ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ И РАЗВИТИЕ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫХ СИЛ РОССИИ В XVIII - СЕРЕДИНЕ XIX ВЕКА

Актуальные публикации по вопросам экономики.

Разместиться

ЭКОНОМИКА новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ЭКОНОМИКА: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ И РАЗВИТИЕ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫХ СИЛ РОССИИ В XVIII - СЕРЕДИНЕ XIX ВЕКА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

4 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:

В последнее время советские историки стали уделять большее внимание вопросам взаимодействия природы и общества в прошлом1 . Это дает возможность получить новую информацию, дополняющую и уточняющую (иногда довольно серьезно) наши представления о конкретных условиях и особенностях развития отдельных народов, племен и государств. Вызывает несомненный интерес и вопрос о роли природных факторов в развитии экономики России XVIII - первой половины XIX века. Специально он не ставился, но отдельные его аспекты рассматривались уже в работах дореволюционных исследователей. Не потеряли, например, своего значения наблюдения А. П. Щапова об изменении природы обществом и роли природных условий для сельского хозяйства; большой конкретный материал о влиянии природных условий на развитие транспорта собрали А. С. Николаев и С. М. Житков. Некоторые выводы общего характера были сделаны Г. В. Плехановым 2 . Советские специалисты рассматривали вопрос о роли природного фактора в различных сферах человеческой деятельности, учитывали его при изучении истории сельского хозяйства3 , промышленности и техники 4 . Географами и биологами исследовалась также история из-


1 А. Я. Шевеленко. Природный фактор и европейское общество V-X веков. "Вопросы истории", 1969, N 10; Ю. А. Кизилов. Географический фактор в истории средневековой Руси. "Вопросы истории", 1973, N 3; В. Д. Блаватский. Природа и античное общество. М. 1976; А. В. Дулов. Человек и природа на Руси в XIV- XVII вв. "Природа", 1976, N 12; его же. Литература о роли географической среды в истории общества. "Вопросы истории", 1973, N 8.

2 А. С. Николаев, С. М. Житков. Краткий исторический очерк развития водяных и сухопутных сообщений и торговых портов в России. СПБ. 1900; А. П. Щапов. Историко-географическое распределение русского народонаселения. Соч. Т. 2. СПБ. 1906; Г. В. Плеханов. История русской общественной мысли. Ч. 1. Очерк развития русских общественных отношений (Г. В. Плеханов. Соч. Т. XX. М. -Л. 1925, стр. 36).

3 К. В. Сивков. Очерки по истории крепостного хозяйства и крестьянского движения в России в первой половине XIX в. М. 1951; Г. П. Строд. Сборы и урожайность хлебов в Латвии в 80-х гг. XVIII - начале 60-х гг. XIX в. "Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы. 1962". Минск. 1964; И. Д. Ковальченко. Русское крепостное крестьянство в первой половине XIX в. М. 1967; Е. П. Воронина. Роль сельскохозяйственных культур в аграрном производстве России в различные исторические периоды. "Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы. 1968". Л. 1972; С. Х. Вахтре. О влиянии климатических условий на урожай в Эстонии в XVIII- XIX вв. Там же; И. Д. Ковальченко, Л. В. Милов. Всероссийский аграрный рынок XVIII - начала XX в. М. 1974; М. М. Громыко. Трудовые традиции русских крестьян Сибири (XVIII - первая половина XIX в.). Новосибирск. 1975.

4 Н. Б. Бакланов. Техника металлургического производства XVIII века на Урале. М. -Л. 1935; Д. Кашинцев. История металлургии Урала. М. -Л. 1939; В. В. Данилевский. История гидросиловых установок России до XIX в. М. 1940; Н. И. Фальковский. История водоснабжения в России. М. -Л. 1946; П. Г. Любоми-

стр. 38


менения человском природы5 . Однако в комплексе эта проблема ни разу не ставилась; в общих работах по отечественной истории она, как правило, почти совершенно игнорируется.

В данной статье сделана попытка наметить путь рассмотрения того, как природные условия воздействуют на развитие производительных сил. Автор ограничивает свою задачу выяснением следующих вопросов: возрастание возможностей общества в освоении природы в XVIII - первой половине XIX в.; влияние социального строя на эффективность использования природных условий; основные взаимосвязи между производством и природой в сфере сельского хозяйства, промышленности и транспорта; изменение природы обществом; влияние географической среды на особенности экономического развития России.

Главным фактором, который определял важнейшие черты динамики взаимоотношений природы и общества, был рост возможностей человека в освоении природы. Он проявлялся прежде всего в вовлечении в хозяйственное пользование новых территорий, ранее не заселенных или заселенных слабо. Для России в XVIII в. важное значение здесь имел выход на берега морей - Балтийского (в начале столетия) и Черного (в конце столетия). Это дало возможность использовать моря в транспортных и других целях. Переход к России Причерноморья обеспечил необходимые условия для сельскохозяйственного и промышленного освоения новых территорий и тех степных районов, которые являлись русскими и до начала XVIII в., но были редко заселены из-за угрозы неприятельских набегов. Продвижение в XVIII в. границ России в районах Казахстана и Сибири на юг позволило начать строительство металлургических заводов на Южном Урале и Алтае, сельскохозяйственное использование земель Южной Сибири.

За полтора века увеличилось число сельскохозяйственных культур, выращиваемых населением страны. К концу XVII в. в Европейской России возделывалось около 55 видов полезных растений 6 , из которых наиболее распространены были рожь, овес, ячмень, пшеница, репа и др. За 160 лет (с конца XVII до середины XIX в.) общая картина земледельческого производства довольно существенно изменилась за счет использования ряда новых ценных культур, общее число которых достигло по крайней мере 113. Особенно удобным в условиях Европейской России был картофель, имеющий отличные пищевые свойства и дающий высокие урожаи. Так, высаженный в Новгороде в 1765 г., он сразу же показал урожайность сам-867 . Приобрели также известное распространение подсолнечник, табак, красильные растения вайда и марена. Заметно увеличились в течение полутора веков площади, занятые виноградниками. В первой половине XIX в. в России стали выделывать сахар из сахарной свеклы, что способствовало росту про-


ров. Очерки по истории русской промышленности. М. 1947; П. М. Лукьянов. История химических промыслов и химической промышленности России до конца XIX в. Тт. 1 - 4. М. -Л. 1948 - 1955; Ф. Бублейников. История открытий ископаемых богатств нашей страны. М. 1948; А. В. Xабаков. Очерки по истории геологоразведочных знаний в России. Ч. 1. М. 1950; М. А. Цейтлин. Очерки развития лесозаготовок и лесопиления в России. М. 1968.

5 М. А. Цветков, Изменение лесистости Европейской России с конца XVII столетия по 1914 год. М. 1954; С. В. Кириков. Изменения животного мира в природных зонах СССР. Степная зона и лесостепь. М. 1959; его же. Изменения животного мира в природных зонах СССР. Лесная зона и лесотундра. М. 1960; А. Т. Харитонычев. Роль хозяйственной деятельности человека в изменении ландшафтов Горьковского правобережья. Горький. 1960.

6 Материалы для составления списков растений в основном взяты из статей: Г. Ковалевский. Очерк сельскохозяйственных культур и интродукции их в России в XVIII веке. "Известия" Института опытной агрономии. Л. 1929. Т. VII, N 6; Е. П. Воронина. Указ. соч., и др.

7 "Очерки истории СССР". Период феодализма. Россия во второй половине XVIII в. М, 1956, стр. 34.

стр. 39


изводства последней. Однако новые культуры обычно занимали сравнительно небольшие площади и в основном были сосредоточены в недавно присоединенных районах.

В XVIII - первой половине XIX в. серьезно изменились возможности общества также благодаря введению в промышленное производство новых видов минеральных ресурсов. К началу XVIII в. в промышленности и ремесле применялось не менее 37 различных типов минералов и горных пород8 . Производство железа основывалось тогда главным образом на использовании лимонита (болотная, озерная или дерновая руда). К середине XIX в. число различных типов минерального сырья возрастает на 48 единиц. Так, серебро и цветные металлы стали извлекать почти из 20 видов различных руд (до начала XVIII в. медь и серебро привозили из других стран, так как промышленных запасов руд этих металлов в Европейской России практически не было). Очень важным обстоятельством явилось вовлечение в производство уральских железных руд, прежде всего титаномагнетитов. Эти месторождения отличались высоким содержанием железа, ценными "легирующими" добавками и почти полным отсутствием вредных примесей. На базе главным образом уральских руд русская промышленность с 1700 до 1860 г. увеличила производство чугуна со 150 тыс. до 18 млн. пудов9 . Для использования богатейших уральских руд были построены мощные предприятия, оснащенные передовой для XVIII в. техникой.

Русские рабочие и мастера при обработке различных видов сырья не ограничивались только физическими методами, но умели уже производить перемены в молекулярном строении вещества. В конце XVII в. в России изготовляли не менее 29 различных видов химически переработанных изделий. В это число входили железо, чугун, сталь, медь, бронза, зола, поташ, деготь, смола, керамика, стекло, эмаль, чернь, искусственные краски, клей, квасцы, мыло, дубильный настой, кислый хлебный раствор, пергамен, древесный уголь, селитра, порох, цементирующие растворы, бумага, скипидар, канифоль, олифа, соль выварочная. К середине XIX в. новыми типами химических изделий стали серебро, свинец, олово, бетон, азотная и серная кислоты (в небольших количествах в аптеках они производились еще в XVII в.), соляная и уксусная кислоты, метиловый спирт, сургуч, древесный и генераторный газы, сода, соли хпома, цианистые соединения, стеариновые свечи, фарфор и фаянс10 . Таким образом, общее число химических изделий было не менее 46.

Важное значение для человека имело использование природных источников энергии. Выяснение вопроса о том, каким количеством энергии владело общество в начале XVIII и к середине XIX в. в расчете на душу населения, могло бы наглядно проиллюстрировать степень роста возможностей человека, особенно если эту величину сопоставить с его чисто биологическими возможностями. Естественно, что точных цифр для того времени получить нельзя, но даже приблизительные подсчеты могут помочь более конкретно представить взаимодействие природы и общества в этой области. Произведенные нами вычисления


8 Списки минералов и горных пород составлены на основании следующей литературы: В. Севергин Начертание технологии минерального царства. Тт. I-II. СПБ. 1821 -1822; В. А. Обручев. Рудные месторождения. Часть описательная. Л. -М. 1935; А. Е. Ферсман. Из истории культуры камня в России. М. -Л. 1946; его же. Очерки по истории камня. Т. 1. М. 1954; см. также: А. В. Xабаков. Указ. соч.; Ф. Бублейников. Указ. соч.; П. М. Лукьянов. Указ. соч.

9 В. З. Дробижев, И. Д. Ковальченко, А. В. Муравьев. Историческая география СССР. М. 1973, стр. 233.

10 При составлении списков химических изделий была использована работа П. М. Лукьянова, а также издания, в которых имеются сведения о минералах и горных породах.

стр. 40


показывают, что за счет использования топлива, применения лошадей, водяных и ветряных мельниц жители России обладали таким количеством энергии, которое в конце XVII в. в 6 - 7 раз превышало мускульную силу, а к середине XIX в. - в 7 - 8 раз. Следовательно, уже тогда человек благодаря своему труду сумел овладеть огромными силами, в несколько раз превышавшими его биологические возможности. Эти цифры могут вызвать сомнение - ведь известно, что уровень техники был в то время довольно низким. Однако следует учесть, что более половины этой величины давало бытовое потребление топлива, которое не влияло прямо на повышение производительности труда, но обеспечивало человеку возможность существования в условиях довольно сурового климата Европейской России.

Помимо уровня технического развития общества, на характер использования естественных богатств большое влияние оказывали социальные отношения. Феодальный строй обусловливал такие формы освоения человеком сил природы, которые были связаны с медленным развитием экономики, застойным характером производства. "До капитализма земледелие было в России господским делом, барской затеей для одних, обязанностью, тяглом - для других, поэтому оно и не могло вестись иначе, чем по вековой рутине, необходимо обусловливая полную оторванность земледельца от всего того, что делалось на свете за пределами его деревни"11 , - писал В. И. Ленин. Серьезно затрудняла развитие хозяйства сословность феодального строя. Она резко ограничивала возможность перехода лиц из одного сословия в другое, препятствуя зависимому населению становиться лично свободными людьми. Практически обреченные существовать в рамках того сословия, в котором родились, крестьяне не имели особого стимула для развертывания хозяйственной инициативы, ибо львиная доля результатов их изобретательности все равно оказывалась в руках феодалов. Тормозящее влияние феодального строя во всех сферах использования природы в народном хозяйстве становится особенно заметным со второй половины XVIII в., когда в России начинается период кризиса феодализма.

В XVIII - середине XIX в. господствующий класс выступает в качестве эксплуататора не только труда зависимого населения, но и богатств природы. Пользуясь возможностями политического строя тогдашней России, феодалы старались извлечь из этих богатств максимальный доход. Чем более высокое положение занимали представители господствующего класса, тем больше таких возможностей у них имелось. Так, императорская фамилия собирала ясак с сибирских народов в свою пользу, владела горными заводами в Сибири, дававшими серебро, забирала часть доходов со множества промыслов. До секуляризации монастырям принадлежали огромные земельные богатства. Немало возможностей имело и дворянство: в 1716 г. оно получило монопольное право винокурения12 ; в XVIII в. представители придворной знати (Шуваловы, Чернышевы, Воронцовы и др.) распределяют между собой уральские рудники 13 ; в первой половине XIX в. титулованное дворянство пользуется преобладающим правом на владение золотоносными участками в Сибири 14 . Помещики пытаются захватить львиную долю богатств, отбирая у крестьян право ловли рыбы и охоты, берега рек и даже воду, покосы, право собирать дрова в лесу и т. д. Дворянство добивалось монопольного права владения землей и достигло своей цели. В XVIII в. не раз издавались указы, подтверждавшие, что толь-


11 В. И. Ленин. ПСС. Т. 3, стр. 310.

12 А. Романович-Словатинский. Дворянство в России от начала XVIII в. до отмены крепостного права. СПБ. 1870, стр. 260.

13 Д. Кашинцев. Указ. соч., стр. 116, 145, 225.

14 В. Г. Карцов. Деятельность петрашевца Р. А. Черносвитова в Сибири. "Экономика, управление и культура Сибири XVI-XIX вв.". Новосибирск. 1965.

стр. 41


ко дворяне могут являться собственниками земли. Лишь в 1801 г. было разрешено государственным крестьянам и представителям других лично свободных сословий покупать землю. Но этот указ не мог поколебать подавляющего преобладания помещичьего землевладения.

Антагонизм социальных отношений феодализма приводил к тому, что нередко прогресс в развитии экономики достигался ценой усиления эксплуатации непосредственных производителей. Это особенно ярко проявилось во время строительства Петербурга и каналов, при сооружении и эксплуатации уральских заводов, являвшихся в XVIII в. выдающимися достижениями европейской техники, но разорявших приписанных к ним крестьян. Дорогой ценой доставалось крестьянству строительство сухопутных дорог и поддержание их в действии. Декабрист П. Г. Каховский отмечал в одном из своих писем: "Сколько раз дороги были переделываны, сколько тысяч верст изрыто и перерыто; в летние месяцы, когда нужно обрабатывать поля, земледельцы отрываются на поправку дорог, и нивы их пустуют. Дорожная повинность, одна превышающая все прочие земские повинности... ни от одной столь много не терпит народ, как от оной" 15 .

Тяжесть этой повинности усугублялась еще взяточничеством и казнокрадством, характерными для крепостнического государственного аппарата. Произвол, вымогательства, казнокрадство, царившие в органах, управлявших государственными, кабинетскими и удельными крестьянами, осложняли их положение и мешали им добиваться успехов в сельскохозяйственном производстве. Известный русский агроном XVIII в. А. Т. Болотов, рассказав о том, как его непосредственный начальник Н. С. Давыдов, управлявший в 60-х годах XVIII в. царскими волостями в Тульской губернии, присваивал себе деньги и другие материальные ценности, добавляет: "Не лучшим образом хозяйствовал он и нашими излишними, в оброк отдаваемыми землями, и сколько оных раздаваемо было друзьям и прихлебателям его почти даром и за ничто... Словом, все его хозяйство было прямо удивительное и такое, которое можно было назвать совершенно расточительным" 16 .

Правительство России эпизодически пыталось в интересах класса феодалов в целом предпринять некоторые шаги для улучшения использования природы. Издавались отдельные законы об охране природы; поощрялось развитие ряда важных отраслей промышленности, разведение новых ценных видов сельскохозяйственных культур и пород скота. В последние десятилетия крепостного права правительство устраивает выставки, награждая медалями помещиков и крестьян, умело и инициативно ведущих хозяйство. В 1719 г. было дано право искать руды на землях любых владельцев; разрешалось даже, если землевладелец не желает сам разрабатывать месторождение, строить на его земле металлургические заводы, а часть полученных доходов отдавать ему. Однако эта мера оказалась слишком невыгодна для дворянства и в 1782 г. была отменена 17 . Все эти мероприятия, многие из которых имели некоторое положительное значение, не могли изменить общего характера использования природных ресурсов в феодальной России, которое велось хищническими способами и было направлено прежде всего на удовлетворение нужд класса феодалов.

Природные условия серьезно влияли на все отрасли экономики страны. Особенно сильно это ощущалось в сельском хозяйстве. Очень важное значение имели для его развития температурные условия. По


15 Цит. по: А. С. Кудрявцев. Очерки истории дорожного строительства в СССР. Т. I. М. 1951, стр. 148.

16 А. Т. Болотов. Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные самим им для своих потомков. Т. П. М. -Л. 1931, стр. 398.

17 А. А. Преображенский. Об эволюции феодальной земельной собственности в России XVII - начала XIX века. "Вопросы истории", 1977, N 5, стр. 61.

стр. 42


современным данным, Европейскую часть страны можно подразделить на несколько поясов в зависимости от обеспеченности атмосферным теплом, которая определяется суммой активных температур (то есть свыше 10° тепла) за год, дающих возможность вегетации растений. Холодный агроклиматический пояс состоит из двух подпоясов. Очень холодный (соответствующий примерно зоне тундры) имеет сумму температур не выше 400° и позволяет выращивать в открытом грунте только скороспелую овощную зелень 18 . Холодный подпояс (совпадающий с районами лесотундры и северной тайги) обладает суммами температур до 1 - 200°. Здесь выращивали репу и ранние виды зерновых культур (ячмень, овес, озимая рожь). Основная часть Европейской России лежит в умеренном поясе, суммы температур которого колеблются от 1200 до 4000°. Северная его полоса (полоса ранних культур умеренного пояса) с суммой температур 1200 - 1600° давала возможность выращивать, кроме культур более северного пояса, также зернобобовые, лен, картофель и т. д. Эта полоса совпадает с подзоной средней тайги. Южнотаежные районы и частично районы смешанных лесов составляют полосу среднеранних культур умеренного пояса: при сумме температур от 1600 до 2200° в них можно было выращивать более поздние сорта растений, характерных для северных полос, а также пшеницу, в самой же южной части полосы - свеклу на корм и для производства сахара. Эти две полосы объединяются в холодноумеренный подпояс. Наконец, умеренный подпояс, простиравшийся от южной части подзоны смешанных лесов до полупустынь и северных склонов Кавказа, имеет суммы температур от 2200 до 4000° и дает возможность выращивать кукурузу на зерно, подсолнечник, сахарную свеклу, виноград. Площади, занятые этими культурами в XVIII- первой половине XIX в., увеличивались (две из них - сахарная свекла и подсолнечник - стали распространяться только с XVIII века).

Природные условия оказывали влияние на формирование районной специализации земледелия. Пользуясь методами математической статистики, И. Д. Ковальченко пришел к выводу, что коэффициенты корреляции между размещением посевов зерновых культур и населения равнялись в начале XIX в. 0,91, а между уровнем районной специализации и урожайностью - всего 0,15 в 1802 - 1811 гг. и 0,01 в 1851 - 1860 годах19 . Следовательно, в первой половине XIX в. уровень специализации земледелия определялся почти исключительно размещением населения, степень же урожайности не играла существенной роли. Однако крестьяне (если не мешали социальные факторы) особенно плотно заселяли те районы, в которых имелись хорошие условия для развития сельского хозяйства. Поэтому определенная вторичная связь специализации земледелий с природными условиями существовала.

В специализации земледелия по более мелким территориальным единицам (уезды, волости, станы, отдельные массивы полей) природные условия играли значительно большую роль. Не случайно основная часть плодородных ополий Волго-Клязьминского междуречья специализировалась на производстве хлеба или занималась огородничеством. Рельефно выступает зависимость производственной специализации населения Рязанской губ. в середине XIX века. В южной, черноземной ее части население занималось в основном земледелием, в более северной, где меньше плодородных почв, для жителей немалое значение имели другие отрасли сельского хозяйства, а в покрытом лесами и болотами Мещерском крае хлебопашества почти не было, население кормилось за счет ремесла и различных лесных промыслов.


18 М. И. Давыдова, Л. И. Каменский, Н. П. Пек люков а, Г. К. Тушинский. Физическая географии СССР. М. 1966, стр. 174 175.

19 В. З. Дробижев, И. Д. Ковальченко, Л. В. Муравьев. Указ. соч., стр. 216.

стр. 43


Производительность труда в земледелии в большей степени зависела от почвенно-климатических условий. Существенное влияние оказывали на нее и погодные факторы. Судя по данным о средних ежегодных урожаях в Европейской России за 1801 -1860 гг.20 , в целом по стране отклонения от обычной средней нормы (сам - 3,5) не были особенно велики. В среднем они составляли 10%. Из 60 лет в течение четырех урожайность совпадала со средней, 27 лет была ниже и 29 - выше средней нормы. Наиболее тяжелыми годами в этом отношении были 1833 (32% ниже нормы), 1855 (26%), 1839 и 1848 гг. (по 23%). Самыми урожайными были 1842 и 1843 гг. (по 26% выше нормы). Благодаря обширной территории неурожаи в одних губерниях могли частично компенсироваться урожаями в других, поэтому отклонение по стране в целом от нормы не было особенно значительным. Но в более мелких территориальных единицах - губерниях, уездах, деревнях - размер урожая изменялся, по-видимому, сильнее, чем по стране в целом. Конкретные причины неурожаев в различных районах могли сильно отличаться друг от друга. Так, в Эстонии это были морозные или продолжительные зимы, а летом - слишком дождливая или прохладная погода. В этих случаях яровые культуры не успевали созреть до осенних заморозков или погибали от дождей. Засуха и жара гораздо реже наносили здесь серьезный вред посевам21 . На Южной Украине хлебопашество, наоборот, страдало от засух, градобитий, саранчи 22 .

Производительность труда в зерновом хозяйстве весьма существенно варьировалась не только во времени, но и в территориальном отношении. Обычная средняя урожайность, за пределы которой редко выходят показатели районов, составляла в первой половине XIX в. сам - 3, сам - 4. Ниже этого уровня урожайность районов опускалась только в двух случаях (Северо-Запад и Центральный нечерноземный район - по сам - 2,7) 23 . Наиболее высокая урожайность была в Прибалтике (сам-4,6) и Юго-Западном районе (сам-4,1). В Южном Степном районе урожайность равнялась сам-3,7; в Центральном черноземном - сам-3,5; в Северном - сам-3,4; в Поволжье и Левобережной Украине - сам-3,3 и в Западном районе - сам-3.

Таким образом, районы с благоприятными для зернового производства природными условиями не уменьшали урожайность ниже сам-3. Средняя урожайность в районах выше сам-4 поднималась чаще, причем в большинстве случаев именно в этих районах. Показательно, однако, что один из нечерноземных районов - Прибалтика - давал высокую урожайность. Это объяснялось интенсивным характером сельского хозяйства в данном регионе и отсутствием там крепостного права. В целом разница между районами с хорошими условиями для земледелия и зонами со средними или трудными условиями сравнительно невелика: средние цифры урожайности по этим двум зонам отличаются всего на 10 - 30% в пользу южной зоны. Следовательно, на величину урожайности большое влияние оказывали чисто социальные факторы; воздействие природных факторов также было значительным, обусловливая в целом хорошо заметную, хотя и не очень большую разницу в урожайности. В первой половине XIX в. урожайность упала, причем осо-


20 В. Г. Михайловский. Урожаи в России 1801 -1914 годов. Тезисы доклада. "Бюллетень ЦСУ", 1921, N 50, стр. 4.

21 С. Х. Вахтре. Указ. соч., стр. 207.

22 Е. И. Дружинина. Южная Украина в 1800 - 1825 гг. М. 1970, стр. 215.

23 Здесь и далее все подсчеты сделаны на основании следующей литературы: данные по второй половине XVIII в. (Прибалтика, Украина, Запад) - Н. А. Рубинштейн. Сельское хозяйство России во второй половине XVIII в. М. 1957, стр. 355- 356; остальные сведения по XVIII в. - Е. И. Индова. Урожаи в Центральной России за 150 лет (вторая половина XVII-XVIII в.). "Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы. 1965". М. 1970, стр. 152; сведения по XIX в. - И. Д. Ковальченко. Указ. соч., стр. 77.

стр. 44


бенно резко в большинстве южных районов. Это объяснялось хищническими методами использования земли, что при господстве крепостного хозяйства приводило к снижению естественной производительности почвы, обрабатываемой барщинным трудом, и (в некоторых южных районах) к эрозии почвенного слоя. В северной зоне, где почва обрабатывалась тщательнее и нередко унавоживалась, падение урожайности оказалось менее заметным.

Еще большее влияние природные условия оказывали на производительность труда в зерновом хозяйстве. Это зависело не только от плодородия почвы, но и от климата, свойств грунта и т. д. Чтобы найти хотя бы гипотетические соотношения производительности труда, рассмотрим затраты его на 100 га посева зерновых в человеко-днях. Имеющиеся сведения об этом относятся к 1933 - 1937 гг. и рассчитаны применительно к хозяйству, ведущемуся без использования машин и удобрений24 . Конечно, с середины XIX в. до 30- х годов XX в сельскохозяйственные орудия несколько изменились, как и глубина вспашки, система полеводства и т. д. Но поскольку природные условия, влияющие на затраты труда в сельском хозяйстве, в основном остались прежними, соотношение затрат труда не должно было измениться существенно. Сопоставив цифры урожайности для первой половины XIX в. и соотношение затрат труда на производство зерна с одной и той же площади, в результате расчетов получаем индекс производительности труда. Наименьшая его величина приравнена к единице. Этот индекс равняется для Севера 1 - 1,4; для Северо-Запада - 1,1; для Центрального нечерноземного района - 1,3; для Запада - 1,4; для Левобережной Украины - 1,6; для Прибалтики - 1,9; для Юго-Запада - 2,0; для Поволжья - 2,1 - 4,1 и для Южного Степного района - 3,3 - 3,5. Правда, полученные соотношения не только являются весьма приблизительными для первой половины XIX в., но, кроме того, не учитывают затрат труда на внесение удобрений. Так как последние применялись почти исключительно в нечерноземных районах, цифры, показывающие соотношение производительности труда этих районов, следовало бы еще уменьшить. Таким образом, в районах с более благоприятными условиями производительность труда была в несколько раз выше (приблизительно от 2 до 4 - 5).

Производительность труда в немалой степени влияла на складывание уровней цен на зерно. Стоимость ржи в пунктах с наиболее дешевым и наиболее дорогим хлебом отличалась в XVIII - первой половине XIX в. в 4 - 5 раз25 .

На производительность труда в сельском хозяйстве тормозящее влияние оказывали феодально-крепостнические отношения. При барщинной форме эксплуатации невозможно было заставить крестьянина трудиться на помещика так же тщательно, как и на себя. В середине XIX в. производительность труда барщинных крестьян на своем участке была не менее чем в 2 раза выше, чем на земле помещика26 . Даже при более благоприятной для крестьянского хозяйства оброчной форме эксплуатации крестьянину трудно было проявить инициативу, уйти от старых, рутинных способов труда.

Инициативу и самостоятельность сельского населения сдерживало также общинное землевладение, существовавшее в большинстве губерний Европейской России. Вся земля общины делилась на несколько полей, имевших почву разного качества, и все крестьянские хозяйства получали наделы в каждом из этих полей. Следствием этого была че-


24 "Естественноисторическое районирование СССР". Труды комиссии по естественноисторическому районированию СССР. Т. I. М. -Л. 1947, стр. 353.

25 См. И. Д. Ковальченко, Л. В. Милов. Указ. соч., стр. 80 - 81, 124, 152.

26 И. Д. Ковальченко. Указ. соч., стр. 337.

стр. 45


респолосица, при которой поля состояли из большого числа мелких клочков земли. Это затрудняло их обработку, а на многочисленных межах беспрепятственно размножались сорняки и вредители растений. Крестьянин был лишен возможности применить собственные способы обработки земли, так как на всех полях существовал один севооборот, которому вынужденно и подчинялось каждое хозяйство. Чересполосица мешала и крестьянам и помещикам. А. Т. Болотов при всем своем желании в XVIII в. не смог перейти от трехполья к семипольному севообороту. "При сих экономических затеях и упражнениях, - писал он, - ничто мне так не досаждало, как наша чересполосщина или то обстоятельство, что я жил в деревне не один, а с другими владельцами, и как полевая земля, так и все другие угодья были у нас в общем владении и не в разделе, а пашенная земля разделена была подесятинно и владение оной перемешано чрезвычайным образом"27 . В первой половине XIX в. помещики при поддержке правительства пытаются осуществить "полюбовный" раздел земель, но и перед крестьянской реформой большая часть помещичьих земель не была разделена. В 40-х годах в Новгородской губ. 2/5 пахотных земель находились в чересполосном владении, в Курской - 4/5, в Орловской - 2/3; значительную долю чересполосные владения занимали и в других губерниях28 .

Социальные факторы серьезно влияли на выбор крестьянами видов сельскохозяйственной деятельности. В XVIII в. лен и конопля крайне редко возделывались в хозяйстве помещиков, так как, будучи трудоемкими, эти культуры оказывались нерентабельными в условиях барщинного труда29 . Почти не удавалось в то время помещикам и разведение в больших количествах скота из-за низкой эффективности барщинного труда по уходу за ним. В первой половине XIX в. на Правобережной Украине быстро росли посевы пшеницы в связи с появившейся возможностью массового вывоза хлеба за границу через черноморские порты 30 .

Значительной была роль природных факторов в развитии промышленности и ремесла. В связи с совершенствованием техники в XVIII- первой половине XIX в. во многом изменился характер необходимых для промышленности видов сырья. Правда, увеличилась за это время и территория страны. Она в целом была хорошо обеспечена ресурсами для основных отраслей промышленности, причем в ряде случаев эти ресурсы были исключительными по количеству и качеству (уральские железо, платина, хром и драгоценные камни, золото, запасы древесины, поваренной соли и т. д.). Россия в целом, несомненно, имела наиболее благоприятные из европейских стран природные условия для промышленного развития. Затруднения с сырьем наблюдались в то время лишь в редких случаях (некоторые виды текстильного сырья, растительные краски). Правда, развитие промышленности осложнялось тем, что многие важные виды сырья располагались вдали от плотно заселенных районов страны: на Урале, Нижней Волге, в Сибири. Огромные расстояния и несовершенные средства сообщения удорожали стоимость сырья и затрудняли развитие промышленности.

Природные условия серьезно влияли на размещение промышленности и ремесла. В XVIII - первой половине XIX в. основные районы сосредоточения горнодобывающей и металлургической промышленности переместились: вместо подмосковных и северо-западных областей они передвинулись на Урал, Алтай, в Забайкалье, то есть в места с наи-


27 А. Т. Болотов. Указ соч. Т. II, стр. 321.

28 К. Арсеньев. Статистические очерки России. СПБ. 1848, стр. 258, 260, 432, 434.

29 Е. И. Индова. Указ. соч., стр. 143.

30 "Очерки экономической истории России первой половины XIX века". М. 1959, стр. 12.

стр. 46


более благоприятными сырьевыми и топливными (дровяными) ресурсами. В лесистых средневолжских, приуральских и северных губерниях размещались промыслы по лесопильной, механической и химической обработке дерева. Заметно было также влияние природных условий на размещение ряда отраслей, использовавших сельскохозяйственное сырье. Так, производство солдатского сукна было сосредоточено в районах Левобережной Украины, Воронежской и Симбирской губ., близких к местам разведения овец; льняных тканей и пеньки - в западных губерниях и на Верхней Волге, то есть в местах возделывания конопли и льна; свеклосахарные заводы - главным образом в областях выращивания сахарной свеклы, на Украине и в Черноземном центре31 .

Ио основные пункты обрабатывающей промышленности были расположены в районе, который имел наибольшую плотность населения и крупные города, - в Промышленном центре и в Петербургской губернии. Производство металлических изделий, хлопчатобумажная, шелковая и частично суконная, химическая отрасли производства развивались в первую очередь в этом районе. Можно считать, что в XVIII - первой половине XIX в. происходит дифференциация, приближение промышленности металлургической и перерабатывающей сельскохозяйственное сырье к районам сырья, а обрабатывающей - к районам наибольшего скопления населения, к центральным губерниям страны.

В тот же период были достигнуты заметные успехи в геологическом обследовании страны. С середины XVIII в. проводятся регулярные разведки сложных крупных месторождений. В конце XVIII в. проходят знаменитые академические экспедиции; исследование недр России ведется все убыстряющимися темпами. Открытие месторождений минералов во вновь заселяемых районах требовало обычно довольно значительного времени и труда. Сопоставляя время освоения районов Урала и Сибири со временем открытия в этих местах наиболее ценных для того периода полезных ископаемых, можно прийти к выводу, что основные месторождения важнейших полезных ископаемых были открыты через 100 - 150 лет после начала освоения данного района, то есть уже тогда, когда он имел сравнительно густое население и солидный опыт поисков. Тогдашний уровень развития геологии делал разведку минералов весьма ненадежной и во многом зависящей от случайностей. Известны факты, когда рудознатцы, будучи на месте выхода руд или рядом с ним, не могли их найти. Так, В. де Геннин писал Петру I, что месторождение меди, па котором работал Выйский завод, истощилось. А почти через 100 лет вблизи завода обнаружили богатейшее Меднорудянское месторождение. М. М. Пеходяшин в середине XVIII в. искал медь на том месте, где впоследствии действовал Богословский рудник; не докопав одного метра до открытых через полвека запасов руды, он прекратил разведку. В начале XVIII в. было забраковано знаменитое впоследствии Гумешовское месторождение; оно было оценено по достоинству лишь спустя полтора десятка лет32 .

Размеры и степень развития отраслей промышленности определялись в основном социальными причинами. Отсталость экономики и социального строя России от передовых стран Европы заметно проявлялась и в использовании природных ресурсов страны. Несмотря на природные богатства, перед крестьянской реформой Россия ввозила 87,3% каменного угля, 69,8% химических продуктов, 50% стали, 46% льняных тканей, а экспорт меди, железа и чугуна был ниже импорта33 .


31 П. Крюков. Очерк мануфактурно-промышленных сил Европейской России, служащий текстом промышленной карты. СПБ. 1853, стр. 31, 34 - 35, 44.

32 Ф. Бублейников. Указ. соч., стр. 65, 67, 71.

33 С. А. Покровский. Внешняя торговля и внешняя торговая политика России. М. 1947, стр. 224.

стр. 47


В больших количествах ввозился из-за границы свинец34 , хотя собственных серебросвинцовых месторождений было вполне достаточно. Низким уровнем технологии отличалась русская селитряная промышленность. По мнению председателя Общества техников в Риге Фиркса, в России при наличии отличных ресурсов для этого производства из одного и того же количества сырья получалось в 2 - 3 раза меньше селитры, чем в западных государствах35 . Высокий акциз на поваренную и глауберову соль, из которых изготовлялась сода, давал правительству огромные доходы, но в то же время значительно затруднял развитие важной для народного хозяйства содовой промышленности36 .

Феодально-крепостнические отношения часто способствовали созданию таких условий, при которых многие природные ресурсы не находили применения, хотя технически были вполне доступны. Правительство давало премии тем, кто откроет новые месторождения, но рудознатцев ожидало серьезное сопротивление со стороны владельцев земель. Последние не хотели открытия новых месторождений руд в своих владениях: сами они часто были не в состоянии строить новые заводы и опасались, что правительство, пользуясь указами Петра I, разрешит другим заводчикам организовывать предприятия на их землях. Поэтому они всячески преследовали рудознатцев. Большинству государственных крестьян, живших в этих районах, также было невыгодно открытие новых месторождений. Крестьяне знали, что именно им придется работать на новом заводе или возить на старый руду из нового рудника и что их хозяйство от этого серьезно пострадает. В связи с этим происходили даже жестокие расправы крестьян с теми, кто открывал новые выходы руды. Недаром, когда в 1722 г. уральский крестьянин Иван Рычков нашел руду в трех верстах от деревни, он не стал об этом заявлять администрации, так как "если мне место указать, то де почнут медную руду промышлять а нашей де деревне от того будет утеснение" 37 .

Роль социальных факторов ярко проявлялась при использовании природных ресурсов Урала для производства чугуна. В XVIII в. богатейшие запасы руды и древесного топлива в сочетании с дешевым крепостным трудом дали возможность правительству и заводчикам выплавлять здесь огромное количество чугуна на экспорт и стать ведущей страной в мире по его производству. Больше всего чугуна в то время покупала Англия, обладавшая хорошими запасами руды, но имевшая очень мало древесного топлива. Однако к концу XVIII в. базировавшаяся уже на буржуазной основе металлургическая промышленность Англии все в большей степени использует в качестве топлива каменный уголь, и ввоз русского чугуна постепенно падает. Крепостное право, тормозившее развитие производства и внутреннего рынка, было причиной того, что в России на душу населения производилось значительно меньше чугуна, чем в буржуазных странах (перед крестьянской реформой в 2,5 раза меньше, чем в Англии, и в 3,5 раза меньше, чем во Франции). Железо было слишком дорого для крестьян, и поэтому они ограничивались лишь самыми необходимыми металлическими изделиями 38 .

Немалое значение имела внешняя торговля, обеспечивавшая страну теми видами сырья, которых не было на ее территории. Это в первую очередь хлопок, шелк-сырец, некоторые виды красок, сахарный тростник (XVIII в.).


34 "Памятная книжка для русских горных людей на 1862 год". СПБ. 1872. стр. 164.

35 "Об упадке селитряной промышленности в России". "Морской сборник", 1860, N 9, часть неофициальная, стр. 536 - 540.

36 П. М. Лукьянов. Указ. соч. Т. II, стр. 656.

37 Д. Кашинцев. Указ. соч., стр. 60 - 61.

38 "Очерки экономической истории России первой половины XIX века", стр. 200.

стр. 48


Серьезное влияние природные условия оказывали на работу транспорта. Наиболее важную роль в перевозке грузов внутри России XVIII - первой половины XIX в. играл водный транспорт. Речной транспорт двигался по "готовой" дороге: иногда для плавания судов не нужно было производить никаких дополнительных работ, прокладка же гужевых дорог требовала огромных затрат труда. Вторым существенным преимуществом было то, что при небольших скоростях передвижения сила трения о воду значительно меньше, чем на грунтовой дороге. В результате при одной и той же силе тяги по воде можно было переместить в несколько десятков раз более тяжелый груз, чем по грунтовой дороге. В среднем лошадь везла воз в 15 - 25 пудов. На Вышневолоцких каналах барку водоизмещением 130 - 180 т тянули 10 лошадей, а при движении вверх по р. Мологе барку с грузом 3 тыс. пуд. тянули всего 4 лошади39 . Таким образом, на водных путях на каждую лошадь приходилось в 30 - 75 раз больше груза, чем на сухопутных.

Густая речная сеть в большинстве районов Европейской России способствовала развитию водного транспорта, а отсутствие гор облегчало прокладку каналов. В середине XIX в. в Европейской России, по неполным данным, насчитывалось 60 судоходных рек40 . Кроме того, имелось немало рек, по которым можно было плавать только во время половодья. Общая продолжительность навигации определялась для Европейской России в среднем в 239 дней; для северных рек она составляла 6 - 6,5 месяца, для южных - 8 - 10 месяцев41 . В первой половине XIX в. малые суда, которые могли перевозить грузы на далекие расстояния, имели грузоподъемность не менее 10 - 30 т и требовали для себя глубин 40 - 60 сантиметров.

Серьезным препятствием для судоходства являлись пороги, которые имелись не менее чем на 10 судоходных реках. Почти на всех из них были также мели и перекаты. Обычно после весеннего половодья вода наносила новые острова или отмели, и на многих реках надо было каждый год приспосабливаться к изменившейся обстановке. По этой причине чрезвычайно трудным было судоходство на Дону. Даже на Волге общая длина мелей и перекатов составляла почти 90 верст 42 . Волга и ее притоки играли особую роль во внутренних перевозках. Волжский бассейн давал возможность перевозить 3/4 по весу и 4/5 по стоимости от всех грузов, шедших по водным путям43 . В ряде южных районов внутреннего судоходства не было совсем или оно было развито очень слабо. Перед крестьянской реформой не было судоходства в Харьковской губ.; почти отсутствовало оно в Воронежской, Пензенской, Тамбовской губ., в Прикубанье.

Важным шагом вперед было создание системы каналов. Длина всех каналов в России к 1849 г. составляла 615 верст, а общая протяженность искусственной линии судоходства - 1236 верст. Особенностью движения по каналам было то, что суда не могли по ним плыть самостоятельно, а должны были передвигаться с помощью конной тяги или бурлаков. Каналы оказались, в сущности, не чисто водными путями, а водно-сухопутными. В первой половине XIX в. были проведены работы по расчистке порогов на некоторых реках (Нева, Волхов, Западная Двина). Для временного улучшения судоходных условий использовался


39 "Военно-статистическое обозрение Российской империи". Т. IV, ч. 1. "Военно-статистическое обозрение Тверской губ.". СПБ. 1848, стр. 149, 152.

40 "Обзор внутреннего судоходства Европейской России за 1854 год". Ведомость об открытии и закрытии судоходства в 1854 г. СПБ 1855, стр. 1 - 6.

41 "Статистический временник Российской империи". II, вып. 2. 1872, стр. XLVIII.

42 "Судоходный дорожник Европейской России". Ч. 1. СПБ. 1854, стр. LVII-LVIII.

43 В. З. Дробижев, И. Д. Ковальченко, А. В. Муравьев. Указ. соч., стр. 256.

стр. 49


спуск воды, удерживаемой плотинами. При таком способе, применявшемся на Верхней Волге, Оке, Ц не и ряде каналов, объем текущей воды возрастал и судам удавалось преодолевать опасные места. Важное значение имело создание транзитного водного пути Урал - Центр- Петербург. Это дало возможность доставлять уральское железо в районы Петербурга и Центра дешевым водным путем. Таким образом, в рассматриваемый период человек сумел благодаря частичным изменениям природы улучшить условия судоходства в Европейской России.

В отличие от водных путей постоянные сухопутные дороги не могли проходить по созданной только природой поверхности - их прокладывали лишь по территории, измененной или затронутой деятельностью человека. Роль природных факторов в создании сухопутных средств транспорта, их прямое влияние на характер транспортных магистралей значительно меньше. На прокладку гужевых дорог благоприятно влияло отсутствие резких контрастов рельефа в Восточной Европе. Грунтовые дороги легче всего было прокладывать в степной полосе, сложнее - в лесной, особенно при наличии болот. Качество этих дорог зависело и от состава почвы. При слишком большом количестве глины дорога легко размокает и становится непроезжей; при излишнем количестве песка она теряет упругость 44 . Сухопутные дороги были подвержены сезонности: проезд по ним чрезвычайно затруднялся в период распутицы, зимой колесные повозки заменялись санями. Поскольку при этом уменьшается сопротивление поверхности движению, при езде по снегу можно было увеличивать скорость или нагрузку на экипаж. Зимой дороги нередко прокладывались через замерзшие озера или болота, а также по льду рек, что позволяло иногда значительно сократить длину пути. Строители уже в конце XVIII в. в целом верно выбирали наиболее целесообразные приемы сооружения дорог на пересеченной местности.

Благодаря колоссальному труду народа в XVIII - первой половине XIX в. было построено много важных дорог. На реках возводились каменные и чугунные мосты, тщательно засыпались болота. В 30 - 50-х годах XIX в. активно велось строительство шоссейных дорог, имевших твердое покрытие и допускавших движение даже в период распутицы. К моменту крестьянской реформы шоссейные дороги соединили все важнейшие города Европейской России; общая их длина составила 8862 версты. Однако остальные дороги, особенно местного значения, по-прежнему были сезонными и непроезжими во время разливов или дождей. Отсутствие хороших дорог в южных районах страны дало себя знать во время Крымской войны, когда повозки с боеприпасами и подкреплением часто увязали в грязи.

Феодальные отношения, в немалой степени затруднявшие строительство сухопутных дорог, препятствовали и созданию большого торгового флота. Из фактов, приведенных в 1804 г. Комитетом об устройстве кораблестроительной части, следует, что производительность труда в кораблестроении в России была в 8 раз ниже, чем в Англии. Корабельный мастер Бухтеев говорил (1839 г.), что в России большинство купеческих судов строят "брадатые мастера, взятые вчера от сохи и не знающие даже, что прямой угол содержит 90°". Он же писал, что на южных морях страны строятся по чертежам и обладают достаточной прочностью не более 1/5 части всех торговых кораблей, остальные же отличаются низким качеством 45 .

В результате использования природы человеком в различных сферах его деятельности произошли заметные изменения географической


44 М. Сумгин. Краткий курс дорожной геофизики. М. 1931, стр. 67.

45 М. В. Познер. Исторический обзор правительственных распоряжений для развития русского торгового пароходства. СПБ. 1895, стр. 143.

стр. 50


среды. Значительно сократились площади, занятые лесом. Он широко шел на нужды отопления, лесохимической промышленности, плотницкого и столярного дела. По мнению М. А Цейтлина, в середине XIX в. в лесах России заготовлялось ежегодно не менее 35 млн. куб. саженей древесины для народного хозяйства. Леса серьезно страдали от пожаров, возникавших нередко по вине человека 46 . Под воздействием деятельности крестьян заметно изменилось соотношение различных угодий в Европейской России. По расчетам М. А. Цветкова, здесь в 1696 г. лес занимал 52,7% всей площади, пашни - 7,9%, сенокосы и другие удобные земли - 16,5%; 22,9% приходилось на неудобные земли. В 1861 г. на той же территории пашня составляла уже 20%, сенокосы и другие удобные земли - 14,6%, лес - 42,3%, неудобные земли - 23,1 % 47 . Таким образом, площадь, занятая лесом, сократилась на 10,4%.

Однако с начала XVIII в. очевидным стал и противоположно направленный процесс воздействия человека на природу - посадки деревьев. До крестьянской реформы площадь посадок в Европейской России составила 300 - 350 тыс. десятин48 . Но это равнялось всего 0,6 - 0,7% от общего количества истребленного за полтора века леса.

Вырубки леса, распашки степей, охота привели к тому, что в лесных районах с относительно густым населением почти полностью исчезли такие животные, как косуля, олень, тетерев (на окраинах они еще оставались). Меньше стало в центральных губерниях медведей. В степной и лесостепной полосе к середине XIX в. были истреблены тарпаны, которые еще в XVIII в. встречались нередко; почти исчез сайгак, значительно меньше стало грызунов, обитающих в густых кустарниках дикой степи, - байбака и степной сеноставки. Зато возросло количество сусликов, очень хорошо приспособленных к жизни среди полей. Сильно поредели стаи степных птиц: белой куропатки, дрофы, пеликанов и особенно резко - стрепета49 . Наряду с этим продолжало расти поголовье различных видов домашнего скота. В конце 40-х годов XIX в. в Европейской части страны насчитывалось 90,3 млн. голов скота50 .

Значительным было изменение гидрографии Европейской России. Почти при каждой крупной деревне имелся пруд, а иногда два. Вероятно, следует говорить о существовании в середине XIX в. 25 тыс. прудов в Европейской России. В конце 50-х годов XIX в. в губерниях Тульской, Рязанской, Самарской, Курской, Тверской, Черниговской и Нижегородской (сельские жители которых составляли 15% всего сельского населения Европейской России) насчитывалось в общей сложности более 3088 прудов51 . Общая площадь всех искусственных водоемов к концу периода феодализма, вероятно, достигала в регионе нескольких тысяч квадратных километров.

Ряд рек в этот период изменил свое русло под воздействием человека, в том числе две довольно крупные: Кубань, которая после прорытия канала в 1819 г. стала впадать в Ахтанизовский лиман Азовского


46 М. А. Цейтлин. Указ. соч., стр. 25.

47 М. А. Цветков. Указ. соч., стр. 110, 115.

48 Подсчитано по: М. А. Цветков. Указ. соч., стр. 138 - 168.

49 См. С. В. Кириков. Изменения животного мира в природных зонах СССР. Лесная зона и лесотундра; его же. Изменения животного мира в природных зонах СССР. Степная зона и лесостепь.

50 16,7 млн. лошадей, 23,2 млн. крупного рогатого скота, 39 млн. овец, 10,2 млн. свиней, 1,2 млн. прочего скота (подсчет произведен по: К. Арсеньев. Указ. соч., стр. 225 - 475).

51 Подсчитано на основании следующих источников: "Города и селения Тульской губернии в 1857 г.". СПБ. 1858; "Рязанская губерния. Список населенных мест по сведениям 1859 г.". СПБ. 1862; "Курская губерния. Список населенных мест по сведениям 1862 г.". СПБ. 1868; "Списки населенных мест Российской империи. XLIII. Тверская губерния". СПБ. 1862; "Списки... XXV. Нижегородская губерния". СПБ. 1863; "Списки... XXXV. Самарская губерния". СПБ. 1864; "Списки... Черниговская губерния". СПБ. 1866.

стр. 51


моря, а старое ее русло (Черноморское) постепенно высохло, и Вуокса, которая была соединена с помощью взрывных работ с озером Суходольским (1857 г.) 52 . Реки Европейской России, на берегах которых стояли крупные города, сильно загрязнялись. Особенно легко засорялись реки и каналы, в которых течение воды было замедленным. Кое-где стало чувствоваться также загрязнение рек сточными водами промышленного характера. В Петербурге уже к 90-м годам XVIII в. пришлось перенести из центра большинство кожевенных заводов, "дабы не сорили воду в городе"53 .

Весьма заметным стало и геологическое воздействие человека на природу. Оно проявлялось прежде всего в освоении полезных ископаемых, извлечении их из земных недр. Глубина рудников и различных выработок была подчас значительной. В 30-х годах XVIII в. глубина уральских рудников составляла 28 - 50 метров. В первой половине XIX в. Риддерский рудник имел глубину 49 м, Воздвиженское месторождение (около Нерчинского завода) было выработано до 70 - 80 м; рудник Благодатский - до 140 м, а Змеиногорское месторождение в 1835 г. оставлено на глубине 215 метров54 . Ряд месторождений был настолько выработан, что это влекло за собой свертывание производства или использование другого сырья (медистые песчаники в Прикамье, соляные источники северо-восточной части Европейской России).

Под влиянием трудовой деятельности человека во многом изменился поверхностный слой почвы. Местами он был заменен различными видами искусственных покрытий; в крупных городах берега рек укреплялись каменными или деревянными сооружениями. Большое значение имела постоянная обработка почвы земледельцами. Проводимая, как правило, на низком техническом уровне, вспашка захватывала лишь верхний слой почвы до глубины 10 - 12 см, что приводило очень часто к постепенному ее истощению. Верхний слой, лишенный поддержки растений, постепенно удалялся с полей ветрами и дождями. В южных районах подобная распашка дикой степи приводила к иссушению почвы, снижению уровня подпочвенных вод, образованию оврагов, смыву верхних горизонтов почвы дождями 55 . Все это влекло за собой засухи, неурожаи, серьезно затрудняло развитие земледелия.

Но были и положительные результаты деятельности человека: в производстве использовались сырье культурных растений, продукты, полученные от прирученных животных (шерсть, жир, кости, кровь), побочные продукты человеческой жизнедеятельности (селитра, например, изготовлялась "из разного мусора, находящегося под избами"56 ). Исходными материалами для производства ряда изделий были ранее изготовленные человеком вещи. В 1859 г. три петербургских металлургических завода постоянно пользовались железным ломом 57 ; в строительстве употреблялись остатки старых построек; при изготовлении бумаги сырьем служило тряпье; гончары обычно добавляли в глину шамот (толченая старая керамика); серебряные и медные изделия нередко шли на переплавку.

Вопрос об особенностях развития любой страны, а тем более о причинах, вызывавших эти особенности, весьма сложен. В складывании их огромную роль играют общественные факторы - социальные,


52 Ф. Навозова. Краснодарский край. Краснодар. 1955, стр. 60; С. В. Калесник. Ладожское озеро. Л. 1968, стр. 11.

53 "Очерки истории Ленинграда". Т. I. М. -Л. 1955, стр. 273.

54 В. А. Обручев. Рудные месторождения. Часть описательная. Л. -М. 1935 стр. 265, 388, 262.

55 В. В. Докучаев. Наши степи прежде и теперь. Избранные труды. М. 1949, стр. 363 - 364 и др.

56 П. М. Лукьянов. Краткая история химической промышленности СССР. М. 1959, стр. 38.

57 "Памятная книжка для русских горных людей на 1862 год", стр. 76.

стр. 52


политические, этнические и т. д. Но существенное значение имеют и природные условия. Они не благоприятствовали населению, занимавшемуся сельским хозяйством. Более длинная и суровая зима, чем в странах Западной Европы, более короткие весна и осень, меньшее количество осадков приводили к тому, что период сельскохозяйственных работ на востоке был намного короче: вместо 8 месяцев, как в большинстве европейских государств, он длился всего 5 - 7 месяцев58 . Засухи в Западной Европе бывают весьма редко. Кроме того, климатические условия России не позволяли выращивать ряд ценных теплолюбивых культур, которые возделывались в остальной части материка.

По-видимому, ряд природных особенностей, в частности относительное однообразие природных условий Восточно-Европейской равнины, в XVIII-XIX вв. влияли на замедленное (по сравнению с западноевропейскими государствами) складывание всероссийского рынка. К. Маркс отмечал, что "не абсолютное плодородие почвы, а ее дифференцированность, разнообразие ее естественных продуктов составляет естественную основу общественного разделения труда; благодаря смене тех естественных условий, в которых приходится вести свое хозяйство человеку, это разнообразие способствует умножению его собственных потребностей, средств и способов труда"59 . Разнообразие природных условий стимулирует обмен товарами, облегчает специализацию труда, способствует развитию экономических связей, росту производительных сил. И, конечно, многие европейские страны (например, Италия, Англия, Франция), в которых низменные районы соседствуют с горными, приморские - с удаленными от моря, плодородные земли - с территориями, богатыми полезными ископаемыми и т. д., имели в этом отношении преимущество перед Россией.

Россия располагала огромными территориями, а количество жителей в ней было лишь немногим больше, чем в крупных странах Европы. Это приводило к очень низкой плотности населения (в 1800 г. она составляла около восьми человек на кв. м в Европейской России, при 40 - 49 - в большинстве западноевропейских стран60 ). Конечно, плотность населения сама по себе не определяет уровень экономического развития, но при прочих равных условиях концентрация населения способствует ускорению этого развития, облегчая передачу производственного опыта, ускоряя разделение труда. При высокой плотности населения значительно легче строить сухопутные дороги, требующие больших затрат труда. Низкая плотность населения обусловливала медленное хозяйственное освоение окраин России. Государства Западной Европы, имевшие меньшие размеры, уже в период средневековья заселили основную площадь своих стран; в дальнейшем рост населения в некоторых из них приводил к эмиграции. В России же освоение новых районов продолжалось и позже.

Краткость сельскохозяйственного периода, зависевшая от климатических условий Восточной Европы, заставляла крестьян в свободные от полевых работ месяцы заниматься домашней промышленностью и промыслами. А это уменьшало их потребность в изделиях ремесленников, тормозило развитие промышленности, рыночных отношений.

Итак, особенности природных условий России оказывали значительное воздействие на развитие экономики страны в XVIII - первой половине XIX века. Но основную роль во взаимовлиянии природы и общества играли, конечно, факторы социальные.


58 М. И. Венюков. О физико-географических условиях расселения русского народа. "Русская мысль", 1881, кн. 1, стр. 44.

59 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 23, стр 522.

60 Б. Ц. Урланис. Рост населения в Европе. М. 1941, стр. 357.



Опубликовано 07 февраля 2018 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© А. В. ДУЛОВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.