Книжный клад. Где он?

Актуальные публикации по вопросам культуры и искусства.

NEW КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО


Все свежие публикации



Меню для авторов

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Книжный клад. Где он?. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные кнопки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси Аэросъемка - все города РБ KAHANNE.COM - это любовь! Футбольная биржа (FUT.BY) Система Orphus

147 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:



Родился я в Мезени в 1928 году. Отец мой почтовый служащий Окладников Анатолий Иванович, 1879 года рождения, был приверженцем старообрядчества и имел дружбу с предводителями мезенских старообрядцев Иваном Степановичем Жмаевым и Павлом Васильевичем Филатовым, которые часто бывали у нас в доме и вели с отцом оживленные беседы о вере.

В 1937 году предводителей мезенских старообрядцев арестовали и вместе с ними арестовали моего отца. Через некоторое время отпустили. Очевидно, спасли его от расправы прошлые заслуги. Мне известно, что в дореволюционные годы, работая почтовым служащим, отец помогал политическим ссыльным Мезени отправлять и получать корреспонденцию, минуя жандармский контроль. Архивные материалы свидетельствуют, что в 1912 году мезенской колонией политических ссыльных под руководством Климента Ефремовича Ворошилова, находившегося в то время в ссылке в Мезени, был разработан устав этой колонии. Отец помог Ворошилову укрыть его от жандармов и отправить в Усть-Вашку товарищу Ворошилова по ссылке Николаю Кисилицину.

Ходили слухи, что кто-то из мезенцев после ареста отца написал об этом Ворошилову, после чего отца и освободили из-под ареста. Так ли это было, не знаю? Отца я об этом не расспрашивал.

Так вот, когда отца отпустили, он пришел домой похудевший, обросший и голодный.

Но не на еду набросился, а стал собирать находившиеся у нас в доме старые рукописные и старопечатные старообрядческие книги, в толстых кожаных переплетах с медными застежками. Эти книги были в кладовой, на полке за русской печью и часть их хранилась на чердаке. Вобщем, они были спрятаны от постороннего глаза. Непонятно, почему после ареста отца у нас не произвели обыск и не изъяли эти книги? Отец бросил на пол выделанные овечьи шкуры и стал на них складывать книги. Затем завернул их в шкуры и накрепко перевязал смоленой веревкой. Я наблюдал за всем этим с русской печки. Видела все это и мама, которая находилась тут же, в кухне. Отец настрого приказал нам носа не показывать из избы, а сам с тюком книг вышел за двери. Куда он отправился с книжками, никто из нас не видел.

Помню, вскоре после этого милиция вместе с местными активистами ходила по домам и изымала у мезенцев старинные церковные книги и иконы. А потом под угором под охраной милиции активисты жгли их на костре. Мы, мальчишки, наблюдали за всем этим. Книги горели плохо и милиционеры с активистами шевелили их в костре палками, подбрасывали туда сухие дрова. От ворошения воздушной волной невесомые обгоревшие листки книг поднимались в воздух и кружились, как сухие осенние листья. Мы гонялись за ними и, поймав, пытались прочитать, что там написано. Но витиеватые буквы не поддавались нашему прочтению. Отдельные листки были с рисунками в левом верхнем углу.

После этой инквизиции я спросил у отца:

- Не сожгли ли в костре и наши книги?

- Не беспокойся, сын, наши книги в надежном месте, - ответил отец.

В феврале 1942 года отец скоропостижно умер от сердечного приступа и унес с собой тайну спрятанных книг.

Прошло много лет. В 1958 году судьба забросила меня в Нарьян-Мар, где я прожил 20 лет. Здесь познакомился с местным краеведом Александром Александровичем Тунгусовым и под его влиянием увлекся краеведением.

Занимаясь изучением истории старообрядчества на Русском Севере, я понял, насколько ценными были те старинные книги, что схоронил отец.

Ценность их книг подтвердил и доктор филологических наук Владимир Иванович Малышев, известный собиратель и исследователь рукописного наследия Печорского края, которому в 1966 году я поведал историю с отцовской схоронкой.

- Николай Анатольевич, вы должны сделать все, чтобы найти те книги. - Сказал Владимир Иванович.

Бывая в родительском доме в Мезени, я вскрыл все полы, перерыл все во дворе, в погребе и ограде, но ничего не нашел.

Нет уже старого родительского дома, давно покинул сей мир Владимир Иванович, но загадка со старинными отцовскими книгами до сих пор не дает покоя.

Как бы хотелось на старости лет разгадать тайну книжного клада, достать книги из схоронки и расстегнуть медные застежки из кожаных переплетов...

Может, кому-либо из старожилов Мезени известно что-то об этом?



Опубликовано 23 июля 2018 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Окладников • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте и Одноклассниках чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.