П. А. ЖИЛИН. ГИБЕЛЬ НАПОЛЕОНОВСКОЙ АРМИИ В РОССИИ

Исторические романы и художественные рассказы на исторические темы.

Разместиться

ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему П. А. ЖИЛИН. ГИБЕЛЬ НАПОЛЕОНОВСКОЙ АРМИИ В РОССИИ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

1256 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:

М. Изд-во "Наука". 1968. 403 стр. 15000. Цена 2 руб. 5 коп.

Гибель полумиллионной армии Наполеона в России - одно из важнейших событий в истории нового времени. "Уничтожение огромной наполеоновской армии при отступлении от Москвы, - писал Ф. Энгельс, - послужило сигналом к всеобщему восстанию против французского владычества на Западе"1 . Не менее важные последствия оно имело для русского общества. С трагических событий двенадцатого года, заметил В. Г. Белинский, "началась новая жизнь для России"2 . Не только общественно-идейное движение, но и более глубинные процессы социально-экономического развития страны приобрели новые черты. За 1812 последовали 1825 и 1861 годы...

Дореволюционная и советская литература об Отечественной войне 1812 г. весьма обширна, и все же в ней еще немало "белых пятен", спорных моментов, противоречивых или недостаточно убедительных суждений. Многие из них устраняет книга чл. -корр. АН СССР П. А. Жилина.

В вводном историографическом обзоре автор подводит итоги изучения проблемы и определяет круг вопросов, нуждающихся в уточнениях и более подробном и всестороннем освещении: о подготовке к войне и ее причинах, о первоначальных стратегических планах воюющих сторон, об основных этапах контрнаступления М. И. Кутузова, о состоянии и развитии военного искусства русской армии, об участии в войне народных масс и др. По новым источникам П. А. Жилин уточняет численность русских и французских войск в ряде крупных сражений, рисует более полную и достоверную картину Бородинского сражения, пожара Москвы, подготовки М. И. Кутузовым контрнаступления в Тарутинском лагере и блестящего осуществления плана разгрома наполеоновской армии в ходе второго, наступательного периода войны.

Анализируя политические и военные события до вторжения "великой армии" в Россию, автор раскрывает положение В. И. Ленина о превращении национальных войн Франции "против коалиции контрреволюционных монархий" в захватнические войны, "породившие в свою очередь национально-освободительные войны против империализма Наполеона"3 . Под впечатлением успехов Наполеона в войнах с Австрией и Пруссией, где участвовали и русские войска, многие историки рисовали состояние русской армии черными красками, принижали военное искусство М. И. Кутузова и других полководцев4 . За этим скрывалась, в сущности, попытка задним числом оправдать промахи Александра I в войне коалиций и в начальный период войны 1812 года. Нисколько не преуменьшая достижения военной школы Наполеона, могущество его армии, применявшей новые и передовые методы боевых действий, П. А. Жилин вместе с тем объективно оценивает не только слабые, но и сильные стороны русской армии, стоявшей в боевом и моральном отношениях "значительно выше армий стран Западной Европы" и впитавшей в теории и на практике передовые взгляды П. А. Румянцева и А. В. Суворова (стр. 39).

В отличие от своих предшественников, освещавших важный вопрос о подготовке России и Франции к войне 1812 г. преимущественно в аспекте политических взаимоотношений обоих государств, П. А. Жилин характеризует состояние их экономики, особенно военной промышленности, вооружения и людских резервов, мероприятия по мобилизации материальных ресурсов. Он показывает, что задолго до начала войны Наполеон готовил армию вторжения, предназначенную для сокрушительного разгрома вооруженных сил России, а масштабы этой подготовки были такими, каких не знала история войн. Дипломатия Наполеона также действовала в этом направлении, и плодом ее усилий были союзные договоры с Пруссией и Австрией. Следовало бы, вероятно, в этой связи особо подчеркнуть несомненный успех внешней политики Наполеона, сумевшего накануне войны сколотить реальные военные силы союзников, в то время как русская дипломатия приобрела, по существу, лишь символическую поддержку Англии и Швеции, участие которых в коалиции почти не связывало руки Наполеону, ибо исход войны решало скоротечное столкновение сухопутных армий.


1 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 22, стр. 30.

2 В. Г. Белинский. Полное собрание сочинений. Т. X. М. 1956, стр. 19.

3 См. В. И. Ленин. ПСС. Т. 30, стр. 5 - 6.

4 См. подробнее: Л. Г. Бескровный. Очерки военной историографии России. М. 1962, стр. 189 - 213.

стр. 168


Анализируя причины неудачного для России начала войны, П. А. Жилин делает вывод, что глубокое отступление русской армии было обусловлено объективными условиями, но не являлось фатальной неизбежностью, следствием заранее обдуманного плана "скифской войны". Более, всего в этом повинны Александр I и его военное окружение. Желая увенчать себя лаврами победителя Наполеона и взять реванш за позор Аустерлица, Александр I из всех возможных вариантов военных действий выбрал план главного своего "стратега" - прусского генерала Фуля. Более того, он попытался самолично руководить осуществлением этого безумного плана. В результате, как известно, 1-я Западная армия оказалась в ловушке Дрисского лагеря, было потеряно драгоценное время для концентрации вооруженных сил, расположенных на западной границе, и Наполеон получил реальную возможность принудить изолированные друг от друга русские армии к отступлению. Срыв наполеоновского плана молниеносного разгрома разрозненных русских армий, пишет автор, явился заслугой генералов М. Б. Барклая, П. И. Багратиона и руководимых ими войск.

П. А. Жилин справедливо подчеркивает, что до назначения М. И. Кутузова войска действовали фактически "без единого управления и координации сил" (стр. 81). Это обстоятельство часто упускалось из вида или замалчивалось5 . Между тем последствия гибельного плана Фуля могли бы быть менее трагическими, если бы Александр I не упорствовал в своем нежелании учесть первые и горькие уроки войны и признать полный крах своего военного руководства: он медлил с назначением главнокомандующего вплоть до падения Смоленска. Как подчеркивается в книге, Александр I не меньше, чем Наполеона, боялся народной войны против захватчиков. Это оказало роковое влияние и на дальнейший ход военных действий. Назначив М. И. Кутузова главнокомандующим, император обвинял полководца в том, за что сам по справедливости был ответствен: в новом отходе русской армии, в оставлении Москвы. Дореволюционная официальная историография охотно цитировала царские письма М. И. Кутузову, игнорируя реальную и неотвратимую обстановку, в какой ему пришлось принять командование. Решающим фактом, вызвавшим необходимость оставить Москву, явилось полное отсутствие обученных резервов армии. "Позади - от Гжатска до самой Москвы - не было более никаких регулярных войск", - указывает П. А. Жилин, полки же действующей армии, как в этом сразу же по прибытии в нее убедился М. И. Кутузов, "от частых сражений весьма истощились" (стр. 118). Соглашаясь в целом с теми оценками, которые П. А. Жилин дает крупным событиям Отечественной войны 1812 г., оставим пока открытым давно обсуждаемый в литературе вопрос о намерении М. И. Кутузова дать еще одно большое сражение после Бородина. Этот вопрос связан с другим, не менее важным и интересным: когда именно окончательно созрел и начал исполняться замысел Тарутинского маневра с оставлением Москвы? М. И. Кутузов не оставил записок или мемуаров о войне 1812 г., принимать же его устные и письменные заявления и даже распоряжения о подготовке новой "решительной битвы" после Бородина за чистую монету весьма затруднительно. Истинными целями таких заявлений и приказов могла быть дезориентация противника. Автором четко определены объективные факторы, сделавшие оставление Москвы без нового сражения абсолютно неизбежным. Можно думать, что замысел флангового марша созрел у М. И. Кутузова раньше того момента, когда он на военном Совете в Филях отдал приказ об отступлении, и, вероятно, не позднее того дня (28 августа), когда армия начала отход от Можайска на Москву, а часть обозов с прикрытием была направлена по Калужской дороге на Боровск. Высоко оценивая стратегические последствия Бородинской битвы, П. А. Жилин связывает, однако, коренной перелом в ходе войны с периодом пребывания русской армии в Тарутинском лагере (стр. 140, 161). "Величие Кутузова как полководца, - подчеркивает он, - сказалось прежде всего в верном понимании им роли народных масс в национально-освободительной войне" (стр. 192). Он руководил не только регулярными частями армии, но и полками народного ополчения, вооружал крестьянские отряды и составил для них инструкцию "Как парти-


5 М. Н. Покровский утверждал, что с назначением М. И. Кутузова и до конца кампании, в сущности, армия была лишена всякого центрального руководства (см. М. Н. Покровский. Дипломатия и войны царской России в XIX столетии. М. 1924, стр. 51, 54). Дореволюционные историки (М. Богданович, А. П. Карпов и др.) представляли М. И. Кутузова лишь исполнителем военно- стратегических предначертаний Александра I.

стр. 169


зану действовать", обеспечил тесное взаимодействие армии и народа в ходе войны, что явилось "решающей силой в разгроме противника" (стр. 219). Подробное описание такого взаимодействия составляет новую страницу в литературе, посвященной войне 1812 года.

Заново пересмотрены в книге П. А. Жилина свидетельства источников о боевых действиях русской армии в период преследования и уничтожения главных сил Наполеона. Опровергая ошибочные концепции о намерениях М. И. Кутузова построить "золотой мост" отступающему противнику и ограничить свою задачу пассивным, так называемым "параллельным преследованием" его (стр. 266 - 269), автор характеризует "высокую наступательную активность русской армии и широкий размах партизанской борьбы" (стр. 247) в ходе контрнаступления. Представления о слабости французской армии (при выходе из Москвы она включала 100 тыс. солдат и офицеров) и версию о "добровольном" ее отходе П. А. Жилин считает несостоятельными. И после оставления Москвы Наполеон лелеял планы уничтожения русских войск, предпринимал отчаянные попытки взять реванш за каждое новое поражение в бою, за каждую неудачу своих маршалов. Контрнаступление проходило "с величайшим напряжением сил" и сопровождалось нанесением противнику "весьма значительных ударов в боях и сражениях" (стр. 270). П. А. Жилин подтверждает эти выводы данными о потерях противника в боях и быстрых темпах продвижения русской армии.

В книге дана глубокая оценка военно-политических событий 1813 - 1814 годов. П. А. Жилин убедительно опровергает неверные взгляды тех дореволюционных историков, которые считали сражение на Березине концом войны, представляли М. И. Кутузова сторонником войны "до Немана", выделяли освободительный поход русской армии в отдельную кампанию, не связанную будто бы со всем ходом Отечественной войны 1812 года6 . "Война 1813 г. явилась прямым продолжением Отечественной войны. Ее подготовка и планирование проходили еще на завершающем этапе войны 1812 года. Вопрос о перенесении военных действий за границу не вызывал сомнений у русского командования. В необходимости этого не сомневался и Кутузов" (стр. 278). Эти важные положения автор аргументирует тщательным анализом фактов и документов.

Содержащийся в книге сравнительный анализ военного искусства русской и французской армий, стратегии и тактики Наполеона и М. И. Кутузова представляет интерес не только для военных специалистов. Однако истоки военно-теоретических взглядов М. И. Кутузова, его стратегии и тактики следует относить не ко временам П. А. Румянцева и А. В. Суворова, а к более раннему периоду, по крайней мере к обширному военному наследству Петра I. Автор справедливо подчеркивает, что превосходство русского военного искусства в войне 1812 г. вытекало не только из характера этой войны, оно порождалось вековыми традициями русского "регулярного боя". Этому способствовало и то обстоятельство, что обе воюющие армии сражались однотипным оружием. Как Франция эпохи наполеоновских войн, так и Россия того времени в области военной промышленности не вышли еще за рамки мануфактурной стадии, обе армии были вооружены гладкоствольными орудиями и ружьями с ударно- кремневым замком и штыком. Приводимые П. А. Жилиным сведения свидетельствуют о том, что вооружение и снаряжение русской пехоты и кавалерии нисколько не уступали французским, артиллерия же во всех своих видах превосходила неприятельскую.

Книга написана живым, эмоциональным языком и от начала до конца читается с неослабевающим интересом. Она прекрасна оформлена, снабжена картами и иллюстрациями, подробной библиографией, указателями имен и географических названий.


6 См. М. И. Богданович. История войны 1813 года за независимость Германии по достоверным источникам. Т. I. СПБ, 1863, стр. 2.

 



Опубликовано 18 декабря 2016 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© П. П. ЕПИФАНОВ, И. А. ФЕДОСОВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.