Кот из Мытищ и таракан с Мадагаскара. Все это продается на знаменитом Птичьем рынке (авторский репортаж)

Актуальные публикации по вопросам современной биологии. Биотехнологии.

Разместиться

БИОЛОГИЯ новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

БИОЛОГИЯ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Кот из Мытищ и таракан с Мадагаскара. Все это продается на знаменитом Птичьем рынке (авторский репортаж). Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

406 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:

На фото: Кот из Мытищ и таракан с Мадагаскара. Все это продается на знаменитом Птичьем рынке (авторский репортаж), автор: admin

На фото: Кот из Мытищ и таракан с Мадагаскара. Все это продается на знаменитом Птичьем рынке (авторский репортаж). Загружено: admin / Library.by


Времена меняются, а он остается. Уже почти 80 лет (исполнится в 2018-м) не зарастает народная тропа к Птичьему рынку на Большой Калитниковской. Здесь, как и прежде, в любви ко всему живому соединяется буржуазия и пролетариат. Все так же несоизмеримы их запросы и возможности. Только счет теперь идет все чаще на "зеленые".

"Ротвейлеров подходим берем, 150 долларов", - вещает тетя в собачьей шубе хорошо поставленным голосом. "Жрут, что попало", - доверительно сообщает она прохожему, клюнувшему на рекламу. Крошки-ротвейлеры жмутся от холода в детском манеже и тыкаются черными носами в грязные шерстяные одеяла, пытаясь заснуть. Прохожий умиляется и, вздохнув, скользит дальше.

"Собачий" бизнес в будни идет плохо. Не та клиентура. Зато в выходные можно продать 5-6 щенков. Так говорит Татьяна Ягодкина, местный старожил: из своих 40 лет она торгует на "Птичке" полжизни.

Дела собачьи

Ягодкина продает в основном кавказских овчарок. Разводит щенков в своем кинологическом клубе в Раменском, подращивает и отправляется на рынок.

- Сейчас овчарки неплохо "идут", хотя цены на них - до тысячи долларов, - говорит Татьяна. - Клиент богатый пошел. Ему собаки нужны для охраны недвижимости. А недорогих щенков - по 200-300 рублей - часто покупают дети, причем многие сами зарабатывают на собаку: моют машины, газеты продают. Неплохо продаются чау-чау, хуже - колли, ризеншнауцеры, стаффорды...

Скоро на Птичьем рынке должны появиться плакаты, напоминающие о том, что животные - не игрушки. Это - для легкомысленных покупателей, которых на рынке хватает. Чаще всего они пытаются возвратить купленных щенков - из-за того, что устают вытирать за ними лужи. Обычно в таких случаях продавцы предлагают любителям живых игрушек встать рядом и самим продать надоевшего щенка. Но в практике Ягодкиной бывали случаи, когда щенков, купленных за 500 долларов, возвращали, не требуя денег взамен.

Опыт у Татьяны богатый. Приходилось и собак на рэкетиров спускать, и сталкиваться с обманом, когда покупатель, еще не отдав деньги, относил щенка в машину ("чтоб не мерз") - и был таков. Но Ягодкина ропщет не на это. Она с ностальгией вспоминает времена застоя, когда ее "кормили" всего две собаки.

- Я в те годы благодаря им машину купила, квартиру, ковры, золото. А сейчас десять собак держу, чтобы только семью прокормить, - жалуется она. - Теперь почти всю прибыль собаки "съедают".

В застойные времена Татьяна приобрела на "Птичке" зеленую мартышку и какаду, которые развлекают ее до сих пор. А два года назад она едва не купила орангутанга за три тысячи долларов - но вовремя передумала, поскольку тот попытался укусить Татьяну за ногу. Теперь для Ягодкиной "кусачей" стала уже цена орангутанга.

- Торговое место здесь дорого стоит, 40 рублей в день, - пожаловалась ее сестра, Любовь Минаева, торгующая рядом персидскими котятами. - Продашь - не продашь, а плати. Кроме того, животных надо прививать, а хорошая вакцина стоит 100 рублей. Вот и получается, что котята обходятся слишком дорого.

- Я тут по телевизору слышала, что самый большой бизнес - на животных, - подхватывает Татьяна Ягодкина. - Господи, да кто это сказал!

Как нашинковать мышей, или "Пьяные" палочники

По выходным Птичий рынок интереснее любого зоопарка. Правда, вход, как и в зоопарк, платный - 20 рублей. Пестрее всего - "рыбные ряды". В аквариумах плещутся скромные гуппи и аристократичный сомик-балалайка, отталкивают друг друга красноухие водяные черепашки (1500 рублей), грациозно перебирают тонкими ногами прозрачные креветки. "Их не едят, - улыбается женщина, покупающая пару таких красавиц по 5 рублей. - Они аквариумы чистят здорово". По сравнению с ними калабарский каламоихт - длинная, как угорь, африканская рыба - значительно дороже, 80 рублей. "На пенсию в 3000 рублей разве проживешь? - поделился пожилой продавец. - А тут за выходные до 20 таких рыб продаю". Неподалеку у симпатичного бородача дела тоже идут неплохо: только за утро он продал 5 амазонских скатов по 120 долларов за штуку.

Продавцы рептилий и земноводных не столь приветливы. Рядом с игуаной, окаменевшей за стеклом террариума, плакат: "Кто купить, тот заходи. Кто спросить, тот проходи". За прилавком - мужчина внушительной наружности, похожий на мясника. Он не спеша достает из прозрачного ящика за хвосты дохлых мышей, аккуратно складывает их в кучку и непринужденно обращается к соседу: "Ну что, приятель, нашинкуешь на корм?" Тот, покосившись на мышей, вежливо отказывается...

Экзотика на "Птичке" дорога. Пугливый лори с печальными глазами-плошками стоит 400 "зеленых", столько же - птенец какаду. Его старший товарищ, взрослый какаду сливочного цвета, невероятно ухоженный, с достоинством восседает на жердочке за стеклом: цена ему - полторы тысячи долларов. "Не ноги - куриные окорочка", - грубо замечает парень-зевака, окинув попугая наглым взглядом.

По сравнению с какаду мраморные тараканы неприлично дешевы: рубль штука. У прилавка - оживление. Мужчина благополучного вида, подняв банку, деловито пересчитывает купленных насекомых: "Мне геккона кормить, - объясняет он. - От обычных он сразу подохнет". В угоду публике продавец Саша вынимает из коробки огромного блестящего мадагаскарского таракана ценой 150 рублей. Таракан переминается с ноги на ногу и недовольно пищит. "А он рыжих тараканов жрет?" - живо интересуется милиционер. Получив отрицательный ответ, страж порядка презрительно фыркает: "На что он тогда нужен?" Хозяин тараканов Саша торгует уже лет 25. Он не прочь поговорить, особенно о своих любимых палочниках, которых разводит у себя на квартире. "Они неприхотливые, - агитирует Александр, - едят свежие побеги малины и очень занятны: раскачиваются взад- вперед, как пьяные мужики. Да вот беда - самки у самцов крылья объедают. Вы приходите в мае, палочники как раз вылупятся и подрастут. Пара - 700 рублей".

А рынок-то голый!

Такое впечатление, что цивилизация старательно обошла Птичий рынок стороной. Дрожащие от холода живые существа, стылые железные прилавки, как на "колхозном" рынке, - ничто не изменилось с прошлого века, когда "живой базар" находился еще на Трубной площади. Александр Поченчук, директор Птичьего рынка, считает, что в этом и заключается его своеобразие. "В тех странах, где с экономикой и культурой все в порядке, торговля живностью принимает цивилизованные формы, - объяснил директор. - Например, в Голландии или в Италии - шикарные зооботанические магазины. В России несколько иная форма. Может быть, это связано с нашей русской традицией". Да, появились некоторые "цивилизованные" магазины, но в Москве их явно не хватает, не говоря уже о провинции. В последнее время на птичьем продают все меньше кормов - их владельцы животных уже привыкли покупать через Интернет. Один из лидеров "электронного птичьего рынка" - зоомагазин Zoopassage.ru (см. внешнюю ссылку) - продает кормов нескольких сотен видов. Ни в одной "кормовой" палатке на Птичьем нет такого выбора. Доставка бесплатная при средних объемах, а при больших - еще и скидку сделают. Но животных по-прежнему покупают на птичке. Ведь невозможно выбрать котенка или щенка по интернету.

На вопрос, почему бы не сделать рынок крытым, Александр Васильевич почему-то обиделся. "Крытый рынок - не значит нормальный, - ответил он. - Во-первых, это возможность распространения инфекционных заболеваний. А во-вторых, это экономически нецелесообразно". Странно. Почему же тогда появляются крыши у вещевых рынков и оптовых ярмарок, где торгуют совсем не живым товаром? А насчет инфекционных заболеваний Александр Васильевич, кажется, погорячился: ведь существуют же сотни зоомагазинов - и ничего страшного не происходит. "Посмотрите, сколько музеев гибнет, что творится с архитектурными памятниками, - пытался "перевести стрелки" г-н Поченчук. - А вы говорите об экзотических животных, которым отнюдь не угрожает вымирание"...

Впрочем, причина оказалась проста: в Департаменте потребительского рынка ответили, что у города нет денег на крышу для Птичьего рынка. Как и на многое другое. А значит, Антон Павлович Чехов по-прежнему актуален: век назад он описал "птичий" рынок на Трубной, "где животных любят так нежно и где их так мучают".



Опубликовано 14 апреля 2017 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Наталья АЛЯКРИНСКАЯ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.