У ИСТОКОВ ПАГУОШСКОГО ДВИЖЕНИЯ

Актуальные публикации по вопросам экологии и природопользования.

Разместиться

ЭКОЛОГИЯ новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ЭКОЛОГИЯ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему У ИСТОКОВ ПАГУОШСКОГО ДВИЖЕНИЯ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

497 за 24 часа
Публикатор: • Источник:

(ДОКУМЕНТЫ, ПЕРЕПИСКА)

Пагуошское движение - общественное движение ученых за мир, разоружение, международную безопасность и научное сотрудничество - возникло в июле 1955 года. Среди его инициаторов были А. Эйнштейн, Ф. Жолио-Кюри, Б. Рассел и ряд других всемирно известных ученых, выступивших с призывом к отказу от войны и к мирному решению международных споров.

Первая конференция состоялась при поддержке известного американского промышленника и общественного деятеля лауреата международной Ленинской премии "За укрепление мира между народами" Сайруса Итона в г. Пагуош (Канада) в 1957 году. В ней участвовали 22 ученых из 10 стран. Последняя - 39-я - проходила в конце июля 1989 г. в Кембридже (США). На ней присутствовали более 200 деятелей науки, политиков, представителей правительственных и общественных организаций из 42 стран мира. Конференция проводилась под лозунгом "К глобальной безопасности через сотрудничество". По убеждению выступивших на этом форуме ученых, международное сотрудничество может принести реальные результаты в решении таких мировых проблем, как продолжающиеся военные конфликты, наращивание запасов вооружения, голод и нищета, экономический спад, нарушение прав человека.

В последних документах Пагуошского движения особо говорится о процессах, происходящих в Советском Союзе. "Несомненно, наиболее значительным фактором из всего, что способствует построению системы глобальной безопасности через сотрудничество, являются важные преобразования в Советском Союзе, известные как перестройка и гласность", что сделало "возможным и нынешние темпы прогресса в области контроля над вооружениями, уменьшения международной напряженности и укрепления безопасности"1

Пагуошское движение играет немаловажную роль в мобилизации мирового сообщества на борьбу за сохранение всеобщего мира, выживание человечества, утверждение нового политического мышления в понимании реальностей современного мира.

Публикуемые ниже документы переданы в редакцию академиком Д. В. Скобельцыным. Предисловие к публикации написали академики Дмитрий Владимирович Скобельцын и Моисей Александрович Марков.

* * *

Часть писем Б. Рассела, представляющих известный интерес, относится к предыстории Пагуошских конференций, и в особенности к истории опубликования Манифеста Рассела- Эйнштейна, который и определил тематику и характер этих конференций.


1 Правда, 10.VIII.1989.

стр. 97


В 1967 г. вышла книга "Пагуош. История конференций о науке и мировых проблемах"2 . Ее автор, английский физик Дж. Ротблат, излагает предысторию Пагуоша очень кратко и с некоторой явно выраженной тенденциозностью.

Я хочу познакомить читателей с историей появления публикуемых документов, для чего вынужден вернуться к событиям 1947 или начала 1948 г. (и следовательно, ко времени ядерной монополии США), когда я находился в длительной командировке при представительстве СССР в ООН. Тогда физиками США была предпринята попытка установить контакт с нами (физиками СССР) по вопросам, которые позже, начиная с 1957 г., и стали. предметом обсуждений Пагуошских конференций.

За подписью двух физиков США (один - Харрисон Браун, имя другого не помню) поступило письмо на имя А. А. Громыко (тогда представителя СССР в ООН). Я запомнил Брауна потому, что знал о его работах по исследованию "следов космических лучей" в метеоритах. Гораздо позже я с ним встречался на заседаниях Постоянного комитета Пагуошских конференций, из состава которого мы с ним вышли одновременно в 1963 году. Авторы письма были приглашены в представительство СССР для беседы с Громыко, на которой присутствовал и я в качестве безмолвного свидетеля. Ничего конкретного, видимо, не было предложено и ничего в этом смысле и не было предпринято.

Если говорить о "генеалогии" публикуемых материалов, то можно сказать, что "род Пагуошей, в некотором смысле исторически, пошел из Индии". В мае 1954 г. Индийская ассоциация научных работников предложила Всемирной федерации научных работников (ВФ. ИР) обратиться в ООН с предложением об организации такой конференции. Председатель ВФНР (Жолио-Кюри) обратился 5 ноября 1954 г. с письмом к Председателю Генеральной Ассамблеи ООН. Тогда б,ыла уже запланирована конференция под эгидой ООН по мирному использованию атомной энергии - Женевская конференция 1955 г., - и Жолио-Кюри предложил дополнить программу этой конференции "пагуошской тематикой" (док. N 1, приложение), а также расширить состав участников конференции за счет привлечения организаций ученых. Одновременно председатель ВФНР, в согласии с Исполнительным советом этой федерации, наметил и мероприятия, необходимые для подготовки конференции по указанной выше тематике на случай, если его предложение, адресованное ООН, не будет принято. В частности, было намечено "ядро" возможного организационного комитета, в состав которого мне предлагалось войти (док. N 1). Одновременно циркулярное письмо аффилированным организациям было разослано генеральным секретарем ВФНР Дж. Краузером (док. N 2).

Ответное мое письмо было послано Жолио-Кюри 22 декабря 1954 г. (док. N 3). Линия развития событий, однако, пресеклась, когда в 1955 г. появился текст документа, впоследствии обозначенного как Манифест Рассела - Эйнштейна. Лица, подписавшие позже этот документ, и выступили затем в роли инициативной группы Пагуошских конференций. Что касается состава этой группы, то первоначально предполагалось иметь 17 человек (док. N 8, приложение). По мнению Рассела (с которым согласились), членов этой группы следовало рассматривать как частных лиц, а отнюдь не как представителей тех или иных организаций и тем более государств.

Однако я фигурировал в этом первоначальном списке, вероятно, все же как один из трех представителей социалистических стран (включая Китай). В то время, кстати, я являлся (в нарушение установленных канонов) официальным "представителем СССР" в Консультативном комитете при Генеральном Секретаре ООН Д. Хаммаршельде по подготовке Женев-


2 Rotblat J. Pugwash. The History of the Conferences for Science and World Affairs. 1967. (W. pi.)

стр. 98


ской конференции. Из намеченных первоначально 17 участников большая часть не подписала документа.

Ответ мой на письмо Рассела от 5 апреле 1955 г. (док. N 8) был послан только 1 июля 1955 г. (док. N 11), после того как Рассел отправил мне второе письмо (док. N 9), в котором он вьісказьгвал предположение, что его первое письмо, возможно, до меня не дошло. Позиция, занятая в моем письме, по существу, означала отказ подписать документ, поскольку я предлагал процедуру, которая (как следует, например, из док. N 6) была здведрмо неприемлема для Рассела. В подписанном мной письме (N 11), видимо, в согласии с Жолио-Кюри, предлагалось, чтобы лица, подписи которых инициаторы желали получить, собрались и выработали бы совместно приемлемую для всех редакцию Манифеста. Жолио-Кюри, кстати, предлржил свой проект текста (док. N 7, Декларация).

Кргда я говорю "в согласии с Жолио-Кюри", то имею в виду, что, скорее всего, идея коллективного редактирования документа лицами, намеченными для его подписания, была выдвинута нашими "международниками", которые, без сомнения, и принимали решение по этому вопросу. Они же, видимо, подошли в данном случае так, как это принято при редактировании дипломатических, государственных документов, когда все нюансы и формулировки с сугубой тщательностью взвешиваются, что в данном случае едва ли было необходимо. Жолио-Кюри вовремя отступил от своих (может быть, навязанных ему) позиций, и его подпись (с незначительными оговорками в примечаниях) под текстом Манифеста стрит.

В результате, Манифест был опубликован от имени 11 ученых (США, Англия, ФРГ, Франция, Польша, Япония) при отсутствии кого-либо из Советского Союза. (В числе 11- ти оказался и Дж. Ротбдат, который в предыдущих списках не значился.) Согласно принятому в самом начале соглашению, в течение многих лет Постоянный комитет формировался исходя из того, что руководящая организационная роль в нем должна принадлежать англичанам, а "представительство" кроме них предоставлено СССР и США.

Из врщедшей в данную публикацию переписки явствует, что Жолио-Кюри был самым активным участником подготовки демаршей лорда Рассела. Из их писем видно, что для обсуждения возникавших проблем они встречались в Париже. В письме мне от 8 июня 1955 г. (док. N 7) Жолио-Кюри пишет, что я должен был получить копию посланных им Расселу "общих замечаний". Эта копия у меня не сохранилась или, возможно, не была мной получена.

Из переписки Жолио-Кюри - Рассела любопытно письмо последнего от 12 мая 1955 г. (док. N 5). В нем он пишет о тезисе, который якобы провозгласил Н. С. Хрущев и одобрил М. Торез: "Водородная бомба может уничтожить цивилизацию Запада, но не Россию и Китай". Относительно позиции Жолио-Кюри я слышал от ЭД. Г. Эренбурга: якобы он заявлял, что откажется от поста Председателя Всемирного совета мира, если подобные "доктрины" будут пропагандироваться. В беседах со мной, при наших частых встречах, Жолио-Кюри эту тему, насколько помню, не затрагивал.

В общем, из того, что мной изложено, со ссылками на публикуемые документы, видно, мне кажется, что Дж. Ротблат в своем изложении обстоятельств зарождения Пагуошского движения слишком "зацентрил" роль (бесспорно, выдающуюся) лорда Рассела (и отчасти свою собственную), оставив в тени Жолио-Кюри. Впрочем, если говорить о последующей истории Пагуошских конференций, то, по моим наблюдениям, центральную роль Ротблата в обеспечении организационной их стороны трудно переоценить. Что же касается "идеологии" в дискуссиях, имевших место в ходе работы Постоянного комитета, могу засвидетельствовать роль Е. Рабиновича, всегда выступавшего очень многословно и, может

стр. 99


быть, несколько путано, кажется, по любому обсуждавшемуся вопросу и всегда с тенденцией к сглаживанию разногласий. Однажды, по его предложению, мне пришлось выступить на страницах редактируемого им журнала "Bulletin of Atomic Scientists" с полемической статьей в духе нашей советской идеологии.

2 декабря 1980 года

Д. Скобельцын

* * *

Архив акад. Д. В. Скобельцына, относящийся к истории возникновения Пагуошского движения, представляет значительный интерес не только потому, что содержит неопубликованные письма таких ученых, как Рассел, Жолио-Кюри, Скобельцын, относящиеся к подготовке исторически важного документа, известного под названием Манифеста Рассела-Эйнштейна, методология которого определяла более чем 30-летнюю полезную деятельность Пагуошского движения, но и потому, что вносит существенные коррективы в оценку деятельности ученых в борьбе за мир в предпагуошскую пору, которая дана в книге проф. Дж. Ротблата, являющегося историографом Пагуошского движения.

Справедливость упреков Скобельцына к Ротблату относительно игнорирования последним большой роли Жолио-Кюри в предпагуошском движении ученых подтверждается документами. Так, Декларация (док. N7) представляет собой вариант Манифеста, предложенный Жолио-Кюри, который существенно отличается от опубликованного. В Декларации Жолио-Кюри утверждается, что существование запаса атомных и термоядерных бомб совсем не является гарантией мира.

Как известно, похвальные слова ядерному оружию как фактору, якобы обеспечивающему мир, в настоящее время стали модными, например, в устах М. Тэтчер и др., и, возможно, окажутся главным препятствием на пути полного ядерного разоружения, предложенного Советским Союзом. Мнение элиты ученых играет существенную роль и сейчас.

Декларация Жолио-Кюри не содержит фразы, которая имеется в опубликованном Манифесте, что "искоренение войны потребует мер по ограничению национального суверенитета". Жолио-Кюри все-таки сделал соответствующее замечание в сноске к опубликованному варианту Манифеста3 . К сожалению, в буклете 1984 г. Ротблат примечание вычеркнул.

Из документов видно, какая широкая деятельность была развита Жолио-Кюри в процессе подготовки конференции ученых. С самого начала в предпагуошском движении наметились два подхода к роли ученых. Жолио-Кюри предполагал, что движение примет широкий, всемирный размах. Он пишет письмо в ООН и предлагает намечавшейся ею Всемирной конференции по мирному использованию атомной энергии придать организационно мирную политическую направленность. Наконец, в письме Расселу (док. N 4) он сожалеет о своей неудаче. Отношение Рассела к предложению Жолио-Кюри выражено в его письме Эйнштейну от 11 февраля 1955 г.: "Жолио-Кюри верит в широкие возможности крупных международных форумов ученых... Я полагаю, что небольшая группа видных представителей науки способна сделать гораздо больше, по крайней мере, на первых порах"4 . Это предложение Рассела имело некоторый, правда, спорный смысл. Слова его - "по крайней мере, на первых порах" - относятся к тому времени, когда среди небольшого числа подписавших Манифест были такие лица, как Эйнштейн, Рассел, Жолио-Кюри, Юкава и другие лауреаты Нобелевской премии. Но уже на первой Пагуошской конференции не было ни Эйнштейна, ни Жолио-Кюри, да и сам Рассел отсутствовал.


3 Должно быть согласовано со всеми, в интересах всех (professor Joliot-Curie wishes to add that these limitations are to be agreed by all and in the interest of all)

4 Einstein on Peace. N. Y. 1981, p. 623.

стр. 100


В последующих Пагуошских конференциях вообще почти отсутствовала та научная элитарность, которую защищал Рассел. Он сохранился лишь в том, что почти на протяжении 30 лет постоянным секретарем исполкома Пагуошского движения и его историографом был Ротблат, определяющая организационная роль которого в истории движения несомненна. Он продолжал держаться в вопросе о формах Пагуошских конференций позиции, противоположной Жолио-Кюри.

В 1973 г., будучи избраным членом Пагуошского совета и его исполкома, исполняя затем эти обязанности, я все время чувствовал неудовлетворенность как своей работой, так и эффективностью Пагуошского движения вообще. Все эти годы меня преследовала мысль, что оно, обладая тем богатством идей, которое содержится в Манифесте Рассела- Эйнштейна, не смогло его использовать - возглавить международное антивоенное движение. Мы в Пагуошском движении оказались в роли "скупого рыцаря", сидящего на закрытом сундуке, наполненном сокровищами. Представление об этих сокровищах дают две выдержки из Манифеста, провозглашенного 30 лет тому назад:

"Мы должны научиться мыслить по-новому. Мы должны научиться спрашивать себя не о том, что надо сделать, чтобы обеспечить военную победу лагерю, к которому мы принадлежим. Такой возможности больше не существует. Мы должны задавать себе следующий вопрос: "Какие шаги надо предпринять, чтобы предупредить военный конфликт, исход которого гибелен для всех его участников?". И далее указываются способы решения проблемы не на пути конфронтации, а на пути сотрудничества: "В данном случае мы выступаем не как представители того или иного народа, континента или вероучения, а как люди, как представители рода человеческого, дальнейшее существование которого находится под угрозой... Все мы пристрастная в своих чувствах, однако как люди мы должны помнить, что разногласия между Западом и Востоком должны решаться таким образом, чтобы дать возможное удовлетворение всем: коммунистам и антикоммунистам, азиатам; европейцам или американцам, белым и черным".

Результат этих размышлений был изложен мною на одном из пленарных заседаний Пагуошской конференции в Мюнхене в 1977 году. Уместно привести выдержки из этого выступления: "Я хотел бы напомнить вам одно фундаментальное положение Манифеста: "Мы должны научиться мыслить по-новому. Мы должны научиться спрашивать себя не о том, что надо сделать, чтобы обеспечить военную победу лагерю, к которому мы принадлежим. Такой возможности больше не существует". Гонка вооружений показывает, что мы не убедили мир в том, что "такой возможности больше не существует". Может быть, мы сами не убеждены в этом? Почему мы не смогли убедить политиков и народы принять положения Манифеста относительно "риска всеобщей смерти"? Слова о том, что не существует возможности обеспечить победу "тому лагерю, к которому мы принадлежим", звучат в Манифесте скорее как "заповеди". Может быть, следует написать нечто вроде "научной Библии", где цифрами и фактами мы могли бы доказать, что "риск всеобщей смерти" действительно существует, и продемонстрировать бессмысленность гонки вооружений. Такой детальный Меморандум, написанный учеными и подписанный выдающимися учеными, должен быть послан в ООН, этот Меморандум должен лежать на письменных столах политических деятелей, которые ответственны за судьбы мира. Он должен быть переведен на многие языки и стать доступным всем народам". Это мое выступление не имело каких-либо последствий. Оно нашло место лишь в материалах Пагуошских конференций.

Публикуемые документы дают ответ и на вопрос, почему среди подписавших знаменитый Манифест нет советских ученых. Согласно документам, как Жолио-Кюри, так и Рассел приглашали Скобельцына под-

стр. 101


писать Манифест, и он дал свое согласие. И лишь бюрократические трудности "рогласования" того времени с директивными органами лишили его этой возможности.

М. А. Марков

N 1

Г-ну Д. В. Скобельцыну1

Академия наук СССР

1 декабря 1954 г.

Мой дорогой Скобельцын,

Как Вам сообщил академик Опарин2 , Всемирная федерация научных работников предпринимает в настоящее время усилия по расширению перспектив и состава участников Международной конференции научных работников, вопрос о проведении которой изучается в ООН. Направляю Вам для возможного использования копию моего письма г-ну Председателю Генеральной Ассамблеи ООН и его ответ.

Мы хотели бы рассчитывать на Ваше участие в Оргкомитете конференции, которая будет организована или под эгидой ООН иди же отдельно; цель же данного письма - официально заручиться Вашей поддержкой. Оргкомитет будет состоять из ограниченного круга лиц, в число которых входят в настоящее время кроме меня наши коллеги С. Ф. Пауэлл3 и Л. Инфельд4 .

Примите, мой дорогой Скобельцын, мои заверения в наилучших чувствах.

Фредерик Жолио-Кюри5

Приложение. О проекте международной конференции ученых о социальных последствиях использования атомной анергии.

Растущее беспокойство народов по поводу использования результатов исследований ядерной физики для создания оружия массового уничтожения и контраст этой перспективы с теми возможностями, которые открываются при их применении в мирных созидательных целях, привели отдельных ученых из многих стран мира к мысли о созыве международной конференции ученых для обсуждения сложившейся ситуации и выработки возможной программы действий.

В мае 1954 г. Индийская ассоциация научных работников предложила Всемирной федерации научных работников обратиться в ООН с инициативой проведения такой конференции. Этот вопрос обсуждался на 13-м заседании Исполнительного комитета Всемирной федерации научных работников, состоявшемся в Вене в 1954 году.

В конце сентября 1954 г. американская делегация на Генеральнрй Ассамблее ООН выступила с предложением о проведении под эгидой ООН международной конференции ученых, на которой бы обсуждались вопросы мирного использования атомной энергии. Однако конференция, предлагаемая американской делегацией, отличается от той, проект которой обсуждался на сентябрьском заседании Исполнительного комитета Всемирной федерации научных работников, так как 1. предполагается, что в ней примут участие ученые, назначенные правительствами своих стран, и таким образом являющиеся официальными правительственными делегатами; 2. приглашение не будет универсальным. В частности, не предполагается участие ученых из Китайской Народной Республики; 3. повестка дня ограничивается обсуждением узких технических вопросов мирного использование атомной энергии.

Соответственно президент Всемирной федерации научных работников 5 ноября 1954 г. обратился с письмом к Председателю Генеральной Ассамблеи и Генеральному секретарю ООН, в котором подчеркивал желательность расширения проекта предлагаемой Объединенными нациями конференции по следующим пунктам:

1. Расширение повестки дня за счет включения дополнительно к обсуждению вопросов мирного использования атомной энергии следующих:

а) опасность атомного, ядерного, биологического и других видов оружия;

б) научно-технический аспект проблемы контроля за использованием атомной энергии;

в) медицинский аспект цррблемы использования атомной энергии, и т. д.

2. Расширение круга приглашенных на конференцию за счет представителей от тех организаций ученых, которые активно включились в обсуждение социальных последствий использования атомной энергии и развития науки в целом.

Председатель Генеральной Ассамблеи ООН подтвердил получение письма и сообщил, что его копии распространены среди членов Ассамблеи.

С организационной точки зрения безусловно есть ряд преимуществ проведения конференции под эгидой ООН. Однако если делегаты Генеральной Ассамблеи не сочтут возможным расширить рамки конференции по указанным направлениям, остается настоятельная необходимость созыва конференции, о которой речь шла выше,

стр. 102


Именно поэтому в соответствии с духом дискуссий, состоявшихся на 13-м заседании Исполнительного комитета Всемирной федерации научных работников, проф. Жолио- Кюри предложил, чтобы видные ученые - члены федерации или аффилированных с ней организаций образовали ядро - Организационный комитет по подготовке конференции по вышеуказанным проблемам, если ООН не сочтет возможным расширить проект- своей конференции.

Ниже приводится список лиц, которые уже изъявили желание войти в этот комитет: 1. Проф. Ф. Жолио-Кюри (Франция). 2. Проф. Д. В. Скобельцын (СССР). 3. Проф. К. Ф. Пауэлл (Великобритания). 4. Проф. Л. Инфельд (Польша).

Следует отметить, что имеются очень большие надежды на то, "те многие другие организации, не примыкающие к Всемирной федерации научных работников предложат своих представителей для участия в работе Организационного комитета. Конечно, успех конференции зависит от возможно более широкой поддержки и участия в ней ученых, как состоящих в самых различных организациях, так и в них не состоящих. Кому-то нужно было сделать первый шаг, и инициатива Всемирной федерации научных работников вполне оправдана, но это вовсе не означает каких-либо намерепий или надежд на то, что участие этой федерации в работе конференции будет доминирующим.

Далее, нам бы очень не хотелось, чтобы у кого-то создалось впечатление, что наша конференция - это некий вызов конференции, предлагаемой ООН. Напротив, мы надеемся, что в случае если все-таки придется проводить две конференции, большинство ученых, которые примут участие в конференции ООН, не оставят без внимания и нашу, более широкую. Для этого желательно, чтобы она состоялась незамедлительно после конференции ООН и в месте, расположенном где-то неподалеку.

Проведению конференции способствовали бы следующие шаги:

1. Всем аффилированным с Всемирной федерации научных работников организациям следует ознакомить своих членов с данным проектом, чтобы приступить к обсуждению целей и повестки дня конференции.

2. Им следует, если они еще этого не сделали, обратиться к главам делегаций их стран на Генеральной Ассамблее ООН с просьбой о поддержке предложения о расширении проекта конференции ООН в направлениях, указанных в письме проф. Жолио-Кюри председателю Генеральной Ассамблеи ООН.

3. Желательно, чтобы они порекомендовали, какие организации из их стран следовало бы привлечь к подготовке конференции.

4. Чтобы они назвали имена видных ученых, которых было бы желательно пригласить в учредители конференции.

Мы были бы признательны, если бы организации и отдельные лица обратились к нам с предложениями о мерах, способствующих успеху конференции, превращению ее в действительно представительный форум самых широких научных кругов. С предложениями следует обращаться к президенту Всемирной федерации научных работников проф. Ф. Жолио-Кюри по адресу: Париж V, Пляс Марселэн Бертоло, Коллеж де Франс,

22 ноября 1954 г.

N 2

ВСЕМИРНАЯ ФЕДЕРАЦИЯ НАУЧНЫХ РАБОТНИКОВ

К аффилированным организациям

3 декабря 1954 г.

Дорогой друг,

К этому письму прилагаются копии (на английском и французском языках) Меморандума о предлагаемой Международной конференции ученых по социальным последствиям использования атомной энергии.

Мы были бы признательны, если бы Вы прислали свои комментарии и предложения по этому весьма важному проекту нашему президенту проф. Ф. Жолио-Кюри по адресу: Париж V, Пляс Марселэн Бертоло, Коллеж де Франс.

Было бы полезно, если бы кто-либо из членов вашей организации специально занялся сбором этих предложений, с тем чтобы максимально ускорить процесс их обработки.

Искренне Ваш Дж. Г. Краузер Генеральный секретарь

N 3

Г-ну Ф. Жолио-Кюри

Президенту Всемирной федерации научных работников

Москва, 22 декабря 1954 г.

Дорогой Жолио,

Получил Ваше письмо от 1 декабря 1954 г., в котором Вы уведомляете меня о мерах, предпринимаемых Всемирной федерацией научных работников для созы-

стр. 103


ва международной конференции по проблемам атомной энергии, и в котором Вы просите меня войти в состав Оргкомитета этой конференции.

Я с удовольствием принимаю Ваше предложение и сделаю все от меня зависящее для успешной работы этого комитета.

Примите мои заверения в наилучших чувствах.

Искренне Ваш Д. Скобельцын

N 4 Графу Расселу6

Париж, 7 июня 1955 г.

Дорогой лорд Рассел,

Уведомляю Вас о получении Ваших писем от 12 и 14 мая 1955 г. Наши письма - мое от 13-го и Ваше от 12-го - видимо разошлись друг с другом.

Я тщательно перечитал и эти оба письма, и письма, которые Вы мне написали 4 февраля, 5 апреля и 27 апреля 1955 г., последнее после нашей встречи 21 апреля 1955 г.

После получения Ваших писем от 12 и 14 мая у меня создалось впечатление, что мы рискуем впасть в недоразумение, которого не желаете ни Вы, ни я.

Я всегда считал, что тот текст, который Вы направили мне и некоторым из наших коллег, является проектом ("a statement of which I enclose a draft"*), в этом мнении я утвердился во время нашего разговора и после получения Вашего письма от 27 апреля 1955 г.

В моем письме от 13 мая я стремился главным образом объяснить, в каком духе я предложил бы Вам внести в текст некоторые изменения. Я полагаю, что они позволили бы избежать некоторой путаницы и усилили бы Ваш проект.

Хотел бы ответить также на Ваш вопрос о возможности подписания Вашего проекта декларации.

К сему прилагаю текст, разработанный на основе Вашего первоначального проекта, который составлен с учетом нашей переписки и нашей беседы.

Если Вы согласитесь с данными изменениями в Вашем тексте, то этот новый вариант декларации я готов подписать. В любом случае я не вижу никаких препятствий к тому, чтобы Вы смогли сослаться на прилагаемый текст, который я подписываю.

Искренне Ваш Ф. Жолио Кюри

P.S. По поводу собрания Инициативного комитета для обсуждения вопроса о созыве Международной конференции научных работников - я считаю его очень желательным и возможным. Я хотел бы знать вашу позицию в этом вопросе, а также собираетесь ли Вы на нем присутствовать.

N 5

12 мая 1955 г.

Уважаемый проф. Жолио-Кюри,

Во время нашей встречи в Париже 20 апреля у меня сложилось впечатление, что Вы могли бы подписать дополненный проект, который мы обсуждали (дополнения никоим образом не изменили его сути). Я был бы Вам признателен, если бы Вы дали мне знать определенно, так ли это. Я нахожусь в некоторой растерянности в связи с новой линией Коммунистической партии, объявленной Хрущевым и поддержанной Торезом, согласно которой водородные бомбы могут разрушить западную цивилизацию, но никак не Россию и Китай. Как мне стало известно, Вы не отделяете себя от этой новой линии, и если это так, то очевидно, что Вы не можете подписать проект, который мы обсуждали. Насколько я понял, Вы собираетесь послать этот проект некоторым ученым в Польше, России и Китае. Но полагаю, что в свете новой политики получить их подписи будет невозможно, хотя я и не знаю, обращались ли Вы к ним с этим проектом. Если окажется невозможным получить подписи коммунистов, я считаю своим долгом опубликовать заявление с теми подписями, которые уже имеются на сегодняшний день, а к нему добавить сообщение, что заручиться поддержкой коммунистов не удалось. Хотя, конечно, будучи вынужден поступить подобным образом, я буду испытывать большое сожаление, так как моя основная цель - это уменьшение напряженности между Западом и Востоком. Я был бы благодарен Вам, если бы Вы сообщили мне свое отношение к этому трудному вопросу. Дело весьма срочное, и я надеюсь, что Вы сумеете ответить мне в течение нескольких дней.

Искренне Ваш Бертран Рассел

N 6

14 мая 1955 г.

Уважаемый проф. Жолио-Кюри, Благодарю Вас за Ваше письмо от 13 мая, которое пересеклось с моим от


* Заявление, проект которого я приложил.

стр. 104


12 мая. Я глубоко признателен Вам за то, что несмотря на плохое самочувствие Вы нашли силы рассмотреть поднятые вопросы. Я полностью согласен с тем, что Вы говорите о вмешательстве во внутренние дела других государств, но не вижу, какое это имеет отношение к тому, что мы обсуждаем.

Что касается запрещения термоядерного оружия, то мне представляется, что этот вопрос достаточно полно отражен в тексте, который мы обсуждали совместно. Как я уже объяснял при нашей встрече, я не могу пойти на сколько-нибудь существенные изменения этого текста, так как в этом случае пришлось бы отказаться от подписи Эйнштейна, чего делать, естественно, не хотелось бы. И, кроме того, по моему мнению, все то, что сказано в тексте об отказе от термоядерного оружия, это как раз то, что я намерен отстаивать. Так, в действительности, в тексте содержится все то же, только может быть в более краткой форме, что и в Вашем письме, поэтому вся разница между Вами и мной лишь в интонациях. Мне представляется, в частности, что Вы, возможно, не уделили должного внимания параграфу, начинающемуся со слов "Хотя соглашение об отказе от термоядерного оружия...", который заканчивается утверждением, что мы должны приветствовать соглашение о его запрещении.

Я готов ждать в течение двух недель, а может быть, и несколько дольше, предложений и суждений от тех людей, которые, как можно предполагать, подпишут манифест. Но уже сейчас подписей достаточно для того, чтобы опубликовать его, даже если к нам больше никто не присоединится. Я был бы очень огорчен, если бы Вашей подписи под Манифестом не оказалось, так как одной из основных целей было построить мост между точками зрения коммунистов и антикоммунистов, и я полагал, что мой проект не содержит ничего опровергающего рациональные мнения тех и других. Я никоим образом не убежден, что встреча людей, к которым я обращался, включая и тех, кто отказался подписать, могла бы принести хоть какую-нибудь пользу. Но я готов выслушать аргументы "за". Я не думаю, что те, кто отказался подписать манифест, независимо от того, исповедуют они коммунистические или антикоммунистические взгляды, склонны к тому, чтобы вообще искать приемлемую для всех формулу. Возможно, я слишком пессимистично смотрю на вещи.

Я надеюсь, что мое письмо от 1 мая не очень огорчило Вас - оно явилось результатом недоразумения. Что меня беспокоит теперь, это готовы ли Вы подписать предлагаемый вариант, хотя я намерен некоторое время подождать, пока Вы не примете окончательного решения.

Меня очень беспокоит то, что Вы себя плохо чувствуете, но я надеюсь, что Вы скоро поправитесь. Мне бы не хотелось беспокоить Вас в таком состоянии, но дело, к сожалению, не терпит отлагательств. Желаю Вам скорейшего выздоровления,

Искренне Ваш Бертран Рассел

N 7

Г-ну проф. Скобельцыну

Мой дорогой коллега,

Некоторое время назад Вы должны были получить письмо, которое я Вам направил через лорда Рассела, а также копию моих общих замечаний, посланных мною лорду Расселу.

К сему прилагаю копию моего письма лорду Расселу и декларацию (новый вариант), которую я лично готов подписать.

Примите, дорогой коллега, мои заверения в наилучших чувствах,

Фредерик Жолио-Кюри

ДЕКЛАРАЦИЯ

Человечество находится сегодня в том роковом положении, которое требует, как мы считаем, от ученых проведения Международной конференции научных работников для того, чтобы все оценили и осознали угрозу, которую несет в себе существование и совершенствование оружия массового поражения.

Следует привлечь внимание всех людей к необходимости исключить войну между государствами как средство решения международных споров и уяснить, что наличие атомного и термоядерного оружия (или существующих запасов) ни в коем случае не является гарантией мира.

Лица, подписавшие этот документ, выступают здесь не в качестве представителей той или иной нации, континента или вероучения, а как люди, отдающие себе отчет в огромной опасности, которую представляет для рода человеческого применение атомного и термоядерного оружия.

В настоящее время в разных частях света имеют место конфликты и идеологические противоречия. Каждый сознательный политический деятель испытывает необходимость примкнуть в этой борьбе к одной из сторон. Мы, однако, призыва-

стр. 105


ем Вас найти то общее, что объединяет всех представителей одного биологического вида, имеющего славную историю, и исчезновения которого не желает никто.

Ни одной из сторон мы не должны отдавать никакого предпочтения. Опасность грозит всем людям без исключения, и если это поймут все, то есть надежда избежать ее общими усилиями.

Во всех наших рассуждениях следует принимать во внимание новые и решающие факторы, возникшие с появлением новых видов оружия массового поражения. Не может более идти и речи о поиске мер по обеспечению военной победы той группировке, которой мы отдаем предпочтение, т. к. подобные меры иллюзорны. Вопрос, на который мы должны дать ответ, звучит так: какие меры необходимы для предупреждения военного столкновения, губительного для всех сторон.

Ни общественность, ни даже многие высокопоставленные деятели не представляют себе последствий войны с применением термоядерных бомб. Общественность продолжает считать, что речь идет об уничтожении городов. Все хорошо понимают, что новые бомбы намного мощнее старых, и что если одной атомной бомбой была уничтожена Хиросима, то водородная бомба способна уничтожить самые крупные города, такие, как Лондон, Нью-Йорк или Москва. Не вызывает сомнений, что в войне с применением атомных или водородных бомб крупные города будут сметены с лица земли. Однако это лишь одно из многочисленных бедствий, которые нам грозят. Если будет уничтожено все население Лондона, Нью-Йорка и Москвы, мир тем не менее сможет через несколько веков оправиться от этого потрясения. Но сегодня мы знаем, особенно после испытаний на Бикини, что термоядерные бомбы могут нести разрушения на территории гораздо большие, чем предполагалось ранее.

Было объявлено, что существуют серьезные разработки, доказывающие возможность создания уже сейчас бомб в 2500 раз мощнее той, что уничтожила Хиросиму. Одна такая бомба, взорвавшись недалеко от поверхности земли или под водой, вызовет выброс радиоактивных частиц в верхние слои атмосферы. Эти частицы постепенно опускаются и оседают на поверхности земли в виде смертоносной пыли или дождей. Именно такой пылью были заражены японские рыбаки и их улов. Никто не может определить границ распространения таких смертоносных радиоактивных частиц, однако лучшие специалисты единодушны во мнении, что война с применением термоядерного оружия может, е технической точки зрения, уничтожить все человечество.

Следует помнить, что в случае применения большого количества водородных бомб мгновенно погибнет лишь меньшая часть человечества, тогда как большая его часть будет обречена на медленную смерть от болезней и последствий радиоактивного распада.

Многие видные учене и военные стратеги неоднократно предупреждали об этом. Мы не можем сказать, что будут наихудшие результаты во всех случаях, но можем утверждать, что такое возможно. Это общее мнение, которое разделяют наши коллеги. Это мнение никоим образом не зависит от их идеологических убеждений или взглядов.

Оно зависит лишь, как показали наши исследования, от степени личной осведомленности. Мы пришли к выводу, что те, кто знает больше, настроены наиболее мрачно.

Ужасные последствия применения атомного и термоядерного оружия убедительно доказывают всем насущную необходимость решения спорных вопросов между государствами путем переговоров, а не военными методами.

Было бы опасно продолжать рассматривать войну как средство решения спорных вопросов между государствами даже при условии запрещения оружия массового поражения. Какими бы прочными ни были договоры о неприменении атомных и водородных бомб, заключенные в мирное время, они не способны предотвратить возможность новой мировой войны; с началом войны оба враждующих лагеря непременно возобновят их производство, т. к. если один из них откажется от этого, то у второго будет гораздо больше шансов выйти победителем.

Почему люди не делают все необходимое, чтобы покончить с войнами и решать все вопросы путем переговоров?

Потому что для большинства из них опасность существует как опасность для человечества, воспринимаемая довольно смутно, а не конкретно для них, для их детей и тех, кто им дорог. Они не могут представить себе, что гибель грозит лично им и тем, кого они любят.

Мы считаем, что наличие запасов ядерных и термоядерных бомб ни в коем случае не может являться гарантией мира. Напротив, договор об уничтожении ядерного и термоядерного оружия даже в рамках общего сокращения вооружений, хотя и не является окончательным решением вопроса, был бы очень важен со всех точек зрения.

Во-первых, подобное соглашение уменьшило бы международную напряженность.

Во-вторых уничтожение ядерного и термоядерного оружия при наличии серьезных гарантий, что это же будет сделано и противоположной стороной, уменьшит страх перед внезапным нападением, страх, который способствует поддержанию в мире опасного состояния, нервного напряжения.

стр. 106


Подобное соглашение явилось бы важным шагом на пути к ликвидации войн между государствами и мы встретили бы его с большой радостью.

Большинство из нас не придерживаются нейтральных взглядов, однако, будучи людьми, мы должны помнить, что спорные вопросы, возникающие между различными нациями, должны быть решены к полному удовлетворению сторон; эти проблемы не должны решаться военным путем. Мы хотим, чтобы это поняли все.

Как люди мы обращаемся ко всем людям мира: помните о своем человеческом достоинстве, давайте действовать вместе, какими бы ни были наши расхождения.

Именно человек освободил силы, поставившие его перед проблемой, которая волнует нас сегодня. Поэтому в его власти сделать так, чтобы эти силы не были употреблены для его уничтожения. Как писал Эйнштейн, "отвратить эту угрозу стало самой насущной проблемой нашего времени".

Если мы сумеем сделать правильный выбор, перед нами откроется долгий путь непрерывного прогресса в счастьи и справедливости, знании и мудрости.

N8

Академику Д. Скобельцыну,

Академия наук СССР.

5 апреля 1955 г.

Уважаемый сэр,

По соглашению с проф. Эйнштейном я пытаюсь заручиться поддержкой небольшой группы самых видных ученых (список прилагается) заявления об опасности термоядерного оружия, проект которого я прилагаю *. Хочется надеяться, что обнародование такого заявления, подписанного людьми из разных стран мира, самых различных политических убеждений, явится прелюдией к проведению международного конгресса ученых, на котором была бы принята резолюция, подобная той, проект которой я прилагаю. Я полагаю, что все это способствовало бы в какой-то степени убеждению как общественности, так и правительств в том, что необходимы шаги по предотвращению термоядерной войны. Я был бы Вам признателен, если бы Вы сообщили мне, готовы ли Вы подписать прилагаемый проект.

Ваш Бертран Рассел Приложение.

Предполагаемые подписывающие:

лорд Адриан, д-р х. Дж. Баба, проф. Нильс Бор, проф. Макс Борн,.проф., Альберт Эйнштейн, проф. А. Хаддоу, проф. д-р От то Ханн, проф. _Л. Инфельд, проф. Ф. Жолио Кюри, д-р Ли Цзе Куань, д-р В. Паули, проф. С. Ф. Пауэлл, Бертран Рассел, проф. Манне Зигбан, акад. Д. Скобельцын, проф. Х. С. Урей, проф. Хидеки Юкава,

N 9

22 июня 1955 г.

Уважаемый академик Скобельцын,

Некоторое время назад я послал Вам проект заявления об опасностях ядерной войны, подписать которое я просил нескольких самых видных ученых. Я боюсь, что мое письмо не дошло до Вас, и поэтому посылаю Вам еще раз текст заявления. Я был бы Вам крайне признателен, если бы Вы сообщили мне, готовы ли Вы его подписать. Я также прилагаю список тех лиц, кто уже согласился подписать. Есть еще несколько человек, которые пока не ответили определенно. К ним я тоже обращаюсь, так как обстановка в мире очень напряженная, и хотелось бы опубликовать это заявление как можно скорее.

Искренне Ваш Бертран Рассел.

N 10

МАНИФЕСТ РАССЕЛА-ЭЙНШТЕЙНА (1955 г.)

Мы считаем, что в том трагическом положений, перед лицом которого оказалось человечество, ученые должны собраться на конференцию для того, чтобы оценить опасность, которая появилась в результате создания оружия массового уничтожения, и вынести резолюцию в духе прилагаемого проекта.

В данном случае мы выступали не как представители того или иного народа, континента или вероучения, а как люди, как представители рода человеческого, дальнейшее существование которого находится под угрозой. Мир полон конфликтов, й все второстепенные конфликты отступают перед титанической борьбой между коммунизмом и антикоммунизмом. Почти каждый человек остро чувствует политическую обстановку, питает симпатию или антипатию к той или иной проблеме, но мы хотим, чтобы вы, если это возможно, отбросили эти чувства и рассматри-


* См. документ N 10 - Манифест Рассела - Эйнштейна.

стр. 107


вали себя только как представители одного биологического вида, имеющего замечательную историю развития, и исчезновения которого никто из нас не может желать. Мы должны попытаться сказать об этом так, чтобы ни один из лагерей не смог обвинить нас в пристрастности. Всем, без исключения, грозит опасность, и если эта опасность будет осознана, есть надежда предотвратить ее совместными усилиями. Мы должны научиться мыслить по-новому. Мы должны научиться спрашивать себя не о том, что надо сделать для того, чтобы обеспечить военную победу тому лагерю, к которому мы принадлежим. Такой возможности больше не существует. Мы должны задавать себе следующий вопрос: "Какие шаги надо предпринять, чтобы предупредить военный конфликт, исход которого гибелен для всех его участников?".

Общественность и даже многие деятели, находящиеся у власти, не представляют себе, что будет поставлено на карту в ядерной войне. Общественность все еще рассматривает ее как средство уничтожения городов. Понятно, что новые бомбы являются более мощными по сравнению со старыми, и что в то время как одна атомная бомба смогла уничтожить Хиросиму, одной водородной бомбы хватило бы для того, чтобы стереть с лица земли такие крупнейшие города, как Лондон, Нью-Йорк и Москва. Нет сомнения, что в войне с применением водородных бомб большие города будут сметены с лица земли. Но это еще не самое большое несчастье, с которым придется столкнуться. Если бы погибли все жители Лондона, Нью-Йорка и Москвы, человечество могло бы в течение нескольких столетий оправиться от этого удара. Но теперь мы знаем, особенно после испытаний на Бикини, что ядерные бомбы могут постепенно приносить смерть и разрушение на более обширные территории, чем предполагалось. Мы авторитетно заявляем, что сейчас может быть изготовлена бомба в 2500 раз более мощная, чем та, которая уничтожила Хиросиму. Такая бомба, будучи взорванной над землей или под водой, посылает в верхние слои атмосферы радиоактивные частицы. Они постепенно опускаются и достигают поверхности земли в виде смертоносной радиоактивной пыли или дождя. Именно такая пыль привела к заражению японских рыбаков и их улова. Никто не знает, как далеко могут распространяться такие смертоносные радиоактивные частицы. Но самые большие специалисты единодушно утверждают, что война с применением водородных бомб вполне может уничтожить род человеческий. Есть опасность, что в случае использования большого количества водородных бомб, последует всеобщая гибель - внезапная только для меньшинства, а для большинства - медленная и мучительная. Многие предупреждения уже делались видными учеными и авторитетами в области военной стратегии. Но ни один из них не скажет категорически, что гибельные результаты неизбежны. Они считают, что катастрофа вполне возможна и что никто не может быть уверен в том, что ее можно избежать. Мы убедились в том, что точка зрения специалистов на эту проблему не зависит в какой-либо степени от их политических взглядов. Она зависит только, как показали наши исследования, от объема тех знаний, которыми располагают специалисты. Мы установили, что люди, которые знают очень много, придерживаются наиболее пессимистических взглядов.

Поэтому тот вопрос, который мы ставим перед вами, - вопрос суровый, ужасный и неизбежный: должны ли мы уничтожить человеческий род, или человечество должно отказаться от войны?* Люди не хотят столкнуться с этой альтернативой, так как очень трудно искоренить войну. Искоренение войны потребует мер по ограничению национального суверенитета, которые будут ненавистны чувству национальной гордости**. Однако больше, чем что бы то ни было, мешает оценке обстановки понятие "человечество", которое кажется туманным и абстрактным. Люди едва ли представляют себе, что опасности подвергаются они сами, их дети и внуки, а не только абстрактно воспринимаемое понятие "человечество". Они не могут заставить себя осознать то, что им самим и их близким грозит неминуемая опасность погибнуть мучительной смертью. И поэтому люди полагают, что войны, вероятно, могут продолжаться при условии, что будет запрещено современное оружие. Это иллюзорная надежда. Какие бы соглашения по запрещению использования водородных бомб не были достигнуты в мирное время, их будут считать необязательными в военное время. И обе стороны немедленно приступят к изготовлению водородных бомб, как только разразится война, потому что, если одна сторона начнет изготовлять водородные бомбы, а другая нет, то та сторона, которая обладает водородными бомбами, неизбежно окажется победительницей.

Хотя любое соглашение о запрещении ядерного оружия как часть общего сокращения вооружений не дает окончательного решения, оно могло бы послужить для достижения некоторых важных целей***. Во-первых, любое соглашение между


* Проф. Жолио-Кюри хотел бы добавить следующие слова: "Как средства разрешения споров между государствами".

** Проф. Жолио-Кюри хотел бы добавить, что об этих ограничениях должны договориться все и в интересах всех.

*** Проф. Мюллер делает оговорку, что это должно означать взаимное и сбалансированное сокращение.

стр. 108


Востоком и Западом полезно в той степени, в какой оно направлено на уменьшение напряженности. Во-вторых, запрещение термоядерного оружия, если каждая из сторон будет считать, что другая сторона честно намерена выполнить обязательства, привело бы к уменьшению страха перед неожиданным нападением в духе Перл-Харбора, который держит в настоящее время обе стороны в состоянии нервного напряжения. Таким образом, мы должны приветствовать такое соглашение только как первый шаг.

Все мы пристрастны в своих чувствах. Однако как люди мы должны помнить, что разногласия между Востоком и Западом должны решаться таким образом, чтобы дать возможное удовлетворение всем: коммунистам и антикоммунистам, азиатам, европейцам или американцам, белым или черным. Эти разногласия не должны решаться силой оружия. Мы очень хотим, чтобы это поняли как на Востоке, так и на Западе.

Перед нами лежит путь непрерывного прогресса в счастьи, знании и мудрости. Изберем ли мы вместо этого смерть только потому, что не можем забыть наших ссор? Мы обращаемся как люди к людям: помните о том, что вы принадлежите к роду человеческому и забудьте обо всем остальном. Если вы сможете сделать это, перед вами открыт путь в новый рай, если вы этого не сделаете, перед вами - опасность всеобщей гибели.

РЕЗОЛЮЦИЯ

Мы призываем этот конгресс, а через него ученых всего мира и мировую общественность подписаться под следующей резолюцией:

"В связи с тем, что в будущей мировой войне будет непременно использовано ядерное оружие, и поскольку это оружие угрожает существованию человечества, мы настаиваем, чтобы правительства всех стран поняли и публично признали, что споры между государствами не могут быть разрешены посредством развязывания мировой войны, и мы требуем поэтому, чтобы они находили мирные средства решения всех спорных вопросов". Готовы подписать 15 июня 1955 г. П. У. Бриджмэн, А. Эйнштейн, Л. Инфельд, Г. Мюллер, С. Ф. Пауэлл, Б. Рассел, Х. Юкава.

N 11

Профессору лорду Бертрану Расселу

1 июля 1955 г.

Уважаемый сэр,

Только 7 июня, после моего возвращения из Парижа, я получил Ваше письмо от 5 апреля с проектом декларации о возможности использования термоядерного оружия в случае войны.

Я внимательно изучил текст декларации, а также проекта резолюции предлагаемого Вами конгресса.

Насколько я понимаю, в основе обоих документов лежит следующий тезис:

"Принимая в расчет последствия возможного использования современных средств массового уничтожения, необходимо подходить к решению всех спорных вопросов в международных отношениях на основе достижения мирных соглашений, признавая недопустимость войны как средства решения таких вопросов".

Я полностью разделяю это положение, и полагаю, что вполне возможно достигнуть соглашение по обоим документам всеми теми, кого Вы включили в список для их подписи.

В соответствии с целями этих документов, которые должны объединить представителей самых разных политических убеждений, необходимо особенно тщательно подойти к составлению окончательного текста документов.

Для подготовки окончательного текста декларации, а также резолюции, было бы желательно организовать встречу тех людей, кто предположительно должен подписать эти документы.

Искренне Ваш академик Скобельцын

N 12

29 августа 1956 г.

Уважаемый академик Скобельцын,

Я обращаюсь к Вам конфиденциально от имени тех, кто в июле прошлого года выступил с публичным заявлением, и чьи имена Вы найдете в конце письма. Мы хотим пригласить Вас стать членом комитета, в который войдут около 20 ученых, и который соберется в конце декабря в Индии с тем, чтобы выступить с предупреждением об опасности развития средств массового уничтожения. Возможно, Вы помните, что предложение о проведении такой конференции содержалось в нашем заявлении.

стр. 109


Несмотря на то, что за прошедший год напряженность в отношениях между великими державами несколько спала, мы считаем, что для проведения такой конференции все еще остаются веские причины. Так, широко распространилась обеспокоенность продолжающимися испытаниями мощных водородных бомб, а также все слышнее требования о необходимости информации о биологических и других последствиях таких испытаний.

Вследствие сложившейся ситуации правительства некоторых стран образовали комитеты по изучению биологических воздействий радиации, а в ООН создана комиссия, в которую вошли представители 15 стран, перед которой поставлены аналогичные задачи. Недавно были опубликованы результаты исследования некоторых из этих комитетов. Из них становится ясно, что в результате этих испытаний вокруг Земли образуется облако радиоактивной пыли, которое, увеличиваясь по мере продолжения взрывов, может привести к увеличению числа заболеваний раком или другими болезнями. Хотя в настоящее время генетическая опасность еще не столь велика, но получить оценки ее масштабов без глобальных исследований невозможно. Без сомнения, комиссия ООН получит ценные результаты, особенно с учетом того, что все необходимые технические данные, по всей вероятности, будут предоставлены правительствами стран-участниц. Тем не менее мы полагаем, что необходимо провести дополнительно независимые исследования по следующим причинам:

а) Работа комиссии, в которую войдут официальные представители, может быть порой ограничена политическими соображениями. Может быть ограничена свобода публикации результатов ее исследований, даже если отдельные ее члены ратуют за всемерную их широту и глубину, а также полное обнародование их результатов.

б) Если общественное мнение не будет настаивать на ускорении работ, сложный механизм таких комиссий может привести к неоправданным проволочкам.

в) Заявление группы независимых ученых, не представляющих свои правительства, руководствующихся только своей совестью, может найти более широкий и благоприятный отклик у общественности, чем официальная информация.

Кроме проблемы биологического воздействия ядерных испытаний, на предполагаемой конференции могли бы быть рассмотрены также следующие вопросы:

1. Непосредственное воздействие радиоактивных осадков в случае термоядерной войны, а также более отдаленные последствия воздействия радиации.

2. Роль испытаний ядерного оружия в гонке вооружений и опасности возможной неограниченной "ядерной войны".

3. Необходимость создания нового международного кодекса, охватывающего все разнообразие использования радиоактивных изотопов в самых различных областях, и опасность небрежного обращения с ними.

Нам представляется, что комитет должен собраться приватно, а уже в конце встречи решить, желательно ли обнародовать факт своего существования и результаты расследований.

Рассылая приглашения на планируемую конференцию, мы старались, чтобы на ней были представлены самые различные политические точки зрения, а также чтобы в ней приняли участие ученые, работающие в самых разных областях, имеющих отношение к обсуждаемой проблеме. Важно найти баланс всех аспектов проблемы с тем, чтобы результаты были признаны всеми. Список предполагаемых участников прилагается.

Мы решили, что встреча комитета пройдет в Индии, незадолго до сессии Индийского конгресса ученых, которая состоится в начале января 1957 года. Мы были бы признательны Вам, если бы Вы сообщили, и как можно раньше, согласны ли Вы стать членом комитета. Мы полагаем, что средства на проведение встречи удастся получить из различных частных источников, так что финансовые соображения пусть не беспокоят Вас при принятии решения по поводу нашего предложения.

Искренне Ваш Бертран Рассел

Макс Борн (Германия), Фредерик Жолио-Кюри (Франция), Л. Инфельд (Польша), Лайус Полинг (США), С. Ф. Пауэлл (Англия), Дж. Ротблат (Англия),Х. Юкава (Япония).

Приложение. Список приглашенных ученых

Проф. Маркус Олифант (Австралия), проф. Жозюэ де Кастро (Бразилия), проф. Ли Цзе Куань (Китай), проф. Нильс Бор (Дания), проф. Луи де Бройль (Франция), проф. А. М. Б. Лакассань (Франция), проф. Отто Ханн (Германия), проф. Вернер Гейзенберг (Германия), проф. Густав Герц (Германия), лорд Адриан (Великобритания), проф. Александр Хзддоу (Великобритания), сэр Сирил Хиншелвуд (Великобритания), д-р Д. С. Котари (Индия), сэр К. С. Кришнан (Индия), проф. Е. Амальди (Италия), проф. С. Томонага (Япония), проф. Мацуо Сузуки (Япония), проф. Георг де Хевесей (Швеция), д-р Георг У. Бидл (США), д-р Детлев У. Бронк (США), проф. А. Г. Комптон (США), проф. Евгений Рабинович

стр. 110


(США), проф. Виктор Вейскопф (США), акад. А. Н. Несмеянов (СССР), д-р Н. И. Нуждин (СССР), акад. Д. В. Скобельцын (СССР), акад. А. В. Топчиев (СССР).

N 13

Лично и конфиденциально

18 октября 1956 г.

Уважаемый профессор Скобельцын,

Хочу сообщить Вам о прогрессе, достигнутом в связи с предложением о конференции ученых в Индии по обсуждению опасностей, связанных с развитием атомного оружия. В настоящее время дела обстоят следующим образом:

а) В дополнение к тем, кто первоначально поддержал идею конференции, также изъявили желание участвовать в ней: де Кастро, Хэддоу, Герц, Хевесей, Котари, Лакассань, Олифант, Рабинович. Топчиев и Сузуки выразили надежду, что смогут участвовать.

б) Не смогут участвовать: Адриан, Бидл, Бор, де Бройль, Ханн, Гейзенберг, Хиншелвуд и Вейскопф. Но все они желают успеха проведению конференции, кроме одного человека, который сомневается в ее полезности.

в) До сих пор еще не получены ответы от некоторых, кому были посланы приглашения. Это Бюргере, Оппенгеймер, Ржевски, Швейцер и Тирринг.

г) Из подписавших заявление намереваются присутствовать: Инфельд, Пауэлл, Ротблат, Юкава.

По полученным уже ответам можно ожидать, что образуется пропорциональный комитет из 15 - 20 человек. Это дает основания для подготовки к проведению конференции, которая предположительно состоится в Дели между 9 и 12 января 1957 года.

Я пока еще не получил Вашего ответа на мое первое письмо с приглашением на конференцию и был бы очень признателен Вам за него. Прилагается более детальный проект повестки дня конференции, и Ваши замечания по ней могли бы оказаться весьма полезными.

Мы были бы Вам очень благодарны, если бы Вы подготовили доклад, в котором был бы отражен опыт советской стороны,

Искренне Ваш Бертран Рассел

N 14

22 ноября 1956 г.

Уважаемый академик Скобельцын,

В связи со сложившейся международной обстановкой и возникшими трудностями с передвижением мы сочли необходимым отложить проведение международной встречи ученых в Индии. Мы надеемся, что удастся провести ее ближе к Пасхе, и в самое ближайшее время я сообщу Вам об этом более подробно.

Искренне Ваш Бертран Рассел

N 15 .

12 декабря 1956 г.

Уважаемый лорд Рассел,

Сообщаю Вам, что получил Ваше письмо от 22 ноября, как и два Ваших предыдущих письма, и благодарю Вас за любезное приглашение принять участие в международной конференции ученых, организуемой Вами и Вашими коллегами.

Мне представляется, что в свете предполагаемого времени проведения встречи (ближе к Пасхе) необходимо учесть также и климатические условия. Лично меня и этот аспект договоренности очень волнует.

Я был бы Вам признателен за окончательную информацию о времени и месте проведения встречи.

Искренне Ваш Д. Скобельцын

N 16

ВСЕМИРНАЯ ФЕДЕРАЦИЯ НАУЧНЫХ РАБОТНИКОВ

11 декабря 1956 г.

Уважаемый академик Скобельцын,

Как Вы уже знаете, международную встречу по проблеме опасности ядерного оружия, проведение которой планировалось в январе в Дели, пришлось отложить. Это решение вызвано тем, что нам не удалось собрать достаточно средств для ее проведения. Мы обращались ко многим частным лицам, но безуспешно. Нами были

стр. 111


получены два предложения о существенной помощи, охватывающей почти все расходы, но с условием, что встреча должна состояться не в Индии. В такой ситуации нам ничего не оставалось, как отложить встречу.

Хотя это и не главная причина, но сложившаяся тревожная обстановка в мире, которая, вообще говоря, делает проведение такой встречи крайне необходимой, повлекла за собой ряд новых осложнений, что могло удержать некоторых участников, принявших приглашение, от поездки в январе в Индию.

Мы надеемся, что задержка не будет долгой, и удастся провести встречу ближе к Пасхе (в марте или апреле). К этому моменту, возможно, страсти, поднятые недавними международными событиями, уже улягутся, и мы сможем провести встречу в менее накаленной обстановке. У нас также имеются веские основания полагать, что финансовые трудности, не позволившие провести конференцию в январе, будут преодолены.

Возможно, что встреча состоится все-таки в Индии, и насколько я понимаю, индийские власти намерены предоставить такие же возможности для проведения ее в пасхальные праздники, как и в январе. Нельзя, однако, не рассматривать и другие возможные места проведения встречи, тем более, если это позволит расширить представительство. Мы надеемся, что сумеем сообщить более подробно и определенно о месте и времени конференции в самом начале будущего года.

Тем не менее, я думаю, полезно изложить здесь степень подготовленности встречи на тот момент, когда было принято решение отложить ее проведение.

Согласились принять участие следующие ученые: Олифант (Австралия), Тирринг (Австрия), де Кастро (Бразилия), Лакассань (Франция), Хэддоу, Пауэлл, Ротблат (Великобритания), Ржевски (Западная Германия), Герц (Восточная Германия), Кришнан, Котари (Индия), Шоу Пей-Юан (Китай), Сузуки, Томонага, Юкава (Япония), Инфельд (Польша), Хевесей (Швеция), Полинг, Рабинович (США), Несмеянов, Скобельцын, Опарин, Сисакян (СССР).

Была предложена следующая повестка дня:

1. Разрушительные возможности ядерного оружия

а) Испытания: I. Генетическое воздействие; II. Соматическое воздействие; III. Воздействие на животных, посевы, морские продукты; IV. Метеорологические эффекты.

б) Использование во время войны: I. Непосредственное воздействие; II. Отдаленные последствия.

2. Мирное использование ядерной энергии

а) Опасности при широком использовании радиации в диагностических целях.

б) Опасности, связанные с широким использованием радиоактивных изотопов.

в) Опасности, связанные с широким распространением ядерных реакторов.

3. Проблемы разоружения и международного контроля

а) Роль ядерных испытаний в гонке вооружений.

б) Возможность использования топлива ядерных реакторов в нелегальных целях.

4. Попытки разработать эффективную схему защиты мирного населения от ядерного оружия.

5. Необходимость нового кодекса международных законов, охватывающего сферу использования радиоактивных материалов.

6. Поддержание постоянных контактов между учеными разных стран для изучения перечисленных выше и аналогичных проблем.

Было бы полезно использовать оставшееся до проведения отложенной встречи время для подготовки сообщений по какому-либо вопросу или группе вопросов повестки дня. На сегодня уже готовы несколько основных докладов, но было бы желательно, чтобы появились и другие.

Нет необходимости говорить, что встреча проводится по инициативе г-на Рассела, и ни Всемирная федерация научных работников, ни какая-либо другая организация формально не имеют к ней отношения. В этой ситуации наиболее эффективным способом привлечь внимание к деятельности Федерации и различных афиллированных с нею организаций явилась бы подготовка сообщений по вопросам повестки дня конференции. Предприняты некоторые шаги с тем, чтобы эти сообщения были сделаны, даже если авторы присутствовать не будут. Комитет по атомным наукам Британской ассоциации научных работников подготовил доклад по пятому пункту повестки дня. Желательно также участие и других организаций. Я был бы признателен, если бы были подготовлены подобные сообщения, а также замечания и предложения по любому аспекту встречи, и был бы рад передать их г-ну Расселу для рассмотрения,

Искренне Ваш Е. Г. С. Буроп7

N 17

8 февраля 1957 г.

Уважаемый академик Скобельцын,

В дополнение к моему письму от 22 ноября по поводу международной встречи ученых по вопросу опасности, связанной с развитием ядерного оружия, сообщаю,

стр. 112


что встреча состоится 8 - 11 июля в Канаде. Нам пришлось отказаться от проведения ее в Индии в основном по финансовым причинам. Нынешние планы оказались возможными благодаря щедрости некоего канадского филантропа, который любезно предоставляет нам свою загородную резиденцию в Пагуоше, в Нова Скотиа, а также предлагает финансовую помощь для оплаты проезда участников.

Я полагаю, что нам удастся успешно провести нашу встречу в Канаде. Не вижу каких- либо затруднений с визами для тех, кто захочет участвовать. Меня также заверили, что вполне возможно провести встречу тихо, не привлекая к ней широкого внимания, а участники уже сами решат, следует ли сделать какое-либо сообщение для прессы.

Я очень надеюсь, что Вы сможете участвовать во встрече в Нова Скотиа. Я думаю, нет нужды подчеркивать, что недавние события в мире, а также ядерные испытания во все возрастающих масштабах делают созыв такой международной конференции неотложным делом.

Вы уже получили проект повестки дня конференции. Я был бы признателен за замечания и предложения по повестке, а также за сообщение.

Насколько я понял, Вы сможете оплатить транспортные расходы по своим каналам. Пребывание же в Пагоуше, безусловно, обеспечит наш любезный канадский хозяин. Сообщите мне, пожалуйста, собираетесь ли Вы принять участие в нашей встрече.

Искренне Ваш Бертран Рассел

N 18

10 апреля 1957 г.

Уважаемый академик Скобельцын,

8 февраля я послал Вам последнее письмо по поводу международной встречи ученых по вопросу опасности, связанной с ядерным оружием, которая должна состояться 8 - 11 июля 1957 года в Пагуоше, Нова Скотиа, но до сих пор не получил ответа. Так как уже необходимо делать последние приготовления, я был бы Вам крайне признателен, если бы Вы сообщили мне, без малейшего промедления, сможете ли Вы участвовать. Я очень надеюсь, что Вы приедете, так как полагаю, что Вы разделяете мое мнение о неотложной необходимости такой встречи в свете последних событий.

Для организационной стороны дела мне было бы желательно знать, сможете ли Вы оплатить дорожные расходы по каким-либо каналам у себя в стране или же Вам необходима помощь из фондов конференции. Вы, вероятно, помните, я подчеркивал, что финансовые вопросы не должны явиться препятствием для чьего-либо участия во встрече, но тем не менее средства из частных источников, предоставленные в наше распоряжение, небезграничны, поэтому было бы желательно, чтобы были предприняты усилия по оплате транспортных расходов из местных источников.

Я советую Вам, если Вы собираетесь приехать, во избежание дорожных затруднений заранее заказать билеты, с тем чтобы успеть в Пагуош к началу конференции. Также следовало бы уже сейчас обратиться за въездной визой. Я со своей стороны постараюсь предпринять шаги с тем, чтобы канадские власти поспособствовали скорейшей выдаче виз участникам конференции. В связи с этим мне понадобятся Ваше полное имя и паспортные данные. Но это обращение к канадским властям имеет смысл лишь в том случае, если Вы сами немедленно обратитесь за визой.

Искренне Ваш Бертран Рассел

N 19

24 января 1958 г.

Уважаемый профессор Скобельцын,

Как Вам известно, на Пагуошской встрече был образован Постоянный комитет для организации таких встреч в будущем, если в них возникнет необходимость. Этот комитет, членами которого являются профессора Пауэлл, Рабинович, Ротблат и Скобельцын, а я - председателем, собрался в Лондоне 16 - 18 декабря. Его работе способствовали профессора фон Вайцзекер и Сцилард.

В распоряжении комитета были результаты опроса некоторых ученых США и Великобритании, из которых выяснилось, что среди ученых этих стран широко распространена обеспокоенность нынешней опасной ситуацией в мире, а также желание внести свой вклад в уменьшение напряженности. Имеются свидетельства таких настроений и в других странах, особенно в СССР, Германии и Японии. Комитет находит, что налицо общий консенсус относительно неудовлетворенности ученых, не желающих ограничиваться одними лишь заявлениями и предупреждениями и считающих, что настало время попытаться внести реальный вклад в решение нынешних проблем.

В свете вышесказанного комитет принял ряд решений, среди которых - проведение встречи в узком кругу в Канаде в период с 31 марта по 11 апреля

стр. 113


1958 года. Этим мы опять обязаны г-ну Сайрусу Итону, любезно предложившему нам свою помощь.

Тема предполагаемой встречи - "Опасности нынешней ситуации, связанной с гонкой ядерных вооружений, пути и средства ее уменьшения". Мы планируем, что во встрече примут участие около 25 человек, представляющих разные страны и самые различные мнения. Они встретятся для того, чтобы приватно обсудить некоторый шаги, которые могли бы способствовать уменьшению международной напряженности и сопряженных с ней опасностей. Список предполагаемых сообщений прилагается. Целью встречи является не только обсуждение этих вопросов, но, по возможности, и выработка путей интернационализации общественного сознания по этим важнейшим проблемам. С тем чтобы спокойно обсудить и осмыслить все вопросы, мы планируем проведение встречи в форме двухнедельных приватных бесед, ограничив официальные заседания несколькими часами по утрам.

Мы не собираемся выступить в заключение с каким-либо публичным заявлением, а опубликуем лишь ход обсуждений поднятых вопросов.

Я был бы очень рад, если бы Вы приняли участие в этой встрече.

Далее, комитет был бы признателен, если бы Вы высказались по предлагаемым вопросам, а также назвали другие темы, которые считаете нужным обсудить. Если Вы захотите принять участие во встрече, мы примем меры для обеспечения Вашего пребывания в Канаде, а также, если необходимо, транспортных расходов.

Искренне Ваш Бертран Рассел

Вопросы, предлагаемые для обсуждения на встрече, посвященной проблеме: "Опасности нынешней ситуации, связанной с гонкой вооружений, пути и средства ее уменьшения"

1. Обязательства, взятые на себя каждой из сторон по ограничению использования оружия в современной ситуации, отмеченной гонкой вооружений, например, возможность взаимного соглашения о неприменении ядерного оружия или ограничении его использования при определенных обстоятельствах.

2. Возможность создания международных органов, например, полицейских сил ООН.

3. Возможность обмена информацией между великими державами по атомному оружию, как и научно-технического персонала, занятого в военных проектах.

4. Разрешение локальных проблем локальными средствами; региональные урегулирования - такие, как нейтрализация отдельных стран.

5. Методы разрешения проблем, относящихся к опасности, исходящей из наличия у многих наций большого количества расщепляющихся материалов, связанного со все более распространяющимся использованием ядерной энергии.

6. Возможность расширения обмена студентами и учеными между различными странами.

К другим темам, которые могли бы быть обсуждены на конференции, относятся специфические проблемы разоружения, такие, как разнообразные возможные технические формы контроля и политические условия, при которых этот контроль станет возможным.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Скобельцын Дмитрий Владимирович (р. 1892 г.) - академик, в указанный период директор Физического института АН СССР.

2 Опарин Александр Иванович (1894 - 1980) - акадомик, директор Института биохимии АН СССР, лауреат Ленинской премии.

3 Пауэлл Сесил Франк (1903 - 1969) - английский физик, иностранный член АН СССР, лауреат Нобелевской премии.

4 Инфельд Леопольд (1898 - 1968) - польский физик.

5 Фредерик Жолио-Кюри (1900 - 1958) - французский физик и общественный деятель, первый председатель Всемирного Совета Мира.

6 Рассел Бертран (1872 - 1970) - английский философ, логик, математик, общественный деятель, лауреат Нобелевской премии.

7 Буроп Эрик Генри Стоили (р. 1911 г.) - английский физик и общественный деятель, один из основателей Пагуошского движения, президент Всемирной федерации научных работников, лауреат Ленинской премии "За укрепление мира между народами".



Опубликовано 13 ноября 2015 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: http://library.by

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.