались разоружать крестьян и "расстреливать тех, кто будет уличен в возмущении"34. Такие требования предъявлялись и М. И. Кутузову. В своей объяснительной записке царю о значении крестьянского сопротивления врагу и отношении к борьбе крестьян со стороны армии М. И. Кутузов писал: "С мученическою твердостью переносили они все удары, сопряженные с нашествием неприятеля, скрывали в леса свои семейства и малолетних детей, а сами, вооруженные, искали поражения в мирных жилищах своих появляющимся хищникам. Нередко самые женщины хитрым образом уловляли сих злодеев и наказывали смертию их покушения и нередко вооруженные поселяне, присоединяясь к нашим гарнизонам, весьма им способствовали в истреблении врага, и можно без увеличения сказать, что многие тысячи неприятеля истреблены крестьянами"35. Спустя месяц фельдмаршал снова писал царю: "Во время занятия неприятелем Московской, Калужской и части Тульской губернии жители тамошних мест старались доставать себе оружие, желая тем ограждать себя от вторжения к ним неприятеля. Уважая справедливую сию надобность и дух общего их рвения повсеместно наносить вред неприятелю, я не только не старался удерживать их от такового намерения, но, напротив того, посредством дежурного при мне генерал-лейтенанта Коновницына, усиливал в них желания сии и снабжал их неприятельскими ружьями. Таким образом, жители означенных мест получали ружья из Главного моего дежурства и от партизанов, другие же от тех самых французов, коих оне убивали собственными их руками"36.

 

М. И. Кутузов, пользуясь неограниченной властью на территории, входившей в сферу действия Главной армии, не допускал разоружения крестьян и всеми мерами старался поднять роль партизанской войны. В листовках, опубликованных штабом М. И. Кутузова, крестьяне именовались "почтенными нашими поселянами", имена которых должны быть обнародованы, чтобы "предать отечеству для должного почтения". В этих листовках прославлялись подвиги сих "почтенных граждан", грудью ставших "на защиту любезного отечества". Главным мотивом их действий объявлялась любовь к отечеству. И, конечно, прав был Д. В. Давыдов, отметивший, что в этой войне "нравственная сила рабов возвысилась до героизма свободного народа"37. Но именно этого боялись крепостники во главе с Александром I. Принца Ольденбургского беспокоило, что поселяне "как бы сделались политиками" и стали слишком много рассуждать. Еще яснее выразился Ф. В. Ростопчин: "Умы сделались весьма дерзки и без уважения. Привычка бить неприятелей преобразила большую часть поселян в разбойников"38. Отражал эти опасения и английский эмиссар при штабе М. И. Кутузова Р. Вильсон: "Не одного только внешнего неприятеля опасаться должно; может быть, теперь он для России самый безопаснейший. Нашествие неприятеля произвело сильное крестьянское сословие, познавшее силу свою и получившее такое ожесточение в характере, что может сделаться опасным"39.

 

5. Всенародное ополчение

 

В "малой" войне принимало участие и народное ополчение - вспомогательные воинские формирования. Их создание по первому (Московская, Владимирская, Калужская, Рязанская, Смоленская, Тверская, Тульская, Ярославская губернии) и второму (Петербургская и Новгородская губернии) округам шло особенно интенсивно в августе - октябре 1812 года. В губерниях, организовавших ополчения, проживало тогда 6 733 тыс. крестьян, которые должны были поставить в общей сложности 203 тыс. ратников: в первом округе - 133,5 тыс., во втором - 26,4 тыс. и в третьем (Ко-

 

 

34 В. Харкевич. 1812 год в дневниках, записках и воспоминаниях современников. Вып. I. Вильно. 1900, стр. 112 - 113.

35 "М. И. Кутузов". Т. IV, ч. 2, стр. 203.

36 Там же, стр. 442.

37 Д. Давыдов. Военные записки. М. 1940, стр. 22.

38 Н. Дубровин. Отечественная война в письмах современников (1812 - 1815 гг.). СПБ. 1882, стр. 463.

39 А. Г. Тартаковский. Военная публицистика 1812 года. М., 1967, стр. 74.

 

стр. 87

 

 

стромская, Нижегородская, Симбирская, Пензенская, Казанская губернии) - 43,5 тысячи. Из них было сформировано 74 пеших полка, 2 отдельных батальона и 9 бригад (28 дружин), а также 13 конных полков и 3 кавалерийские сотни. Кроме того, создавались волонтерные полки из жителей Петербурга и Москвы. Но этим дело не ограничилось. Формирование ополчений широко развернулось на Украине, которая выставила 13,4 тыс. конных казаков, 47,4 тыс. пеших казаков и дала несколько десятков тысяч погонщиков к обозам и "лопатников" для работы на дорогах и переправах. Правительство отрицательно отнеслось к украинским "самовольным формированиям" и оставило их лишь в прифронтовых губерниях (Полтавской, Черниговской и Киевской). Патриотический подъем охватил также Дон, Калмыкию, Поволжье, Башкирию и далекую Сибирь. Казачество Дона выставило 26 полков, Башкирия - 20 полков, Калмыкия - 2 полка и т. д. То было поистине всенародное движение40.

 

Ополченские формирования сыграли значительную роль в ходе войны. Часть их (Смоленское, Московское, Петербургское, Новгородское и конные формирования Дона, Башкирии и Калмыкии) была включена в состав действующей армии. Другая (Владимирское, Калужское, Ярославское и Тверское) была использована при решении главной задачи - блокировании противника, занявшего Москву, и ведении "малой" войны. Наконец, ряд формирований нес службу по охране границ губерний, прилегавших к театру военных действий, а затем принимал участие в контрнаступлении. Широкое привлечение народных масс к борьбе с армией Наполеона сыграло важнейшую роль. Сила сопротивления народа, защищавшего родину, нарастала, война превращалась во всенародную борьбу с захватчиками. Именно благодаря этому война 1812 г. и стала войной Отечественной.

 

М. И. Кутузов понимал, что организация блокады наполеоновской армии в Москве не могла быть осуществлена лишь силами действующей армии. Данная задача возлагалась главным образом на ополченские части. В начале сентября они расположились на границах своих губерний и прикрывали дороги, ведущие к Твери, Ярославлю, Владимиру, Рязани, Туле и Калуге. Таким образом, была создана как бы линия обороны, препятствовавшая проникновению войск противника в районы далее 50 - 70 верст от Москвы. Ополченцы внимательно следили за действиями противника. Попытки французов прорвать кордон оканчивались неудачей: их отряды немедленно уничтожались. Тверское ополчение, взаимодействуя с отрядом Винценгероде, оттеснило части корпуса вице-короля Италии Евгения, лишив противника возможности "посылать свои разъезды далее 10-ти или 15-ти верст от Москвы"41. В сентябре ополченцы вели бои г крупным отрядом из корпуса Нея, пытавшимся перерезать сообщение через Ярославскую дорогу. Вслед за тем они выдержали натиск противника в сторону Твери и нанесли ему урон. Владимирское ополчение прикрывало не только свою губернию, но и обеспечивало связь между готовящимися резервами и главными силами армии. Для его подкрепления М. И. Кутузов направил в распоряжение Б. А. Голицына Донской и Уральский казачьи полки, казачий полк П. Е. Ефремова и Мариупольский гусарский полк. Силами этого ополчения были освобождены Богородск и Дмитров, в боях за которые принимали участие и крестьянские отряды самообороны. Ярославское ополчение прикрывало дорогу на Ярославль и защищало пределы своей губернии.

 

Особенно напряженной была боевая деятельность Калужского ополчения. Его полки вместе с отрядами самообороны держали кордой. "Частые пикеты" вели бои с отрядами противника в Мосальском, Боровском, Медынском и Малоярославецком уездах. Они уничтожили более 4 тыс. солдат и взяли в плен до 2,5 тыс. человек42. В связи с возникшей угрозой Брянску М. И. Кутузов поручил начальнику Калужского ополчения взять под защиту и этот важный центр, где находился орудийный завод. На помощь ополченцам направили два казачьих полка и часть пехоты. 5-тысячный отряд возглавил генерал-майор В. Ягавиль. Во время движения к Брянску он должен был очистить от противника Ельнинский уезд. Французы сначала успешно атаковали от-

 

 

40 "Народное ополчение в Отечественной войне 1812 г.", стр. 5.

41 "Бумаги, относящиеся до Отечественной войны 1812 г., собранные и изданные П. И. Щукиным". Ч. I, стр. 63.

42 В. Бабкин. Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года. М. 1962, стр. 145, 158.

 

стр. 88

 

 

ряд под Ельней, но затем были разбиты во время контратаки ополченцев и в беспорядке отошли в город. Вскоре неприятельское войско получило подкрепление и вновь атаковало отряд Янгвиля. Ратники ополчения, отбив натиск врага, перешли в наступление. И "кипящее любовью к своему отечеству войско наше... через два часа принудило его к отступлению", - докладывал Яшвиль М. И. Кутузову. Противник был приведен в "совершенное замешательство" и ночью оставил Ельню. Отступавших на расстоянии 20 верст "гнала и била наша конница"43. Ополченцы освободили Рославльский, Мосальский и Ельнинский уезды и защитили Брянск.

 

Французское командование во время пребывания "Большой армии" в Москве пыталось расширить зону своего проникновения за счет районов Полесья и Брянщины, а также полосу операционной линии с юга. С этой целью им были направлены крупные силы к Боровску, Рославлю, Ельне и далее в район Полесья. Возникла угроза выхода французских войск на Украину, в связи с чем резко возросло значение Украинского ополчения, на которое возлагались задачи оказывать содействие войскам 3-й армии, корпусу Ф. Ф. Зртеля и, главное, создать линию обороны по северной границе Украины. К середине сентября Киевское, Полтавское и Черниговское ополчения заняли оборонительные рубежи. Начальник Украинского ополчения генерал Н. В. Гудович докладывал М. И. Кутузову: "Держу цепь аж до Киевской губернии, более чем 700 верст расстояния"44. Далее границы Полесья прикрывали казачьи полки. Украина была спасена от разорения.

 

Таким образом, пока Главная армия готовилась к контрнаступлению, войсковые и крестьянские партизанские отряды, отряды самообороны и ополченские части, насчитывавшие около 150 тыс. человек, вели успешную борьбу с противником. Непрерывные удары изматывали неприятеля, полублокада могла превратиться для него в полную блокаду и привести к пленению "Большой армии" непосредственно в Москве. Наполеон это понимал и, учитывая сложившуюся обстановку, решил отступать. Ужо 2(14) октября он запретил направлять в Москву артиллерийские парки и маршевые роты. 4(16) октября французские войска были оповещены о перемене расположения, поскольку "Москва... не является военной позицией для будущих операций"45. На другой день войска были отозваны из пригородов и сосредоточены в столице. 6(18) октября началось отступление. "Вся армия в движении", - сообщал Наполеон. Правда, его армия напоминала грандиозный обоз с награбленным имуществом, но тем не менее это все еще была очень серьезная боевая сила.

 

Объясняя причины оставления Москвы вражеской армией, М. И. Кутузов писал: "Неприятель, с самого вступления его в Москву жестоко обманутый в своей надежде найти там изобилие и самой мир, должен был претерпевать всякого рода недостатки. Утомленный далекими походами, изнуренный до крайности скудным продовольствием, тревожимый и истребляемый повсюду партиями нашими, кои пресекли у него последние средства доставать себе пропитание посредством сбора от земли запасов; потеряв без сражения многие тысячи людей, побитых или взятых в плен отделенными нашими отрядами или земскими ополчениями; не усматривая впереди ничего другого, как продолжение ужасной народной войны, способной в краткое время уничтожить всю его армию; видя в каждом жителе воина, общую непреклонность на все его обольщения, решимость всех сословий грудью стать за любимое отечество... и постигнув, наконец, всю суетность дерзкой мысли: одним занятием Москвы поколебать Россию, - предпринял он поспешное отступление вспять, бросив на месте большую часть больных своих, и 11-го числа сего месяца Москва очищена"46.

 

Вслед за отходившими из пригородов Москвы французскими войсками к столице подошли партизаны отряда Винценгероде, крестьянские отряды и части Владимирского ополчения. 9(21) октября маршал Мортье, оставленный для прикрытия отхода французской армии, сообщил Наполеону: "Вооруженные крестьяне начинают действовать. Я же вынужден расстрелять несколько из них". В это время Мортье готовился взорвать Кремль, собор Василия Блаженного и другие исторические памятники. В ночь на 11(23) октября он докладывал начальнику штаба: "Эвакуация Москвы была про-

 

 

43 "Народное ополчение в Отечественной войне 1812 г.", стр. 159.

44 "Український народ у Вітчизняній війні 1812 року". Київ. 1948, стор. 99.

45 "Correspondance de Napoleon". T. XXIV. [P. 1866], pp. 307, 309.

46 "Листовки Отечественной войны 1812 г.", стр. 56.

 

стр. 89

 

 

изведена сегодня ночью. Была легкая перестрелка с казаками и крестьянами. Я потерял 400 раненых"47. Казаки и вооруженные крестьяне вели перестрелку с частями Мортье вдоль линии бульваров уже с 9 октября. Наседая на французов, они мешали производить взрывы зданий, которые Наполеон поручил осуществить Мортье. Тем не менее французам удалось взорвать шесть фугасов в Кремле, от которых пострадали Кремлевский дворец, Грановитая палата, Арсенал, отдельные башни и стены Кремля, здание университета, дома Пашкова и Английского собрания. Но больше им ничего не удалось сделать48. Московские патриоты тушили фитили, а хлынувший дождь помог устранить опасность разрушения других зданий в Кремле и храма Василия Блаженного. Вскоре Москва была заполнена казаками и вооруженными крестьянами. В центре города 11(23) октября разместился казачий полк И. Д. Иловайского 4-го. Печальное зрелище представляла собой древняя столица России. Из 2567 каменных жилых и общественных зданий уцелело лишь 526, из 6591 деревянного - 2100, из 8 521 лавки - 1368. На улицах города валялось 11955 трупов горожан и французских солдат. "Москва так обругана, - писал современник, - что смотреть на нее сердце замирает"49. Для наведения порядка в городе было оставлено Владимирское ополчение, находившееся в ней до конца войны.

 

6. Народная война в ходе контрнаступления

 

Первое сообщение Наполеона о приготовлениях к отступлению из Москвы М. И. Кутузов получил от генерала И. С. Дорохова. "Неприятель начал из Воронова отходить к Москве, обозов и транспортов французских по Боровской дороге не встречают, ибо они отправляют оные в Можайск из Воронова через Давидово, 36 верст от Фоминска"50. М. И. Кутузов решил упредить противника. В сражении 6(18) октября при Тарутине корпус Мюрата был разбит. Наполеон лишился части необходимой ему в этот период кавалерии. Накануне сражения М. И. Кутузов получил подтверждение от начальников армейских партизанских отрядов Н. Д. Кудашева и А. Н. Сеславина о готовящемся отходе главных сил противника из Москвы. Не желая терять выгодную позицию, главнокомандующий не преследовал отступавшие в беспорядке войска Мюрата. "Неприятель намерен ретироваться по Смоленской дороге.., - докладывал М. И. Кутузов Александру I. - Неприятель будет искать непременно дорогу, которая еще не разорена, то есть правее или левее Смоленской. С сего пункта удобно будет на него действовать в обоих сих случаях"51.

 

М. И. Кутузов ожидал далее лишь подтверждения своих мыслей. Войска, обеспеченные боеприпасами и продовольствием, были наготове. Появление полковника Бэртеми с письмом маршала Бертье, в котором предлагалось М. И. Кутузову отказаться от применения "малой" войны, утвердило фельдмаршала в правильности его предположений. В ночь на 9(21) октября Дорохов известил его о движении французских войск к Фоминскому, что явно свидетельствовало о намерении Наполеона отходить через Боровск, Малоярославец на Калугу. Создавалась угроза захвата французами собранных там запасов для армии и разрушения Тульского оружейного завода. М. И. Кутузов тотчас направил для поддержки Дорохова корпус Д. С. Дохтурова и приказал партизанам усилить наблюдение за неприятелем. 10(22) октября от Милорадовича, Кудашева и Сеславина поступили новые сведения о движении французских войск по Калужской дороге. Сеславин писал: "Я стоял на дереве, когда открылось движение французской армии, которая тянулась у ног моих, где находился Наполеон в карете. Несколько человек, отделившиеся от опушки леса и дороги, были захвачены и доставлены светлейшему в удостоверение в таком важном для России открытии, решившем судьбу Отечества, Европы и самого Наполеона"52. М. И. Кутузов направил Главную армию наперерез наполеоновским войскам к Малоярославцу.

 

 

47 "Французы в России. 1812 год по воспоминаниям современников-иностранцев". Т. II. М. 1912, стр. 128.

48 "История Москвы". Т. III. М. 1954, стр. 144.

49 Бумаги, относящиеся до Отечественной войны 1812 г., собранные и изданные П. И. Щукиным". Ч. V. М. 1900, стр. 162.

50 Л. Г. Бескровный. Отечественная война 1812 года. М. 1962, стр. 493.

51 "Сборник исторических материалов, извлеченных из архива собственной его императорского величества канцелярии". Ч. X. СПБ. 1879, стр. 50.

52 "Отечественные записки". Т. I. СПБ. 1860, стр. 46.

 

стр. 90

 

 

Сражение 12(24) октября за Малоярославец вынудило Наполеона отказаться от захвата Калуги и Тулы и отойти на Смоленский тракт. Правда, он все еще колебался и в ночь на 13 (25) октября собрал в Городне военный совет. Там его маршалы высказались против решения прорываться на Калугу и убедили Наполеона быстрее отойти через Боровск на Можайск и далее к Смоленску. Маршал Бессьер так оценивал обстановку: "Для подобного предприятия (то есть для прорыва к Калуге. - Л. Б.) у армии, даже у гвардии не хватает мужества... А с каким неприятелем нам приходится сражаться? Разве не видели мы поля последней битвы, не заметили того неистовства, с которым русские ополченцы, едва вооруженные и обмундированные, шли на верную смерть?"53. После совета Наполеон направился на рекогносцировку к Малоярославцу. На пути он чуть не попал в плен к казакам. Это повлияло на его окончательное решение отходить по Смоленской дороге. Впрочем, немалую роль сыграло и полученное им донесение о том, что главные силы М. И. Кутузова отошли к деревне Гончаровой. Тем самым французы лишались возможности совершить обход через Медынь. Теперь Наполеон хотел лишь одного - "стараться избегнуть неприятеля и как можно скорее перейти разоренный нами край"54, чтобы укрыться в междуречье Днепра, Березины и Западной Двины, перезимовать там и начать в 1813 г. новую кампанию.

 

Наполеон имел достаточно сил для организации обороны Смоленска: его основная армия насчитывала еще до 100 тыс. человек, в левофланговой группировке на Западной Двине было 60 тыс., на правом фланге - не менее 50 тысяч. Кроме того, на линии Смоленск - Вильно сосредоточивалось до 75 тыс. человек. Но эти разобщенные силы ему необходимо было быстро соединить. Между тем ему не удавалось оторваться от русской армии. "Наполеон бегает по ночам с места на место, но по сю пору мы его предупреждаем везде. Ему надобно как-нибудь уйти, и вот чего без большой потери своей сделать нельзя"55, - писал М. И. Кутузов в начале контрнаступления. Фельдмаршал поставил целью не допустить соединения сил Наполеона и организации им обороны на линии Западная Двина - Днепр - Полесье. В распоряжении главнокомандующего после сражения у Малоярославца было немногим более 100 тыс.; кроме того, он имел к тому времени 200 тыс. человек в ополчении, а на флангах стояли войска П. Х. Витгенштейна и П. В. Чичагова, насчитывавшие до 100 тыс. человек. Таким образом, М. И. Кутузов располагал относительным превосходством в людских резервах, главных же сил у него было столько же, сколько у Наполеона. Русский полководец хорошо понимал, что в такой обстановке проигранное генеральное сражение могло обернуться новой кампанией в следующем году, и поэтому действовал осторожно. План его состоял 5 том, чтобы усилиями всех армий нанести концентрический удар. "Я полагаю, - писал главнокомандующий в директивах Витгенштейну, - что главное поражение, которое неприятелю нанести можно, должно быть между Днепром, Березиною и Двиною". Аналогичные соображения он высказывал также командующему 3-й армией Чичагову, завершив их указанием: "По сим обстоятельствам, содействие всех наших сил может нанести неизбежную гибель Наполеону"56. По замыслу М. И. Кутузова, основная роль в концентрическом наступлении должна принадлежать Главной армии, в задачу которой входило действовать во фланг и тыл войскам Наполеона, нанося им последовательно удар за ударом. В этом плане партизанам и ополчению отводилось важное место. Начиная наступление, М. И. Кутузов решил сосредоточить на правом и левом флангах две крупные группировки, которые обеспечили бы создание угрозы фланговых обходов и вынуждали бы Наполеона действовать против главных сил с перевернутым фронтом. В связи с этим в отряд генерал-лейтенанта П. В. Голенищева-Кутузова были включены Тверское и Ярославское ополчения, шесть казачьих полков, ряд войсковых партизанских отрядов (В. А. Пренделя, П. Е. Ефремова и др.). Это формирование насчитывало до 25 тыс. человек. Значительная группировка была создана и на левом фланге, куда входили регулярные части и казачьи полки Донского, Полтавского и Черниговского ополчений. В ее состав был включен также отряд А. П. Ожаровского. Эта

 

 

53 "Поход в Москву в 1812 году. Мемуары участника французского генерала графа де Сегюра", стр. 99.

54 А. Жомин и. Политическая и военная жизнь Наполеона. Ч. V. СПБ. 1840, стр. 384.

55 "М. И. Кутузов". Т. IV, ч. 2, стр. 145.

56 Там же, стр. 306.

 

стр. 91

 

 

группировка насчитывала около 20 тыс. человек, из них до 7 тыс. конницы. На Калужское, Тульское и Украинское ополчения возлагалась задача прикрывать границы своих губерний, не допуская "впадения неприятеля", а по мере продвижения главных сил занимать освобожденную территорию и очищать ее от остатков войск противника. Тем самым регулярная армия сохранялась для прямых действий против Наполеона. Чтобы не дать ему возможности собрать свои войска в кулак, М. И. Кутузов приказал казачьему корпусу М. И. Платова выдвинуться вперед, "выиграть марш над неприятелем так, чтобы главными силами вашими по удобности делать на отступающие головы его колонн нападения во время марша и беспрестанные ночные тревоги".

 

Аналогичные приказания получили командиры партизанских отрядов Ожаровский, Орлов- Денисов, Сеславин, Давыдов и другие. Так, Ожаровскому предписывалось "нападать на неприятельские малые отряды, транспорты, по Смоленской дороге идущие, истреблять учрежденные на сем пути неприятельские магазейны... Отряжайте народные партии для истребления мостов... Словом сказать, употребите все способы, которые только к вреду неприятельскому послужить могут"57. Такая тактика вполне себя оправдала. Партизаны всячески затрудняли "отступное неприятельское движение", чем способствовали выполнению принятого общего плана. Первый крупный удар был нанесен по французам у Вязьмы. В этом бою отличились партизанские отряды А. Н. Сеславина и А. С. Фигнера, которые во время атаки переправились через р. Улицу, обошли город и ворвались в Вязьму вместе с казаками Платова и пехотой Милорадовича. Понеся крупные потери, французы были вынуждены отступить к Смоленску. "Перновский пехотный полк, быв в главе колонны, с распущенными знаменами и барабанным боем первым вступил в город и очистил по трупам неприятельским путь другим войскам". Пехотинцев встречали партизаны, а отряд Давыдова в это время действовал на Смоленском тракте, где двигалась масса обозов противника. Основное внимание Давыдов сосредоточил на уничтожении артиллерии и военных обозов. Он вспоминал: "Надо было быть свидетелем смешения криков..., со стрельбою защищающихся, с треском на воздух взлетающих артиллерийских палубов и с громогласным ура казаков моих!"58.

 

В Смоленске Наполеон пробыл четыре дня, произвел реорганизацию армии, приказав Виктору отбросить перешедшие в наступление части корпуса Витгенштейна и удерживать рубеж по Западной Двине. Им был направлен туда корпус Евгения Богарнэ. Генералу Барраге-д-Иллие приказано было удерживать подступы к Смоленску с юга. Последний занял Ельню и направил одну бригаду к Ляхову. Однако план Наполеона был сорван. Платов нанес сокрушительный удар по итальянскому корпусу у Духовщины, заставив остатки его бежать к Смоленску. Еще большая неудача постигла Барраге-д-Иллие, который поставил свою дивизию на ночлег в Долгомостье, Язвине и Ляхове. Французы не подозревали, что туда стягивались партизанские отряды Давыдова, Сеславина и Фигнера. "Мы решились атаковать Ляхово, - писал Давыдов. - Но так как все три партии не составляли более тысячи двухсот человек разного сбора конницы, восьмидесяти егерей 20-го егерского полка и четырех орудий, то я предложил пригласить на удар сей графа Орлова-Денисова, которого партия состояла из шести полков казачьих и Нежинского драгунского полка"59.

 

Поутру 28 октября партизанам удалось захватить в плен группу французских фуражиров, которые подтвердили полученные данные о расположении дивизии и об изолированном положении бригады Ожеро. Часть фуражиров бежала, сообщив командиру бригады о появлении казаков. Руководители партизанских отрядов разработали такой план: отряду Давыдова действовать наперерез Смоленской дороге, дабы преградить отступление Ожеро и Барраге-д-Иллие, занимавшему Долгомостье. Сеславин и Фигнер должны были атаковать французов слева, по дороге на Ельню, а Орлов-Давыдов - справа, по дороге на Долгомостье. Атаку предварила орудийная стрельба. "Неприятель, невзирая на пушечные выстрелы, выходил из села, усиливая стрелков, занимавших болотистый лес, примыкавший к селу, и напирал на правый фланг наш главными силами", стремясь прорваться к Долгомостью. Положение осложнилось, так

 

 

57 Там же, стр. 147, 148, 187 - 188.

58 Д. Давыдов. Сочинения. М. 1962, стр. 355.

59 Там же, стр. 361 - 362.

 

стр. 92

 

 

как получено было известие, что из Долгомостья к Ожеро идет подкрепление в 2 тыс. человек. Это вынудило партизан усилить огонь. Ляхово в разных местах загорелось, стрельба продолжалась. Возникла угроза прорыва, но Ожеро вместо того, чтобы построить свои войска в одну колонну и пойти на прорыв ("В этом случае, мы бы, - писал Давыдов, - другого ничего сделать не могли, как конвоировать его торжественно до корпуса Бараге-Дильере и откланяться ему при их соединении"60), принял решение капитулировать. Переговоры продолжались не более часа. В результате в плен сдались 2 тыс. рядовых, 60 офицеров и один генерал. Фигнер препроводил пленных в тыл, а Кутузов направил знаменитого партизана в Петербург с донесением об одержанной победе: "Победа сия тем более знаменита, что при оной еще в первый раз в продолжении нынешней кампании неприятельской корпус сдался нам"61, - писал фельдмаршал Александру I. Кутузов не преминул лестно охарактеризовать Фигнера как офицера "с редкими военными способностями и великостью духа, которые известны не токмо нашей армии, но и неприятельской"62.

 

Поражение корпуса вице-короля Евгения под Духовщиной и капитуляция Ожеро у Ляхова поставили Наполеона перед фактом, что он не в состоянии создать в короткий срок прочную оборону вдоль Днепра. "Смоленск не доставил нам этой (необходимой. - Л. Б.) точки опоры, и все погибло"63, - писал Жомини, оценивая сложившуюся в то время обстановку. Судьбу наполеоновской армии нетрудно было предвидеть. М. И. Кутузов же хотел добиться полного успеха, сохранив главные силы русской армии. С этой целью он оказывал моральное воздействие на отходившие войска противника, предлагая партизанам "доставлять в неприятельскую армию"64 специальные листовки с призывом прекратить сопротивление. "Когда русская армия отступала, - говорилось в одной из листовок, - вы считали, что она бежит. Но и тогда она была достаточно великодушной, чтобы вывести вас из этого заблуждения. Русская армия заявила, что вы потерпите поражение в каждом бою, потому что не вы, а она будет определять место сражения и не даст вам уйти из страны, не добившись вашей гибели. И вы испытаете это... Прислушайтесь же к голосу разума... Тщетно бороться... Тысячи ваших товарищей уже сложили оружие. Они были такими же храбрецами, как и вы, но они подчинились властному закону необходимости, они нашли в русских гуманных и великодушных победителей"65.

 

7. Гибель нашествия

 

Французское командование пыталось обеспечить порядок в войсках во время отступления. Пока они имели продовольствие, дисциплину удавалось сохранять. Но через две недели по выходе из Москвы продовольствие кончилось, и сразу же в войсках усилилось разложение. Ближайшие базы снабжения были в Смоленске, Могилеве, Минске и Вильне. Пришлось добывать продовольствие силой на пути следования. "Каких только неистовств не делает этот неприятель? - писал Ф. Глинка. - Он отряжает нарочные толпы для сжигания деревень, прикалывает наших пленных, расстреливает крестьян"66. Чем больше становились известными факты грабежей, убийств, поджогов и других форм жестокости, проявленных отступавшими французами, тем сильнее нарастало ожесточение крестьян и горожан против врага. На это обратил внимание и английский представитель при русской армии Р. Вильсон. "Безрассудный неприятель отнюдь не старается смягчить разъяренных крестьян и солдат, а, напротив того, делает все, чтобы раздражать их еще более. В Вязьме они разложили гранаты и бомбы по домам, которые зажечь были намерены, и взрывы продолжались несколько часов сряду. В Дорогобуже они располагались систематически сжечь город, но не имели времени исполнить этого намерения, покушение однакож сделано"67. Калужский гу-

 

 

60 Там же, стр. 363, 365.

61 "М. И. Кутузов". Т. IV, ч. 2, стр. 255.

62 Там же, стр. 258.

63 А. Жомини. Указ. соч., стр. 415 - 416.

64 "М. И. Кутузов". Т. IV, ч. 2, стр. 200.

65 "Листовки Отечественной войны 1812 г.", стр. 79.

66 Ф. Глинка. Письма русского офицера. Ч. I. СПБ. 1815, стр. 49.

67 Н. Дубровин. Указ. соч., стр. 296.

 

стр. 93

 

 

бернатор П. Н. Каверин сообщал о состоянии Вязьмы: "Злодеи не только старались истреблять народ и жилища их, но и самые храмы божий поруганы и осквернены ими. В Вязьме нашел я одни следы варварства их, все предано огню. Повсюду зрятся развалины и запустение"68. Наполеон приказал уничтожать все русские поселения, и только "в Белоруссии император прекратил это опустошение и издавал приказы, что в будущем подобные неистовства будут наказываться... Эти приказы не выполнялись"69. Противник не только сжигал дома, но и безжалостно расстреливал крестьян, оказывавших сопротивление грабежам. Расстреливались также пленные русские, которых гнали из самой Москвы. Наиболее дальновидные из наполеоновского окружения указывали на недопустимость такого обращения с пленными: "Это какая-то бесчеловечная жестокость! - говорил Коленкур. - Так вот она - пресловутая цивилизация, которую мы несли в Россию! Какое впечатление произведет на неприятеля это варварство!"70. Недаром столь высок был накал ненависти к противнику у русских войск, находившихся на пути отхода французов.

 

Казаки и крестьяне-партизаны все время тревожили отступавшие колонны противника. "Казаки, над которыми при наступлении посмеивались наши солдаты, ...эти самые казаки теперь стали не только предметом уважения, но и предметом ужаса всей армии, и число их при содействии придорожных жителей значительно увеличилось"71, - писал офицер 2-го французского кирасирского полка Тирион. Казаки захватывали много пленных. Сначала Платов докладывал М. И. Кутузову, что "взятые в плен (солдаты. - Л. Б.) отданы обывателям для доставления их до первого города, дабы определением для конвоя казаков не развлекать оных от полков". Но вскоре он должен был выделить целый полк для доставления пленных в Дорогобуж, "ибо мужики убивают пленных нещадно". Пришлось пленных отправлять с конвоем, "дабы раздраженные мужики их не убивали"72.

 

В Смоленске французская армия не смогла удержаться и стала отходить на Красное. М. И. Кутузов готовил новый удар. Милорадовичу и Платову было приказано угрожать наполеоновской армии с тыла; партизанским отрядам Ожаровского и Орлова-Денисова поручалось перехватить пути отступления у Красного; Главная же армия должна была атаковать противника на марше. С 4(16) по 6(18) ноября у Красного развернулись тяжелые бои, в результате которых были разгромлены корпуса Даву и Нея и уничтожены остатки французской кавалерии. Этим событиям предшествовали успешные действия отрядов Ожаровского и Орлова-Денисова. Они вышли 2(14) ноября к Красному и захватили его, отбросив подошедший со стороны Смоленска корпус Понятовского. "Вчерашний день, - писал М. И. Кутузов, - понес неприятель новое и жестокое поражение под Красным"73. Наполеоновская армия "казалась на грани катастрофы.

 

Не в пользу Наполеона развертывались события и на флангах. Витгенштейн, перейдя в наступление, овладел Полоцком и Витебском. В боях за эти города принимали участие крестьяне окрестных деревень и ополченцы. Особенно отличился отряд крестьян деревни Жарцы. Во время оккупации французами Полоцка этот отряд ни разу не позволил французам вступить в свою деревню. Об одном из случаев отражения французских войск силами крестьян этой деревни докладывал Витгенштейну генерал Е. И. Властов. 8 сентября значительный отряд генерала Леграна обследовал район от реки Полоты до Двины. Подойдя к Жарцам, французы хотели занять деревню, "но жители той деревни - русские мужики, узнав о приближении неприятеля, просили находившегося у них в залоге казака (Л. Гришина. - Л. Б.), чтоб он ими командовал, который охотно за то взялся. Тогда мужики, тотчас взяв свои ружья, бросились в лес, и как скоро неприятель приблизился, то казак, распоряжаясь ими, кричал: "егеря направо", "казаки налево", а мужики тотчас встретили его из леса ружейным огнем, отчего неприятель оставил покушение свое занять ту деревню и пошел мимо окон. Тогда храб-

 

 

68 Там же, стр. 320.

69 "Французы в России. 1812 год по воспоминаниям современников-иностранцев". Т III. М. 1912, стр. 111.

70 Там же. Т. II, стр. 159 - 160.

71 Там же. Т. III, стр. 117.

72 "Донские казаки в 1812 году". Ростов н/Д. 1954, стр. 217, 223, 227.

73 ЦГВИА, ф. ВУА, д. 3510, л. 244.

 

стр. 94

 

 

рые русские мужики пустились вслед за ним и беспрестанно тревожили его, причем несколько человек убили и ранили, между коими и одного офицера"74. Успех был достигнут силами сравнительно небольшого крестьянского отряда. Храбро сражались 22 партизана из этой деревни и при штурме Полоцка. По ходатайству Витгенштейна весь состав отряда (П. Яковлев, А. Афанасьев, Ф. Кузьмин, П. Орехов и др.) был награжден серебряными медалями на андреевской ленте. Кроме того, они получили право ношения ополченских крестов навсегда, хотя и не состояли в ополчении75.

 

И в завершающем ударе у Березины М. И. Кутузов отводил партизанам важное место. Отряду Ожарозского было предписано захватить Могилев, где находились крупные продовольственные склады противника, а Давыдову - перехватить "всякое сообщение между Могилевом и Оршею". Предполагая, что наполеоновская армия будет двигаться через Оршу на Борисов, главнокомандующий приказал Сеславину "открыть скорую коммуникацию с Витгенштейном". Отряду Голенищева-Кутузова предписывалось усилить натиск на правый фланг и тыл армии Наполеона. От Чичагова и Витгенштейна требовалось объединить усилия и не допустить прорыва Наполеона через Березину к Вильне. Выход Главной армии к Березине позволял завершить окружение. "Ваше сиятельство, - писал М, И. Кутузов Витгенштейну, - из сего усмотреть можете, сколь пагубно есть положение Наполеона"76. Сеславин отлично выполнил возложенную на его отряд задачу, связавшись с Витгенштейном. Затем этот офицер отправился к Чичагову, и совместными усилиями они захватили Борисов, обеспечив, таким образом, связь между армиями Витгенштейна и Чичагова. В Борисове отряд Сеславина взял в плен более 3 тыс. французов. "Сеславин где ни пролетит с крылами, там брошен в прах и меч, и щит, и устлан путь врагами"77, - писал В. А. Жуковский. Так же хорошо справился с поставленной целью Ожаровский. Его отряд, выступив из Шклова, внезапно оказался под Могилевом. Французы были разбиты, а город сохранен от сожжения.

 

Не менее успешно решал задачу Голенищев-Кутузов, который держался у неприятеля "в авангарде от самой Орши до Борисова". За это время его отряд захватил в плен 76 французских генералов и офицеров и около 6 тыс. солдат. Отряд Ожаровского "открыл коммуникацию Главной армии с армиею адмирала Чичагова"78. Таким образом, партизанские отряды обеспечили установление связи между всеми армиями перед решающим ударом. Лишь нерешительность Витгенштейна и ошибка Чичагова спасли Наполеона от пленения. Разгромом "Большой армии" на Березине завершилось выполнение плана М. И. Кутузова. После березинской катастрофы наступила агония врага. Наполеон пока еще мог продолжать борьбу. В его распоряжении были свежие корпуса Макдональда, Шварценберга и крупные гарнизоны. Но он, покинув действующую армию, срочно направился в Париж для формирования новых сил. В Сморгони он сдал командование Мюрату, а сам инкогнито отбыл. На границе его встретил генерал Маре, на вопрос которого о судьбе войск Наполеон ответил: "Армии больше нет". Тем не менее М. И. Кутузову нужно было приложить немало усилий, чтобы исключить возможность сопротивления французов у Вильно и освободить остальную часть России от войск противника.

 

И на этом этапе Отечественной войны партизаны сыграли крупную роль, особенно отряды Давыдова и Сеславина. В то время как Ожаровский должен был наблюдать за корпусом Шварценберга, а Голенищев-Кутузов - за баварским корпусом Вреде, Давыдову поручалось захватить Ковно и Гродно, а Сеславину - выйти к Вильно. Давыдов овладел Гродно, где взял в плен 660 солдат и офицеров. Спустя несколько дней туда вошли войска Милорадовича. Отряд Сеславина и другие партизаны подошли к Вильно и с боем ворвались в город. Докладывая Коновницыну о своих успехах, Сеславин писал: "Вам... рекомендую весь отряд мой, который во всех делах от Москвы до Вильны окрылялся рвением к общей пользе и не жалел крови за отечество"79.

 

 

74 "Из боевого прошлого русской армии". М. 1947, стр. 164.

75 А. Левшин. Партизаны в Отечественную войну 1812 года. М. 1912, стр. 17.

76 "М. И. Кутузов" Т. IV, ч. 2, стр. 339, 336 - 367, 389, 392.

77 В. А. Жуковский. Собрание сочинений. Т. I. М. -Л. 1959, стр. 157.

78 "Отечественная война 1812 года. Материалы ВУА". Т. 15. СПБ. 1911, стр. 74.

79 Д. Давыдов. Указ. соч., стр. 395.

 

стр. 95

 

 

Вскоре в Вильно вошла Главная армия, и М. И. Кутузов мог констатировать: "Война окончилась за полным истреблением неприятеля"80.

 

"Высший героический подъем, на который еще способно было старое общество, есть национальная война"81, - указывал К. Маркс. Война 1812 г. явилась тому наглядным примером. Она стала Отечественной потому, что на защиту целостности и независимости страны выступили в общем порыве народы России, особенно русский народ, который показал себя мужественным, стойким и храбрым, способным пойти на любые лишения ради освобождения родины. Во время войны с небывалой силой проявилось чувство патриотизма, беззаветной любви к отчизне. Впервые в истории нового времени народам России пришлось принимать столь широкое участие в борьбе за судьбу своей страны, и они с честью вышли из тяжелого испытания. "Вся история освободительных войн, - отмечал В. И. Ленин, - показывает нам, что если эти войны захватывали широкие массы, то освобождение наступало быстро"82. Народные массы принимали участие во всех этапах борьбы с наполеоновским нашествием. Чем глубже армия врага проникала в пределы страны, тем более увеличивалась сила народного сопротивления, тем многограннее становились способы ведения народной войны. Возрастал моральный дух армии, стремившейся на поле брани отстоять честь своей страны. Шла активная организация ополчения. Столь широкое участие масс в войне дало основание великому русскому писателю Л. Н. Толстому сказать: "Дубина народной войны поднялась со всею своею грозною и величественною силою и, не спрашивая ничьих вкусов и правил..., не разбирая ничего, поднималась, опускалась и гвоздила французов до тех пор, пока не погибло все нашествие"83.

 

Народная война 1812 г. включала действия войсковых и крестьянских партизанских отрядов, отрядов самообороны и ополчения. Командование русской армии придавало огромное значение этим формам борьбы. Штаб русской армии стал специально формировать отряды различной величины, которым ставились определенные задачи. Характеризуя роль этих отрядов, генерал А. И. Чернышев писал: "Прежде сего партизанами называли малые отряды, поручаемые командующими офицерами для выполнения незначащих предприятий. Отбить конвой, атаковать маловажный отряд, взять пленных для получения известий, вот чем ограничивалось их дело. В нынешнюю же кампанию они оказали величайшие услуги и возымели совсем другое назначение. Главный предмет их состоял в том..., чтобы, врезаясь в неприятельские линии, пресекать на продолжительное время всякое сообщение, окружив неприятеля со всех сторон, открывать движения его и, таким образом, как бы ограждая нашу армию, обманывать на счет наших действий... Новый сей способ войны был употреблен с такою удачею, что действия летучих отрядов заставляли иногда смелого завоевателя, привыкшего располагать происшествиями и успехами войны, переменять свои планы"84. Войсковые отряды создавались командованием и базировались на местах расположения главных сил. Крестьянские отряды возникали стихийно и взаимодействовали с войсковыми партизанами. Они очищали от противника обширные зоны, которые и становились их базами. Отряды самообороны возникали как в тылу противника, так и на границах операционных линий. Их действия сливались с действиями подвижных военных отрядов. Ополчения не только обеспечивали охрану границ прифронтовых губерний, ко и служили важным источником пополнения действующей армии.

 

Одна из особенностей Отечественной войны 1812 г. состояла в том, что на определенном этапе борьбы участие народных масс стало составной частью стратегии русского командования. М. И. Кутузов смотрел на самоотверженную борьбу народа как на важный фактор, обусловливавший достижение победы над врагом. В эпоху действия массовых армий уже трудно было вести борьбу силами постоянных армий. Дело нередко решали резервы в самом широком смысле слова. А, как известно, чаще всего "побеждает на войне тот, у кого больше резервов, больше источников силы, больше выдержки в народной толще"85. Великий русский полководец объединил эти формы

 

 

80 "М. И. Кутузов. Материалы юбилейной сессии военных академий". М. 1947, стр. 20.

81 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 17, стр. 365.

82 В. И. Ленин. ПСС. Т. 36, стр. 23 - 24.

83 Л. Н. Толстой. Война и мир. Т. III, гл. I. М. 1948, стр. 108.

84 ЦГВИА, ф. ВУА, д. 3368, лл. 1 - 2.

85 В. И. Лени н. ПСС. Т. 39, стр. 237.

 

стр. 96

 

 

борьбы с действиями регулярной армии. Эффект оказался необычайным. Непобедимая дотоле французская армия в результате непрерывных боев была истреблена, а значительная часть ее сдалась в плен.

 

Немалый интерес представляет вопрос о характере потерь, понесенных французской армией. В ходе сражений с регулярными силами она лишилась 210 тыс. человек, партизанами и отрядами самообороны было истреблено 80 тыс., захвачено в плен или перешло на русскую сторону - 150 тыс., дезертировало в леса или бежало за русскую границу 60 тыс., умерло более 100 тыс. человек86.

 

Штаб М. И. Кутузова позднее усиленно пропагандировал опыт народной войны. В воззвании к немецкому народу от 12 декабря 1812 г. говорилось: "Русский народ, воодушевленный любовью к родине, одержал победу... Все мы - русские, немцы, итальянцы, швейцарцы и испанцы - братья, ибо у нас один и тот же враг. Объединим же наши боевые силы". Через два дня штаб опубликовал специальную листовку о патриотических подвигах русских граждан: "Храбрость, мужество и любовь к отечеству была всегда отличительною чертою русских; но в течение нынешней кампании добродетели сии обнаружились с сугубою силою и явились в новом величественнейшем блеске"87. В ряде последующих воззваний М. И. Кутузов призывал немецкий народ подняться и, опираясь на русскую армию, сбросить с себя иго французов: "Помните о бессмертной славе ваших предков, которые искони с непреклонным мужеством умели защищать вашу независимость"88.

 

Эти воззвания пали на благодатную почву. Сначала Европа не верила слухам о разгроме "Большой армии". Французский бюллетени утверждали, что в России все обстоит благополучно, возвещали о "победах" под Малоярославцем, Вязьмой и Красным и объявляли о необходимости отхода в Белоруссию и Литву ради маневра в целях сосредоточения всех сил для нового удара в 1813 году. Но вскоре истинная картина событий в России предстала перед изумленной Европой... Отечественная война 1812 года еще раз показала, что ведение войны одними только армиями не всегда могло принести успех. Когда в войну включились широкие народные массы России, то именно от их организованности, подъема и состояния духа во многом стал зависеть ход и исход всей кампании 1812 года. Наполеон же не верил в возможность народной войны. Несмотря на урок, преподанный ему в Испании, он полагал, что в России ему придется иметь дело лишь с одной армией. Наряду с другими просчетами это был главный просчет, за который захватчик заплатил дорогой ценой. Разгром французов в России явился толчком к подъему национально-освободительной борьбы во всех порабощенных Наполеоном странах. Русский народ своей героической борьбой указал им путь к освобождению.

 

 

86 М. И. Кутузов указывал, что Наполеон перешел границу России с 480 тыс. человек. Из них он потерял убитыми 210 тыс., пленными 150 тыс. и вывел обратно 20 тыс. ("М. И. Кутузов". Т. IV, ч. 2, стр. 618). Но М. И. Кутузов не учел наполеоновские войска второго эшелона, составлявшие до 200 тыс. человек.

87 "Листовки Отечественной войны 1812 г.", стр. 97, 115.

88 Там же, стр. 125.



Опубликовано 11 января 2017 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, № 2, Февраль 1972, C. 81-97

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.