Записки военного ветеринара. Часть 2. (ЭКСКЛЮЗИВ)

Актуальные публикации по вопросам современной биологии. Биотехнологии.

Разместиться

БИОЛОГИЯ новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

БИОЛОГИЯ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Записки военного ветеринара. Часть 2. (ЭКСКЛЮЗИВ). Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

321 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:

На фото: Записки военного ветеринара. Часть 2. (ЭКСКЛЮЗИВ), автор: admin

На фото: Записки военного ветеринара. Часть 2. (ЭКСКЛЮЗИВ). Загружено: admin / Library.by


× ЭКСКЛЮЗИВ! Публикация обнародована в Интернете через LIBRARY.BY!

Прикреплённый файл - Записки военного ветеринара. Часть 2. (ЭКСКЛЮЗИВ)

Загрузить

Автор: БЦБ LIBRARY.BY (загружен: 10 ноября 2016)



Вирусов нет!
"Золотая коллекция" LIBRARY.BY / BY-1478790533
От автора (БЦБ LIBRARY.BY):

Записки военного ветеринара. Часть 2. (ЭКСКЛЮЗИВ)

Сохранение файла // Справка LIBRARY.BY

Дорогие и уважаемые коллеги! Вы можете скачать файл исключительно для дальнейшего индивидуального ознакомления. При использовании любых данных из представленной работы в собственных научных исследованиях, обязательно ставьте ссылки на работу-оригинал с упоминанием фамилии автора, названия работы, источника публикации. Вы можете поставить ссылку непосредственно на данную web-страницу: ниже сформированы готовые ссылки для цитирования данного материала в научных исследованиях (см. ниже раздел "Ссылки по ГОСТу"). По вопросам научного сотрудничества по теме материала, деловой кооперации, совместных проектов обращайтесь непосредственно к автору данного материала.

На фото: Здание в Кунцево, москва где работали японцы из отряда 731P1030823


Записки военного ветеринара

из воспоминаний генерала ветеринарной службы в запасе, профессора Академии военных наук Виталия Петровича Ветрова на фоне реалий XXI века в борьбе с эпизоотиями и биотерроризмом

 

часть вторая

 

    есть книга «Путь на Кайхэ».

 

Сахалинская область, Охотское море, остров Тюлений, 1979 год.

Остров Тюлений в Охотском море, принадлежал СССР, ныне Российской Федерации, на нем обитает вторая по величине популяция морских котиков в мире. Ежегодно в благоприятный летний период на острове собирается до 1,5 млн. голов котиков, которые движимые природным инстинктом спариваются, плодятся, взрослеют и уходят в океан. Там же расположена крохотная станция Тихоокеанского института океанографии. Старшему ветеринарному инспектору общевойсковой армии майору Виталию Ветрову при решении служебных задач посчастливилось побывать там трижды.

Рассказ об одном эпизоде

Островок - абразионный останец береговой террасы это уникальнейшее создание природы с лежбищем котиков и представляет громаднейший научно-практический и в первую очередь экономический интерес для многих стран. К концу второй мировой войны, островок «Кайхэ» принадлежал Япония, которая естественно извлекала из природных ресурсов немалые дивиденды, в частности добычу котика, яиц кайры и множество полезных морепродуктов. В августе 1945 года военное командование Японии предпринимает беспрецедентную акцию, которая может прийти в голову только сумасшедшему. С целью недопущения гидробионтов (биоресурсов) стране победительнице, (Советскому Союзу) они ликвидировали лежбища котиков, путем заливки мазута по всей акватории острова, тем самым уничтожили  всю фауну на многие мили вокруг. 

Для этой цели подорвали и затопили танкер с тремя тысячами тонн мазута, который разлился по всему крохотному побережью, в том числе и берегу мыса Терпения. В период ведения боевых действий подобный факт, как правило, остается незамеченным, мало ли судов гибнет в море или подрывается на минах? Главное гибнут люди, не до нефтепродуктов и котиков было дело. По сей день напоминанием о японском военном присутствии, как и на всех островах Курильской гряды, остались на скалах укрепления, бетонные доты, лестницы и ходы сообщения, два таких укрепления сохранились на острове Тюленем. Благодаря титаническому труду ученых и сотрудников ТИНРО лежбища очистили, воссоздали, и популяция  котика возвратилась на свое эволюционное пристанище только через 25 лет после войны.

 Остров Тюлений это скала в море, размером от 600 метров в длину и до 90 метров в ширину, и высотой до 20 метров, кишащая бесчисленными гаремами и птичьими базарами. Как правило, в каждом гареме 350 килограммовый самец, от 30 до 70 самочек и молодняк, там идет выплод ушастых тюленей, под бдительным наблюдением природы и сотрудников станции Тинро. Зрелище конечно неописуемое, не поддающееся ни какому воображению и естественно стоит жуткая вонь, от скопления миллиона животных и птиц кайры на несколько миль вокруг острова. Островок постоянно окутан пеленой туманов, вокруг него мелководье и приближение к нему ощущается по специфическому запаху. Постоянно у острова несет боевое дежурство фрегат, или тральщик ТОФ, а рядом в нейтральных водах Охотского моря находится на дежурстве американская ПЛАРБ, с ракетами направленными на наши стратегические цели, командованию флота естественно известно ее местонахождение, она тоже под бдительным контролем. Воды на скале совершенно нет, ее доставляют с мыса Терпения  в деревянных бочках в огромных таких сетках связках, буксируя сейнером или буксиром по воде. Однажды при  подобной  буксировке автору чудом не срезало тросом руку, исход решали буквально доли секунды, повезло, однако!

Однажды в Сахалинский обком партии и полевое управление 51 ОА поступила шифровка о прибытии высокопоставленного государственного деятеля на территорию области, и для полноценной работы его, командованию армии надлежало создать режим благоприятного пребывания высокого гостя. С неофициальным визитом на остров прибывает  генеральный секретарь ЦК Компартии Франции Жорж Морше. Одним из пунктов его программы было посещение острова Тюлений. Кроме сопровождающих его лиц был нужен специалист владеющий эпидемической, эпизоотической обстановкой и знаниями в области гидробионики, одним словом гид по широкому спектру вопросов связанных с экологией моря, морскими животными и политически подкованного, как принято было говорить в те времена. Естественно выбор пал на ветеринарного начальника полевого управления армии Ветрова Виталия, по совместительству секретаря первичной партийной организации тыла. Заместитель командующего армии по тылу поставил ему конкретную задачу, при этом возложил на него весь комплекс вопросов касающихся тылового обеспечения и бытового обслуживания этой группы. Задача носила больше экскурсионный характер, чем специальный, тем не менее, возлагала на автора всю тяжесть ответственности за пищевую безопасность августейшей особы и его окружения, особенно при организации импровизированных приемов местного населения в полевых условиях. Не смотря на наличие национального повара в команде генсека, автору пришлось исполнять роль официанта широкого профиля, то есть постоянно быть рядом, подавать напитки и прочее, а также общаться через переводчика по ряду всевозможных вопросов задаваемых главным пассажиром. Почему именно официантом? Иначе было нельзя, а другой легенды тоже не придумали, потому что официантки женщины просто не смогли выдержать четырех часового перехода морем на пограничном сторожевом корабле, (ПСРК) со скоростью 40 узлов. От одной только тряски и вибрации можно свихнуться, не говоря, уже о выполнении непосредственных задач по предназначению. Вождю французских коммунистов представили все прелести и достоинства  уникального заповедника. Не обошлось без казуса, при экскурсии один из легкомысленных морских пограничников уронил пилотку со скалы на территорию гарема, где бесновался самец и полез, чтобы забрать ее, однако в один миг был сметен в воду и естественно не обошелся без множественных ушибов и переломов. Бедолагу только через пару часов выловили из кишащего котиками моря, наложили подручные шины и доставили на стоящий, в двух милях тральщик. Вот где и пригодились автору знания военно-полевой ветеринарной хирургии. Пока занимались нештатной ситуацией, администрация станции изготовила для гостя изумительную по содержанию и вкусу яичницу из яиц кайры, а также деликатесы из морепродуктов и «моржовых херов», невероятно поднимающих мужскую потенцию. А военный ветеринар рассказал пару-тройку рецептов по использованию самого стойкого и надежного природного биостимулятора, и при этом сослался, что среди ветеринарного брата в Советском Союзе существует профессиональная традиция и своеобразные обряды поедания (яиц) семенников крупных животных при их кастрации. В том числе и о благоприятных последствиях данной трапезы, приводящей к качественному скачку численности населения. Господин Морше, забавный такой старичок, пришел в восторг от услышанного, заказав впрок в качестве сувенира пару «естественных  моржовых наборов». И конечно был крайне удивлен, узнав в доверительной беседе, что автор не сотрудник КГБ, а военный ветеринарный врач и в знак признательности разрешил ему выпить стопочку коньяка, Он просто не мог знать, что этого напитка у тылового ветврача на корабле было несколько коробок, не считая закуски.

На острове оборудована специальная система ловушек, где отлавливают котика, мех от них идет по прямому предназначению, от самцов  берут семенники с придатками. (В простонародье «моржовые херы») Они консервируются соответствующим образом, упаковываются и отправляются  на экспорт для получения биостимуляторов в медицинской промышленности, в основном в Гонконг и Германию. В 70-80 годах в Советском Союзе не было столь значительной проблемы среди мужского населения, как импотенция, этому делу были подвержены только гнилые западные страны (читай развитые) где каждый второй 40 летний мужик-импотент. Это была очень серьезная статья дохода, не напрасно японцы хотели уничтожить лежбище. А для бюджета ТИНРО это были значительные  финансовые вливания, правда доходила - ли она до ученых-биологов и промысловиков, одной  небесной  канцелярии известно.

Конечно без специальных знаний и навыков биологии, и в частности ветеринарных познаний здесь не обойтись, поскольку и автор занимался проблематикой одной из серьезных вирусных инфекций сходных у ластоногих и человека. Не напрасно в ветеринарном законодательстве и инструкциях тех времен контроль получаемого морского зверя, сырья и продуктов моря возлагался на ветеринарное ведомство страны.

Однако возвратимся к японским военным преступникам, времен второй мировой войны.

Самый близкий путь на о. Тюлений лежит от поселка Стародубское  Долинского района на острове Сахалин. Вернее от маленького островка в километре от берега. Секретнейшей тюрьмы, где предположительно содержались неглавные японские военные преступники, осужденные после Хабаровского 1949 года судебного процесса. Другого, более удаленного, закрытого от глаз и наиболее удачного варианта содержания  осужденных просто быть не могло.

В то далекое время в период с 25 по 29 декабря 1949 года, в Хабаровске состоялся судебный процесс над бывшими военнослужащими японской армии, принимавшими участие в создание биологического оружия. Перед судом предстали 12 человек, в том числе 5 генералов из них четверо военнослужащих  были ветеринарами из 100 отряда, которых осудили на 20 лет лишения свободы каждого.

И что занимательно, только с 1 января 1950 года в СССР законодательно была введена высшая мера наказания – смертная казнь, и естественно военные палачи из японского биологического отряда 731 и 100 отряда.

А их было около 3 тысяч, из которых 8 высших офицеров, 16 полковников, 20 подполковников и более сотни специалистов различных направлений биологического толка, в том числе медики и ветеринары оказались практически безнаказанными. А по более правдоподобной версии, они были нужны для дальнейшего проведения исследований в этой области научно-практических знаний.

В конце второй мировой войны было взято в плен около 600 тысяч японских военнослужащих, которые прошли тщательную фильтрацию на предмет причастия к военным преступлениям, особенно такая категория, как военнослужащие из «Управления по водоснабжению и профилактике» (биологических подразделений).

Затем по решению Советского правительства все военнопленные японской армии с Курильских островов и Сахалина в течение трех лет были отправлены в лагеря военнопленных на материк в Сибирь, и какая-то часть военнопленных, возможно, была оставлена на Сахалине.

Из рассекреченных материалов госархива США (Мериленд), более 100 тыс. документов о деятельности в Манчжурии «отряда 731» следует, что до августа 1947 года 200 военных специалистов были отравлены в США. По другим источникам около 1300 военнослужащих из особого лагеря №2054 города Хабаровска были возвращены китайской стороне и несколько десятков человек продолжили работу в СССР. Китайское руководство в дальнейшем использовало этих специалистов биологического направления в своих научно-исследовательских программах. В сформированных НИИ НОАК ветеринарии в Харбине и Порт - Артуре, в послевоенный период работали так же прикомандированные и советские военные ветеринарные специалисты.

О факте работы японцев, автор приводит пример, он служил с  видным военным специалистом в области военной ветеринарной радиологии, полковником Владимиром Михайловичем Караваевым.

Он в своих воспоминаниях делился впечатлениями о совместной  работе в самом начале 60 годов с японскими учеными, бывшими военнопленными в ветеринарно-токсикологической лаборатории ни где-либо на задворках страны, а пригороде Москвы в районе  Кунцево, в здании, которое благополучно стоит, и по сей день на территории 25 научно-исследовательского военного института «Химмотологии».  

Как указывается в книге Моримура Сэйити «Кухня дьявола» информация об исследованиях в области биологического оружия представляла большую ценность для американских программ военных исследований. Что и было практически  сделано, все наработанные технологии получили дальнейшее свое развитие и совершенство.  Научный потенциал – ученые, а более точное выражение - изуверы в белых халатах был сохранены, умышленно уведены от уголовной ответственности за совершенные преступления и благополучно, естественно, по возможности продолжали работать по своей тематике в закрытых лабораториях.  И это оправдывается тем, что в то время между СССР и США разгорался накал страстей по превосходству в гонки вооружений и США всеми способами стремились получить как можно больше сведений по результатам работы японских ученых и иметь возможность использовать их в реальной войне.

По всей вероятности глупо рассуждать о том, что наш вероятный противник будет использовать наработки в области каких-либо вооружений, направленных в первую очередь против нас, а мы (то есть противоположный и очень гуманный лагерь) будем оставаться  в стороне. Безусловно, весь тот уровень научно-исследовательских направлений и достижений в области микробиологии, вирусологии, биотехнологии и генной инженерии, неважно каким путем добытый, представлял и представляет определенный интерес и крайне необходим всем конкурирующим сторонам.

По видимо, чисто криминальной отчетности за 40 летний период с 1960 по 1999 год официально зарегистрировано всего 55 террористических актов, известных обывателю, в которых применялись биологические агенты. Однако массовость применения их не была достигнута ни в одном из случаев.  Всего 8 случаев преступлений с использованием биологических средств привели жертвам среди гражданского населения и всего 29 летальных случаев из 31 пострадавших.  Но никто не считал и может точно определить точное количество летальных исходов среди населения стран при эпидемиях, эпизоотиях и других катаклизмах, в том числе авторитетный ВОЗ и МЭБ. Все статистические данные носят абстрактный и субъективный  характер, в угоду политических, корпоративных или иных  соображений. Тем более ряд стран вообще не представляет своих данных, а если и дает какую-либо информацию, то она носит виртуальный характер. А эпизоотическая ситуация по ряду инфекций на территории  Китая, за последние десятилетия  вообще выпадала.

На сегодняшний день известно об одной тысячи банков микроорганизмов, в том числе особо опасных, как для человека, так и для животных, хранящихся в специализированных хранилищах «музеях» различных НИИ, лабораториях, биологических производствах. Приобретение подобного материала для террористических целей, практического труда не представляет, при желании его можно заполучить по различным каналам. При всех достижениях и недостатках отечественная медицина и ветеринария с инфекциями, слава богу, справляется! С точки зрения эпизоотологии и эпидемиологии, нет принципиальной разницы между вспышками инфекционных заболеваний, вызванных естественным природным путем или выбросом инфекционного начала в окружающую среду, при техногенных авариях, диверсиях или при террористических актах! Практически нет никакой, только имеется ряд принципиальных особенностей, так в ветеринарной практике во главу угла ставится, прежде всего, экономическая целесообразность проводимых мероприятий. Ликвидировали больных животных, вакцинировали восприимчивых, выполнили карантинные или абсервационые мероприятия, ликвидировали очаг  инфекции и дело с концом. Нет больных - нет болезни. Естественно совершенно другой организационный и специальный подход у инфекционистов.

В мире постоянно была угроза терроризма, в том числе биологического и будет существовать, пока есть экономические и политические предпосылки. Вероятность же использования БО (биологического оружия) в военных целях существует, но она не столь велика, как ее «разукрашивают» в СМИ.

К предотвращению биологической атаки и ликвидации последствий таковой, ни одно государство в полной мере, ни когда не будет готово, поскольку оно не ведает, как будет применен тот или иной биологический агент, а может только предполагать.

По многочисленным исследованиям и прогнозам любые меры по борьбе с биотерроризмом неэффективны и экономически не оправданы.

Как правило, борьбу с биологическим терроризмом ведут те страны, которые его сами и разрабатывают, поскольку необходимо иметь средства и способы защиты, прежде всего своего населения и обезопасить территорию страны, а затем уже думать о вероятном противнике.  И  имитация борьбы с биологическим терроризмом дает возможность микробиологам благополучно продолжать свою деятельность, якобы направленную на благовидные цели. Другая сторона медали, как правильно выстроить и использовать это выгодное направление при решении экономических, политических и военных интересов противоборствующих стран. В большинстве случаев «козырная карта» биологического террора в руках политиков срабатывает безотказно и имеет весомые результаты, в первую очередь экономического плана, что наглядно подтверждают события последних лет.

Такие, как создание оси зла, возня вокруг острова Возрождения на высохшем Арале, война против Ирака, птичий грипп, губчатая энцефалопатия, единичные вспышки по ящуру и прочее, носят больше политическую подоплеку, нежели реальную опасность. 

Возвращаясь к имеющимся фактам явно примененных биологических агентов в Африке, на Кубе, Одесской области, необычной эпидемии сибирской язвы в Свердловске,  где возбудителями инфекции явились штаммы североамериканского и южно-африканского происхождения, не успокаивают, а дают нам повод к дальнейшим размышлениям над этой серьезной проблемой.

Не напрасно же США, в первую очередь военное ведомство «Пентагон», под благовидным предлогом создания  центров мониторинга, так усиленно пытаются заполучить все банки данных так называемых «музейных штаммов» возбудителей на молекулярном уровне. А он есть  в 67 странах, и представляет собой ценнейший научный потенциал, наработанный сообществом со времен Луи Пастера.

Советский Союз прошел подобную миротворческую процедуру при правлении Горбачева, когда по глупости военно-политического руководства уничтожили, по программам ОСВ, то вооружение, к которому возвратились спустя  20 лет, при этом сохраняя прекрасную мину на лице.

 

Возвращаемся на Сахалин.

 

Но факт остается фактом. Дождливое лето 1980 года на Сахалине не радует погодой, в войсках армии напряженно продолжается летный период обучения, сопряженный с тактико-специальными занятиями, учениями с боевой стрельбой, КШУ и прочими военными делами. Военно-ветеринарная служба островного и полуостровного театра военных действий отрабатывает вопросы ветеринарного обеспечения войск при ведении противодесантной операции. В соответствии с планом, поднятые по тревоге сахалинские организации; ветеринарно-эпизоотический отряд и ветеринарная лаборатория, выведены в запасной район в поселок Петропавловское, это в нескольких километрах от стратегического аэродрома Сокол. Естественно, по замыслу учений были развернуты все функциональные подразделения армейского комплекта ветеринарных учреждений и личный состав, в том числе приписной, реально отрабатывают определенные вопросы специфической индикации биологических средств. Проводят лабораторные исследования в полевых условиях, Организуют меры профилактики против инфекций, в частности сибирской язвы, бруцеллеза, туберкулеза и пуллороза на объектах отделения 147 военного совхоза и подсобных хозяйствах прилегающих частей. Напряженная работа, полевой быт, строгие уставные требования быстро объединяют и дисциплинируют людей, не смотря на то, что половина офицеров вчерашние ветврачи совхозов и 30% личного состава учреждений составляли женщины, из числа вольнонаемных. Работа выполняется быстро, слаженно и четко, все ждут прибытия заместителя командующего армии по тылу и окружного начальника ветеринарной службы. Но как всегда бывает, «в семье не без уродов» пропадает ветеринарный фельдшер прапорщик Виктор Оськин, в срочном  порядке посланный командиром отряда Иваном Солуяновым за сибиреязвенной сывороткой на зимние квартиры. Зная отдельные слабости подчиненного, руководитель учения назначает патруль, из числа офицеров, с задачей скорейшего розыска отсутствующих военнослужащих и автотранспорт. Ситуация проясняется очень быстро, прапорщик и водитель без автомобиля были задержаны нарядом внутренних войск на дороге Южно-Сахалинск–Долинск, без соответствующих документов и непотребном виде. Автотранспорт был угнан неизвестными лицами, что в условиях пограничной зоны Сахалинской области было недопустимо. Тем временем руководителю тактико-специального учения шифровкой было доведено к немедленному исполнению следующее; в области объявлено чрезвычайное положение и проводится  крупномасштабная операция с  привлечением всех силовых структур, по розыску и поимке сбежавших из мест заключения  преступников в количестве 14 человек, предположительно корейской национальности, (так сказано в телеграмме) Всех подозрительных и незнакомых лиц на территории военных городков и объектов предписывалось задерживать до выяснения личности. Сформированный по учению армейский  ветеринарно-эпизоотический  отряд, численностью 25 человек, как раз находится в зоне оцепления проводимого МВД, внутренними войсками и привлеченными силами.

По боевому расчету на вооружении отряда было до 30 единиц стрелкового оружия, в том числе автоматы АК-74, но реальное применение его категорически исключалось, как и при всех войсковых учениях, кроме боевых стрельб. Шли третьи сутки операции, и круг поисков преступных элементов стремительно сужался в треугольнике Долинск–Сокол–Синегорск. Настроение личного состава ветеринарного отряда тревожное, поскольку выясняются подробности чрезвычайной ситуации, всколыхнувшей относительно спокойный остров Сахалин. Оказалось, что находившиеся в заключении военные преступники «по версии» проделали в течение почти, что 30 лет подкоп под стенами тюрьмы, и прилегающей территории, выносили землю горстями в карманах и вот в 1980 году наконец-то вышли на свободу. Просто поразительно, фантастика, ну как у графа Монтекристо!!! 

Сбежало из под стражи 14 японцев-военнопленных, среди которых был военный летчик. Как впоследствии было выяснено, что их основной целью  побега – было завладеть летательным аппаратом и улететь с военного аэродрома Сокол, находящегося в полусотне километров от тюрьмы, или уйти в море на чем и как угодно и заявить миру о себе. Что в Советском Союзе до сих пор существует еще такой объект, где томятся, скорее всего, не военные, а уже политические заключенные. Остальные же беглецы совершали отвлекающий маневр, их целью было переключить  внимание поисковых групп, от основного объекта побега-летчика. Затем смешаться с местным корейским населением и по возможности раствориться в нем.

 Но что взять от стариков, протомившихся в неволе 35 лет и в уже преклонном возрасте до 60 лет. Их всех повязали через четыре дня! Как выяснили органы дознания, двоих из сбежавших японцев подвозил на похищенной у нас автомашине Газ – 52 небезызвестный ветеринарный герой  прапорщик Витя Оськин, на прощание, угостив их ветеринарным гидролизным спиртом, к угону транспорта японцы, не имели ни какого отношения, это уже другая история… Замысел этой беспрецедентной акции естественно не удался. «Шороху» японцы, конечно, наделали много, подняли все силовые структуры на ноги, и на этом все утихло. И, как правило, должного резонанса в обществе не последовало, поскольку эта тема закрыта и по сей день. Так автор, с подчиненным ветеринарным войском, принимал участие в розыске, возможно и тех лиц, которые были причастны к секретному отряду № 731. отца и идеолога неудавшейся биологической  войны  генерал-лейтенанта Сиро Исии

 Возвращаясь к актуальной теме биологического терроризма, нависшего над миром, приходится неоднократно сталкиваться с неоспоримыми историческими фактами и проводить определенную параллель между недавним прошлым и реалиями сегодняшнего дня.

В послевоенное время расклад сил и средств военной ветеринарии на ТВД, в том числе и Дальневосточный ТВД предусматривал наличие тех или иных организаций, исходя из задач решаемых войсками, их численности и многими специфическими факторам. Во главу угла всегда ставилась эпизоотическая, эпидемическая обстановка, наличие природных очагов инфекционного начала, экономические, географические, климатические, этнические условия и другие факторы. В период обострения военно-политической обстановке на Дальнем Востоке и притязаний Японии к СССР по южным Курилам в 70 годах прошлого столетия  активизируется  военная деятельность нашего государства на ТВД во всех сферах ее проявления. Наряду с оперативно-стратегическим построением сил и средств, серьезными   организационно-штатными мероприятиями проводится ряд научно-исследовательских направлений по изучению и уточнению ТВД в зоне ответственности оперативных объединений, группировок, соединений и частей. Не обошла стороной эта работа и военных ветеринаров.

По заданию центра на военно-ветеринарную службу ДВО и ТОФ возложена научно-исследовательская работа по изучению, описанию, оценки, прогнозированию островной и полуостровной части ДВО. Эта работа выполнялась силами штатного ветеринарного состава ветеринарных учреждений, а также соединений и частей в течение пяти лет, в конечном итоге, вылившаяся в солидный труд, имеющий закрытый характер. При проведении рекогносцировок, в каждой рабочей группе или команде на основных оперативных направлениях, наряду, с войсковыми операторами, разведчиками, топографами и множеством других специалистов по возможности работали военные ветеринары, собравшие и обобщившие громаднейший материал. Автору в составе команд пришлось преодолеть путь на вертолетах, судах, гусеничных транспортерах, нартовых упряжках, а то и пешим ходом расстояние по береговой линии около 20 тысяч миль. Возвращаясь к нашей теме, следует отметить, что японская военная машина основательно готовилась к войне, в том числе биологической на Сахалине и особенно Курильских островах. Работая в комиссиях по разминированию в период с 1977 – 80 гг. на островах, нам попадались удивительные вещи. Сейчас ни кого, ни чем не удивишь. Поскольку через службу в Курильской пулеметно-артиллерийской дивизии прошли десятки тысяч человек, они ощутили величие страны, значимость своего положения в государстве и прелесть того дикого, неповторимого и богатейшего края. Не напрасно наши восточные соседи японцы, не могут угомониться на протяжении 70 лет после войны. Как-то в период прогулки по линии отлива острова Итуруп с известным в стране геологом разговорились о смысле нашего бытия на берегу Тихого океана. Я спрашиваю Андрея Иосифовича «зачем нам Курилы?» Он, молча, достает из кармана обыкновенный кусочек магнита и проводит им по песку. По всему гребню магнитика нанизаны острые  кристаллы. Отвечает мне, это золото, полиметаллы и вся таблица Менделеева здесь под ногами! Дурак ты еще доктор! 

 Осенью 1978 года автор в составе объединенной комиссии флота и округа работал по важному заданию на острове Симушир в бухте Кратерной, с ним был знакомый «ветеринарный герой» прапорщик Виктор Оськин. Срочную службу он проходил в отдельном батальоне глубинной разведки ГРУ и не утратил полученных там разведывательных навыков. Командированные на остров завершили свою работу, подошло время  убытия, транспорт задерживался, погода паршивая, стояли плотные туманы.  От безделья наша группа бродила по острову, исследовала оставшиеся полукапониры и другие  японские сооружения военных  времен.

Глубокой  ночью заявляется мой прапор, пьяный вдрызг. Где негодяй смог так надраться, тем более в условиях сухого закона и отсутствия гражданского населения. Спиртное было там только у водолазов и медиков в лазарете строителей. Оказалось, он обнаружил в одном из заброшенных и подорванных бункеров на третьем нижнем уровне совершенно не тронутый склад материальных средств неприкосновенного запаса. Среди этого добра было продовольствие, примерно полуторагодовой запас на пехотный батальон. Медикаменты, инструментарий, перевязочный материал в пергаментной бумаге, санитарные носилки, противогазы, респираторы, и что очень поразило автора противочумные костюмы. По количеству их было несколько десятков, но непонятно, зачем они были нужны на забытом господом богом островке, где во время войны размешалось войско не более полуроты бойцов? Костюмы были в довольно таки хорошем состоянии, сохранились бирки с четкими иероглифами. В комплектах также были резиновые боты, защитные очки и другой не совсем понятный инструментарий похожий на джутовые мешки в которых китайцы загружают соль или что-либо сыпучее. Теплые куртки, сапоги из коричневой кожи, около 300, но уже истлевших от сырости комплектов военной формы одежды, обилие  медикаментов, переносной автоклав, биксы, газовые горелки, различные  склянки, лабораторное стекло и прочее барахло. И конечно наличие этилового спирта, который безошибочно по запаху определил ветеринарный спецназовец Виктор. При детальном изучении находки, все могло окончиться гораздо печальнее, чем он предполагал, там были кодеин в ампулах и порошке, минеральные яды, в частности сулема, метиловый спирт в 1,5 кг бутылках, ацетон, реактивы, чистый авиационный бензин и прочие инженерное и химическое имущество. Автора в тот период, как ветеринарно-санитарного эксперта интересовало продовольствие. Из упаковок извлекли двух килограммовые банки американской тушенки, обильно смазанной техническим вазелинов. Дегустировать тушенку на месте не стали – побоялись, что партия консервов отравлена. Полный физико-химический и бактериологический анализ проводили в 401 ветеринарной лаборатории на Сахалине и независимую экспертизу провели  в областной СЭС. Не смотря на то, что партия тушенки была произведена в 1942 году на чикагских бойнях в Америке, (а эта партия была захвачена японцами на сухогрузе при переходе его из Сан – Фриско в Гонолулу, вместе со сборным модулем военного госпиталя, который стоит теперь в Южно-Сахалинске)  пролежав на хранении более 30 лет, сохранила все вкусовые и питательные качества, присущие натуральной тушенке. Вот где поучиться нашему распустившемуся российскому производителю. Как единственный недостаток, сама консистенция тушенки представляла желеобразную массу. Но, не смотря на это «полуды» на стенках банки не было, сами банки  в идеальном состоянии, а следов свинца или другого металла не обнаруживалось. Несколько образцов из этой партии впоследствии было отправлено в Москву в НИИ питания.

У местного начальника небольшого островного гарнизона появились проблемы, как бы до найденного спиртного не добрались воины-гвардейцы, тем более они-то неоднократно обследовали каждый угол островка. Поскольку тыловики были первопроходцами при этой находке, они и отобрали от каждого наименования по образцу. Естественно, что было потребно к дальнейшей транспортировке, загрузили на прибывший транспорт «Аракс» из состава отдельного дивизиона вспомогательных судов. Не смотря на непогоду и шторма, с горем пополам дошли до порта приписки Карсаков. И надо же такому в последний момент случиться. В период разгрузки имущества один из разгильдяев матросов с нашим грузом  сваливается  с трапа за борт в ледяную воду, и ящик естественно на дне.  Но самое ценное - медикаменты, образцы продовольствия, спирта и другое прапор разгружал сам. До сих пор в аптеках ветеринарной службы острова сохранились желтые флаконы риванола и других реактивов, с японскими иероглифами. Естественно о находке сообщили по команде, но кому эта информация была тогда не нужна, когда стояли более серьезные дела и события. А подобные сюрпризы случались и на других островах, про которые ходили различные байки, каждый раз обрастая новыми подробностями.

Так ветеринарный врач пулеметно-артиллерийской дивизии капитан Владимир Минаев на Ветровом перешейке на острове Итуруп, рядом с бывшей грунтовой ВПП, в заваленном землей подземном тоннеле, обнаружил остатки полевого лазарета.  Подобные розыски и исследования зон своей ответственности проводились военными ветеринарами; лейтенантом ветеринарной службы  Василием Слабодянюк  и капитаном Сергеем Ермак. Последний участвовал с автором в ряде экспедиций на Северо-Курильской гряде и на Чукотке, а по результатам работы был снят любительский кинофильм, по известным причинам, не увидевший своих зрителей. Кроме этого Сергеем  Ермаком было опубликовано ряд статей в научных изданиях. Учитывая опыт второй мировой войны и реалии неспокойного двадцатого века, не напрасно же в самых отдаленных точках Дальнего Востока и Арктики, до последнего времени функционировали специализированные ветеринарные учреждения. Способные автономно решать многопрофильные  задачи противоэпизоотического и экологического обеспечения на удаленных направлениях, таких как мыс Шмидта, остров Врангеля, Тикси, Анадырь, Сахалин и Курилы только на Шпицбергене залегают 10 млрд тонн высококалорийного каменного угля (это всего в пять раз меньше, чем на всей территории России). Кроме этого, в недрах архипелага оказалась нефть. Вообще Арктика — зона стратегических интересов РФ. На этой территории сконцентрировано до 25% мировых запасов углеводородов, таяние ледников же в будущем может позволить России использовать новые судоходные маршруты. Освоение труднодоступного региона немыслимо без сети населённых пунктов, которые бы позволили осуществлять логистику по воздуху и воде, а также выступали в качестве мест отдыха для специалистов, работающих в Арктике. Можно предполагать, что работы наших военных специалистов - исследователей и в частности военно-медицинской службы на острове Матуа, Северо - Курильской гряды, ждут большие открытия

 

Пришла пора, наступивший период бурного освоения, и добычи углеводородных ресурсов на бескрайнем шельфе Ледовитого океана заставит Российские компании и в первую очередь военное руководство вернуться к наработанной стратегии и тактике ветеринарного обеспечения и обслуживания войск и населения, в том числе и от биологического и экологического  терроризма.

 

Правка от 05 11 2016г.



Опубликовано 10 ноября 2016 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© В.П. Ветров • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.