Рецензии. Л. М. БРАГИНА. ИТАЛЬЯНСКИЙ ГУМАНИЗМ. ЭТИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ XIV-XV ВЕКОВ

Актуальные публикации по вопросам культуры и искусства.

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Рецензии. Л. М. БРАГИНА. ИТАЛЬЯНСКИЙ ГУМАНИЗМ. ЭТИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ XIV-XV ВЕКОВ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Twitter города Минска Крутые видео из Беларуси Аэросъемка - все города РБ KAHANNE.COM: это любовь! Футбольная биржа (FUT.BY) Система Orphus

315 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:


Итальянский гуманизм - сложное историческое явление; это идеология нарождавшейся буржуазии, которая возникла на почве формирования в недрах феодальной формации нового, капиталистического способа производства. Без освоения проблем гуманизма трудно понять перелом, происшедший в жизни средневековой Европы во второй половине XIV - XV веков. Поэтому выход в свет книги, посвященной данной проблематике, весьма своевремен.

Во введении к книге ее автор доцент кафедры средних веков МГУ кандидат исторических наук Л. М. Брагина дает определение основных черт итальянского гуманизма как передовой идеологии эпохи Возрождения. При этом она опирается на высказывания К. Маркса и Ф. Энгельса о переходной эпохе от феодализма к капитализму и подчеркивает, что основоположники научного социализма усматривали в идеологии нарождавшейся буржуазии концентрированное выражение антисословных, антицерковных и других антифеодальных идей, выдвигавшихся самыми разными социальными слоями (стр. 25).

С этих позиций Л. М. Брагина стремится кратко охарактеризовать основные концепции советских, русских и зарубежных историков, изучавших проблемы гуманизма. Перед нами проходят историки самых различных направлений, взглядам которых автор дает правильную оценку, раскрывая всегда самое основное и типичное для каждой концепции. Л. М. Брагина верно показывает, что русские историки XIX в., такие, как А. Н. Веселовский и М. С. Корелин, несмотря на недооценку ими социальных корней итальянского гуманизма, стояли в его понимании на более передовых позициях, чем многие буржуазные историки XX в. (Ж. Маритэн, Э. Жильсон, Дж. Тоффанин) (стр. 10 - 11). Прослеживая борьбу направлений в зарубежной историографии XX в., автор особо отмечает позиции тех историков, которые видят в гуманизме развитие антиклерикальной идеологии (Дж. Саитта) и признают его основным смыслом создание светских этических норм поведения человека (Г. Барон с его концепцией "гражданского гуманизма", Э. Гарэн). Л. М. Брагина делает правильный вывод, что, несмотря на многообразие концепций буржуазных историков XX в. относительно гуманизма, суть их зачастую сводится к "медиевизации" и "христианизации" Возрождения, то есть к отказу от признания прогрессивного переворота в мировоззрении той эпохи и к стремлению умалить роль гуманизма как идейной основы культуры Возрождения (стр. 23). Эта тенденция опровергается советской историографией и представителями марксистской мысли за рубежом (А. Тененти).

В книге рассматриваются предпосылки формирования гуманистической идеологии в Италии XIV-XV веков. Нов по проблематике основанный на самостоятельном исследовании раздел, посвященный характеристике той психологической атмосферы итальянского города, которая получила свое отражение в так называемой купеческой литературе (записки, семейные хроники). Автором ярко обрисованы общественно- психологические настроения флорентийского купечества - верность гвельфской партии, своей коммуне, положительное отношение к идее "накопительства", к образованию, признание разума и знания залогом успеха в жизни. Перед читателем встают живые, конкретные люди раннего итальянского Возрождения, что крайне важно для понимания эпохи в целом. Освещая идейные истоки гуманизма, автор обращается к духовной культуре Европы XII-XIII веков. Здесь же поставлена проблема Проторенессанса, и интересно, в историческом (а не литературоведческом) плане раскрывается творчество Данте, предвосхитившего некоторые идеи гуманизма.

При рассмотрении раннего итальянского гуманизма в книге анализируется творчество Ф. Петрарки как первого гуманиста, зачинателя нового мировоззрения, ставящего человека в центр внимания, а также наследие Дж. Боккаччо, который в своих новеллах бросил вызов аскетизму, утверждая гармонию плоти и духа, человека и природы. Автор справедливо отмечает, что творчество Боккаччо - важный этап на пути освобождения человека от феодально-религиозной этики (стр. 96 - 98). Стремясь создать конкретные образы крупных гума-

стр. 136


нистов эпохи, Л. М. Брагина дает характеристику К. Салютати. Это своеобразный гуманист, на примере которого раскрывается сложность взаимоотношений раннего гуманизма с христианством. Салютати был убежден, что вера и знание совместимы, и автору следовало сильнее подчеркнуть эту особенность его взглядов. Салютати считал, что гуманизм, призванный формировать нового человека, вбирает в себя опыт всей культуры - и языческой и христианской. Основной смысл его этической доктрины - отрицание аскетизма, пассивности и покорности судьбе (фортуне).

Гуманистическое движение в Италии в первой половине XV в. представлено в книге характеристикой мировоззрения двух выдающихся гуманистов - Л. Бруни и Л. Баллы. С именем Бруни связано направление "гражданского гуманизма", что хорошо показано в книге. Автор вполне справедливо и обоснованно определяет Бруни как яркого выразителя идей этого направления (стр. 126, 131). Служение республике Бруни рассматривал как нравственный долг каждого человека. Можно утверждать, что "гражданский гуманизм", сформировавшийся во Флоренции, - важное завоевание всего итальянского гуманистического движения первой половины XV века. В отличие от гражданственных мотивов моральной философии Бруни его современник Балла решает основные проблемы этики, и прежде всего проблему счастья, в духе Эпикура. Он отвергает принципы аскетизма и воспевает земную жизнь. В философской концепции Баллы, проникнутой пантеистическими тенденциями, утверждается гармония человека и природы, право человека на все радости земного бытия.

Центральное место в книге отведено изложению гуманистической концепции Л. Б. Альберти, которого автор считает одним из наиболее выдающихся гуманистов итальянского Возрождения. Альберти развивает учение о месте человека во Вселенной, о свободе воли, которая детерминирована не богом, а природой. Большое место в его работах занимает проблема фортуны в жизни человека - один из основных философских вопросов эпохи Возрождения. Альберти полагает, что фортуне надо противостоять, надеясь на собственные силы: это позволяет смягчить удары судьбы. Понятие счастья Альберти связывает с добродетельной жизнью и разумными делами. Он оправдывает богатство только в том случае, если оно будет использовано для служения людям и государству. В творчестве Альберти автор тонко подмечает сочетание идей "гражданского гуманизма" Бруни и этических принципов Баллы. В то же время в книге подчеркивается оригинальность идеала гармоничной личности, который был выдвинут Альберти (стр. 171, 180, 193).

Завершает книгу анализ развития гуманистических идей в Италии во второй половине XV - начале XVI века. Здесь правильно отмечается значительный вклад греческих ученых в философию и культуру Возрождения, но недостаточно подчеркивается тот факт, что во второй половине XV в. по сравнению с предшествовавшим этапом сильно изменяется направленность гуманизма. Уже Дж. Аргиропуло, один из греческих философов, многие годы живший в Италии, разделял философию на три раздела (естественную, божественную и математическую). Теология органически включается в философию как часть науки, имеющая отношение к отделенным от материи субстанциям (бог, ангелы, "чистые формы"). По Аргиропуло, человек добивается своей активностью или деятельностью счастья, основанного на знании. Счастье достигается не только в результате благих дел человека, но и божественной помощи. Высшее же счастье состоит в созерцании отделенной от материи субстанции, то есть бога (стр. 210, 214). Все подобные определения не дают основания думать, как это полагает автор, что "этика по-прежнему доминировала в гуманистической мысли этого периода" (стр. 205). Нельзя согласиться и с другим утверждением Л. М. Брагиной, что идеи Аргиропуло "энергичным подчеркиванием активности человека в постижении мира... служили теоретическим основанием для "гражданского гуманизма" в 50-х - 70-х годах XV в." (стр. 215). Это уже качественно иная этика, так как высшее счастье человека, по мнению Аргиропуло, - созерцание бога, а не служение обществу (ср. с Бруни, стр. 126).

Гуманизм второй половины XV в. в целом носит иной характер, нежели в первой половине этого столетия. Культ разума и знания становится характерной чертой гуманистов, сгруппировавшихся, вокруг Платоновской академии во Флоренции. Ее глава и основатель М. Фичино создает теперь "ученую религию", пытаясь синтезировать догматику священного писания, уче-

стр. 137


ние отцов церкви, арабскую, еврейскую философию, доктрину неоплатоников. Картина мира, какую он дает, пантеистическая: имеется тенденция обожествления природы, но красота и гармония мира познаются иррационально (дар божественного откровения). С фортуной лучше не бороться, ибо за ней стоит божественный правопорядок (ср. с Альберти, стр. 154 - 171). Стремление к счастью - движение разума к высшему благу, то есть к непосредственному созерцанию бога.

Конечно, и во второй половине XV в. были представители гуманизма (А. Ринуччини, К. Ландино), которые стояли на других позициях, но они не были ведущими, да и концепции их мало изучены. Во второй половине XV в. имелось еще одно направление, выразителем которого был Дж. Пико делла Мирандола. Вывод его рассуждений - человек, поставленный богом в центре мира, сам творец собственной природы. Пико - страстный защитник разума, борец против слепых авторитетов теологии. Можно, конечно, принять вывод автора, что нельзя говорить о кризисе гуманистического движения в целом во второй половине XV в. и о его идейной трансформации. Трудно, однако, согласиться с заключением Л. М. Брагиной, что неоплатонизм и его концепция не вели "к отказу от общих для итальянского гуманизма позиций гражданственности" (стр. 240). Все же неоплатонизм с его теорией познания мира через откровение (иррационально), с пониманием высшего счастья как созерцания бога, с акцентам на созерцательную - жизнь человека не позволяет прийти к выводу, что в тот период господствует позиция светской науки, построенная на рационалистических основах, что продолжается линия развития "гражданского гуманизма" в целом. Скорее можно согласиться с выводом автора, что "идеал мудреца, утверждавшийся в гуманизме последних десятилетий XV в., стал отражением кризиса идей гражданственной этики, порожденного началом кризисных явлений в социально-экономической и особенно политической сфере" (стр. 224).

Книга написана на должном методологическом и методическом уровне. Хорошо подобраны иллюстрации, весьма полезны введения к главам, в которых раскрываются особенности различных этапов истории итальянского гуманизма. Рецензируемая работа - полезное и способствующее расширению кругозора пособие не только, для студентов и преподавателей вузов, но и для педагогов школ и для читателя, интересующегося историей культуры.



Опубликовано 10 февраля 2018 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© А. А. КИРИЛЛОВА • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте и Одноклассниках чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.