КОНЕЦ МОНТЕСУМЫ

Актуальные публикации по вопросам географии и смежных наук.

Разместиться

ГЕОГРАФИЯ новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ГЕОГРАФИЯ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему КОНЕЦ МОНТЕСУМЫ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

369 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:

Колумб, открыв в конце XV в. острова Вест-Индии и часть побережья Центральной, а затем и Южной Америки, положил тем самым начало широкому европейскому проникновению в Западное полушарие. В 1511 г. Диего Веласкес высадился с небольшим отрядом солдат на востоке Кубы, и этот остров стал главной опорной базой Испании для дальнейшего продвижения на запад. В 1517 г. Фернандо де Кордова открыл побережье полуострова Юкатан и вступил в контакт с наследниками древнейшей цивилизации Нового Света - майя. На следующий год экспедиция Хуана де Грихальвы добралась до берегов Мексики в районе Веракруса, где узнала о существовании в глубине материка богатого царства ацтеков. К тому времени пора осторожных поисков и разведочных экспедиций конкистадоров окончилась. Испанцы приступили к завоеванию вновь открытых земель, уповая на устрашающее воздействие своих пушек и стальных мечей, неведомых местным жителям.

Весной 1519 г. 34-летний авантюрист Эрнандо Кортес высадился на побережье Веракруса близ острова Сан-Хуан-де-Улуа. Для захвата Мексики он располагал отрядом из 508 солдат при 14 орудиях и 16 лошадях. Не прошло и нескольких месяцев, как столица ацтеков Теночтитлан (ныне на его месте стоит г. Мехико) без боя сдалась конкистадорам, а правитель страны Монтесума стал пленником Кортеса. Но ликование победителей было преждевременным. Ацтеки восстали, и потребовалось еще целых два года, прежде чем они были сокрушены на полях сражений и над многострадальной мексиканской землей окончательно утвердилась власть далекого кастильского короля. "Культура метафор и чисел (имеется в виду культура ацтеков. - В. Г.), - пишет известный мексиканский историк М. Леон-Портилья, - была разрушена оружием железа и огня. Она исчезла, как сон: оперенье кецаля разорвалось, работы из яшмы разлетелись на куски... От них осталось одно лишь воспоминание... Ученые были уничтожены, кодексы сожжены, а скульптуры и дворцы превращены в груды бесформенных камней"1 .

7 ноября 1519 г. Э. Кортес торжественно вступил в пригород ацтекской столицы и остановился там для кратковременного отдыха. А на следующий день с первыми лучами солнца испанские солдаты были на ногах. Повинуясь призывному сигналу трубы, они торопливо разбирали оружие и привычно строились в походную колонну. У всех было возбужденное состояние - ведь приближались решающие события. Удастся ли им осуществить свой хитроумный план и одним ударом подчинить себе столицу ацтеков со всеми ее богатствами? Или же несколько часов спустя незваные чужеземцы найдут здесь свой бесславный конец и соленые воды озера Тескоко поглотят их трупы?

В предрассветном тумане вырисовывались очертания громадного города с его бесчисленными домами, храмами, дворцами, ступенчатыми пирамидами. Над Теночтитланом всходила заря нового дня: 3 Кечальи, 8 Эхекатл, 1 Тростник по эре индейцев-нахуа, или 8 ноября 1519 г. по европейскому летосчислению. Драгоценной жемчужиной, оправленной в зелень садов и синь каналов, предстала перед конкистадорами столица ацтеков. Повсюду виднелись толпы народа. Но вот в начале улицы показалась пышная процессия. "Посреди толпы индейских вельмож, - писал американский историк У. Прескотт, - предшествуемых тремя государственными сановниками, несшими золотые жезлы, показался царский паланкин, горящий полированным золотом. Его несли на плечах вельможи, а балдахин яркого перяного изделия, усеянный драгоценностями и украшенный серебряною бахромою, поддерживали над ним четыре ассистента того же сана. Они были босы и шли медленным, мерным шагом, опустив глаза в землю"2 .

Увидев чужеземцев, Монтесума (так называли испанцы ацтекского правителя Мотекухсому) вышел из паланкина и ступил на дорожку из красивых хлопчатобумажных тканей, которую услужливо расстилали перед ним сановники его двора. "Император" опирался на плечи двух ближайших своих советников и родственников. В свою очередь, Кортес, соскочив с лошади, галан- тно снял шляпу и, улыбаясь, двинулся навстречу грозному правителю ацтеков. Дальнейшая сцена по своей фантастичности и неправдоподобию способна поразить воображение любого человека: встретились ли-


1 М, Леон-Портилья. Философия нагуа. М. 1961, стр. 295.

2 У. Прескотт. Завоевание Мехики. СПБ. 1885, стр. 191.

стр. 214


цом к лицу два персонажа, принадлежавшие к разным историческим эпохам.

Монтесума был девятым правителем Теночтитлана. Он вступил на престол в год "Олень-10" (1502 г.). К моменту описываемой встречи ему было около 40 лет. Он имел высокую, пропорционально сложенную фигуру. Его овальное лицо, с более светлой, чем у других соплеменников, кожей, отличалось правильными и мягкими чертами. Большие и темные глаза пристально взирали на происходящее. К данному портрету, начертанному солдатом Берналем Диасом, следует добавить лишь то, о чем "забыли" сказать и сам Кортес и его верный сподвижник Диас. Монтесума был смелым и энергичным правителем, искусным полководцем, человеком, сведущим в астрологии и в истории, в философии и в ораторском искусстве. За 17 лет царствования он не один раз доказал недюжинность своих дарований как на поле брани, так и в вопросах большой политики.

Индейская Америка выдвинула на решающую встречу с посланцами Западной Европы вполне достойного кандидата! И если Монтесума во многих исторических трудах до сих пор предстает как коварный и подозрительный тиран, жестокий властитель, предавший из суеверия и при первой же угрозе свою честь и свой народ, то это лишь результат ловкой интриги, подлой фальсификации со стороны испанского конкистадора, не только уничтожившего правителя ацтеков физически, но и гнусно очернившего его образ в памяти последующих поколений. "В тот роковой день, во вторник, 8 ноября 1519 года... два человека стояли друг против друга, глядя партнеру прямо в глаза. Но глаза мексиканца были замкнутыми озерами, которые вскоре высохнут под солнцеминого познания, тогда как в глазах Кортеса искрилось и жило безбрежное море"3 . В этих словах историка С. Мадариаги выражена интересная мысль: перед лицом феодальной Европы непрочное, раздираемое внутренними противоречиями государство ацтеков исторически было обречено...

А пока два человека, два посланца разных эпох и разных континентов, стоя лицом к лицу, внимательно изучали друг друга. "Когда Кортес, - вспоминал Диас, - приблизился к Монтесуме, то каждый из них низко поклонился друг другу. Монтесума приветствовал нашего капитана, а Кортес с помощью доньи Марины в ответ пожелал ему доброго здоровья... Затем вынул ожерелье, сделанное из граненых бус цветного стекла,., и повесил его на шею великому Монтесуме, но когда он попытался обнять императора, то был удержан двумя ацтекскими вельможами, которые посчитали это оскорблением своего государя... После этого Монтесума приказал двум своим племянникам4 , которые помогали ему, правителям Тескоко и Койоакана, проводить нас до наших квартир... И они привели нас к группе больших домов, способных вместить нас всех, которые принадлежали прежде отцу великого Монтесумы по имени Ашайякатль... Когда мы вошли во двор, великий Монтесума уже ожидал нашего капитана. Взяв Кортеса за руку, царь отвел его в богато украшенный зал, где должны были находиться апартаменты нашего предводителя. Здесь Монтесума приготовил для него необычайно богатое ожерелье в виде золотых крабов - великолепное произведение, которое он и повесил на шею Кортеса... После этой церемонии, за которую Кортес поблагодарил его с помощью наших переводчиков, Монтесума сказал: "Малинче, ты и твои братья находитесь в своем доме. Отдыхай с миром". Затем он вернулся в свой дворец, расположенный неподалеку"5 . Примерно то же самое написал и Кортес в письме к Карлу V6 .

По словам обоих конкистадоров, испанцы пленили Монтесуму лишь неделю спустя, в ответ на нападение ацтеков на испанский гарнизон в Веракрусе. Однако индейские источники решительно отвергают эту версию и свидетельствуют о том, что Монтесума и его приближенные были схвачены испанцами сразу же по прибытии во дворец Ашайя-катля. Кортес стремился как можно быстрее захватить всю полноту власти в государстве ацтеков и единственный способ добиться этого видел в устранении их верховного правителя. Кортес хотел заполучить его любой ценой, "живым или мертвым". Вступая в ацтекскую столицу, он, не скрывая своих намерений, объявил конкистадорам: "Отсюда должны быть завоеваны великие империи и владения, именно здесь находится то место, которое дьявол сделал


3 S. Madаriaga. Hernan Cortes, Conqueror of Mexico. Chicago. 1955, p. 239.

4 Один из них, Какамацин, действительно был племянником "императора"; другой, Куитлахуак, - его родным братом.

5 В. Diaz. The Conquest of New Spain. L. 1963, pp. 217 - 219.

6 H. Cortes. Cartas de Relacion. Mexico. 1963, p. 42.

стр. 215


главным своим убежищем, и если этот город покорится нам и это произойдет легко, то без труда будет завоевано и все остальное". В соответствии с этим коварным планом Кортес построил свое войско7 . После встречи на окраине Теночтитлана пышный кортеж ацтекских вельмож, возглавляемый Монтесумой и Кортесом, направился во дворец Ашайякатля. За кортежем следовала, ощетинясь мушкетами и копьями, длинная колонна конкистадоров. И когда последний испанский солдат переступил порог дворца, его двери по приказу Кортеса были тут же закрыты, а возле них установлены заряженные пушки.

Высшие сановники ацтекского государства, и в их числе Монтесума, оказались в западне. Коварный план конкистадора увенчался успехом. Ни Монтесума, ни его приближенные не подозревали, что станут жертвами чудовищного вероломства чужеземцев уже в первые часы их пребывания в Теночтитлане. "Когда испанцы прибыли вместе с Мотекухсомой в царские дома, - пишет Бернардино де Саагун со слов своих ацтекских информаторов, - они задержали его у себя, не позволив ему никогда больше отлучиться оттуда... Затем они стали палить из ружей и пушек так, что от шума и дыма этих выстрелов находившиеся там индейцы либо замерли на месте, ошеломленные, либо побрели, как пьяные... и всех охватил смертельный страх..."8 . В пользу такого развития событий высказываются многие летописцы тех времен, и испанские, и индейские. Диего Дуран подтверждает этот факт: "И с такой торжественностью и рукоплесканиями вступил вышеупомянутый маркиз (Кортес. - В. Г.) в Мехико и был помещен там в царских покоях, в которых жил дед Мотекухсомы,.. эти покои были очень велики и состояли из многих комнат... Там разместился маркиз со всеми своими людьми, туда принесли ему все необходимое в большом количестве по приказу Мотекухсомы, который находился под стражей со всеми своими сеньорами в одном из покоев дворца, охраняемом тремя солдатами, в цепях и ножных кандалах"9 . Бартоломе де Лас Касас со слов очевидцев утверждал, что испанцы сразу же пленили Монтесуму и "поставили 80 человек охранять его, а затем заковали в кандалы"10 .

Индейский хронист Доминго Чимальпахин, со своей стороны, подчеркивает вероломство Кортеса по отношению к правителю ацтеков: "Как только испанцы без боя вошли в Мехико, они пленили, связали, заковали в цепи Мотекухсомацина (Монтесуму. - В. Г.), а также Какамацина - правителя Тецкуко и Ицкаухцина, верховного военачальника Тлатилулко" ". Теперь, захватив столь влиятельных заложников, Кортес мог диктовать свою волю и ацтекам и остальной Мексике. В письме Карлу V конкистадор оправдывает свой предательский шаг (к тому же относя эти события на неделю позже) тем, что то была вынужденная мера, будто бы необходимая для безопасности испанцев и интересов короля. Если бы Монтесума находился на свободе, то он в любой момент мог бы, дескать, изменить доброжелательное отношение к чужеземцам, прекратить их снабжение продовольствием и даже напасть на них. Таким образом, пленение правителя ацтеков объяснялось конкистадором как мера защиты испанцев в условиях крайне опасной и напряженной ситуации. Кортес считал, что ацтеки, пока их правитель и его окружение находятся в плену, побоятся открыто выступить против иноземцев. В случае же смерти Монтесумы предполагалось разжечь междоусобную борьбу за трон и посадить на него одного из своих ставленников. Следовательно, пленный Монтесума был удобным политическим инструментом в борьбе за господство над Мексикой. И Кортес прекрасно это сознавал.

Чтобы оправдать себя в глазах короля и всей Испании, он решился на еще более гнусный шаг: искусно и терпеливо рисует Кортес портрет своего "антипода" Монтесумы. Он изображает его всемогущим императором никогда не существовавшей империи, верховным правителем феодальной державы - бесчисленного сонма вассалов и сеньоров европейского толка, которых там никогда и в помине не было, коварным, подозрительным и жестоким деспотом, приказы которого заставляли окружающих трепетать от страха, суеверным царьком,


7 В. de Sahagun. Historia general de las cosas de Nueva Espana. T. IV. Mexico. 1969, pp. 105 - 107.

8 Ibid., p. 45.

9 D. Duran. Historia de las Indias de Nueva Espana e Islas de la Tierra Firme T. II. Mexico. 1967, p. 542.

10 B. de Las Сasas. Brevisimo relacion de la destruccion de las Indias. Mexico. 1957, p. 85.

11 E. Guzman. Relaciones de Hernan Cortes a Carlos V sobre invasion de Anahuac. T. I. Mexico. 1958, p. 217.

стр. 216


доверявшим больше таинственным небесным знамениям и предсказаниям жрецов, нежели реальным фактам. И этот портрет, написанный рукою опытного мастера политической интриги, в конце концов достиг своей цели. Кортеса простили за все совершенные им на мексиканской земле злодеяния многие просвещенные умы тогдашней Европы. Ведь речь шла о победоносном наступлении носителей христианской веры на один из мрачнейших оплотов варварского язычества! Далее события развивались следующим образом: получив известие о высадке отряда Нарваэса (его снарядил и отправил в Мексику для наказания строптивого Кортеса губернатор Кубы Диего Веласкес) на побережье Веракруса, Кортес с частью своего отряда устремился ему навстречу. Во главе испанского гарнизона в Теночтитлане он оставил Педро де Альварадо. По его приказу конкистадоры неожиданно совершили ничем не спровоцированное нападение на безоружных ацтеков, мирно отмечавших одно из своих важнейших религиозных празднеств во дворе Уицилопочтли - главного храма города. Погибли сотни ни в чем не повинных людей. Когда слух об этом новом преступлении ненавистных чужеземцев достиг жилых кварталов Теночтитлана, ацтеки восстали все как один. Не ожидавшие такой развязки конкистадоры поспешили укрыться во дворце Ашайякатля. Но положение их было отчаянным.

Возвращение Кортеса в Теночтитлан хотя и спасло отряд Альварадо от полного уничтожения, но не могло изменить угрожающей для испанцев картины. Ацтеки, развернувшие все имевшиеся поблизости силы, намного превосходили врага численностью и сражались с невиданной яростью. Они беспрепятственно пропустили конкистадоров в осажденный дворец, а затем сожгли все мосты через дамбы, отрезав тем самым пути испанцам к отступлению из города. Теперь в ловушке оказался весь отряд Кортеса. И тогда Кортес решил использовать для облегчения участи своих солдат главный козырь - пленного Монтесуму. По его приказу закованного в цепи "императора" вывели на плоскую крышу дворца с тем, чтобы он успокоил своих подданных и заставил их снять осаду. Но, едва правитель в сопровождении испанцев вышел на верхнюю площадку и начал говорить, в него градом полетели камни, стрелы и дротики. Один из камней угодил Монтесуме в голову, после чего вся группа неудачливых парламентеров поспешила укрыться за стенами дворца, а раненого правителя ацтеков унесли в его покои. Дальнейшее развитие событий напоминает скорее детективный роман, нежели сдержанное историческое повествование: убийство, выяснение его обстоятельств, поиски виновных и т. д. Впрочем, предоставим слово главным действующим лицам этой не разгаданной до конца драмы из истории Мексики.

Кортес: "И упомянутый Мутесума (Монтесума. - В. Г.), который еще находился в плену вместе: с сыном и другими многочисленными сеньорами, которые были взяты в плен с самого начала, сказал, чтобы его вывели на плоскую крышу крепости, и он поговорит с вождями этих людей и предложит прекратить войну. И я приказал его вывести, и, придя к площадке, выступавшей за пределы крепости, и желая говорить с людьми, которые там сражались, он получил от них удар камнем по голове, такой сильный, что через три дня умер"12 . Итак, по версии конкистадора, Монтесума, став на путь предательства, сам напросился идти смирять своих подданных и в результате получил от них надлежащий ответ в виде увесистого камня, оборвавшего его жизнь. Берналь Диас: "Ввиду этого положения Кортес решил, что великий Монтесума должен говорить с ними с крыши и сказать, чтобы они прекратили свои атаки, поскольку мы сами хотим уйти из города. Когда к царю пошли передавать этот приказ, то... он отказался прийти и даже заявил, что не хочет вообще больше видеть Кортеса или слышать его фальшивые речи, обещания и ложь". Лишь после долгих уговоров и препирательств, в которых принимали участие какой- то монах и лейтенант Кристобаль де Олид, Монтесума дал согласие поговорить с ацтеками. "Он поднялся, - продолжал Диас, - на площадку крыши в сопровождении многих из нас, солдат, охранявших его, и начал говорить очень проникновенно своим людям, известив их о том, что, если они прекратят сражение, мы уйдем из Мехико. Многие из мексиканских вождей и военачальников узнали его и приказали своим воинам замолчать и не стрелять более. Четверо из них подошли к тому месту, где Монтесума мог разговаривать с ними, и обратились к нему со слезами на глазах: "О владыка, наш великий повелитель, мы действительно очень опечалены вашим несчастьем и бедой, обрушившейся на


12 Н. Cortes. Op. cit., p. 65.

стр. 217


вас и вашу семью. Но мы должны сообщить вам, что уже выбрали вашего сородича в качестве своего нового повелителя". Едва закончился этот разговор, как вдруг на нас обрушился ливень стрел и камней. Наши люди, призванные прикрывать щитами Монтесуму, сразу же забыли свою обязанность, видя, как он разговаривает со своими вождями и что атака прекратилась. Монтесума был ранен тремя камнями - в голову, руку и ногу. И хотя мы просили его разрешения перевязать его раны и дать ему поесть, говоря с ним очень ласково, он отказался. Затем совершенно неожиданно нам сказали, что он умер"13 .

Из рассказа Диаса вытекает следующее: Монтесума отправился на переговоры со своими подданными отнюдь не добровольно, а под нажимом Кортеса; переговоры оказались безрезультатными; из-за какой-то неожиданной случайности ацтеки вновь начали военные действия; Монтесума, получив три ранения, вскоре умер. Однако сам Диас признает, что раны не были опасными для жизни, и, когда солдатам объявили о неожиданной смерти "императора", это вызвало у них явное удивление. Большинство буржуазных историков при освещении событий завоевания Мексики использует главным образом труды конкистадоров - Кортеса и Диаса. Поэтому появились на свет сотни трудов о благородных искателях приключений, добившихся с помощью шпаги и благосклонной судьбы невероятных побед. Один из таких мифов, касающийся обстоятельств гибели "императора" ацтеков, создал когда-то Прескотт. "Говорят, будто бы один из военачальников высокого звания, - писал он, - замахнулся дротиком с угрожающим видом на Монтесуму - и вдруг туча камней и стрел рассыпалась на том самом месте, где стояла царская свита. Испанцы, назначенные для защиты Монтесумы, видя почтительное поведение народа во время его речи, не ожидали такого нападения. Теперь они поспешно подставили щиты свои, но было поздно: Монтесума был ранен тремя метательными снарядами, из которых один был камень, упавший с такой силой ему на голову близ виска, что поверг его без чувств на землю... Рана его, хотя и опасная, могла при искусном лечении не быть смертельною. Но Монтесума отказывался от всех лекарств. Он срывал повязку, как скоро ему ее прикладывали, сохраняя при этом совершенное молчание"14 . Какая умилительная сцена: раненый индейский правитель при всеобщем внимании и надлежащем уходе со стороны испанцев терзается своим бедственным положением и, наконец, не выдержав моральных мук, в отчаянии умирает.

Но предоставим слово тем авторам, которые нашли в себе мужество сказать правду об обстоятельствах смерти Монтесумы. Диего Дуран (испанский хронист конца XVI в.) указывает, что Кортес заставил правителя ацтеков подняться на крышу дворца, чтобы тот как-то успокоил своих соплеменников. Но мирного разговора не получилось. В адрес царственного пленника посыпались угрозы и ругательства. И вдруг один из индейцев с силой бросил большой камень, попавший Монтесуме в голову. "И хотя Монтесума был ранен, он находился вне опасности... Другие же говорят, что он был одновременно ранен в ногу стрелой... Когда же испанцы бежали из Мехико, за исключением тех, кого схватили или убили, говорится в этой истории, то пришли мексиканцы во дворец искать своего царя Монтесуму, чтобы казнить его с не меньшей жестокостью, чем это делали испанцы, и, бродя в поисках по комнатам, нашли его мертвым, с цепью на ногах и пятью ножевыми ранами в груди, а вместе с ним многих сановников и вождей, которые находились возле него в плену, все убитые кинжалом"15 .

Бернардино де Саагун (автор середины XVI в.) со слов своих ацтекских информаторов описывает сцену гибели правителя Теночтитлана несколько иначе. Не было ни драматического диалога Монтесумы с восставшими горожанами, ни ранения камнем. Реальность оказалась проще и вместе с тем страшнее. Четыре дня спустя после резни, учиненной Альварадо в храме Уицилопочтли, ацтеки обнаружили у стен осажденного ими дворца трупы Монтесумы и правителя Тлателолко, предательски умерщвленных испанцами. "Через четыре дня после того, как они были изгнаны из храма, пришли испанцы (из дворца. - В. Г.) и бросили тела Мотекухсомы и Ицкуаухцина, уже мертвых, на краю воды, в местности под названием Теоайок, потому что там имеется изваяние черепахи, высеченное из камня,., и когда их увидели и узнали, что один из них - Мотекухсома, а другой - Ицкуаухцин, то подняли на руках Мотекух-


13 В. Diaz. Op. cit., pp. 293 - 294.

14 У. Прескотт. Указ. соч., стр. 212.

15 D. Duran. Op. cit., pp. 551, 556.

стр. 218


сому и отнесли его в местность Копулько. Там поместили его на груду дров, затем поднесли огонь, разожгли огонь"16 .

Монах Франсиско де Агиляр, бывший солдат Кортеса, рассказывает: "Монтесума, раненный в голову,., в этот вечерний час находился в своих покоях, где присутствовали и другие очень знатные сеньоры, плененные вместе с ним. И всех их упомянутый Кортес, с согласия своих капитанов, приказал убить, не щадя никого". Трупы убитых были выброшены за пределы дворца, где их обнаружили индейцы и "с большими рыданиями и плачем погребли своих мертвых вождей по существующим среди них закону и традициям"17 . Налицо полное совпадение свидетельства конкистадора с данными ацтекских информаторов Саагуна. Дон Фернандо де Альба Иштлилшочитл, потомок индейцев из царского дома Тескоко, писал в начале XVII в., что неизвестно, как умер "император" ацтеков и отчего. "Говорят, будто один индеец попал в него камнем, отчего он и умер, хотя его подданные уверяют, что его убили те же самые испанцы, вонзив ему шпагу в нижнюю часть туловища"18 .

Независимо от расхождений в деталях, все названные выше авторы, испанские и индейские, единодушны в том, что Монтесуму убили сами испанцы перед своим бегством из города. И это похоже на правду. В критическую минуту, когда на карту было поставлено все, Кортес без малейших колебаний или угрызений совести был готов на любые зверства и подлости, лишь бы устранить опасных и неугодных ему противников. Вместе с правителем в ту ночь пали от рук конкистадоров и другие знатные индейские пленники, находившиеся во дворце Ашайякатля.

Но час расплаты был уже не за горами. В ночь на 30 июня 1520 г., когда конкистадоры, крадучись, воровски пытались выскользнуть из Теночтитлана по одной из наиболее коротких дамб, ведшей через озеро на материк, их встретили густые толпы ацтеков. Испанцы были атакованы сразу с трех сторон: с тыла - отрядами пеших воинов, а с флангов - флотилией боевых лодок. Сгрудившиеся на узкой полоске суши конкистадоры не выдержали яростного натиска индейцев. Среди завоевателей началась невообразимая паника. Каждый стремился спастись прежде всего сам. От давки и толкотни люди оступались и падали на мечи и копья ацтеков. Это побоище продолжалось всю ночь. За какие-то считанные часы испанцы потеряли несколько сот человек убитыми, всю артиллерию и почти всех лошадей. Были уничтожены и вспомогательные войска из союзных индейцев, так как ацтеки атаковали и своих собратьев, вставших на сторону заклятого врага.


16 В. de Sahagun. Op. cit., p. 51.

17 E. Guzman. Mexico: sus antiguos pobladores. La Habana. 1963, p. 174.

18 "Vision de los vencidos". La Habana. 1969, p. 119.

 



Опубликовано 09 июля 2017 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© В. И. ГУЛЯЕВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, 1976-02-28

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.