70-ЛЕТИЕ АКАДЕМИКА Б. А. РЫБАКОВА

Жизнь замечательных людей (ЖЗЛ). Биографии известных белорусов и не только.

Разместиться

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему 70-ЛЕТИЕ АКАДЕМИКА Б. А. РЫБАКОВА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

19 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:

3 июня 1978 г. академику Борису Александровичу Рыбакову исполняется 70 лет. За его плечами полвека творчества, жизнь, полная каждодневного труда и крупных научных достижений.

Научно-исследовательская, педагогическая и общественная деятельность Б. А. Рыбакова получила широкое признание. В 1953 г. он избирается членом- корреспондентом АН СССР, в 1958 г. - действительным членом АН СССР, в 1960 г. - действительным членом Чехословацкой АН, в 1963 г. - почетным доктором Ягеллонского университета в Кракове, в 1970 г. - действительным членом Польской АН. Его работы удостаивались Государственных и Ленинской премии. Он награжден двумя орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, орденом Трудового Красного Знамени, двумя орденами "Знак Почета", а также "Рыцарским крестом" Польской Народной Республики, медалями Чехословацкой и Словацкой академий наук. Такой резонанс среди советской и зарубежной общественности труды историка и археолога, специалиста по Древней Руси получили благодаря необычайно широкому кругу его интересов, его увлеченности и редкому умению раскрыть и ярко представить историческую действительность.

Б. А. Рыбаков родился в Москве, в семье историка. Школьником он много читал по истории древней столицы Русского государства и хорошо знал все архитектурные памятники и ансамбли Москвы. Поступление его в 1926 г. на историко-этнологический факультет Московского университета было логичным решением человека, рано определившего свое призвание. Борис Александрович слушал лекции Ю. В. Готье, М. К. Любавского, участвовал в экспедициях крупнейшего археолога В. А. Городцова. Первая его статья1 была посвящена раскопкам вятических курганов. Ей суждено было открыть серию его исследований по археологии, географии и истории летописных славянских племен.

На последнем курсе университета Б. А. Рыбаков начал изучение ближайших соседей вятичей - радимичей. Его работа по этой проблеме, ставшая кандидатской диссертацией, была опубликована в 1932 году. Уже в ней Борис Александрович проявил себя исследователем, владеющим как письменными, так и археологическими источниками. Основываясь на марксистско-ленинской методологии, он убедительно показал процесс разложения родоплеменного строя у радимичей и становление феодализма. В те годы, когда в науке было еще сильно влияние теории Ключевского о торгово-паразитическом характере городов, Борис Александрович проследил первые шаги обособления ремесла от земледелия и сложение прослойки ремесленников. Его вывод о городе как о ремесленном центре, подкрепленный новыми для историков археологическими материалами, сыграл важную прогрессивную роль. Одной из лучших работ этого направления стала статья о полянах и северянах2 . Изучение данной темы Б. А. Рыбаков начал под руководством Ю. В. Готье еще в студенческие годы и только в 1947 г. завершил ее. Написанная более 30 лет назад, эта статья до сих пор признается образцовым исследованием. Автор доказал, что особенности погребального обряда - надежная основа для выявления границ племен, перечисленных Нестором, и для определения пределов более мелких групп, их составлявших.

Занимаясь в семинаре С. В. Бахрушина, Борис Александрович написал интересную работу о нестяжателях и иосифлянах, которая позднее была опубликована под названием "Воинствующие церковники XVI в.". Темы идейной борьбы внутри церкви он коснется еще не раз, в частности в связи с движением стригольников 3 .

Являясь сотрудником Государственного исторического музея, Б. А. Рыбаков начал разработку еще одной темы, интересовавшей его всю жизнь. Это историческая картография. Около 40 составленных им карт экспонировались в залах историческо-


1 Б. А. Рыбаков. О раскопках вятических курганов в Мякинике и Кременьи в 1927 г. "Сборник научно-археологического кружка". М. 1928.

2 Б. А. Рыбаков. Поляне и северяне (К вопросу о размещении летописных племен на Среднем Днепре). "Советская этнография" (далее - СЭ), 1947, N 6 - 7.

3 Б. А. Рыбаков. Антицерковные движения стригольников. "Вопросы истории", 1975, N 3; его же. Стригольнические покаянные кресты. Культурное наследие Древней Руси. М. 1977.

стр. 130


го музея, часть из них опубликована в первом издании "Большой Советской Энциклопедии", школьных изданиях и "Кратком курсе истории СССР". Много лет спустя постоянный интерес ученого к исторической географии выльется в книгу о картах Московии4 и в работу об "отце истории" Геродоте с комментариями к его карте Скифии, которая выйдет в 1978 году.

В 30-е годы наша историческая наука стояла перед фактом полной неизученности такой важной проблемы, как развитие ремесла. В посвященной этому вопросу книге Н. А. Аристова "Промышленность Древней Руси" (1866 г.) наличие собственного производства на Руси до XV в. отрицалось, что объяснялось неумением обращаться с археологическим материалом. Именно этой проблеме и посвятил свои исследования Б. А. Рыбаков. Он по-новому осмыслил средневековое ремесло как часть "того хозяйственного фундамента, на котором строилась блестящая культура Киевской Руси" 5 . Труд Б. А. Рыбакова "Ремесло Древней Руси", успешно защищенный в качестве докторской диссертации в 1942 г., был опубликован в 1948 г. и сразу вошел в фонд лучших произведений отечественной науки. В этой книге все ново - от характера и количества использованных источников до новаторской методики их обработки. Основным достижением ученого явился доказанный им факт существования в Древней Руси развитого ремесла, которое не уступало, а иногда и превосходило западноевропейское. Не менее важен и полученный в результате сотен визуальных сопоставлений древних вещей вывод о торговом характере русского ремесла. Наконец, в книге впервые показано возникновение цеховых организаций на Руси, развитие их в XIV - XV вв. и образование цеховых корпораций в Русском государстве в XVI - XVII веках. Эта работа Б. А. Рыбакова, составившая эпоху в исследовании русской культуры, в 1949 г. была удостоена Государственной премии I степени.

В 1949 г. выходит в свет большая статья ученого о древностях Чернигова 6 , до сих пар являющая собой образец историко-археологического исследования о древнерусском городе. В ней наряду с письменными источниками широко использованы данные археологии, летописи, былинный эпос, архивные документы XVII века. В этой работе впервые история и древняя топография города, его языческие кладбища и христианские соборы рассмотрены на широком историческом фоне. К статье приложен небольшой оригинальный очерк - опыт характеристики князя Святослава Всеволодовича, героя "Слова о полку Игореве". Путем сопоставления летописных текстов и "Слова" Борис Александрович подводит читателя к мысли, что автором "Слова" был придворный князя Святослава. Пройдет 20 лет, и эта тема, как и предыдущие, будет продолжена в книгах об авторе, и героях "Слова" и его современниках.

Одновременно с разработкой крупных проблем Б. А. Рыбаков занимается частными вопросами древнерусской культуры. Здесь также проявляется последовательность и неизменность его интересов, своеобразное научное постоянство. В 1949 г. выходит его работа "Русские системы мер и длины XI- XV вв." (СЭ, 1949, N1), а восемь лет спустя, в 1957 г., тема эта интересно продолжена и углублена в статье об архитектурной математике древнерусских зодчих 7 .

Второе крупное монографическое исследование ученого - "Древняя Русь. Сказания, былины, летописи" - вышло в свет в 1963 году. Оно также стало новым словом в изучении истории Киевской Руси. Автор раскрыл ценность такого источника, как былины. Он развил положение Б. Д. Грекова о том, что "былина - это история, рассказанная самим народом", доказал (вопреки господствовавшей тогда в историко-филологической литературе точке зрения на былины как на художественный вымысел) не только конкретную историчность сюжетов былин, по и их острую политическую направленность. Убедительно сопоставляя былины и летописи, Б. А. Рыбаков показал, что первые действительно представляют собой своеобразную "повесть временных лет", рассказанную народом.


4 Б. А. Рыбаков. Русские карты Московии XV - начала XVI в. М. 1974.

5 Б. А. Рыбаков. Ремесло Древней Руси. М. 1948, стр. 3.

6 Б. А. Рыбаков. Древности Чернигова. "Материалы и исследования по археологии СССР" (МИА), 1949, N 11.

7 Б. А. Рыбаков. Архитектурная математика древнерусских зодчих "Советская археология" (далее - СА), 1957, N 1.

стр. 131


Борис Александрович - большой мастер источниковедческого анализа. Вслед за А. А. Шахматовым он расчленил дошедшие до нас летописи, выделив несколько разновременных летописных сводов. Интересен его опыт восстановления первоначального текста "Повести временных лет", написанной Нестором, из которой он выделяет тенденциозные вставки времени княжения Владимира Мономаха и его сына Мстислава. Для эпохи XII-XIII вв., как установил Б. А. Рыбаков, характерно сложение местного летописания при дворе каждого более дли менее крупного князя или епископа. Одним из самых талантливых летописцев, по мнению ученого, являлся боярин Петр Бориславич, писавший в середине XII в. летопись князя Изяслава. Монография Бориса Александровича полна замечательных находок, блестящих сравнений и гипотез, она написана ярким и образным языком.

Многие проблемы, поднятые в этой книге, вышли за ее пределы. Это касается прежде всего сложного теоретического вопроса о феодальной раздробленности. Борис Александрович (вопреки сложившемуся в литературе мщению) рассматривает начальный период этой эпохи - XII в. - как время наибольшего подъема производительных сил, "период развитого феодализма", который и привел потом к "кристаллизации отдельных княжеств-"королевств". Свои взгляды на исторический процесс в целом Б. А. Рыбаков обобщил в главах первого тома первой серии многотомного издания "Истории СССР". Здесь он изложил не только свое мнение относительно исторического развития Руси домонгольского периода, но и рассказал с присущим ему мастерством о повседневной жизни древнерусских людей разных сословий.

Исследование летописей и событий периода создания "Слова о полку Игореве" продолжено Борисом Александровичем в двух фундаментальных трудах - "Слово о полку Игореве" и его современники" и "Русские летописцы и автор "Слова о полку Игореве", вышедших в 1971 и 1972 годах. В первой рассматривается мир людей, с которыми общался или мог общаться автор "Слова". Здесь продолжен тот опыт характеристики, который был применен ученым в работе о древностях Чернигова. Только вместо одной личности перед нами возник теперь целый мир русских людей эпохи "Слова". В книге предлагается и логическая реконструкция текста этого памятника, что представляется хотя и очень смелой, но убедительной гипотезой. Во второй книге речь идет о летописании XII века. Скрупулезное изучение и сопоставление текстов позволили автору выделить несколько летописцев, отличавшихся друг от друга и политическими взглядами и манерой изложения. Б. А. Рыбаков последовательно подводит читателя к тому светскому летописцу- киевлянину, чьи политические взгляды оказались ближе всего к воззрениям автора "Слова". Поэт-историк Петр Бориславич выступает у него претендентом на авторство "Слова", и эта гипотеза обоснованна.

Другой темой, неизменно привлекавшей Б. А. Рыбакова, была русская эпиграфика. Результатом долголетних усилий ученого явился свод всех дошедших до нас русских датированных надписей XI-XIV веков8 . Он сопровождается хронологическими таблицами для каждой буквы алфавита и корреляционными графиками для каждой надписи, отличается строгостью методики обработки материала и обширностью фактов, прекрасно препарированных и собранных на страницах одной книги.

Есть в научных увлечениях Б. А. Рыбакова темы, которым он не изменяет никогда. К ним относятся те, которые связаны с искусством, - от технологии различных его видов до семантики его в целом. Прикладному искусству Руси посвящено немало страниц в "Ремесле Древней Руси", в главах двухтомной "Истории культуры Древней Руси" (Т. II. М. 1951). В 1971 г. выходит в свет книга Б. А. Рыбакова "Прикладное искусство Древней Руси", где вопросы его семантики впервые выдвигаются на первый план. Глубокий интерес к ним привел Бориса Александровича к исследованию расписной керамики трипольской культуры, в рисунках которой он увидел отражение взглядов древних земледельцев Восточной Европы на мироздание. Идеи, высказанные в книге, были развиты в небольшой, но емкой по содержанию статье 9 , где убедительно показано, что символика древних изображений несет в себе отголоски тысячелетий истории народа и народных воззрений самых различных эпох.


8 Б. А. Рыбаков. Русские датированные надписи XI-XIV вв. М. 1964.

9 Б. А. Рыбаков. Макрокосм в микрокосме народного искусства. "Декоративное искусство", 1975, N 1.

стр. 132


Б. А. Рыбаков зазывает народное декоративное искусство и фольклор самым содержательным источником для (изучения эволюции народного мировоззрения. Эта точка зрения, четко сформулированная и убедительно обоснованная, была противопоставлена существовавшему среди искусствоведов убеждению, что признание тысячелетней древности образов народного искусства означает отрицание связи последнего с реальной действительностью, которая окружала его творцов. Работы Б. А. Рыбакова, открывшие новые горизонты в исследовании народного творчества и вдохновившие многих последователей ученого, демонстрируют истинно исторический подход к явлениям искусства. В 1976 г. труды Б. А. Рыбакова, посвященные истории и культуре Древней Руси, были удостоены Ленинской премии 10 .

В своих монографиях и статьях Борис Александрович неоднократно обращался еще к одной важной проблеме - язычеству Древней Руси. В статье "Языческое мировоззрение русского средневековья" (1974 г.) он подводит итоги своих исследований в этом направлении и намечает вопросы, ожидающие решения.

Помимо кабинетной работы, Б. А. Рыбаков на протяжении многих лет ведет археологические изыскания в поле. С его именем связано изучение ряда древнерусских городов: Гочева, Звенигорода Московского, Чернигова, Вщижа, Тмутаракани, Любеча, Вятачева, Белгорода-Киевского, Александрова. Борис Александрович создал и усовершенствовал методику археологических исследований многослойных южных городов. В основе его методики - умение читать культурный слой, датировать каждый вскрытый пласт и по возможности связать его с тем или иным событием. Многие археологи, участвуя в экспедициях Б. А. Рыбакова, прошли его полевую школу. Можно с полным основанием говорить о существовании в настоящее время школы, объединяющей археологов и историков, работающих его методами в тех областях науки, пути к которым он проложил своими исследованиями.

По инициативе Б. А. Рыбакова Институтом археологии АН СССР осуществляется ценнейшее издание - "Свод археологических источников СССР". В качестве главного редактора он разработал подробнейшую программу свода на ближайшие 25 - 50 лет. В соответствии с нею целые коллективы археологов вовлекаются в исследование "белых пятен" археологической карты нашей страны, в издание не получивших широкой известности археологических материалов. Эта единственная в мире публикация на долгие годы станет школой для новых поколений советских археологов. Б. А. Рыбаков является инициатором и другого, не менее значительного издания - 16-томной "Археологии СССР". Эта "энциклопедия отечественной археологии" будет осуществлена в течение ближайших семи-восьми лет. Она стала главным направлением деятельности Института археологии, в работе над ней участвуют ученые разных республик страны. По их примеру к изданию подобных трудов приступают археологи Чехословакии, Румынии, Польши, Болгарии.

В своих многочисленных работах и выступлениях Б. А. Рыбаков постоянно уделяет внимание вопросам развития советской исторической науки и археологии, их методологическим и теоретическим проблемам. Он подчеркивает решающее значение марксистско-ленинского мировоззрения, диалектико-материалистической философии в становлении и развитии советской археологии11 , рассматривая в качестве важнейшей задачи дальнейшую творческую разработку вопросов исторического материализма в применении к этим отраслям знания 12 . Ученый глубоко убежден, что только благодаря материалистической методологии советская археология смогла оказать большое воздействие на развитие мировой археологической науки 13 . Б. А. Рыбаков видит важнейшую черту советской археологической науки в ее подлинно научном историзме,


10 Книги "Древняя Русь. Сказания, былины, летописи"; "Слово о полку Игореве" и его современники"; "Русские летописцы и автор "Слова о полку Игореве"; "Русские карты Московии XV - начала XVI в.", "Русские датированные надписи XI - XIV вв."; "Русское прикладное искусство".

11 Б. А. Рыбаков. Археология. "Октябрь и научный прогресс". Кн. 2. М. 1967, стр. 583.

12 Б. А. Рыбаков. Актуальность истории мировой культуры. "Строительство коммунизма и общественные науки". М. 1962, стр. 178; см. его выступление: "Всесоюзное совещание историков". М. 1964, стр. 89.

13 Б. А. Рыбаков. Советская археология ;;а 50 лет. "Вопросы истории", 1968, N 1, стр. 27.

стр. 133


в решении ею важнейших исторических проблем14 . Задачи, стоящие перед этой областью науки, обусловили, как отмечал Борис Александрович, важное значение археологических источников и археологического источниковедения15 , разработку новейших, более совершенных методов археологического исследования 16 , которые должны обеспечить получение наиболее полной и разносторонней информации17 , а также дальнейшее совершенствование приемов и средств обобщения 18 . Утверждая и отстаивая историзм советской археологии 19 , Б. А. Рыбаков вместе с тем доказал, что решение общих проблем марксистской исторической науки может быть успешным только при условии творческого содружества и взаимного обогащения всех наук, исследующих прошлое человечества 20 . Обращаясь к научной молодежи, Б. А. Рыбаков призывает ее не бояться больших теоретических обобщений, подчеркивая при этом, как увлекательна и заманчива область методологии истории 21 .

Б. А. Рыбаков читает лекции в Московском университете, является членом Президиума Центрального совета Всероссийского общества по охране памятников истории и культуры, членом редколлегий ряда исторических журналов, редактором многих крупных монографий, сборников, учебников и больших сводных трудов по истории СССР, членом Пленума Высшей аттестационной комиссии, председателем общества "СССР - Греция", членом многих международных обществ историков, принимает участие в научных симпозиумах и конференциях за рубежом.

Научная и педагогическая деятельность члена КПСС с 1951 г. Б. А. Рыбакова сочетается с общественной. Он избирался депутатом Краснопресненского райсовета, членом Октябрьского, а в настоящее время является членом Черемушкинского райкома КПСС Москвы. Но основная его научная и организационная деятельность сосредоточена в Институте археологии АН СССР, директором которого он является уже более 20 лет. Этот руководимый им научный коллектив удостоен в 1969 г. ордена Трудового Красного Знамени.

Планы Бориса Александровича Рыбакова широки и разнообразны. Свою страстность, неутомимость, целеустремленность, масштабность интересов, размах, свое видение перспектив и задач исследований он отдает той науке, которой посвятил всю жизнь, - истории и археологии.

Академик Е. М. Жуков, Ю. Н. Захарук, С. А. Плетнева


14 В. A. Rybakov. Methode historique de l'archeologie. VIII Congres international des sciences prehistoriques et protohistoriques (Belgrad, 1971). "Les rapports et les communications de la delegation des archeologues de l'URSS"; Б. А. Рыбаков. Историзм археологии. "Краткие сообщения" Института археологии АН СССР, 1978, N 152, стр. 3 - 6.

15 Б. А. Рыбаков. Археология: проблемы и достижения. "Наука и жизнь", 1969, N11, стр. 36; его же. Археология, стр. 590; Б. А. Рыбаков, Г. Ф. Соловьева. Советская археология сегодня. "Вопросы истории", 1965, N 1, стр. 6.

16 Б. А. Рыбаков. Археология, стр. 591; Б. А. Рыбаков, Б. А. Колчин. Археология завтра. "Будущее науки". М. 1968, стр. 321; Б. А. Рыбаков, Г. Ф. Соловьева. Указ. соч., стр. 27.

17 См. выступление Б. А. Рыбакова: "История и социология". М. 1964, стр. 59; его же. Археология, стр. 589.

18 См. выступление Б. А. Рыбакова: "История и социология", стр. 60; его же. Археология, стр. 591 - 592.

19 В. A. Rybakov. Methode historique...; Б. А. Рыбаков. Историзм археологии.

20 Б. А. Рыбаков. Место славяно-русской археологии в советской исторической науке. СА, 1957, 4, стр. 65; см. выступление Б. А. Рыбакова: "История и социология", стр. 61 - 62; В. A. Rybakov. Methode historique,.. p. 3 - 4; Б. А. Рыбаков, Б. А. Колчин. Указ. соч., стр. 322.

21 См. выступление Б. А. Рыбакова: "История и социология", стр. 62 - 63.

 



Опубликовано 10 января 2018 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Е. М. ЖУКОВ, Ю. Н. ЗАХАРУК, С. А. ПЛЕТНЕВА • Публикатор (): Liskina

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.