Рецензии. Е. И. ЧАПКЕВИЧ. ЕВГЕНИЙ ВИКТОРОВИЧ ТАРЛЕ

Жизнь замечательных людей (ЖЗЛ). Биографии известных белорусов и не только.

NEW БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ


Все свежие публикации



Меню для авторов

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Рецензии. Е. И. ЧАПКЕВИЧ. ЕВГЕНИЙ ВИКТОРОВИЧ ТАРЛЕ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные кнопки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси Аэросъемка - все города РБ KAHANNE.COM - это любовь! Футбольная биржа (FUT.BY) Система Orphus

164 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:


М. Изд-во "Наука". 1977. 126 стр. Тираж 54000. Цена 47 коп.

В серии "Биографии и мемуары" вышла в свет книга о жизни и творческой деятельности выдающегося советского историка, публициста и популяризатора исторических знаний, видного общественного деятеля и педагога акад. Е. В. Тарле. Ее автор, доцент Орловского педагогического института, кандидат исторических наук Е. И. Чапкевич, в числе первых обратился в середине 60-х годов к систематическому изучению биографии ученого и результатов его многолетнего творческого труда. Работа рассчитана на массового читателя и, естественно, не претендует на исчерпывающий анализ необычайно богатого и разнообразного по тематике научно-литературного наследия Е. В. Тарле, всестороннее раскрытие всех аспектов его деятельности.

Книгу характеризуют солидная документальная база, тщательность историографического анализа произведений ученого, высокий теоретический уровень авторских выводов. Объектом изучения в ней является личность Е. В. Тарле, труды которого служат образцом строгой аргументации и глубины выводов, построенных на скрупулезном изучении конкретного исторического материала. Они отличаются блестящей формой изложения событий, явлений, фактов прошлого. Не случайно на юбилейных торжествах по случаю 70-летия ученого отмечалось, что созданной им галерее исторических портретов и широких полотен суждена долгая и своеобразная жизнь, подобная той, какой живут портреты и полотна, писанные кистью больших мастеров1 .

Книга основана на разнообразных историографических источниках: произведениях Е. В. Тарле, в том числе неопубликованных и впервые вводимых в научный оборот, его обширном эпистолярном наследии, воспоминаниях ученых, общественных деятелей, материалах отечественной и зарубежной периодики. Автор привлек к анализу такие произведения, которые позволяют судить о связи проблематики трудов историка с актуальными вопросами современной ему социально-политической действительности, раскрывают сложный процесс развития его мировоззрения и прежде всего не утратили научной ценности на современном этапе развития науки. Перед читателем Е. В. Тарле предстает как историк-экономист, историк внешней политики и войн, специалист в области общественно-политических движений и истории философской мысли. Нам думается, что об ученом немало можно было бы сказать и как о блестящем знатоке архивного дела (вспомним хотя бы такие его работы, как "Национальный архив в Париже", "Архивное дело на Западе"), историке исторической науки ("О советской историографии", "К изучению истории Запада в Академии наук"). Книга еще раз убеждает в том, что многогранная тема личности и творчества Е. В. Тарле далеко еще не исчерпана и нуждается в дальнейшем изучении.

Первая часть книги посвящена дореволюционному периоду жизни и деятельности Е. В. Тарле. Систематические архивные изыскания автора позволили уточнить дату рождения ученого, отнеся ее к 1874 г. (ранее в литературе указывался 1875 г.), подробно рассказать о гимназических и студенческих годах, начале научной деятельности в Киеве, а затем в Петербурге. Особый интерес вызывают факты об активном участии Е. В. Тарле в демократическом движении передовой русской интеллигенции и студенчества, его связях с социал-демократическими кружками, приведших к аресту и крайне осложнивших его педагогическую и научную деятельность в начале 900-х годов. Е. И. Чапкевичу принадлежит заслуга обнаружения писем, свидетельствующих о необоснованности обвинений в адрес Е. В. Тарле во время защиты им в 1901 г. магистерской диссертации, сводящихся к тому, что он якобы при переводе "Утопии" Т. Мора пользовался не латинским оригиналом, а немецким переводом, сделанным, в свою очередь, с английского 2 .

Научные, методологические и идейно-политические воззрения Е. В. Тарле складывались в сложных условиях общественно-политической и научной жизни русского общества, испытывали воздействие самых разнообразных, а нередко к противоположных по содержанию и направленности источников. Автор предпринял попытку оп-


1 Архив АН СССР, ф. 627, оп. 2. д 17 л. 5.

2 См. Г. С. Кучеренко. Проблемы западноевропейского утопического социализма в творчестве Е. В. Тарле. "История социалистических учений. Вопросы историографии". М. 1977.

стр. 169


ределить некоторые из них. Справедливо отмечена важная роль, которую сыграл в становлении Е. В. Тарле как ученого его учитель по Киевскому университету И. В. Лучицкий. Е. В. Тарле был обязан старшему поколению "русской исторической школы", в которую входил и И. В. Лучицкий, не только выбором тем для исследований и высокой методической вооруженностью, на что он с глубокой признательностью неоднократно указывал, но и решением, особенно в годы формирования мировоззрения, актуальных методологических проблем науки. Политические и методологические идеи русской либеральной историографии оказали определяющее влияние на молодого ученого. В то же время Е. И. Чапкевич установил, что Е. В. Тарле, еще в гимназические годы увлеченного свободолюбивыми идеями, не могла не привлечь распространявшаяся в кругах прогрессивной русской интеллигенции историко- материалистическая концепция.

Однако отдельные положения книги, касающиеся формирования мировоззрения Е. В Тарле в 90-х - начале 900-х годов, представляются спорными. Так, недостаточно убедительной является версия о влиянии на Е. В. Тарле субъективно-идеалистической концепции "героев" и "толпы" Т. Карлейля (стр. 8, 18). Настойчивое отнесение "раннего" Е. В. Тарле к числу "экономических материалистов" также противоречит результатам реального анализа произведений и высказываний ученого дореволюционного периода, когда он, не понимая и не принимая политические выводы марксизма, пытался в то же время защитить его от вульгарного истолкования. В частности, он отводил как совершенно необоснованные обвинения в адрес К. Маркса в фаталистическом понимании истории, широко используя аргументацию Г. В. Плеханова из его работы "К вопросу о роли личности в истории"3 . Как исследователю, убежденному в "могучей силе и великом будущем этого социологического взгляда" (то есть материалистического понимания истории. - В. Д.), Е. В. Тарле представлялся "совершенно ненужным тот прием, который иногда пускается в ход популярной литературой: есть налицо политическое явление, значит, оно должно быть выведено из экономических отношений"4 . "Многие последователи этой теории, - отмечал он в другом месте. были так близоруки, до такой степени наивны, что очень извратили эту доктрину. Конечно, если всякий без исключения факт наивным и близоруким образом стремиться сцепить с существующим экономическим состоянием общества, может произойти ряд забавных анекдотов, которые, однако, не будут свидетельствовать ни о силе критики, ни о слабости доктрины"5 .

Конкретно-историческая практика Е. В. Тарле тем более не дает оснований для включения его в число "экономических материалистов". Но автор утверждает, что в "Континентальной блокаде" ученый рассматривал отношения между Россией и Францией после Тильзитского мира с точки зрения экономического материализма и, акцентируя внимание на экономических противоречиях между этими странами, не раскрыл других важных причин возникновения войны (стр. 51). Е. В. Тарле предупреждал, что "история континентальной блокады в России и ее последствия в русской экономической жизни не составляют (в "Континентальной блокаде". - В. Д.) ...нашей темы", и эти вопросы затрагиваются лишь в связи с изучением экономических отношений между Россией и Францией. Тем более в этом труде не ставилась задача определения всего комплекса причин, приведших к войне 1812 года. Но одну, и важнейшую, ученый отметил вполне определенно. Им признается "фатальная невозможность для Наполеона сохранить мир с Россией, не отступая от континентальной блокады, невозможность, перед которой бессильны оказались и Наполеон, и Александр"6 . Однако, констатируя, что в России "важные экономические интересы были абсолютно непримиримы с самым принципом континентальной блокады", Е. В. Тарле отмечал склонность некоторых историков утрированно характеризовать ее значение в деле развязывания войны7 .


3 См. Г. В. Плеханов. Избранные философские произведения. Т. П. М. 1956; Е. В. Тарле. Всеобщая история. (Очерк развития философии истории). По лекциям проф. Е. В. Тарле, составитель Г. С. СПБ. 1908 (Литогр. изд.), стр. 99 - 101.

4 Е. В. Тарле. Сочинения. Т. XI. М. 1961, стр. 268.

5 Е. В. Тарле. Всеобщая история, стр. 99.

6 "Экономика оказалась сильнее дипломатии и царя, вместе взятых", - писал Ф. Энгельс (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 22, стр. 30).

7 См. Е. В. Тарле. Сочинения. Т. III. М. 1958, стр. 340.

стр. 170


Тем самым он давал понять, что учитывает и политические противоречия, существовавшие между двумя империями и способствовавшие военному столкновению. Не случайно появление декабрьского указа 1810 г. он объяснял не только экономическими репрессиями Наполеона, но и его политическими шагами после Тильзита.

Оправданно преимущественное внимание автора к советскому периоду жизни и творчества Е. В. Тарле, когда в полной мере раскрылся его яркий и многогранный талант, поставленный на службу народу. В книге прослежен сложный процесс идейных исканий ученого, сумевшего в конечном счете усвоить марксистскую методологию и принять деятельное участие в развитии советской науки, в нашем культурном строительстве. Не встав сразу и безоговорочно на сторону победившего пролетариата, Е. В. Тарле после Великого Октября не оказался и по другую сторону баррикад. Занятая им выжидательная позиция могла носить только временный характер; необходимо было решать, на чью сторону переходить: в лагерь врагов революции или в отряд старых специалистов, включившихся в социалистическое строительство и тем самым заявивших, во всяком случае, о лояльном отношении к Советской власти. Е. В. Тарле очень скоро сделал выбор; ему было не по пути, как писал он в одном из писем к жене, с "маститыми и немаститыми лентяями и саботерами"8 .

Как свидетельствует обильный материал, приведенный в книге, с весны 1918 г. начинается активная деятельность Е. В. Тарле в области архивного строительства, археографии, развития и расширения международных научных связей молодой Советской республики. Успешно продолжает он трудиться и на педагогическом поприще. Трудно, однако, согласиться с утверждением автора о временном творческом кризисе Е. В. Тарле, якобы пережитом им в первые годы Советской власти (стр. 55). В центре внимания ученого оставались в то время события современной ему социально-политической жизни, история международных отношений конца XIX - начала XX в., являвшаяся главной темой его исследовательской работы с 1914 года.

В 1918 - 1919 гг. и позднее о написании крупного монографического произведения по данной проблеме не могло быть речи. На первом плане стояла задача создания источниковедческой базы будущего труда по дипломатической и военной истории новейшего времени, и она в сложнейших условиях решалась Е. В. Тарле. Некоторый спад числа опубликованных трудов по сравнению с предшествующим периодом вовсе не является показателем снижения его творческой активности. Следует учесть и большую научно-организационную работу историка в тот период, трудности в издательском деле в годы гражданской войны. Только в издательстве "Огни" Е. В. Тарле намеревался в 1918 - 1919 гг. напечатать исследования "Великодержавие, его возникновение и утрата" объемом в 15 печатных листов, "Падение Германской империи", совместно с В. М. Гессеном и М. Л. Острогорским выпустить "Политический словарь"9 .

К числу бесспорных удач Е. И. Чапкевича принадлежит анализ работ ученого по истории внешней политики и войн России XVIII-XX веков. Историографические характеристики таких трудов, как "Европа в эпоху империализма", "Наполеон", "Нашествие Наполеона на Россию", "Северная война", основаны на современных достижениях исторической науки. В них в полной мере учтен и уровень ее развития в годы творческой деятельности Е. В. Тарле, раскрыт его существенный вклад в разработку истории дипломатии.

Рецензируемая работа-это не только единственная в советской литературе книга о жизни и творчестве одного из выдающихся представителей русской и советской исторической науки, но и едва ли не первый и успешный опыт написания научно-популярной биографии советского историка10 . Остается выразить надежду на появление в ближайшем будущем творческих портретов других видных деятелей отечественной историографии, трудами которых по праву гордится историческая наука нашей страны.


8 Архив АН СССР, ф. 627, оп. 4, д. 152, л. 65.

9 Архив Института русской литературы АН СССР, ф. 212, д. 149, лл. 1, 11; д. 92, л. 1.

10 См. также "Историографический сборник". Вып. 6. Саратов 1977 (посвящен 100-летию со дня рождения Е. В. Тарле).

 



Опубликовано 22 января 2018 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© В. И. ДУРНОВЦЕВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте и Одноклассниках чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.