КОПЕНГАГЕНСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ - НОВАЯ ПАРАДИГМА РЕШЕНИЯ КЛИМАТИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМЫ

Актуальные публикации по вопросам экологии и природопользования.

NEW ЭКОЛОГИЯ


Все свежие публикации



Меню для авторов

ЭКОЛОГИЯ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему КОПЕНГАГЕНСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ - НОВАЯ ПАРАДИГМА РЕШЕНИЯ КЛИМАТИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМЫ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные кнопки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси Аэросъемка - все города РБ KAHANNE.COM - это любовь! Футбольная биржа (FUT.BY) Система Orphus

98 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


С. АГИБАЛОВ, старший эксперт Фонда "Институт энергетики и финансов",

 

А. КОКОРИН, кандидат физико-математических наук, руководитель программы "Климат и энергетика" Всемирного фонда дикой природы (WWF России)

 

Климат и экономика (после саммита в Копенгагене)

 

Саммит в Копенгагене закончился провалом для организаторов и системы ООН, но привел не к остановке деятельности по регулированию климата, а к ее глобальному переформатированию. В этой области сместились акценты: от развитых стран к развивающимся; от углеродного рынка к финансовому механизму с широким использованием новых инструментов и привлечением частного бизнеса; от США в изоляции к США в роли лидера и главного источника давления на Китай и Индию с целью побудить их к активным действиям; от России - спасителя Киотского протокола к России, отстаивающей иной глобальный подход, основанный на действиях всех стран.

 

Научных знаний об антропогенном воздействии на климат 20 лет назад было гораздо меньше, но экологи сумели запустить на мировом уровне процесс ограничения эмиссии парниковых газов1. За этот период политики многих государств, в первую очередь стран ЕС, осознали остроту проблемы изменения климата и необходимость низкоуглеродного роста, но пока радикальных шагов по сокращению выбросов парниковых газов до предположительно безопасного уровня не сделано.

 

В процесс обсуждения и принятия решений были вовлечены мощные экономические силы. Стороны в дебатах более или менее определились: они состоят не столько из "верующих или неверующих" в антропогенную угрозу климату нашей планеты, сколько из тех, кто "готов или не готов" идти на огромные расходы, связанные с предотвращением потенциальной катастрофы. В целом мир согласился с тем, что экономическая деятельность человечества наносит ущерб глобальному климату, а скептики остались в меньшинстве.

 

Вопросы изменения климата непосредственно пересекаются с экономическими в сфере энергетики: именно с ней связан основной объем антропогенных выбросов (порядка 60%); политика государств и меж-

 

 

1 В 1989 г. главы G7 на своей ежегодной встрече признали необходимость принятия всемирной конвенции по глобальным климатическим изменениям. А в 1992 г. в Рио-де-Жанейро на конференции по окружающей среде и развитию была подписана Рамочная конвенция ООН об изменении климата (РКИК ООН).

 
стр. 115

 

государственных объединений в области их сокращения будет одним из основных факторов при принятии решений в этой сфере. Энергетические стратегии ведущих стран мира исходят из необходимости снизить выбросы парниковых газов, с которыми ассоциируется антропогенное изменение климата. Отметим также стремление ряда стран обеспечить энергетическую безопасность и потребность в энергии для целей развития.

 

Насколько достаточны наши знания о проблеме климата?

 

Перед конференцией в Копенгагене в СМИ развернулась беспрецедентная атака на климатологию. Все неблаговидные факты и разногласия между учеными тщательно фиксировались и были "случайно" обнародованы во второй половине 2009 г. Существует ли раскол в научном сообществе, что действительно неизвестно в данной области и как это влияет на принятие соответствующих решений? Сегодня сложилась ситуация, когда о погоде может судить каждый, не осознавая всей сложности климатологии.

 

Характерны результаты опроса, проведенного в 2008 г. среди ученых в области естественных наук, в основном из США и Канады (степень Ph. D. имели 90% респондентов)2. На два вопроса: считаете ли Вы, что идет глобальное потепление; считаете ли Вы деятельность человека значительным фактором в росте температуры? - "да" ответили соответственно 90 и 82%. Кроме того, доля положительных ответов сильно зависела от области естественных наук и от того, публикуются ли сейчас работы данного ученого в научной печати. Для всех климатологов, как и для всех активно работающих ученых, она составила 88 - 90%, для профессионалов в области изменения климата, публикующихся в научной печати, - 97,4%. Это резко контрастирует с результатами опроса Института Гэллапа: только 58% жителей США согласились с тем, что в происходящих климатических изменениях большую роль играет человеческая деятельность3.

 

В России, как и в других странах, была предпринята попытка количественно оценить роль человека в текущем изменении климата. В 2008 г. вышел основополагающий двухтомный труд российских ученых, в котором приняли участие профильные институты Росгидромета и РАН4. Общая позиция авторов следующая: "Крайне маловероятно (<5%), что изменения климата, наблюдавшиеся за последние 50 лет, происходили без внешнего воздействия; с высокой степенью вероятности (>90%) можно утверждать, что наблюдаемое увеличение концентраций антропогенных парниковых газов обусловливает большую часть глобального потепления, начиная с середины XX века". Локальные эффекты, например холодная зима 2009 - 2010 гг. в Европе и Западной Сибири, не могут служить показателем "возврата" климата к прежнему состоянию: гораздо теплее нормы в это время было на столь же обширных территориях земного шара, в том числе на

 

 

2 Doran P.T., Zimmerman M.K. Examining of Scientific Consensus on Climate Change // EOS. Climate Change. 2009. Vol. 90, No 3.

 

3 www.gallup.com/poll/1615/Environment.aspx.

 

4 Оценочный доклад об изменениях климата и их последствиях на территории Российской Федерации / Росгидромет. М., 2008. climate2008.igce.ru.

 
стр. 116

 

северо-востоке России. На неизменность тенденции специально указано в докладе Росгидромета об особенностях климата в 2009 г., вышедшем в марте 2010 г.5, что лишь подтверждается аномальной жарой, установившейся летом текущего года во многих регионах нашей страны.

 

Но научный консенсус касается только роста средних температур на планете. Пока нет ответа на два важных вопроса. Во-первых, как будет реагировать океан на повышение концентрации CO2 в атмосфере? Сейчас он поглощает примерно половину эмиссии парниковых газов, но возрастет этот показатель или уменьшится? Во-вторых, как рост средней температуры пересчитать в увеличение числа и силы стихийных бедствий, то есть оценить масштабы ущерба? Существуют оценки для мира в целом и для ряда регионов, но детальных и доказанных цифр в большинстве случаев еще нет.

 

В климатологии много нерешенных вопросов и разногласий, но они связаны не с тем, чем определяется нынешнее изменение климата, а с переходом к следующему уровню детализации проблемы. Наших знаний уже достаточно для осуществления превентивных мер, совпадающих с приоритетами национального развития, но еще не хватает, чтобы придать политике снижения выбросов приоритет перед целями социально-экономического развития, что и наблюдалось в Копенгагене. В целом страны руководствуются принципом предосторожности, стремятся заранее подготовиться к худшему в плане адаптации и к новым условиям, и к возможным требованиям максимально ограничить выбросы. Но, как показал саммит, этот принцип хорошо понимают министры экологии и чрезвычайных ситуаций, но не всегда - министры финансов и экономики.

 

От Рио до Копенгагена: много лет, скромные результаты

 

Основной целью РКИК ООН была стабилизация концентрации парниковых газов в атмосфере на уровне, при котором не возникало бы опасного антропогенного воздействия на климатическую систему, в сроки, достаточные для естественной адаптации экосистем к изменению климата. Страны, на которые приходится основной объем выбросов CO2, представлены на рисунке 1. РКИК, вступившая в силу 21 марта 1994 г., определила общие контуры существующей проблемы. Однако условия реализации ее решений были сформулированы позже, на конференции в Киото, итогом которой стало принятие Киотского протокола.

 

К 2010 г. Протокол ратифицировали более 190 стран, фактически все, кроме США. Он обязывает развитые страны и страны с переходной экономикой сократить или стабилизировать выбросы парниковых газов в 2008 - 2012 гг. по сравнению с 1990 г.6

 

 

5 Доклад об особенностях климата на территории Российской Федерации за 2009 год / Росгидромет. М., 2010. www.meteorf.ru.

 

6 Наиболее существенная проблема действующего Протокола в том, что он не накладывает обязательств по ограничению выбросов на ряд ведущих участников мировой экономики - Китай и Индию (как развивающиеся страны они не включены в Приложение В) и США, которые не ратифицировали Протокол. Эти обстоятельства стали одними из основных аргументов критиков Киотского протокола, не без основания утверждающих, что его выполнение мало поможет в борьбе с климатическими изменениями.

 
стр. 117

 

Страны, производящие основной объем выбросов CO2, 2007 г. (млрд т)

 

 

Примечание. Здесь и далее рассматриваются только выбросы CO2 от сжигания ископаемого топлива: именно по ним имеются полные данные МЭА для всех стран, что необходимо для корректного сопоставления. На них приходится 64% всех выбросов парниковых газов. Большую роль играют также выбросы CO2 от сведения тропических лесов, главным образом в Бразилии, Индонезии и ряде других стран. Порядка 20% дают антропогенные выбросы метана, в основном в сельском хозяйстве. Выбросы N2O и других антропогенных газов быстро растут, но пока их вклад в общий эффект невелик.

 

Источник: МЭА.

 

Рис. 1

 

Основные обязательства по сокращению выбросов или их сохранению на уровне 1990 г. приняли на себя индустриальные страны - члены ОЭСР и страны с переходной экономикой (вместе со странами ОЭСР входят в список стран Приложения B к Протоколу). Евросоюз должен сократить выбросы на 8%, Япония и Канада - на 6, страны Восточной Европы и Прибалтики - в среднем на 8%. Россия и Украина обязались сохранить среднегодовые выбросы в 2008 - 2012 гг. на уровне 1990 г.

 

В настоящее время под эгидой ООН идет разработка так называемого посткиотского соглашения, направленного на борьбу с изменением климата, - оно вступит в силу не раньше 2013 г. Это соглашение должно предусматривать более серьезные цели по снижению выбросов. Очередной раунд переговоров состоялся 7 - 18 декабря 2009 г. в Копенгагене.

 

По мнению научного сообщества - климатологов, экологов и специалистов смежных областей, входящих в Межправительственную группу экспертов по изменению климата (IPCC), для решения проблемы антропогенного изменения климата к 2050 г. нужно снизить глобальные выбросы парниковых газов в два раза от уровня 1990 г. В качестве первого шага ученые предложили уменьшить выбросы развитых стран к 2020 г. на 25 - 40% от этой базы. Речь идет об ограничении роста глобальной температуры на 2°C в противовес угрозе ее повышения на 6°C от доиндустриального уровня середины XIX в.

 

Организаторы конференции в Копенгагене исходили из того, что окончательное соглашение будет состоять из трех частей: политическая структурная основа; пакет финансовых мер; перечень практических шагов, одобренных всеми регионами, по сокращению выбросов. Политическая основа должна была содержать более серьезные обязательства развитых стран по резкому сокращению выбросов, которые дополнялись бы согласием развивающихся стран существенно расширить национальные меры по смягчению последствий изменения климата.

 
стр. 118

 

Для прорыва в этой области развитым странам необходимо активизировать передачу "климатически благоприятных технологий" развивающимся на основе их совместного использования при действенной схеме финансирования. Причем последние настаивают на том, что развитые страны, как главный источник нынешних климатических проблем, должны обеспечить условия для полноценного развития экономик развивающихся стран и оказывать им прямую финансовую помощь, чтобы уменьшить угрозу катастрофических климатических изменений. Естественно, они считают, что эта помощь должна быть дополнительной к уже предоставляемой на цели развития по другим каналам.

 

Копенгаген: провал для кого?

 

Долгожданная Конференция ООН по изменению климата в декабре 2009 г. в Копенгагене завершилась несколько неожиданным результатом. "Полным провалом" она стала только для наиболее радикальных "зеленых" и СМИ. И для международной климатической бюрократии, вероятно, для системы ООН в целом это тоже провал. ООН оказалась неэффективной, не сумела решить новую, масштабную и сложную задачу.

 

Гораздо серьезнее то, что результаты конференции подрывают глобальный углеродный рынок. Это удар по тем, кто занят подготовкой и реализацией Киотских проектов по снижению выбросов или межгосударственной торговлей квотами. Сейчас одобрено около 2200 проектов Киотского протокола, еще столько же находится в процессе подготовки7. Общий объем всех проектов, включая заявленные, в единицах снижения выбросов - около 3 млрд. т CO2-эквивалента. Исходя из текущих и прогнозируемых цен на квоты, в стоимостном выражении это порядка 30 млрд. долл. на пять лет, с 2008 по 2012 г.8 Торговля квотами "добавляет" к общей цифре не более 20 - 30%. Поток таких Киотских климатических инвестиций - 6 - 8 млрд. долл. в год - может прерваться.

 

Но, по оценкам самих участников рынка, даже при гипотетическом продлении Киотского протокола в нынешнем формате маловероятно ожидать его значительного роста. Все ведущие покупатели - ЕС, США, Япония - заявили в Копенгагене, что сейчас не рассматривают глобальный углеродный рынок как главный экономический инструмент в этой области. Они заняты прежде всего созданием или совершенствованием внутренних рынков и скептически отзываются о Киотских проектах по снижению выбросов. Такого же мнения придерживаются многие экологические организации, которые рассматривают их не столько с позиции получения социальных и экологических выгод, сколько как возможность "генерирования денег". Механизм чистого

 

 

7 Киотский протокол предусматривает три механизма: межгосударственная торговля квотами между развитыми странами, включая Россию и Украину; выполнение проектов на территории одной страны с оплатой получаемого снижения выбросов зарубежным инвестором проекта - для развивающихся стран это "механизм чистого развития" (МЧР), для развитых - "проект совместного осуществления" (ПСО) (см.: cdm.unfccc.int/index.html и ji.unfccc.int/index.html).

 

8 www.pointcarbon.com.

 
стр. 119

 

развития часто называют "перекладыванием денег из кармана бедных людей в богатых странах в карман богатых людей в бедных странах".

 

В России сейчас много говорят о необходимости участвовать в Киотских проектах и рынке квот. Наша страна только входит в этот рынок, что, конечно, правильно, при этом надо отбирать экологически эффективные проекты. Большую долю международного рынка нам занять не удастся, там уже доминируют Китай, Индия и Бразилия. Поэтому даже в случае полной ликвидации глобального углеродного рынка Россия потеряет не очень много. Гораздо важнее пойти по стратегическому пути развития: создать внутренний рынок как средство рыночного регулирования в области энергоэффективности и энергосбережения, а в более отдаленной перспективе наладить связи с внутренними рынками других стран.

 

Более серьезным провалом Копенгаген обернулся для наиболее уязвимых стран. Он не продолжил Киото, а сменил парадигму, что неизбежно приведет к отсрочке поступления средств и помощи, которая многим прибрежным странам, засушливым регионам и малым островным государствам требуется немедленно. Но потенциально они выиграли. В Копенгагенском соглашении предусмотрена весомая помощь: 30 млрд. долл. на 2010 - 2012 гг. и к 2020 г. рост до 100 млрд. долл. в год. При продлении подхода Киото вряд ли наиболее уязвимые страны могли бы рассчитывать на столь щедрые обещания.

 

О том, что юридически обязательное соглашение в Копенгагене не будет подписано, экспертному сообществу было ясно задолго до переговоров - слишком много противоречий накопилось между их участниками9. Оставалась надежда на принятие "политически обязательного" документа, и этот прогноз отчасти оправдался. Итогом конференции стало трехстраничное соглашение, выработанное небольшой группой политических лидеров, которое не имеет статуса решения ООН.

 

В соглашении10 признается, что антропогенное изменение климата - одна из важнейших проблем нашего времени и нужно удержать его в определенных, относительно безопасных пределах. В качестве индикатора изменений приведено значение роста глобальной приземной температуры на 2° C. Будут приняты меры по срочной помощи наиболее уязвимым странам: малым островным государствам, африканским странам, страдающим от засух, и т. п. Лидеры развитых стран предложили начать реализацию этих мер уже в 2010 г. и на 2010 - 2012 гг. согласились выделить 30 млрд. долл. Страны учреждают "Копенгагенский зеленый климатический фонд" для финансирования мер по снижению выбросов, прекращению сведения лесов, передаче технологий и наращиванию потенциала в развивающихся странах. Развитые страны намерены постепенно увеличивать объем финансирования и согласились довести его к 2020 г. до 100 млрд. долл. в год. Значительная часть этих средств пойдет через указанный фонд, остальное - через другие каналы помощи. Это новое финансирование дополняет средства, выделяемые на борьбу с бедностью, на здравоохранение и т. п. Стороны смогли догово-

 

 

9 За два-три месяца до конференции и эксперты, и официальные лица, даже исполнительный секретарь РКИК ООН И. де Боер, предупреждали: договора не будет, в лучшем случае возможно политическое соглашение. Именно об этом говорили премьер-министры России и Дании в начале ноября 2009 г.

 

10 Текст соглашения размещен на: unfccc.int/files/meetings/cop_15/application/pdf/cop15_cph_auv.pdf. См. также детальное аннотированное изложение Копенгагенского соглашения на русском языке на сайте WWF России: www.wwf.ru/data/news/5916/kopengagenskoe_soglasenie.doc.

 
стр. 120

 

риться о продолжении в 2010 г. переговорного процесса в специальных рабочих группах о долгосрочных мерах сотрудничества и по Киотскому протоколу.

 

Таким образом, новое соглашение - фактически политическая платформа будущих действий, на которой можно вырастить разные виды экономических и финансовых "деревьев": глобальных, многосторонних, двусторонних и, главное, национальных. Хотя, по меткому выражению, "ходившему" в Копенгагене: "Мы сажаем деревья, в тени которых нам не придется отдыхать, - все направлено на предотвращение будущих угроз и потерь".

 

Китай сумел достичь своей цели в Копенгагене: он добился, чтобы национальные меры по предотвращению изменения климата не стали предметом международной экспертизы, если они не требуют международного финансирования. Действительно, Копенгагенское соглашение не предполагает никаких санкций или механизма подотчетности ни в отношении принятых обязательств по сокращению выбросов парниковых газов, ни в отношении запланированных мероприятий.

 

Глобальный паралич - причина неудач в Копенгагене

 

Глубинной причиной неудач стала жесткая позиция Китая и поддерживающей его Индии против принятия ими международных обязательств по снижению выбросов, хотя развитые страны пошли на существенные уступки. Свою лепту внесли и богатые страны Персидского залива, которым уже пора "начинать платить", а не прикрываться статусом развивающихся стран, и страны Боливарианской революции.

 

Позиция Китая и ряда других развивающихся стран понятна - развитые страны должны заплатить за всех, но она не конструктивна. За происходящее сегодня потепление ответственность они возлагают прежде всего на развитые страны, которые были основными производителями выбросов в XX в. С каждым годом данное утверждение теряет актуальность: в период с 1971 по 2007 г. на развивающиеся страны пришлось свыше 44% суммарных накопленных выбросов (в том числе 12% на Китай; см. рис. 2). Вместе с тем уровень выбросов на душу населения в большинстве развивающихся стран существенно ниже, чем в развитых (исключение составляет Ближний Восток, где он многократно выше; см. табл. 1). По мере повышения благосостояния их населения неизбежен рост потребления энергии и топлива и соответственно выбросов CO2. В этих условиях брать на себя обязательства по сокращению выбросов весьма рискованно.

 

Накопленный объем эмиссии CO2 развитыми и развивающимися странами, 1971 2007 гг. (млрд т)

Источник: МЭА.

 

Рис. 2

 
стр. 121

 

Таблица 1

 

Уровень выбросов CO2 в развитых и развивающихся странах (т на душу населения)

 

 

1971

1990

2000

2007

2007/1990, %

Развитые страны

10,6

10,6

11,1

11,0

3,4

США

20,7

19,4

20,2

19,1

-1,7

Германия

12,5

12,0

10,1

9,7

-18,9

Япония

7,2

8,6

9,3

9,7

12,2

Великобритания

11,2

9,7

8,9

8,6

-11,0

Франция

8,2

6,1

6,2

5,8

-4,0

Развивающиеся страны

1,5

2,2

2,1

2,8

24,4

ЮАР

7,7

7,2

6,8

7,3

0,4

Китай

1,0

2,0

2,4

4,6

134,4

Бразилия

0,9

1,3

1,7

1,8

40,3

Индонезия

0,2

0,8

1,3

1,7

111,4

Индия

0,4

0,7

1,0

1,2

71,0

Россия

8,2

14,7

10,4

11,2

-23,7

 
 
 
 
 

Источник: МЭА.

 

Неудача переговоров в Копенгагене не означает, что нового соглашения по климату не будет или каждая страна станет решать проблему изменения климата самостоятельно. Действительно, многие развитые и развивающиеся страны, в том числе Россия11, Китай и Индия, заявили о стремлении ограничить либо существенно снизить выбросы CO2 в расчете на единицу ВВП. Так, Китай намерен уменьшить углеродоемкость своей экономики (выбросы CO2 на единицу ВВП) на 40 - 45% к 2020 г. по сравнению с 2005 г., Индия заявила о соответствующем снижении на 20 - 25%.

 

Такие меры дополнят энергетическую политику этих стран и призваны продемонстрировать их нацеленность на решение проблемы климатических изменений и готовность к дальнейшему диалогу. Но основная причина подобных решений связана не с климатическими проблемами, а с обеспечением национальной энергобезопасности, поскольку в результате энергобаланс этих стран к 2020 г. изменится.

 

Многие страны, в том числе Индия и Китай, делают акцент на энергоэффективности и увеличении выработки энергии за счет использования возобновляемых источников. В Индии Национальный план действий в сфере изменения климата предусматривает снижение энергоемкости экономики на 20% и, в частности, ввод к 2020 г. гелиоэлектростанций общей установленной мощностью 20 ГВт. Китай также планирует расширять использование альтернативных источников энергии. По заявлению официальных лиц, к 2050 г. доля возобновляемой энергетики в энергобалансе страны может достигнуть 40%. При этом к ней Китай относит не только крупные ГЭС, но и атомную энергетику. К 2020 г. доля возобновляемых источников энергии должна составить не менее 15% и, по мнению правительства, превысит 18%. Среди приоритетных направлений - ветроэнергетика. Министерство энергетики Китая приняло

 

 

11 Россия заявила о намерении снизить уровень выбросов к 2020 г. на 25% по сравнению с 1990 г. (раньше - на 15%). Теперь наша страна находится в ряду тех, кто будет поддерживать переговоры и требовать от других развитых стран более решительных действий. Но такие обязательства означают увеличение фактического объема выбросов, так как сейчас они ниже (в 2008 г. на 32% ниже уровня 1990 г.).

 
стр. 122

 

новый план, который предусматривает доведение мощности ветряных электростанций до 100 ГВт к 2020 г. Если Китай сможет реализовать новый проект, то к 2020 г. ветряки будут давать больше электроэнергии, чем АЭС. В силу высокой зависимости от угля в электроэнергетике, сжигание которого приводит к повышенному количеству выбросов, Китай намерен активно внедрять чистые технологии в этой области.

 

Неудача Копенгагенской конференции в очередной раз показала, как сложно странам вырабатывать решения, непосредственно затрагивающие их экономические интересы. В практике международных переговоров есть примеры успешного достижения консенсуса (например, Монреальский протокол по веществам, разрушающим озоновый слой). Мировое сообщество проявило солидарность и в таких вопросах, как запрет на ловлю китов и использование ресурсов Антарктики. Успехов удалось достичь по двум причинам: с одной стороны, эти задачи были относительно частными и не вступали в противоречие с фундаментальными параметрами экономического развития; с другой - мониторинг соблюдения соглашений был достаточно простым, а контроль - эффективным. Но когда речь идет о существенном эффекте даже на уровне отдельных отраслей экономики, мировые переговоры продвигаются чрезвычайно медленно (вспомним длительность переговоров в рамках ВТО).

 

Сегодня уровень экологического сознания общества в развитых странах довольно высок, и люди готовы частично жертвовать своими экономическими интересами ради решения экологических задач. Но вряд ли политики и население развитых государств смогут в обозримой перспективе предпочесть общемировые экологические интересы экономическим интересам своих стран. Поэтому не стоит ожидать революционных международных решений в сфере изменения климата. Более вероятны появление и распространение различных углеродных пошлин в мировой торговле как инструмента экономического давления на отдельные страны, в первую очередь развивающиеся.

 

От Киото к Копенгагену - не шаг вперед, а смена парадигмы

 

В течение 2009 г. переговоры в рамках РКИК ООН шли по двум направлениям. Параллельно работали Специальная рабочая группа по долгосрочным мерам сотрудничества (СРГ ДМС) в рамках РКИК ООН и Специальная рабочая группа по Киотскому протоколу (СРГ КП), которой было поручено выработать обязательства стран Приложения 1 на второй период после Киото. Развитые страны, в частности Россия, неоднократно выступали против такого дуализма и говорили о бесперспективности продолжения Киото. Возражения сводились к тому, что ничего иного сейчас нет и важно его сохранить и развивать, пока не будет гарантии заключения нового соглашения. Но поможет ли Киото-2 решить глобальную задачу?

 

В таблице 2 показаны принципиальные идеологические и целевые различия между Киото и Копенгагеном. Киотский протокол - продукт почти 15-летней давности, он был адекватен для своего времени, в целом выполняется всеми странами-участницами. Недостаточное

 
стр. 123

 

Таблица 2

 

Сопоставление Киотского протокола и Копенгагенского соглашения

 

Параметр

Киотский протокол (1997 г.)

Копенгагенское соглашение (2009 г.)

Комментарий

Научно обоснованная глобальная цель

Нет

Есть

Когда готовился Киотский протокол, еще не было четкого осознания значимости проблемы и научно обоснованных ориентиров снижения выбросов

Информация о выбросах

Страны Приложения 1, остальные страны на добровольной основе

Все, кроме наименее развитых стран

12 лет назад развитые страны вносили основной вклад в глобальные выбросы. Сейчас на первом месте Китай, а главную роль в решении проблемы отводят снижению вы-

Участие в снижении выбросов всех стран

Только страны Приложения 1

Все, кроме наименее развитых стран

бросов в крупнейших развивающихся странах

Механизм вовлечения в снижение выбросов всех стран

Механизм чистого развития

Принятие обязательств

Примерно 4 тыс. проектов МНР - это "капля в море" по сравнению с масштабами экономик крупнейших развивающихся стран

Вовлечение всех стран в глобальный углеродный рынок

Рынок ЕС и "щупальца" проектов МНР, ПСО и торговли квотами

Создание национальных/ региональных инструментов рыночного регулирования

До 2020 г. развитие глобального рынка маловероятно, скорее будут формироваться национальные или региональные рынки, а затем - устанавливаться двусторонние связи между ними

Наличие финансового механизма

Адаптационный фонд (отчисления от МНР)

Финансовый механизм. Цель: 100 млрд. долл./г. к 2020 г.

Адаптационный фонд Киотского протокола при любом развитии событий с МНР, ПСО и торговлей квотами не может обеспечить серьезного финансирования

Возможность решения эколого-климатической проблемы сведения тропических лесов

Нет

Да

Создан специальный канал действий, включая потенциальные потоки финансирования

Система наблюдения за выполнением

Формально есть

Действия стран не будут носить юридически обязательного характера

На практике в Киото нет системы принуждения к выполнению обязательств

Восприятие широкой публикой

Бизнес-инструмент для торговли квотами

Соглашение о совместных действиях всего мира

Копенгаген воспринимается как слабое соглашение, но мнение о Киото еще хуже: как о "кормушке для углеродного бизнеса"

Идеологическая парадигма

Начать действовать. Развитые страны подают пример другим

Сделать реальный шаг к решению глобальной проблемы к середине века

Экономическое устройство мира за 15 лет изменилось

 
 
 
 
 

снижение выбросов в Канаде и Японии с запасом перекрывается их снижением в России и Украине. Страны отчитываются о выбросах и выполняют проекты МЧР и ПСО, существует небольшая торговля квотами. Но это практически не влияет ни на нынешний, ни на бу-

 
стр. 124

 

дущий уровень глобальных выбросов. Наиболее уязвимым странам средства на срочную адаптацию почти не выделяются.

 

Для продления Киотского протокола нужно согласие 3/4 стран-членов РКИК ООН, но не США и России. Показатель 55% выбросов стран-участниц от всех выбросов стран Приложения 1 требуется для вступления Протокола в силу, а не для его продления. Теоретически развивающиеся страны могут обеспечить нужное число голосов. Однако тогда с 2013 г. он будет действовать только для участников второго периода - развивающихся стран и, гипотетически, ЕС. Вероятно, сохранятся лишь проекты МЧР.

 

Копенгагенское соглашение означает кардинальное расширение финансово-экономических горизонтов международной кооперации, но при этом снижается степень обязательности выполнения политических договоренностей или решений РКИК ООН, которые в 2011 - 2012 гг. могут быть приняты на его основе. Причина в отсутствии юридической обязательности: в той или иной форме об отказе от нее заявили крупнейшие развивающиеся страны, объединившиеся в группу BASIC (Китай, Индия, Бразилия, ЮАР). Новая парадигма предполагает их обязательное участие, но соглашение автоматически "опускается" до уровня одного или нескольких многосторонних решений в рамках РКИК ООН, не подлежащих ратификации. На настоящий момент 98 стран12 выразили желание быть в списке стран - участниц Копенгагенского соглашения как политического документа. Все развитые и крупнейшие развивающиеся страны дали предложения о снижении или ограничении выбросов, которые на 2020 г. оцениваются на уровне 5 млрд. т CO2. В целом это отражает общую глобальную тенденцию к снижению энергоемкости экономик крупнейших стран на 40% за 2005 - 2020 гг.

 

Важна ли юридическая обязательность соглашения?

 

Столь логичный для ученых и экологов путь "сверху - вниз" - определить глобальную климатическую цель (в °C), пересчитать ее в динамику глобальных выбросов и затем справедливо поделить между странами - на практике не работает, что и показал Копенгаген. Дело здесь не только в разном понимании "справедливости" такого деления (хотя об этом на конференции много спорили), но и в отсутствии прямой угрозы прямо сейчас, а не через 20 - 40 лет. Иная ситуация в наиболее уязвимых странах: они уже несут потери, поэтому настаивают на радикальном и немедленном снижении выбросов.

 

Пока нет прямой причинно-следственной связи: "выбросил больше CO2 - нанесен ущерб стране, где находится данное предприятие", очень сложно говорить о жесткой системе обязательств. На первое место выходит сочетание добровольно-принудительных мер. На национальном уровне страны принуждают бизнес быстрее, чем коммерчески выгодно, переходить на новые технологии, на международном - добровольно принимают соответствующие обязательства.

 

 

12 РКИК ООН. unfccc.int/home/items/5262.php.

 
стр. 125

 

В этом контексте и нужно оценивать юридическую (необязательность соглашения. Многие СМИ чрезмерно упрощают ситуацию, считая любое "юридически обязывающее" соглашение серьезным, а политическое - нет. Даже не носящие юридически обязывающего характера документы могут быть действенными, если их соблюдение отвечает собственным или взаимным интересам сторон. Именно об этом говорили США, Россия и другие развитые страны.

 

Но и обязывающее соглашение может быть неэффективным, если одна из сторон не склонна его соблюдать, а набор международно-правовых инструментов для ее принуждения ограничен. Наглядный пример - Киотский протокол: Канада его не выполняет и официально заявляет об этом. Никаких экономических или политических последствий это не имеет. Есть формальное правило о заимствовании квот из будущего с коэффициентом 1,3, но ни Канада, ни другие страны не выражают готовности использовать его, им гораздо проще заменить Киото новым соглашением.

 

Конечно, углеродный рынок не может существовать без юридической обязательности, но для национальных и региональных рынков достаточно национальных законодательств, а о глобальной торговле квотами речь, во всяком случае до 2020 г., не идет.

 

Главный "потребитель" юридической обязательности - финансовые потоки. Например, еще в 2002 г.13 было принято Монтеррейское соглашение об увеличении официальной помощи развитию (ОПР) до 0,7% ВВП развитых стран. Однако на деле это решение не выполняется: только пять небольших развитых стран достигли уровня 0,7%, еще семь заявили о намерении достичь его к определенному сроку. Крупнейшие страны "финансовой семерки" далеки от данного норматива: в среднем для них ОПР составляет 0,23%, что дает среднее значение для всех развитых стран 0,28%.

 

Страны, согласовавшие Копенгагенское соглашение, пожертвовали его "юридически обязывающим" характером в обмен на обязательства о действиях со стороны крупных развивающихся стран. Последние считают это защитой от быстрого вовлечения в процесс слишком сильного сокращения выбросов, к которому они не готовы. Как отметил И. де Боер, "для некоторых стран может быть проще сесть на поезд, зная, что за ними сохраняется право сойти". Поскольку промедление в решении проблемы глобальных климатических изменений недопустимо, было бы неразумным отвергать Копенгагенское соглашение лишь по той причине, что оно не носит "юридически обязывающего характера".

 

Возможность генерации средств

 

Лидеры развитых стран не раз подчеркивали, что новое соглашение, как и национальные меры, должно быть не финансовым бременем, а технологическим вызовом. Имеется в видуускоренное внедрение

 

 

13 Adopted during the International Conference on Financing for Development, held in Monterrey, Mexico, from 18 to 22 March 2002.

 
стр. 126

 

технологий с низкими выбросами парниковых газов. Однако меры по адаптации, прекращению сведения и деградации тропических лесов и др. без "наличных" не осуществить. Вместе с тем обещанные средства столь велики, что нельзя полагаться только на ОПР - средства налогоплательщиков развитых стран.

 

Поэтому в Копенгагенском соглашении указано: "Для удовлетворения потребностей развивающихся стран развитые страны ставят перед собой цель к 2020 г. совместно мобилизовать 100 млрд. долл. в год из широкого диапазона разнообразных источников, включая государственные и частные, двусторонние и многосторонние, а также альтернативные источники финансирования". Термин "альтернативные" может означать рыночные механизмы, например национальную или региональную торговлю квотами, введение аукционной продажи квот, отчисления от стоимости международного бункерного топлива (используемого для авиационных и/или морских перевозок), те или иные платежи или налоги, вводимые на международном, региональном или национальном уровнях. Например, обсуждается идея отменить субсидии на добычу ископаемого топлива в качестве источника средств.

 

В таблице 3 представлены высказанные в Копенгагене экспертные оценки источников (последние идеи, например налоги на банковские операции, там детально не рассматривались). В ней отсутствует суммирование минимальных и максимальных оценок, поскольку вероятно "взаимодействие" источников, то есть большее выделение традиционной помощи из государственных бюджетов развитых стран (ОПР) может осуществляться в отсутствие платежей за авиационные и морские перевозки, а также от аукционной торговли. Наоборот, активное внедрение платежей и аукционов может снизить ОПР.

 

Таблица 3

 

Ориентировочная оценка возможных источников средств для выполнения Копенгагенского соглашения

 

Источник средств

Оценка, 2020 г., млрд. долл.

Принятые предположения

min

max

Официальная помощь развитию (ОПР)

-10

-50

Ориентировочная оценка. Сейчас вся ОПР составляет около 120 млрд. долл., на климат приходится ~1 млрд. Развивающиеся страны настаивают на дополнительном финансировании, а не на перераспределении средств

Отчисления от проектов типа МНР или ПСО

0,3

1,7

Диапазон оценок зависит как от доли отчислений (2 - 12%), так и от объема проектов и трансакций. Оптимистический прогноз развития МНР и ПСО по данным РКИК ООН*

Платежи за перевозки

 

 

Ориентировочная оценка по данным, содержащимся в предложениях стран по вопросам ционных и морских перевозок

авиационные

-4

-12

морские

-6

-17

Аукционная продажа разрешений на выбросы

4

40

Продается 2 - 6% квот всех развитых стран по цене 20 - 50 долл./т. Покупателями выступают частные компании развитых стран

 
 
 
 
 

* Investment and Financial Flows to Address Climate Change: Background Paper / UNFCCC, 2007. unfccc.int/files/cooperation_and_support/financial_mechanism/application/pdf/background_p aper.pdf.

 
стр. 127

 

Кто сколько должен платить?

 

В Копенгагенском соглашении на 2010 - 2012 гг., как уже упоминалось, обещана сумма 30 млрд. долл., причем речь идет о новом финансировании, варианты перераспределения средств с других нужд не рассматриваются. Также в соглашении отмечается: "Значительная часть такого финансирования должна направляться через Копенгагенский зеленый климатический фонд",политическое решение об учреждении которого было принято в Копенгагене. Создание фонда, который, как предполагается, будет работать под руководством РКИК ООН, призвано снять ряд проблем управления и доступа к средствам, о которых говорят развивающиеся страны. Большая часть средств может поступить по другим каналам: во-первых, через имеющуюся систему помощи (Глобальный экологический фонд, Всемирный банк, региональные банки развития, исполнительные агентства ООН); во-вторых, через национальные агентства международной помощи развитых стран и соответствующие двусторонние соглашения14.

 

В Копенгагене лидеры США, ЕС и Японии условно поделили обещания "на троих": по 10 млрд. долл. на 2010 - 2012 гг. Однако вопрос о "справедливой" доле будет возникать, причем по отношению ко всем странам, кроме наименее развитых. Определенные ориентиры "справедливых" платежей можно получить на основе нынешних взносов в базовый бюджет РКИК ООН (см. табл. 4). Это обязательные платежи стран, которые рассчитываются исходя из ВВП на душу

 

Таблица 4

 

Обязательные взносы в базовый (core) бюджет РКИК ООН, определенные по международной шкале*

 

Страна

% от общей суммы

Австралия

1,7

Бразилия

0,9

ЕС: 27 стран и отдельно ЕС как Сторона Конвенции

40,4

Индия

0,4

Канада

2,9

Китай

2,6

Мексика

2,2

Норвегия

0,8

Россия

1,2

Саудовская Аравия

0,7

США

21,5

Швейцария

1,2

Южная Корея

2,1

Япония

16,2

 
 
 
 
 

* Взносы за 2009 финансовый год по состоянию на 15 ноября 2009 г. (FCCC/SBI/2009/INF.10. www.unfccc.int).

 

 

14 В качестве "первой ласточки" можно назвать Меморандум о взаимопонимании, подписанный 3 марта 2010 г. между США и Бразилией на 10 лет. Он предполагает помощь в мерах по прекращению сведения и деградации тропических лесов, включая вопросы сохранения биоразнообразия, а также в содействии низкоуглеродному развитию. Меморандум содержит ссылку на Копенгагенское соглашение как базовую политическую основу документа.

 
стр. 128

 

населения и объема экономики. Кроме этого, существуют целевые добровольные взносы развитых стран, входящих в Приложение 2 Конвенции, куда Россия и другие страны с переходной экономикой не включены. Всего в базовый бюджет РКИК ООН в 2009 финансовом году поступило около 16 млн. долл., причем все крупные страны выполнили свои обязательства.

 

Доля ЕС, США и Японии составляет 78,1%, а в целом на развитые страны (включая Россию, платящую 1,2%) приходится 88%. Взносы Китая и Индии равны соответственно 2,6 и 0,4%. В Копенгагенском соглашении подчеркивается, что помощь оказывают только развитые страны, а не все, как в случае с базовым бюджетом РКИК ООН. Это означает, что взносы развитых стран в процентах от общей суммы будут больше на 12%, а вклад ЕС, США и Японии составит 87,4%.

 

Вопросы использования других критериев выделения средств, например параметры абсолютного или удельного объема выбросов, историческая ответственность стран (кумулятивные выбросы, например с 1900 г.) и др., обсуждались в Копенгагене, но из-за особенностей разных стран достичь консенсуса ни по одному из них не удалось. В частности, некоторые небогатые страны имеют высокие удельные выбросы на душу населения или единицу ВВП, что определяется структурой их ВВП. Фактор исторической ответственности Китая уже "опередил" российские показатели и т. д.

 

Как привлечь частные средства?

 

В Копенгагене и после него практически все мировые лидеры подчеркивали, что реализация подхода, заложенного в Соглашении, будет зависеть от масштабов вовлечения бизнеса и привлечения частных средств. Для этого и Соглашение, и национальные меры должны стать для бизнеса не финансовым бременем, а технологическим вызовом, где лидеры смогут в будущем рассчитывать на большие прибыли и освоение новых рынков. По скорости внедрения новых технологий всех хозяйствующих субъектов можно условно разделить на четыре категории.

 

1. "Пионеры" осваивают ту или иную нишу, например производство современного древесного топлива. Они заинтересованы в скорейшей реализации мер по снижению выбросов. Однако это, как правило, относительно небольшой бизнес.

 

2. "Двигатели" экономики - крупные компании, которые уже сделали ставку на быстрое освоение новых технологий, рассчитывая вытеснить конкурентов и захватить новые рынки в будущем. В качестве примера можно назвать IBM, Siemens, British Airways, Goggle.

 

3. Основная масса хозяйствующих субъектов - от крупных заводов до товариществ собственников жилья. Только при их вовлечении в процесс возможны массовая переориентация экономики и вложение средств в новое оборудование, товары и технологии. Здесь велика роль государства, устанавливающего стандарты, нормы и правила, а также следящего за их выполнением.

 
стр. 129

 

4. Обструкционисты делают ставку на максимально долгое сохранение существующей ситуации, дающей им максимальную прибыль. Примеры: Exxon Mobile, General Motors, Arcelor Mittal.

 

Российские интересы в климатическом контексте

 

Россия вольно или невольно уже внесла существенную лепту в сокращение выбросов парниковых газов: по сравнению с 1990 г. выбросы CO2 снизились на 73. Обязательство России к 2020 г. уменьшить выбросы на 25% от уровня 1990 г., хотя фактически и означает их реальное увеличение, на деле будет способствовать переходу к стратегии низкоуглеродного роста. Можно сказать, что в таком качестве выступает Концепция долгосрочного развития РФ до 2020 гг., одно из положений которой - повышение энергоэффективности российской экономики на 40% (по сравнению с 2007 г.). Высокая стоимость энергии станет наиболее действенным стимулом к энергосбережению. Существенную роль сыграет целостная экологическая политика государства, призванная эффективно донести до всех участников экономической деятельности, что экологически ориентированное поведение должно стать нормой бизнеса и естественным элементом инвестиционных решений15.

 

Но даже при успешной реализации этой стратегии по сравнению с большинством стран относительные показатели выбросов - в расчете на единицу ВВП и численность населения - в России будут заметно выше. Здесь нужно разделять устранимую неэффективность и особенности российской экономики, где в структуре ВВП доминируют энергоемкие виды деятельности (металлургия, химия), а ряд секторов промышленности и услуг (транспортировка нефти и газа) ориентирован на внешние рынки, что должно подразумевать определенную интернализацию российских выбросов.

 

С учетом масштабов глобальной проблемы от России зависит намного меньше, чем от крупнейших нынешних (Китай, США, ЕС) и потенциальных эмиттеров парниковых газов (Индия, Бразилия, Индонезия и др.). Сейчас Россия, значительно уступая Китаю и США, занимает третье место в мире по совокупному объему выбросов (без учета сведения тропических лесов). Соответственно на мировом уровне успех борьбы за сокращение выбросов будет определяться действиями этих стран, а также ЕС, Индии и Японии. Большая роль принадлежит Бразилии и Индонезии, здесь главное - прекратить сведение тропических лесов, приводящее к эмиссии CO2 порядка 2,5 млрд. и 1,5 млрд. т в год соответственно. Россия может способствовать прогрессу в борьбе с изменением климата, не столько снижая выбросы (что, безусловно, необходимо), сколько вырабатывая решения по эффективному использованию энергии. Это позволит ей стать подлинной страной-лидером в данной области.

 

 

15 Башмаков И. Низкоуглеродная Россия: перспективы после кризиса // Вопросы экономики. 2009. N 10.

 
стр. 130

 

С климатическим процессом связаны и определенные угрозы, к элиминированию которых необходимо заранее готовиться. Это угрозы двух видов: непосредственно вызванные происходящим изменением климата (независимо от их природы); обусловленные политикой отдельных государств и интеграционных структур.

 

1. Прямое негативное влияние изменения климата требует мер по адаптации, мониторингу, развитию систем предупреждения и т. п.16 Число опасных гидрометеорологических явлений за последние 15 лет возросло в два раза, и для смены тенденции нет оснований17. Очевидно, определенные действия нужны уже сейчас.

 

2. Ущерб от вероятного "углеродного протекционизма" - введения различных платежей при ввозе в страну выбросоемкой продукции, компенсационных выплат для отечественных производителей и т. п. Возможные варианты активно обсуждаются и в США, и в ЕС. Есть и первые "сигналы": например, введены платежи за посадку самолетов на территории ЕС. Во многих случаях, по сути, это "заградительные меры" против продукции или услуг из других стран, лишь прикрытые климатической риторикой. В данном отношении лучшим способом борьбы будут преодоление собственной технологической отсталости и снижение удельных выбросов парниковых газов на единицу продукции. Вступление России в ВТО и разработка необходимых соглашений в рамках этой организации позволят нашей стране эффективно защищать свои позиции.

 

В 2010 г. переговоры будут идти в основном по проблемам тропических лесов, финансовой помощи развивающимся странам и передачи технологий. Обсуждается и вопрос об "углеродном протекционизме", на переговорах его называют "ответные меры" (response measures).

 

Проблема тропических лесов не касается России напрямую, но мы не должны допустить дискриминации лесов наших широт. Пока относящиеся к нам переговоры по лесам в основном концентрировались на отчетности и способах учета лесохозяйственной деятельности. Здесь мы должны принять правила и методики, которые практически осуществимы в условиях и масштабах нашей территории. Кроме того, желательно заложить в новом соглашении принципы, стимулирующие экологически грамотное и устойчивое ведение лесного хозяйства в России.

 

В интересах России, чтобы финансовый механизм будущего соглашения не предусматривал организацию новых финансовых институтов (основывался бы на существующей системе), а мы могли бы выбирать географические и содержательные приоритеты. Взамен, вероятно, придется пообещать более весомую финансовую помощь - на уровне 1 - 2 млрд. долл. в год. Однако если мы сами будем определять "точки ее приложения", то эти средства можно расценивать как наши инвестиции в экономику стран, в частности Центральной Азии.

 

Быстрый ход переговоров маловероятен, пока развивающиеся страны не откажутся от идеи продолжения Киотского протокола. Позиция

 

 

16 Оценочный доклад об изменениях климата и их последствиях на территории Российской Федерации / Росгидромет. 2008.

 

17 Доклад об особенностях климата на территории Российской Федерации за 2009 год / Росгидромет. 2010.

 
стр. 131

 

России была неоднократно четко сформулирована: его продолжение невозможно, нужно заключить новое соглашение в качестве второй фазы международных действий по проблеме изменения климата. В интересах России использовать более медленный ход переговоров после конференции в Копенгагене и постепенно не только ограничить меры "углеродного протекционизма", но и обернуть их в свою пользу, действуя в составе единого блока развитых стран (в переговорном контексте - блока стран, входящих в Приложение 1 РКИК ООН). Одновременно целесообразно подготовить двусторонние соглашения с США, ЕС, Канадой, Норвегией и др., которые исключили бы возможность "углеродного протекционизма". Они также могли бы гарантировать продолжение российских проектов совместного осуществления в рамках Киотского протокола, в том числе лесных, которых у нас, к сожалению, пока нет.

 

Однако главное для России - повысить энергоэффективность отечественной экономики. Экологи неоднократно критиковали нашу страну за излишне осторожные обязательства. К 2020 г. объявлен уровень выбросов на 25% ниже соответствующего показателя 1990 г., когда не предпринималось специальных мер по их снижению. Сейчас они осуществляются, пусть даже в их названии нет слова "климат", но есть "энергосбережение и энергоэффективность". Почему правительство не решается в полной мере зачесть выполнение наших внутренних решений в виде международных обязательств? Вероятно, по двум причинам: во-первых, отсутствует уверенность в выполнении собственных планов; во-вторых, это плохой пример Китая и особенно Индии, которые не соглашаются полностью "конвертировать" внутренние решения в международные обязательства. В январе 2010 г., после объявления ими своих планов по Копенгагенскому соглашению, Россия направила в РКИК ООН письмо с более скромными оценками будущих выбросов: "К 2020 г. на 15 - 25% ниже уровня 1990 г.". С экономической точки зрения непонятно, зачем наша страна собирается сжигать столько топлива. В дело явно вмешалась политика: ощущается недовольство России действиями Индии и ряда других крупнейших развивающихся стран.

 

Мировой экономический кризис серьезно повлиял на потребление энергии во всем мире и соответственно отразился на динамике эмиссии парниковых газов18. После многих лет увеличения глобальных выбросов в 2008 г. темп их роста резко замедлился, а в 2009 г. выбросы от сжигания ископаемого топлива, по оценкам, сократились на 3%. Кризис открыл "окно возможностей" для качественных изменений в использовании энергии. Но это лишь несколько расширяет временной горизонт для принятия решений, а не избавляет от необходимости быстрых действий. Отметим, что Копенгагенское соглашение не содержит экономически вредных или экологически ошибочных положений. Потенциально оно может привести к прорыву, знаменующему начало новой эры эффективного сотрудничества между всеми основными странами - эмиттерами парниковых газов. Но для этого его положения должны быть воплощены в жизнь.

 

 

18 Григорьев Л., Крюков В. Мировая энергетика на перекрестке дорог: какой путь выбрать России? // Вопросы экономики. 2009. N 12.



Опубликовано 07 октября 2015 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© С. АГИБАЛОВ, А. КОКОРИН • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы экономики, № 9, Сентябрь 2010, C. 115-132

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте и Одноклассниках чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.