Рецензии. В. И М. ГРОХИ. КРЕСТОНОСЦЫ НА ВОСТОКЕ

Актуальные публикации по вопросам культуры и искусства.

Разместиться

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Рецензии. В. И М. ГРОХИ. КРЕСТОНОСЦЫ НА ВОСТОКЕ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

57 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:

Vera a Miroslav Hrochovi. Kfizaci v Levante. Praha. "Mlada Fronta". 1975. 313 s.

Крестовые походы на Восток - "вечная" тема исторической науки. В трудах буржуазных медиевистов и ориенталистов она стала в послевоенный период одной из ведущих1 . Ученые-марксисты, раньше сравнительно мало занимавшиеся ее изучением, ныне активно разрабатывают эту проблематику.

Изучение истории крестовых походов с позиций марксистско-ленинской методологии осуществляется в первую очередь исследователями, работающими в СССР и других социалистических странах. Рецензируемая книга принадлежит перу чехословацких историков - преподавателей философского факультета Карлова университета в Праге супругов В. и М. Грохов. Она представляет собой первую и, насколько нам известно, единственную в чешской историографии обобщающую работу на данную тему.

Авторы придали книге научно-популярную форму, что отнюдь не лишает ее характера научного исследования. В значительной мере оно строится на основе первоисточников (латинских хроник XII- XIII вв., сочинений современных крестовым походам арабских и византийских писателей и историков, записок путешественников и т. п.). В то же время авторы довольно полно учитывают результаты новейших исследований (советских, западноевропейских и американских).

Добротная в целом "фактура", на которую опираются авторы, позволила им достоверно рассказать об этом феномене средневековья, передать историю крестовых походов как массового военно-колонизационного движения, направленного в страны Восточного Средиземноморья. Сравнительно с традиционным освещением фактического материала книга интересна, в частности, тем, что она затрагивает почти не изученные эпизоды "священных войн". Так, авторы особо останавливаются на участии чехов в завоевательных войнах западноевропейского рыцарства в Палестине, например, во II и в III крестовых походах (стр. 118 - 120, 173, 176). "Национальный колорит" присутствует и в рассуждениях, касающихся укоренившейся на Западе апологетической традиции крестовых походов (рассказ о посещении чешским королем Карлом IV французского двора, когда высокому пражскому гостю была продемонстрирована инсценировка победоносного сражения крестоносцев во время I крестового похода - стр. 285). Вероятно, выделение этой темы подсказано не столько действительной исторической значимостью участия чешских воинских отрядов в крестовых походах, сколько стремлением авторов учесть специфические интересы читательской аудитории.

Главное, однако, чем привлекает книга, - это оригинальный ракурс, в котором излагается фактическая история крестоносных войн. Авторы считают, что крестовые походы "интересны для нас не своими битвами и завоеваниями", существенно, пишут они, другое: осмысление этих войн как "встречи трех цивилизаций - западноевропейской, византийской и мусульманской" (стр. 6). Безусловно, такой подход к изучению названной проблематики чрезвычайно перспективен, особенно потому, что он позволяет выяснить подлинное значение крестовых походов во всемирной истории, крайне преувеличиваемое апологетической буржуазной историографией. Представление о крестоносцах как "пионерах величия Запада и соответствующая "актуализация" крестоносных войн в ряде трудов, изданных в последние десятилетия, были идеологически и политически заострены против национально-освободительных движений; в частности арабских народов, и в период "холодной войны" - против социалистических стран. Правда, указывается в книге, усилиями реалистически мыслящих буржуазных исследователей (А. С. Атийя, К. Каэн и др.), в том числе традиционалистов (С. Рэнсимен), создана более критичная интерпретация крестовых походов. Однако и до сих пор все еще продолжают появляться работы вроде книга американца А. Даггэна2 , в которых грабители


1 В обширной литературе последних лет выделяется монументальное, запланированное в шести томах и уже наполовину реализованное издание американских историков. "A History of the Crusades". General Editor -К. М. Setton. Vol. I-III. Madison- Milwaukee -J. 1969 - 1975.

2 A. Duggan. The Story of the Crusades, 1097 - 1291. N. Y. 1964 (в "1969 г. эта книга была переиздана в Лондоне).

стр. 192


и убийцы, по-прежнему идеализируются и изображаются героями, а читателей пытаются убедить в том, что "западные рыцари основывали королевства, где процветали свобода и справедливость" (стр, 287).

В свете этих соображений избранный авторами угол зрения на крестовые походы в высшей степени оправдан. Многие положения и выводы книги заслуживают в целом положительной оценки. Это в первую очередь относится к характеристике внутреннего строя государств крестоносцев на Востоке (гл. 5), где оттеняется, в частности, религиозно- политическое бесправие как восточных христиан, так и прежде всего мусульман в период владычества западных завоевателей (стр. 204 и ел.). В плане разоблачения мифа о "цивилизаторской миссии" Запада интересно изложение перипетий IV крестового похода (гл. 6): авторы отклоняют различные, как они утверждают, "позитивистски ограниченные" (стр. 227) версии об "уклонении крестоносцев с пути", исходя из того, что все эти версии (теория "германской интриги" и др.) покоятся на заведомо ложном представлении о бескорыстии баронов и рыцарей. Ход событий, приведший в апреле 1204 г. к разгрому Византии, объясняется куда проще: определяющие интересы феодалов-грабителей и представившийся им случай разбогатеть за ее счет совпали. В итоге Константинополь пал жертвой завоевателей (стр. 230- 231).

Наиболее содержательна и в полной мере соответствует намеченной авторами постановке проблемы глава о ближайших и отдаленных итогах крестовых походов. Основной вывод книги сводится к тому, что крестоносцы не достигли целей, за которые сражались, а если они и добились кратковременного утверждения своего господства на Востоке, то крайне дорогой ценой: крестовые походы не только "подняли мутную волну массовых убийств мусульманского и христианского населения в завоеванных восточных городах", но и возбудили в мусульманском мире ответную реакцию - разгорелась священная война ислама (джихад), ознаменовавшаяся на протяжении столетий такими же жестокостью и фанатизмом, как и те, которые сопровождали крестовые походы (стр. 288).

Господство крестоносцев на Востоке оказалось скоропреходящим. Их государства там исчезли навеки, и "песок забвения занес следы закованных в латы рыцарей задолго до того, как на Западе поблекли воспоминания об их жестоких и героических деяниях" (стр. 289). Существование государств крестоносцев не внесло каких-либо принципиальных перемен в левантийскую торговлю, что часто приписывается крестовым походам: если ее расширение и происходило, то "вне зависимости от фанатизма европейских крестоносцев", а основные пути коммерческих сношений Запада с Востоком в XII-XIII вв. проходили отнюдь не через портовые города государств крестоносцев, но через Византию и Египет (стр. 284). Что касается "вклада" крестовых походов в культурное развитие Европы, то представление, будто крестоносцы опосредовали культурный обмен европейского и арабского миров, лишено основания. Прославленные плоды арабской цивилизации и культуры, подчеркивается в книге, как, впрочем, и в ряде других работ историков-марксистов приходят в XII-XIII вв. в Европу главным образом через Испанию, Сицилию и Северную Африку. "Даже во времена наивысшего расцвета государств крестоносцев Западная Европа гораздо больше воспринимала восточные влияния и античные традиции от умирающей Византийской империи, чем через страны Леванта" (стр. 290).

Общее заключение об итогах "встречи" трех цивилизаций сформулировано в книге весьма четко. В противовес концепциям апологетов крестовых походов авторы выдвигают и обосновывают три основных положения: тезис о несостоятельности идеи единства западных христиан, как во время крестовых походов, так и впоследствии (стр. 289); тезис о превосходстве мусульманской и византийской цивилизаций над западноевропейской, представлявшей в XI-XIII вв. более низкую ступень развития феодального общества (стр. 290 - 291); тезис об отрицательном в целом историческом значении крестовых походов. Итогом взаимодействия трех цивилизаций, протекавшего во времена крестовых походов в форме длительного вооруженного конфликта, с полным основанием указывают авторы, явилось не сближение этих цивилизаций, а обострение противоречий между ними, их отдаление друг от друга и, в конечном счете, их уход в глухую изоляцию. "Этот результат, безусловно, принадлежит к самым важным и заслуживающим внимания сторонам в истории средневекового феодального общества" (стр. 292).

стр. 193


Ряд положений книги представляется недостаточно аргументированным и спорным. Так, при освещении фактической истории событий авторы нередко отказываются от традиционных толкований отдельных явлений. Однако не всегда такой шаг обоснован, а объяснения, предлагаемые авторами, не везде покоятся на солидной основе. Давно устарел, например, взгляд, принятый когда-то историками крестовых походов, будто "вершиной хронографии" этого движения является труд Гийома Тирского (стр. 124 - 125). Ведь он писал много десятилетий спустя после событий 1096 - 1099 гг., опираясь на произведения непосредственных участников, компонуя их известия сообразно собственным взглядам и логике; в отношении достоверности и непосредственности восприятия его труд намного уступает сочинениям очевидцев, писавших по горячим следам событий, и не имеет значения наиболее важного, как полагают авторы, источника по истории I крестового похода, то есть вовсе не составляет в этом смысле "вершину" хронографии

Успехи первых крестоносцев объясняются в книге преимущественно поддержкой, оказанной им Византией, ее сухопутными войсками и военно-морским флотом, осадными механизмами и продовольствием (стр. 128 - 129). Это, конечно, значительное преувеличение. Известно, например, что, находясь под Антиохией в 1098 г., крестоносцы стремились избавиться от коварного и преследовавшего своекорыстные цели союзника: отряд византийского военачальника Татикия поспешил ретироваться из лагеря осаждавших Антиохию крестоносцев, как только распространились слухи о приближении армии мосульского атабега Кербош. При столкновении с нею крестоносцы были предоставлены собственной участи и одержали верх над войском эмиров без какого бы то ни было содействия Византии.

Характеризуя причины участия рыцарей в I крестовом походе, авторы отвергают традиционное представление, в соответствии с которым в погоню за землями особенно рьяно включались младшие, остававшиеся без уделов сыновья феодальных сеньоров. Для XI в., полагают авторы, такое представление-де неправильно, поскольку в это время имущество сеньора уже делилось поровну между всеми прямыми потомками (стр. 138). В действительности, как это доказано в специальных исследованиях3 , именно в XI- XII вв., когда, например, в некоторых районах Франции фонд свободных земель был исчерпан, возникает тенденция к "замыканию" феодальных родов: поскольку дробить вотчинные владения было запрещено, увеличивается число рыцарей, не имеющих ленов, не обзаведшихся семьей и т. д. Это были в первую очередь младшие сыновья светских феодалов.

Авторы справедливо указывают на общее оскудение рыцарства, которое и побуждало его отправляться на чужбину, однако обстоятельства, породившие это оскудение, освещают не вполне адекватно: в книге утверждается, что в обстановке умиротворения, наступившего в Европе после прекращения набегав норманнов, арабов и венгров, в условиях укрепления королевской власти "сократился спрос на услуги рыцарей" и поэтому у них повысился "интерес к судьбам восточных христиан" (там же). На самом деле об умиротворении в западном феодальном обществе для конца XI в. говорить вовсе не приходится - ведь как раз одной из задач Клермонского собора было наведение порядка в этом отношении. А о каком укреплении королевской власти может идти речь для этой эпохи - времени расцвета феодальной раздробленности? Авторы поневоле сдвигают "назад" исторические процессы, относящиеся, по существу, к более поздним временам. Да и вообще едва ли верно представлять рыцарей XI в. в качестве неких ландскнехтов, как это невольно получается в книге при описании их положения. Особая воинственность, в частности французского рыцарства, готового участвовать в любой военной авантюре и составлявшего, по Ж. Дюби, "наиболее агрессивный элемент" в феодальном обществе4 , коренилась прежде всего в условиях развития феодальной экономики данного периода.

Причины отправления на Восток крупных феодалов Запада также изображаются несколько неточно: их будто бы толкали честолюбие, "престижные соображения" (стр. 138 и ел.). Между тем такие князья, как Боэмунд Тарентский - и об этом свидетельствует все его поведение во время


3 См.: G. Duby. Les "Jeunes" dans la societe aristocratique dans la France de Nord- Ouest an XII siecle. In: G. Duby. Homines ct structures du Moyen age. Recueil d'articles. P. 1973, pp. 213 - 223.

4 G. Duby. Op. cit., p. 216.

стр. 194


переговоров с Алексеем Комнином в Константинополе в 1096 - 1097 гг. и в месяцы борьбы за Антиохию в 1098 г. - пустились в крестовый поход вовсе не по престижным мотивам: будучи обладателями пышных титулов, они не располагали необходимыми для их носителей земельными владениями. Вызывает возражения и объяснение в книге причин участия крестьян в крестоносном движении (стр. 140 и ел.). Авторы и здесь отбрасывают установившееся в науке представление об XI столетии как времени жестокого феодального гнета, неурожаев и голода; напротив, по их мнению, в этот период будто бы наметились тенденции к освобождению крестьян от крепостной зависимости и повышению их жизненного уровня, стала расти урожайность (технический прогресс в сельском хозяйстве) и т. д. (стр. 141). Утверждения подобного рода не опираются на проверенные факты и, во всяком случае, решительно противоречат свидетельствам хронистов конца XI - начала XII века. Что касается динамики урожайности, то первые данные для каких-либо сопоставлений в этом плане появляются в источниках только в XIII веке. Для конца XI в. такие сведения совершенно отсутствуют. А тот факт, что это было время жесточайшего крепостнического гнета, является, пожалуй, общепризнанным в литературе5 . Отвергая его, авторы возвращают читателя к давно изжитому в историографии взгляду на причины массовости I крестового похода: эти причины, как утверждается в книге, коренятся в росте населения (стр. 141 -142). Таким образом, движение сотен тысяч людей на Восток объясняется чисто демографическими факторами. Конечно, рост населения, по-видимому, имел место, но он происходил крайне медленно, неравномерно в отдельных областях и сам по себе ни в коей мере не объясняет массового характера I крестового похода.

Можно было бы отметить ряд мелких погрешностей в книге, однако лицо ее, разумеется, определяется не теми или другими недочетами. Перед нами - серьезная и содержательная работа о крестовых походах. Последние рассматриваются в ней в качестве важного звена в цепи европейских миграционных движений и крупного эпизода в истории военно- феодальной экспансии. Поэтому авторы правомерно сравнивают крестовые походы на Восток с захватническими предприятиями немецкого рыцарства в Восточной Европе в XII-XIII веках (стр. 291). К достоинствам книга следует отнести и тщательно выполненный картографический материал, а также лаконичную, но полезную хронологическую сводку основных событий крестовых походов (таблицу), помещенную в виде приложения в конце работы.


5 См. S. Epperlein. Bauernbedruckung und Bauernwiderstand im hohen Mittelalter. B. 1960.



Опубликовано 17 августа 2017 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© М. А. ЗАБОРОВ • Публикатор (): Poletaeva

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.