РУССКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ И ИССЛЕДОВАНИЯ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА

Актуальные публикации по вопросам географии и смежных наук.

Разместиться

ГЕОГРАФИЯ новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ГЕОГРАФИЯ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему РУССКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ И ИССЛЕДОВАНИЯ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

203 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:

История российских географических открытий и исследований неразрывно связана с развитием внешней и внутренней политики страны, укреплением ее политического влияния и увеличением экономического потенциала, потребностями военного, коммерческого, промыслового мореплавания, ростом путей сообщений, использованием природных богатств и ресурсов. В то же время прогресс этих открытий мог бы быть значительно большим, если бы не тормозящее влияние самодержавно-крепостнического строя.

В первой половине XIX в. было положено начало новой эпохе отечественных географических исследований. Это связано с выходом России на просторы Мирового океана и ее возраставшим международным влиянием. В России были поставлены и в определенной степени решены задачи по изучению своих морей, Северной Америки, Тихого океана, Сибири и Дальнего Востока, Арктики и Антарктики. Прежде всего, в те годы обратили внимание на изучение областей, прилегающих к Берингову проливу1 . В 1799 г. была учреждена Российско-Американская компания, которой разрешалось пользоваться всеми промыслами на берегах Северной Америки от 55° с. ш. на всех прилегающих островах, включая Курильские и Алеутские, и землях в районе Берингова пролива и к северу от него. Тем самым северо-западные и северные берега Америки были включены в сферу государственной политики России, ставшей к тому времени "не только европейской и азиатской, но и в какой-то мере американской державой"2 .

Возрастание интереса к изучению берегов Америки способствовало осуществлению первого русского кругосветного путешествия. Вопрос о посылке из Кронштадта судов в северную часть Тихого океана неоднократно ставился на протяжении XVIII века. Последний в том столетии проект был представлен в 1799 г. И. Ф. Крузенштерном, но отвергнут морским ведомством Павла I. После воцарения Александра I Крузенштерн направил вице-президенту Адмиралтейств-коллегий, впоследствии министру военно-морских сил Н. С. Мордвинову записки о необходимости развития морской торговли России и посылке кораблей к берегам Камчатки и Русской Америки. Проект Крузенштерна характеризуется широтой постановки задачи и предложений о развитии мореплавания и торговли в северной части Тихого океана3 . Крузенштерн был убежден, что, опираясь на порты в Северо-Западной Америке и Камчатке, русские смогут занять ведущее положение в тамошней коммерции. Он предложил ежегодно отправлять из Кронштадта одно-два судна к берегам Камчатки. Одновременно в северо-восточных морях России должны находиться два фрегата, сменяемые через 2 - 3 года. Им предстояло заниматься исследованием прилегающей акватории и заботиться о безопасности торговли.

Мордвинов нашел записки полезными и познакомил с ними министра коммерции Н. П. Румянцева. С той поры на протяжении 23 лет многие события жизни Крузенштерна и географические предприятия России будут тесно связаны с именем Ру-


1 Макарова Р. В. Внешняя политика на Дальнем Востоке. Вторая половина XVIII в. -60-е годы XIX в. М. 1974, с. 41.

2 Болховитинов Н. Н. Становление русско-американских отношений. М. 1966, с. 272.

3 Данные источников об этом: ЦГИА ЭССР, ф. 1414, оп. 3, д. 60, лл. 1 - 26 об.

стр. 98


мянцева. Первый, как считали современники, служил родине "своими пространными познаниями", второй - "горячим усердием"4 . Кругосветное путешествие было поставлено ими на уровень крупного научного предприятия. В состав экспедиции включили, в частности, астронома И. К. Горнера, естествоиспытателей В. Тилезиуса и Г. И. Лангсдорфа. Активное участие в разработке научных задач плавания приняла Петербургская Академия наук, чьи ученые под руководством акад. В. М. Севергина составили инструкции по минералогическим, ботаническим изысканиям и исследованию физики Земли. Одновременно Академией наук были посланы ученые в Восточную Сибирь, которые должны были заняться изучением Шантарских островов, района Удского острога, Амура, Станового хребта.

Корабли "Надежда" и "Нева" под командованием Крузенштерна в 1803 - 1806 гг. успешно обогнули земной шар. При этом они доставили грузы на Камчатку и в Русскую Америку, посольство Н. П. Резанова в Японию, закупили товары в Кантоне. Кругосветная экспедиция оправдала ожидания Академии наук. Это плавание, по мнению акад. К. М. Бэра, "обогатило науку открытиями и исследованиями, далеко раздвинувшими пределы естествознания и географии"5 . Сочинение Крузенштерна "Путешествие вокруг света" (чч. I - III) получило широкую известность, было переведено в Англии, Франции, Италии, Голландии, Швеции, Дании, Германии. Крузенштерна избрали членом академий и научных обществ России, Англии, Франции, Дании, Пруссии. Прочтя первые две части труда мореплавателя, Н. М. Карамзин написал Крузенштерну: "Радуюсь, что Вы принадлежите России"6 . В третьей части были опубликованы результаты научных исследований экспедиции. Значительное место там заняли "Таблицы суточных счислений корабля "Надежда" с показанием астрономических, метеорологических и морских наблюдений". Эту работу дополняла книга Ю. Ф. Лисянского "Путешествие вокруг света в 1803, 1804, 1805 и 1806 годах на корабле "Нева" с приложением карт и рисунков".

Выполненные Крузенштерном, Лисянским и их спутниками исследования гидрометеорологических явлений, прежде всего динамики течений Мирового океана, удельного веса и температуры морской воды, свечения моря, приливов и отливов, направления и силы ветров, были важным словом в науке и хорошо служили делу широкого изучения Мирового океана. Экспедицией были составлены карты посещенных ею земель, островов, заливов и бухт. Особенно большое внимание она уделила картированию Японских островов. "Мой Атлас, - писал Крузенштерн, - содержит о Японии, как такой земле, о которой еще поныне немного имели мы сведений, шестнадцать листов, кроме предметов, к натурной истории Японии относящихся. Объяснение каждого из листов может служить средством ознакомить нас короче с сею весьма достопримечательною землею"7 . Международное признание получили этнографические исследования экспедиции. В "Атласе к путешествию Крузенштерна" было отведено 11 листов "изображениям разных народов, как то: нукагивов, японцев, камчадалов, айнов". Описание жизни, обычаев, одежды, оружия, предметов хозяйственного обихода жителей островов Нукагивы (Нука-Хива), Сахалина и других доныне сохраняет значение исторического памятника. Первая русская кругосветная экспедиция способствовала также усилению позиций России в северной части Тихого океана, развитию русских поселений в Северной Америке и привлекла дополнительное внимание к полярным районам севернее Берингова пролива.

С этой экспедиции начинается эпоха российских океанских плаваний, которые увенчались открытием Антарктиды и нескольких сотен островов в экваториальной зоне Тихого океана. Примечательно, что "Нева" через несколько месяцев после возвращения в Петербург снова была отправлена в Тихий океан и продолжила начатое кругосветной экспедицией исследование атмосферных процессов. В 1807 г. в далекое плавание отправился шлюп "Диана" под командованием В. М. Головкина. Одной из его задач являлось открытие новых островов в Тихом океане, описание малоиз-


4 Там же, д. 23, л. 104.

5 Переписка Карла Бэра по проблемам географии. Л. 1970, с. 41.

6 ЦГАВМФ, ф. 14, оп. 1, д. 215, л. 101.

7 Путешествие вокруг света в 1803, 4, 5 и 1806 годах на кораблях "Надежда" и "Нева" под начальством флота капитан-лейтенанта, ныне капитана второго ранга Крузенштерна, Государственного адмиралтейского департамента и Академии наук члена. Ч. III. СПб. 1813, с. 3.

стр. 99


вестных земель на востоке Азии и у берегов Америки. Плавание изобиловало драматическими ситуациями. "Диана" была задержана англичанами у мыса Доброй Надежды, и экипаж провел в плену несколько месяцев, из которого вырвался благодаря находчивости капитана и героизму его спутников. Благополучно достигнув Камчатки, Головины в 1811 г. приступил к изучению Курильских островов, был захвачен японцами и с несколькими спутниками снова очутился в плену, где пробыл более двух лет. Его экспедиция открыла новые острова и проливы в районе Курильской гряды и провела этнографические наблюдения жизни и быта жителей Японии, Курил, Камчатки. Еще более плодотворным оказалось кругосветное плавание Головнина на шлюпе "Камчатка" в 1817 - 1819 гг., во время которого был выполнен цикл метеорологических и магнитных измерений, исследованы Командорские острова и многие острова Алеутской гряды, описан и картирован Чиниакский залив на о-ве Кадьяк, составлено описание природных условий Калифорнии, где находилось тогда русское поселение Росс. Свои наблюдения Головнин изложил в нескольких книгах8 , которыми зачитывались современники и которые были переведены на европейские языки. Из его школы вышла плеяда талантливых мореплавателей, таких, как Ф. П. Врангель, Ф. Ф. Матюшкин, Ф. П. Литке.

С первым путешествием русских моряков вокруг света связана и проблема Северной "матерой" (или "великой") земли, первые сведения о которой восходят к середине XVII века. Возрождение интереса к этой земле было вызвано открытиями новых островов в Ледовитом океане. В 1800 г., возвращаясь с Малого Ляховского о-ва, промышленник Я. Санников открыл о. Столбовой. Затем его коллеги посетили о. Котельный, и, поскольку не сумели достичь его северных и восточных берегов, было высказано предположение, что эта земля обширна и, возможно, является особой частью света. Однако в 1805 г. Санников добрался до восточного берега о. Котельного, после чего открыл о. Фаддеевский. В 1806 г. охотниками за мамонтовой костью был открыт о-в Новая Сибирь, также принятый за особую часть света. Первые сведения об этих открытиях доставил в Петербург адъюнкт М. И. Адаме, находившийся в числе ученых, направленных в Восточную Сибирь в связи с кругосветной экспедицией.

В навигацию 1806 г. Адаме в сопровождении промышленника Н. С. Белкова спустился по р. Лене до Северного Ледовитого океана, где из обрыва мыса Быковского добыл остов мамонта, который хранится в Зоологическом музее АН СССР в Ленинграде, и одновременно собрал у местных жителей сведения о северо-востоке Сибири. В своей записке он обратил внимание на то, что в Сибири говорят о континенте, по которому можно достичь сухим путем "Северного Ледовитого полюса, каковое покушение для всех мореплавателей было тщетно, и отыскать отечество, может быть, и поныне там обитающих мамонтов"9 . На "открытые острова и матерую землю" была снаряжена экспедиция М. М. Геденштрома. В 1808 - 1811 гг. он и его спутники Е. Кожевин, П. Пшеницын, Я. Санников закончили обследование о-вов Котельного, Фаддеевского и Новой Сибири. Последнюю сначала приняли за материк, но вскоре убедились, что размеры этой земли не велики. Составляя итоговую карту обследованных островов, Геденштром поместил на ней две земли, усмотренные Санниковым в различных местах океана. Одна - в виде части гористого берега - была нанесена к северо-западу от о. Котельного, другая показана в виде гористых островов, протянувшихся от восточного берега о. Фаддеевского до мыса Высокого на Новой Сибири. Так возникло предание о земле Санникова, что оказало влияние на дальнейшее развитие полярных исследований к северу от Чукотки, Берингова пролива и Русской Америки.

В первой половине XIX в. проблема поисков северного морского прохода из Тихого океана в Атлантический являлась одной из главных для полярных исследователей. Румянцев обсуждал с Крузенштерном возможность организации поисков прохода сначала со стороны Берингова пролива на восток, потом со стороны Баффинова


8 Записки флота капитана Головнина о приключениях его в плену у японцев в 1811, 1812, 1813 годах. С приобщением замечаний его о японском государстве и народе. Чч. 1 - 3. СПб. 1816; Путешествие вокруг света, совершенное на военном шлюпе "Камчатка" в 1817, 1818. 1819 годах. Чч. 1 - 2. СПб. 1822.

9 ЦГИА СССР, ф. 733, он. 12, д. 525, л. 20.

стр. 100


залива на запад. Но военно-политические события 1812 - 1814 гг. не способствовали осуществлению этой идеи. Лишь в 1815 г. была отправлена экспедиция на бриге "Рюрик" под командованием О. Е. Коцебу. Крузенштерн считал необходимым исследовать в первую очередь берега Северной Америки к северу и югу от Берингова пролива, так как они оставались на значительном пространстве неосмотренными, и надеялся, что там удастся найти пролив, непосредственно сообщающийся с Баффиновым заливом либо реками Маккензи и Коппермайн, впадающими в Ледовитый океан. Он полагал, что таким путем удобнее достичь Атлантики, нежели через Берингов пролив к Ледяному мысу. Его доводы оказали влияние на направление русских поисков названного прохода. После плавания Коцебу эти поиски продолжили Ф. Колмаков, П. Корсаковский, В. С. Хромченко и А. К. Этолин, А. П. Авинов.

Вместе с тем экспедиции Коцебу надлежало убедиться в невозможности проникнуть далее к северу, чем это удалось Дж. Куку, и "удостовериться в несуществовании оттуда морского прохода в Атлантическое море". В случае, если не удастся морем достичь широты, до которой дошел Кук, предписывалось предпринять сухопутное путешествие по арктическому побережью Америки и выяснить, как далеко к северу простирается Ледяной мыс и где берег принимает восточное направление. Экспедиция на "Рюрике" открыла залив, ныне носящий имя Коцебу. На основе наблюдений над течениями в Беринговом проливе последний пришел к выводу, что существует сообщение между двумя океанами. В его рапорте на имя морского министра И. И. де Траверсе, составленном при участии Румянцева и Крузенштерна, подчеркивалась важность укрепления позиций России на севере Америки: "Мне кажется, что не должно русским упускать времени занятием сего места: английская Гудзонская компания, которая весьма далеко к западу внутрь Америки от сих заселений распространяет торговлю, уже имеет в весьма недалеком расстоянии от сего зунда фактории и, конечно, вскоре привлечет сих диких, будет господствовать в Беринговом проливе"10 . Во время плавания в экваториальной зоне Тихого океана Коцебу открыл цепь Рюрика, о-ва Крузенштерна, Румянцева, Суворова, Кутузова, Чичагова, Траверсе, Гейдена. Были выполнены обширные метеорологические и океанографические наблюдения. О своем плавании Коцебу рассказал в двухтомном труде "Путешествие в Южный океан и Берингов пролив".

В 1798 - 1802 гг. была проведена съемка Белого моря, в которой участвовало 1 - 7 отрядов. На основе этой съемки Л. И. Голенищевым-Кутузовым была составлена генеральная карта, а затем атлас Белого моря. В те же годы родилось несколько проектов, ставивших целью дальнейшее развитие промыслов на Севере России и усиление его торговых связей с другими странами и губерниями Центральной России. В 1803 г. была основана Беломорская компания, перед которой ставилась задача распространить промысловую и научную деятельность от берегов Гренландии до Берингова пролива. С этой целью в 1807 - 1808 гг. были снаряжены экспедиции В. Ф. Лудлова - Г. И. Поспелова для выяснения вопроса о месторождениях серебра в губе Серебрянке на Новой Земле и инженера И. Попова, которая должна была уточнить путь соединения северной российской торговли с европейскою. Обследовав пространство между Обской и Карской (Байдарацкой) губой и убедившись, что юго-западную часть Карского моря летом часто заполняют льды, блокирующие Югорский Шар и Карские Ворота, Попов перенес изыскания на водораздел между Обью и Печорой и пришел к выводу о возможности соединения этих рек каналом со шлюзами. Кроме того, он исследовал возможность водных сообщений на севере Оби и Енисея.

Большую работу по географической съемке России в начале XIX в. проводило Депо карт, объединенное в 1800 г. с Географическим департаментом Академии наук. Были картированы районы Петербургской, Волынской, Подольской, Лифляндской, Новгородской, Олонецкой, Виленской, Курской губерний, Оренбургского края, Кавказа. В 1801 - 1816 гг. увидела свет "Подробная карта Российской империи и близлежащих заграничных владений" из 116 листов11 . Важную роль в картографировании и развитии географических исследований сыграл основанный в 1805 г.


10 ЦГАВМФ, ф. 166, оп. 1, д. 2531, л. 18.

11 Новокшанова-Соколовская З. К. Картографические и геодезические работы в России в XIX - начале XX в. М. 1987, с. 117.

стр. 101


в составе министерства морских сил Адмиралтейский департамент. Он ведал всеми сторонами ученой деятельности флота, в первую очередь географическими открытиями. Его членами являлись такие мореплаватели и полярные исследователи, как Г. А. Сарычев, Крузенштерн, Головнин, Ф. Ф. Беллинсгаузен, Литке, П. И. Рикорд, П. Я. Гамалея, будущий декабрист Н. А. Бестужев, который за 10 месяцев до восстания на Сенатской площади был удостоен "чести принадлежать к ученому сословию". Департаментом были организованы географические и гидрографические съемки на Балтике, Черном и Каспийском морях, побережье Охотского моря, в 1809 г. издан "Морской атлас всего Балтийского моря", составленный на основе съемок Сарычева. В 1810 г. Крузенштерн и Сарычев представили департаменту "План к составлению всеобщего морского атласа" с подробным перечнем карт. Он должен был состоять из двух частей карты европейских берегов и морей, Тихого океана с берегами Америки и Азии и сопровождаться двухтомным описанием берегов с наставлением для входа в главные военные и торговые порты всех частей света12 . Первым шагом к реализации замысла стало издание Крузенштерном исследования по гидрографии Мирового океана с картой мира, включая северные моря России. Этот труд, в свою очередь, явился прелюдией к созданию "Атласа Южного моря" (Крузенштерн) и "Атласа Северной части Восточного океана" (Сарычев).

Ярко проявилась роль Адмиралтейского департамента на следующем этапе русских географических исследований, который начался в конце 1810-х годов и продолжался около двух десятилетий. О намеченных департаментом задачах дает представление "Записка, поданная вице-адмиралом Сарычевым морскому министру, адмиралу, маркизу де Траверсе в 1818 г., "О морских берегах, которые уже описаны и которые надлежит еще описать". Там были указаны районы и объекты, исследование которых необходимо для "усовершенствования вновь сочиняемых при адмиралтейской чертежной морских карт"13 . Намечалось исправить карты берегов Лапландии; исследовать побережье Европейской России от Белого моря до устья Печоры и промерить ее глубину, чтобы выяснить, можно ли морем перевозить из Архангельска лес; изучить Новую Землю; установить точное географическое положение устьев Оби, Енисея, Лены; изучить Анадырский залив, Берингов пролив и берег Америки "к северу сколько будет возможно"; описать восточные берега Камчатки, Шантарские о-ва, Пенжинскую и Гижигинскую губы. Эта записка перекликалась с проектами Крузенштерна, в которых он останавливался на задачах по изучению Тихого океана, Русской Америки, северных и восточных морей России14 .

Данное направление исследований было дополнено проблемами, поставленными перед экспедициями в Берингов пролив и к Южному полюсу, предпринятыми в 1819 - 1821 гг., к разработке которых привлекли Сарычева, Крузенштерна и Коцебу. Экспедиция состояла, из отрядов южного и северного. Южному (суда "Восток" и "Мирный", которыми командовали Беллинсгаузен и М. П. Лазарев) поручалось проникнуть в отдаленные широты Южного полушария и отыскать неизвестные земли у полюса. Беллинсгаузен и Лазарев, выполняя задание, 16 января 1820 г. приблизились к "льдинному материку" и открыли шестую часть света. Спустя пять дней "Восток" и "Мирный" снова подошли к ледяному барьеру континента. "Отсюда, - писал Лазарев, - продолжали мы путь свой к осту, покушаясь при всякой возможности к зюйду, но всегда встречали льдинный материк, не доходя 70°"15 . В течение двух месяцев русская экспедиция вела исследования, обходя айсберги, которые имели "края и поверхность, подобные материку".

После починки судов в порту Джексон отряд проследовал в экваториальную зону Тихого океана, где открыл 20 островов, в том числе цепь, названную о-ва Россиян (Туамоту). Во время второго антарктического плавания экспедиция на 68°57' ю. ш., 90°46' з. д. открыла о-в Петра I (31 декабря 1820 г.) и Берег Александра I


12 ЦГАВМФ, ф. 315, оп. 1, д. 815, л. 1.

13 Там же, ф. 913, оп. 1, д. 344, лл. 178 - 179. Отчет о записке, датированный декабрем 1823 г.: ф. 166, оп. 1, д. 681, лл. 2 - 3.

14 Крузенштерн И. Ф. Введение к кн.: О. Е. Коцебу. Путешествие в Южный океан и Берингов пролив. Ч. I. СПб. 1821, с. IX.

15 Лазарев М. П. Документы. Т. 1. М. 1952, с. 151.

стр. 102


(расположен между 69° и 73° ю. ш., 68° и 79° з. д.)16 . Еще до завершения плавания Беллинсгаузен пришел к выводу, что на открытом им материке "матерый лед идет через полюс и должен быть неподвижен, касаясь местами мелководий или островов, подобных острову Петра I, которые несомненно находятся в более южных широтах и прилежат также к берегу, существующему (по нашему мнению) вблизи той широты и долготы, в коей мы встретили морских ласточек"17 . Это предвидение, основанное на физических опытах, было подтверждено современными исследованиями. Итак, российские мореходы "первые разрешили важный вопрос, открыв землю под 70 градусом южной широты, о существовании которой после путешествия Кука перестали уже думать"18 (слова участника экспедиции, 3-го лейтенанта шлюпа "Мирный" А. С. Лескова). Будущий декабрист В. П. Романов писал, что экспедиция к Южному полюсу принесла России славу, которой она всегда будет гордиться; кроме того, экспедиция сделала "множество полезных наблюдений"19 .

Северный отряд отплыл из Кронштадта 4 июля 1819 г. в составе судов "Открытие" (командир М. Н. Васильев) и "Благонамеренный" (Г. С. Шишмарев). Им предлагалось разрешить вопрос "касательно направления берегов и северного прохода" и повторить плавание С. И. Дежнева, но только из Берингова пролива к устью Колымы. В инструкции дважды подчеркивалось, что главная задача заключается в поисках прохода из Тихого в Северный Ледовитый океан. Наблюдения экспедиции Васильева опровергли выводы предшествовавших мореплавателей о вечном льде, якобы покрывающем эту часть полярного моря, и о том, что за этим льдом находятся земля либо перешеек, соединяющие Америку и Азию. Экспедиция Васильева одновременно с экспедицией Хромченко и Этолина исследовала п-ов Аляску, картировала северный берег Америки между мысом Крузенштерна и мысом Лисберн, заливы Добрых Вестей и Бристольский, открыла о-в Нунивак.

В решении проблемы "северного прохода" особая роль принадлежит арктической экспедиции, которую возглавлял Врангель и которая действовала в 1820 - 1824 гг. на северо-востоке Сибири, где берег от устья Колымы до района Колючинской губы оставался белым пятном. Пройдя этот путь, Врангель еще раз доказал отсутствие перешейка, соединяющего Азию и Америку, и вновь подтвердил вывод М. В. Ломоносова о том, "что Северный Сибирский океан с Атлантическим и Тихим беспрерывное соединение имеет"20 . Была доказана также несостоятельность гипотез о существовании большой "матерой, земли" в Северном Ледовитом океане. Выйдя на границу припая, а затем, пройдя 90 верст по дрейфующим льдам, Врангель увидел, что вместо материка к северу от мыса Якан лежит обширный остров, который впоследствии был назван его именем. Кроме того, Колымская экспедиция с высокой точностью описала побережье между Индигиркой и Колючинской губой. Важное влияние на развитие представлений о Ледовитом океане оказало открытие Врангелем и П. Ф. Анжу, возглавлявшим Янскую экспедицию, постоянной морской полыньи, получившей название Великой Северной полыньи, которая поныне остается объектом научных исследований. Доставленные ими факты о существовании даже зимой незамерзающего моря послужили импульсом к пересмотру прежних представлений о Ледовитом океане. Наконец, Врангель описал полярные льды, организовал систематические метеорологические наблюдения в Нижнеколымске, произвел первую магнитную съемку значительной части Восточной Сибири, в том числе на льдах океана.

Поисками прохода из Тихого океана в Атлантику в некоторой 'степени занимались также экспедиции Калмыкова, Корсаковского, Хромченко и Этолина. Экспедиции 1826 г. на шлюпах "Сенявин" (командир Литке) и "Моллер" (М. Н. Станюкович) было поручено описать северо-восточное побережье Азии и северо-западное Америки, не выходя за пределы Берингова пролива. Были изучены о-в Карагинский, се-


16 Беллинсгаузен Ф. Ф. Двукратные изыскания в южном Ледовитом океане и плавание вокруг света в продолжение 18, 19, 20 и 21 годов, совершенное на шлюпах "Восток" и "Мирный". М. 1949, с. 312.

17 Там же, с. 310.

18 ЦГАВМФ, ф. 166, оп. 1, д. 2596, л. 3.

19 Там же, д. 2595, л. 1.

20 Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений. Т. VI. М. -Л. 1952, с. 450.

стр. 103


верный берег п-ова Аляски, Алеутские о-ва, собраны минералогические, зоологические и ботанические коллекции, произведены географические исследования на Чукотке и в Каролинском архипелаге, где обнаружено 12 групп ранее неизвестных островов, сделана опись архипелага Бонин-Сима. Все это поставило экспедицию в число наиболее плодотворных кругосветных плаваний первой половины XIX века. Литке занимался сбором материалов о быте и материальной культуре чукчей, алеутов, калошей (тлинкитов), жителей Каролинского архипелага и опубликовал двухтомное описание путешествия вместе с атласом.

Российско-Американская компания тоже организовала ряд экспедиций. Васильевым, Этолиным, М. Д. Тебеньковым, Ф. Колмаковым в конце 20-х и 30- е годы XIX в. были исследованы залив Нортон, бассейн р. Нушагак, горы Кускоквим, другие места Русской Америки21 . Среди географических предприятий компании выделяется байдарочная экспедиция А. Ф. Кашеварова. Она в 1838 г. исследовала и картировала северное побережье Русской Америки от мыса Лисбурн до мыса Врангеля. Составленные Кашеваровым карты вошли в несколько атласов. Затем во внутренние районы Русской Америки совершил путешествие Л. А. Загоскин, который в 1842 - 1844 гг. исследовал бассейны Куикпака (Юкон) и Кускоквима. Трагически закончилось путешествие Р. Серебренникова, который изучал в 1847 - 1848 гг. р. Медную до ее истоков и погиб в стычке с индейцами. Заметным вкладом в науку явились исследования И. Г. Вознесенского, который провел в Русской Америке 11 лет, собрав уникальные коллекции. Они были использованы в географических трудах Бэра, А. Ф. Миддендорфа, Л. И. Шренка. Результаты многих походов по Русской Америке были сведены Врангелем в единую картину географических сведений о Русской Америке, которая не утратила историко-научного значения до наших дней. Все эти достижения нашли затем применение в "Атласе Восточного океана" Кашеварова и в "Атласе северо-западных берегов Америки" Тебенькова.

Интересные открытия были осуществлены русским флотом на Балтике, Баренцевом, Черном, Каспийском и Охотском морях. В 1826 - 1832 гг. М. Ф. Рейнеке заново картировал побережье Кольского п-ова от границы с Норвегией, осуществил съемку и промер Белого моря и на этой основе создал первое "Гидрографическое описание северного берега России" и "Атлас Белого моря". В 1821 - 1828 гг. И. Н. Иванов и И. А. Бережных картировали побережье от Белого моря, до Обской губы, о-ва Колгуев, Вайгач и Белый. П. К. Пахтусов положил на карту южное и восточное побережье Новой Земли от Карских Ворот до мыса Дальнего, которое ранее изображалось пунктирной линией. В экспедициях 1832 - 1833 и 1834 - 1835 гг. им были выполнены наблюдения над течениями, приливами и отливами, велись метеорологические измерения на Новой Земле во время зимовок через каждые 2 часа. Полярные исследования 20 - 30-х годов XIX в. успешно довершили дело, начатое второй Камчатской экспедицией во второй четверти XVIII века.

В 1828 г. Морским ведомством было принято решение об исследовании берегов Балтийского моря с учетом последних достижений науки. В основу работ был положен проект военного топографа Ф. Ф. Шуберта. Грандиозная съемка осуществлялась отрядами морских офицеров, членов-корреспондентов Академии наук В. В. Врангеля и М. Ф. Рейнеке. Она завершилась составлением 350 листов, каждый из которых охватывал 100 кв. верст, а на их основе были созданы Генеральная карта Балтийского моря, серия частных карт и описаний отдельных районов. "На этих картах, - писал Рейнеке Бестужеву, - указаны все узаконенные пути для судов, где встречают их лоцманы, и кроме того пути, по которым в случае надобности могут ходить суда без лоцманов. К этим картам издана и лоция"22 . С 1825 по 1836 г. по единой методике и программе проводились гидрографические съёмки побережий Черного моря, а результаты исследований обобщены в "Атласе Черного моря" (1841 г.), на протяжении свыше четверти века служившем как навигационное пособие. В 1826 г. был опубликован "Атлас Каспийского моря" по результатам съемок А. Е. Колодкина в 1809 - 1817 годах. В 20 - 30-х годах XIX в. гидрографические ра-


21 Федорова С. Г. Русское население Аляски и Калифорнии. М. 1971, с. 111.

22 Рукописный отдел Института русской литературы АН СССР, ф. 604, оп. 1, д. 16, л. 81.

стр. 104


боты на Каспии возобновились. Г. Г. Басаргин, Н. Н. Муравьев-Карский, Г. С. Карелин картировали дельту Волги, уточнили положение ряда островов, заливов и бухт. В Охотском море А. Е. Шаховской исследовал Гижигинскую губу, П. Т. Кузьмин картировал Шантарские острова и юго-западную часть побережья, П. И. Ильин описал часть восточного побережья Камчатки.

Изучением областей к югу от Полярного круга занимались многие ведомства и лица. В 1821 г. будущим декабристом Г. С. Батеньковым, являвшимся в то время сотрудником генерал-губернатора Сибири М. М. Сперанского, было составлено "Положение о приведении в известность земель Сибири". Предусматривались исследования областей от Урала до Тихого океана, пригодных для землепашества. Но в связи с отъездом Сперанского в столицу и назначением его председателем Комиссии составления законов проект не был осуществлен. И в 1822 г. была начата съемка границ между Западной и Восточной Сибирью в более скромном объеме. По результатам составлены общая карта и несколько карт отдельных регионов. Спустя 10 лет В. В. Федоров приступил к определению географического положения 100 пунктов Восточной Сибири. Большие геодезические и геологические съемки проводились Корпусом горных инженеров в сибирских горных округах, занимавшихся поисками полезных ископаемых (Г. П. Гельмерсен, Е. П. Ковалевский, Э. К. Гофман). Отдельные районы Сибири изучали в географическом отношении ученые Академии наук (Шренк) и Московского университета (Г. Е. Щуровский). В целом объем географических исследований Сибири в 20 - 30-х годах прошлого столетия не соответствовал потребностям науки и нуждам практики. Поэтому нередко представители местной интеллигенции и купечества предпринимали самостоятельные изыскания (А. И. Лосев, П. А. Словцов, Н. С. и С. С. Щукины и др.). В изучение Сибири немалый вклад внесли также ссыльные декабристы.

Сибирь в то время почти не была охвачена метеорологическими наблюдениями. К 1825 г. в Енисейской, Забайкальской и Томской областях не существовало ни одного наблюдательного пункта, в Иркутской же, Тобольской и Якутской действовало всего по одной станции. Только в 1834 г. акад. А. Я. Купфер добился основания регулярной геофизической сети, состоявшей из 7 обсерваторий; из них 5 находились в Сибири. Ранее там вели метеорологические наблюдения декабристы. Первым их начал П. И. Борисов в Чите с октября 1827 г. и продолжал почти 12 лет. Результаты были использованы Главной физической обсерваторией в труде Г. И. Вильда "О температуре воздуха в Российской империи". И. Ф. Митьков изучал в течение 10 лет климат в Красноярске. Термометрические и барометрические наблюдения вел А. И. Якубович в с. Назимове на Енисее, метеорологические наблюдения в Баргузине осуществлял М. К. Кюхельбекер, в Минусинске - П. П. Беляев, в Бухтарминске - М. И. Муравьев-Апостол, в Акше - К. П. Торсон, в Селенгинске - Н. А. Бестужев, в Ялуторовске - И. Д. Якушкин и Муравьев- Апостол, в Иркутске - С. П. Трубецкой, в Якутске - А. А. Бестужев. Торсоном были закончены "Записки о плавании к Южному полюсу", Н. М. Муравьев создал капитальный труд "О сообщениях в России", Якушкиным составлено учебное пособие по всеобщей географии. Среди бумаг Трубецкого обнаружены записки по географии России23 .

Большее внимание уделяли различные ведомства изучению континентальных районов Европейской России. Военно-топографическое депо составило карты и статистические описания почти всех губерний. Была точно исчислена площадь Европейской России, под руководством В. Я. Струве и К. И. Тернера осуществлена русская часть Российско-Скандинавского градусного измерения общей протяженностью 2800 километров. В работах по измерению дуги меридиана от Дуная до Ледовитого моря, кроме ученых России, принимали участие директор Шведской королевской обсерватории Н. Х. Зеландер и директор Норвежского географического департамента К. Ганстен. Результаты этой работы до наших дней принимаются во внимание24 . Акад. К. И. Арсеньев с 1833 по 1845 г. предпринял 5 путешествий по Европейской России, а о своих путевых впечатлениях рассказывал на страницах журналов "Библиотека для чтения" и "Современник". Его перу принадлежат "Всеобщая гео-


23 ЦГАОР СССР, ф. 1143, оп. 1, д. 20, лл. 1 - 9об.

24 Новокшанова-Соколовская З. К. УК. соч., с. 49.

стр. 105


графил России", переиздававшаяся более 20 раз, "Обозрение физического состояния России и выгод от того проистекающих для народных промыслов ныне существующих", "Статистические очерки России" и другие сочинения. Они дают представление о географических особенностях всей Европейской России25 .

В 20 - 30-е годы XIX в. был предпринят ряд путешествий в Среднюю Азию. Среди их описаний выделяются работы Э. А. Эверсманна, акад. Х. Пандера, А. К. Мейендорфа, В. Д. Вольховского и А. К. Тимофеева, сопровождавших в Бухару дипломатическую миссию А. Негри 1820 - 1821 годов. Они описали природу по маршруту путешествия, обследовали реки, собирали коллекции, вели съемку местности. Результаты увидели свет в 1826 г. одновременно с "Картой Бухарского ханства и части киргизских степей". В 1825 - 1826 гг. экспедиция Ф. Ф. Берга исследовала перешеек между Каспийским и Аральским морями и установила, что его размеры на прежних картах завышены в три раза, подробно изучила плато Устюрт, определила 28 географических пунктов, выявила понижение уровня Каспийского моря, составила карты всего этого района. В изучение Средней Азии и Казахстана внесли вклад также Муравьев- Карский, Г. С. Карелин, Е. П. Ковалевский, Н. В. Ханыков и другие ученые, выполнявшие топографические работы, наблюдения за климатом, растительностью, геологическим строением местности. А. И. Бутаков подробно исследовал и картировал Аральское море.

Большое внимание уделялось изучению Кавказа. Около 30 лет познанию его природы отдал акад. Г. В. Абих, оставивший около 70 работ и основавший сеть метеорологических станций во главе с Тифлисской физической обсерваторией. В различных районах Кавказа научные изыскания вели академики Купфер, Э. Х. Ленц и Е. И. Паррот, получившие важные сведения по геологии, ледникам, общегеографическим особенностям Кавказа. Было создано много карт, опиравшихся на более чем 1 тыс. астрономических пунктов.

Изучались также гидрометеорологические и геомагнитные явления в Атлантике и Индийском океане, жизнь и природа Австралии (Васильев, Беллинсгаузен, Д. И. Завалишин), Южной Америки (Головнин, Коцебу, Крузенштерн, Беллинсгаузен, Завалишин, Матюшкин, Врангель, Литке). Новую эпоху в исследовании Бразилии, Перу и Чили открыла экспедиция Лангсдорфа, в 20-е годы XIX в. посетившая бассейны многих рек, включая Амазонку, и значительную часть Бразильского нагорья. Она составила 28 карт. Достопримечательны путешествия по Европе и Америке Пл. А. Чихачева, обстоятельно изучавшего природу Канады, Аргентины, Бразилии. Географическое исследование Малой Азии в 1834 - 1836 гг. осуществил М. П. Вронченко, опубликовавший в двух томах результаты своих изысканий. Большое внимание было уделено картированию Балкан. Русские путешественники в тот же период побывали в Индии, Бирме, Тибете, Китае. При русской миссии в Пекине была создана магнитно-метеорологическая обсерватория, которая вела наблюдения в течение многих десятилетий. Другие русские путешествия дали описания Южной Африки, Палестины, Синайского п-ова, Египта, Нубии, Эфиопии (К. Бронников, О. И. Сеньковский, А. Н. Муравьев, А. А. Рафалович, А. О. Дюгамель, И. Домейко, К. Ельский).

Русские географические исследования 20 - 30-х годов прошлого столетия пережили показательную для самодержавно-крепостнического государства эволюцию. Если первоначально изучение Арктики и Антарктики, Русской Америки и Северо-Востока Азии велось на уровне государственной политики, то к концу 20-х годов XIX в. царизмом был взят курс на свертывание географических исследований. Если раньше от исследователей требовали представления письменных трудов, то в 30-е годы XIX в. ставились препоны на пути к публикации результатов их изысканий26 . Желая спасти от забвения такие труды, Бэр и Г. П. Гельмерсен начали систематическое издание соответствующих материалов. Рейнеке удалось приступить к публикации "Записок Гидрографического департамента". Их продолжил и доныне существующий ежемесячный журнал "Морской сборник". Умственное движение, выразившееся


25 Лебедев Д. М., Есаков В. А. Русские географические открытия и исследования. М. 1971, с. 338.

26 Переписка Карла Бэра по проблемам географии, с. 183.

стр. 106


"в тяге молодежи к реализму естественных наук"27 , затронуло также морские и научные круги России. Географические труды Врангеля, А. М. Кастрена, В. Иславина, Загоскина печатались на страницах журналов "Отечественные записки" и "Современник".

Начало 40-х годов XIX в. ознаменовалось оживлением публикации научной литературы. Постепенно главная инициатива географического изучения России переходит к Академии наУк. Морское ведомство уделяло основное внимание картированию берегов, промерам глубин, изучению якорных стоянок и судоходных фарватеров. А в задачу академических экспедиций входило исследование животного и растительного мира, геологического строения местности, вечной мерзлоты, особенностей атмосферных процессов и магнитных явлений. Яркое выражение нашли эти проблемы в "Проекте новой экспедиции в ту часть Северного Ледовитого океана, которая соприкасается с русским побережьем" акад. Бэра. "По своему положению Русское государство, - писал он, - должно совершенно особое внимание уделять исследованию природы высоких широт Севера"28 . Им сформулированы направления в изучении животного и растительного мира, проведении геологических и геофизических изысканий на европейском, сибирском и американском Севере. В 1837 г. Академия наук снарядила под руководством Бэра экспедицию на Новую Землю. Экспедиция, судном которой командовал выходец из Польши А. К. Циволька, собрала богатый гербарий, описала млекопитающих, птиц, рыб и низших животных.

По поручению Академии наук в 1837 г. архангельский Север вплоть до Урала исследовал Шренк. В двухтомном "Путешествии по Северо-Востоку Европейской России через тундры самоедов к Уральским горам" он дал очерк Малоземельской и Большеземельской тундр. Спустя два года Шренк и В. Г. Бетлингк исследовали побережье Кольского полуострова от Варангер-фиорда до Кандалакшской губы. В. 1840 г. Бэр и Миддендорф обследовали Кольский залив, Китовую губу, Мотовский залив, о-в Кильдин и внутренние районы Мурмана. Акад. Ф. И. Рупрехт и А. С. Савельев выполнили гидрографические, метеорологические и ботанические изыскания на п-ове Канин, о-ве Колгуев и Тиманском берегу. На этой основе Рупрехт создал капитальное исследование о флоре русского Севера. В 1848 г. хранитель Минералогического музея Академии наук К. И. Гревингк выполнил геологическую съемку п-ова Канин. В 1843 - 1854 гг. по инициативе Академии наук были осуществлены первые наблюдения над приливами в Белом море. В 1850 г. акад. П. И. Кеппен совершил путешествие по Бессарабии, Крыму, Дону, Тульской и Орловской губерниями составил их географические и статистические очерки.

Наряду с Академией наук географическим изучением родины занимались ученые Корпуса горных инженеров, учрежденного для руководства горным, соляным и монетным производством. Его штаб возглавлял ген. К. В. Чевкин, оказавший важные услуги географии и геофизике. Этим учреждением в 1834 г. была создана первая регулярная сеть метеорологических и магнитных обсерваторий России, а спустя 15 лет основана Главная физическая обсерватория - первое центральное метеорологическое учреждение мира. Корпус горных инженеров снарядил в 1834 г. экспедиции на Кольский п-ов капитана Широкшина, для изучения Севера между Северной Двиной и Печорой - А. А. Кейзерлинга. Последний вместе с Крузенштерном открыл горную цепь, которую местные жители называли Тиманским камнем, и обобщил результаты поездки в труде "Научные исследования во время путешествия в Печорский край".

Среди географических предприятий середины XIX в. внутри страны выделяется путешествие Чихачева на Алтай, Восточные Саяны и Енисей. Он изучил там залежи каменного угля и назвал их Кузнецким бассейном. Его труд, посвященный этому путешествию, представлял собой энциклопедию Алтайского края. К числу других замечательных путешествий принадлежат исследования Г. И. Невельского на Дальнем Востоке. В 1849 г., совершив переход на судне "Байкал" из Кронштадта, он проплыл по Амурскому лиману. Венцом географических исследований 40-х годов XIX в. являются сибирское путешествие Миддендорфа и экспедиция Русского географического общества (РГО) на Северный Урал. Эти научные мероприятия взаимосвязаны. Первое


27 Герцен А. И. Собрание сочинений. Т. XX. М. 1960, с. 413.

28 ЦГИА, ф. 733, оп. 12, д. 498, л. 3.

стр. 107


стало одной из предпосылок создания РГО, второе - его первым детищем. Инициатором Сибирской экспедиции был Бэр. Под его руководством была составлена Академией наук программа путешествия. Экспедиция покинула Петербург в ноябре 1842 года. Летом 1843 г. Миддендорф пересек Таймыр и через Красноярск направился в Якутск, где провел серию наблюдений над вечной мерзлотой, вышел к берегам Тихого океана, обследовал Удский острог и Шантарские острова, на обратном пути пересек Амурскую область. В многотомном труде "Путешествие на север и восток Сибири" он дал комплексную характеристику территории между Уралом и Тихим океаном. Им открыт на Таймыре хребет Бырранга29 и собраны богатые материалы по географии, гидрографии, геологии, орографии, фауне и флоре.

Инициаторами основания РГО были Литке, Врангель и Бэр. Их триумвират в августе 1845 г. добился его учреждения, а 7 октября 1845 г. в Академии наук состоялось первое общее собрание его членов - выдающихся ученых, мореплавателей, полярных исследователей. Общество сразу же приступило к организации экспедиции в район Северного Урала во главе с проф. Петербургского университета Э. К. Гофманом. В итоге работ 1847, 1848 и 1850 гг. была обследована северная часть Урала, изучены бассейны Печоры и Оби, горные цепи Пай-Хоя как отличающегося от Урала самостоятельного хребта. Труды экспедиции были изданы в двух томах30 , в составе которых были опубликованы обширные географические наблюдения польского ученого М. Ковальского.

Отечественные географические исследования развивались в тесном взаимодействии с мировой наукой. Почти все важнейшие работы русских ученых были переведены на европейские языки. Многих из них избрали членами зарубежных академий и научных обществ. Сохранившееся эпистолярное наследство этих исследователей свидетельствует о том, что они вели обширную переписку с зарубежными коллегами. В ней осуществлялся обмен еще не опубликованными данными, что способствовало прогрессу мировой науки. Открытия и исследования, о которых шла речь, были достигнуты благодаря мужеству и героизму моряков и ученых. Их подвиги - одна из замечательных страниц отечественной истории.


29 Сухова П. Г. Физико-географические исследования Восточной Сибири в XIX в. М. -Л. 1964, с. 100.

30 Есаков В. А., Соловьев А. И. Русские географические исследования Европейской России и Урала в XIX - начале XX в. М.. 1964, с. 13.

 



Опубликовано 14 марта 2018 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© В. М. ПАСЕЦКИЙ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.