СТЕПАН ТИМОФЕЕВИЧ РАЗИН

Жизнь замечательных людей (ЖЗЛ). Биографии известных белорусов и не только.

Разместиться

Перевод и озвучка

Доступен перевод страницы "СТЕПАН ТИМОФЕЕВИЧ РАЗИН • БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ" на 50 языков:

Озвучка данного текста отключена.

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ новое

Все свежие публикации

Меню для авторов

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему СТЕПАН ТИМОФЕЕВИЧ РАЗИН. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

508 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:

Июньским днем 1671 г. по Серпуховской дороге ехала в Москву группа всадников. По одежде люди походили на казаков. Среди путников не было обычного оживления. Только понукание коней да их топот раздавались вокруг. Отряд спешил. Ехали, почти не останавливаясь в деревнях, жители которых даже не успевали заметить, что путники везли двух человек, скрученных веревками. Оба были одеты в шелковые кафтаны.

К окраине Москвы отряд приблизился 2 июня 1671 года. У дальней заставы казаков ожидали. Командир отряда Корнила Яковлев спешился и подошел к человеку, ожидавшему поодаль. Переговорили. Казакам разрешено было расседлать коней и немного отдохнуть: ведь их путь длился почти полтора месяца. Связанных ввели в избу. То были руководители Крестьянской войны братья Разины - Степан и Фрол, которых "домовитые" (зажиточные) казаки решили выдать и тем спасти себя и Войско Донское от кары самодержца Алексея Михайловича.

Но прежде, чем описать последние дни жизни Степана Разина, расскажем о ней подробнее. Отец Степана и Фрола Тимофей Разя, видимо, давно выехал на Дон и жил в донской станице (одни историки считают - в Зимовейской, другие - в Кагальницкой)1 , затем перебрался в Черкасск, стал "домовитым" казаком и даже породнился с войсковым атаманом Корнилой Яковлевым2 . Однако связи с Русью Тимофей Разя не порывал. В Черкасск неоднократно приезжал к нему живший в Воронеже брат, Никифор Черток, бурлачивший некоторое время на Дону3 . В семье Никифора жила его мать Анна - родная бабушка Степана и Фрола Разиных. Тимофей вел жизнь, обычную для казака, - промышлял зверем и птицей. Иметь пашню и сеять хлеб на Дону запрещалось тогда под страхом смертной казни. Неоднократно ходил Разя в походы против крымских улусов, под турецкую крепость Азов. Возможно, участвовал он и в знаменитом "Азовском сидении", когда в 1637 г. казаки отбили Азов у турок и удерживали его до 1642 года. Трудности этой эпопеи отразились в "Повестях об Азовском сидении"4 . Уцелевшие казаки дали обет посетить далекий Соловецкий монастырь на Белом море и поклониться святым Зосиме и Савватию, по преданию, исцелявшим раны.

Может быть, в одном из походов среди ясыря (захваченных пленных) досталась Тимофею молодая турчанка, ставшая впоследствии его женой. Не случайно в статейном списке дипломата, подьячего Г. Михайлова, возвращавшегося из Крыма в апреле 1671 г., сообщалось со слов некоего Батыра-аги: крымскому хану Адиль-Гирею якобы стало известно от азовского паши и ногайских мурз, что сын Тимофея Разина Степан был тумой (так называли детей от брака русского с турчанкой)5 . Дети научились от матери турецкому языку, легко понимали татарский и калмыцкий. Названной (крестной) матерью Степана была русская - Матрена, по прозвищу Говоруха, а крестным - друг отца, войсковой атаман Корнила Яковлев. Набожностью, как известно, казаки не отличались. Население Войска Донского было пестрым и по исповеданию и по нацио-


1 В пользу последней точки зрения интересные данные приводит З. А. Витков (З. А. Витков. Еще раз о Кагальницком казачьем городке. "Ученые записки" Орловского педагогического института. Вопросы истории. Т. 58. 1970, стр. 320).

2 "Крестьянская война под предводительством Степана Разина". Сборник документов. Т. I. М. 1954, стр. 259 (далее - "Крестьянская война...").

3 См. В. А. Прохоров. Никифор Черток-сподвижник Разина. "Вопросы истории", 1968, N 6. В делах Посольского приказа (август 1667 г.) упоминается воронежский казачий атаман Никифорко Чертёнок, очевидно, это одно и то же лицо. См. Г. А. Санин. О начальном этапе восстания Степана Разина (1667 - 1668). "Советские архивы", 1969, N 3, стр. 68.

4 См. Ю. А. Тихонов "Азовское сидение". "Вопросы истории", 1970, N 8.

5 "Крестьянская война под предводительством Степана Разина". Т. III. M. 1962, стр. 400, примечание N 46.

стр. 130


нальному составу: кроме русских, жили здесь украинцы, татары, попадали сюда с ясырем польки и турчанки.

На склоне лет Тимофей Разя вместе с сыном Степаном собирался совершить паломничество в Соловецкий монастырь. Но не пришлось, так как Тимофей умер. Повзрослевший Степан решил исполнить желание отца и отправился в этот далекий путь один. 5 ноября 1652 г. он выехал из Черкасска. До Москвы добирался почти два месяца, через Воронеж и Тулу. В пути встречал разных людей. Многие из них стремились на юг, мечтая достичь Дона, где все еще сохранялась противокрепостническая традиция, выразившаяся в поговорке: "С Дона выдачи нет!". Чем ближе к Москве, тем больше беглых людей скиталось по лесам и дорогам. Порой они двигались целыми семьями, снимались с места и деревнями, некоторые шли в одиночку, не имея никакого имущества6 .

До столицы Степан добрался в конце 1652 года. На улицах и торговых площадях царило оживление, звонили колокола, лихо неслись боярские возки. Но увидел он здесь и другое: как толпился оборванный люд у церквей; как привели и привязали к столбу здорового парня, а после битья кнутом его тело превратилось в окровавленные лохмотья... Далее путь его лежал на Вологду, а затем к Архангельску. Глубокой зимой он попал в Соловецкий монастырь и удивился, что не было в Поморье крепостных. Крестьяне называли себя черносошными - государевыми, но жили некоторые так же бедно, как и в центре страны. Многие из "их уходили в далекую таежную Сибирь.

Шло время, мужал Степан. На Дону ценили его ум, острую наблюдательность, умение быть хорошим собеседником, знание нескольких языков7 . Атаман Войска Донского Корнила Яковлев, покровительствуя крестнику, стал приобщать его к посольской службе. Во второй раз Степан попал в Москву в составе донской станицы, отправленной из Черкасска во главе с войсковым атаманом Наумом Васильевым 2 ноября 1658 года8 . Такие станицы принимались в столице с большим почетом, на уровне посольства. Казаков одаривали жалованьем, сообщали им необходимые данные об отношениях с соседними странами и народами, давали инструкции о переговорах или ведении военных действий. Но на сей раз со Степаном случилась беда: в дороге он заболел. Пришлось казакам оставить его в пограничном городе Валуйках. В середине декабря 1658 г. валуйский воевода И. Языков сообщал царю о выздоровлении Разина: "Тот козак от болезни своей обмогся". Воевода предоставил ему ямскую подводу. Так в конце 1658 г. Степан Разин въехал в Москву официальным представителем Войска Донского.

В придворных кругах настроение было тогда приподнятое. Ведь русские войска по Валиесарскому перемирию со шведами вышли к Балтийскому морю. Но, побродив по Москве, Разин увидел, что посадские роптали. Волновались и служилые люди: всем досаждали непрерывные поборы и дороговизна, вызванные войной. В Посольском приказе обратили внимание на энергичного, сообразительного казака; и когда в начале 60-х годов надо было вести сложные переговоры с калмыцкими тайшами (Дайчином, Мончаком и Манжиком) по поводу совместных действий против крымских татар и ногайцев, их поручили представителям Дона Федору Будану и Степану Разину. В конце февраля 1661 г. они тронулись в небезопасный путь в калмыцкие улусы, встретились в степи с посланным из Москвы дьяком приказа Калмыцких дел Иваном Гороховым, который вез царские грамоты и жалованье, а также со служилыми людьми из Астрахани и вместе отправились в степь.

4 ноября 1661 г. Степан Разин вместе с Прокопием Кондратьевым в третий раз отправился в Москву, намереваясь вновь посетить Соловецкий монастырь. В столице было тревожно. Люди устали от затянувшихся войн с Речью Посполитой и Швецией. Население было недовольно выпуском медных денег, наводнивших рынки. На площадях казнили фальшивомонетчиков: отрубали руки, ноги, заливали свинцом глотки. Зверские расправы не устрашали людей, а еще больше озлобляли их. Повсюду чувствовалось при-


6 См. И. М. Скляр. Крестьянское движение в Среднем Поволжье накануне восстания под предводительством С. Т. Разина. Кандидатская диссертация. М. 1969.

7 Секретарь шведского посольства в Персии Э. Кемпфер позже сообщал, что Разин знал восемь языков ("Записки Э. Кёмпфера о Персидском походе Степана Разина", стр. 9. Перевод этой рукописи, хранящейся в ЦГАДА, в неописанном фонде, любезно предоставлен нам научным сотрудником ЦГАДА Е. А. Швецовой).

8 "Крестьянская война...". Т. I, стр. 25.

стр. 131


ближение нового яростного взрыва народного возмущения, который и произошел несколько позже, в июле 1662 года9 .

Сколько времени донцы пробыли в столице, неизвестно, но, по-видимому, в Соловецкий монастырь они на сей раз так и не попали, потому что уже в конце февраля 1662 г. Разин направился в Астрахань для участия во встречах представителей Москвы (дьяк Иван Исаков), Запорожья (Еремей Тимофеев) и Войска Донского (Василий Глатков, Степан Разин) с калмыками с тем, чтобы организовать совместную борьбу с Крымским ханством. Вероятно, переговоры закончились успешно, потому что их результатом явился совместный поход к урочищу Молочные Воды. Степан Разин возглавил отряд из 500 донцов. В происходившем затем сражении у Перекопа крымцы потерпели поражение: у них отбили польских пленников, отогнали скот. Это случилось в начале 1663 г. (известие от 8 марта)10 .

Тем временем на Дону обстановка изменилась: сюда стекалось все больше бедняг ков, бежавших от крепостной неволи; прибывали холопы и мелкие служилые люди. Испытывая большие финансовые затруднения из-за войн, правительство все реже и все меньше посылало на Дон жалованья, начался голод. В донесениях воевод пограничных городов это объяснялось следующим образом: "И во многие де в донские городки пришли с украйны беглые боярские люди и крестьяне з женами и з детьми, и от того де ныне на Дону голод большой"11 . Среди донского казачества углублялось имущественное неравенство. Шло распадение казачества на "домовитых" и "голутвенных" (бедных). Эксплуатация первыми последних вызывала протест среди бедного казачества. А приток на Дон беглых крестьян и холопов увеличивал число недовольных. Возмущение казаков усилилось, когда в 1665 г. по приказу полкового воеводы князя Юрия Долгорукова (будущего карателя восставших) был схвачен и повешен старший брат Степана Разина Иван, будто бы самовольно уведший свой отряд казаков с места боевых действий обратно на Дон12 . Жестокость князя и бесцеремонное нарушение им принципа вольности службы казаков царю возмутили население Войска Донского, а особенно, конечно, семью Разиных13 .

Стихийность выступления крестьян и казаков ярко проявилась в движении отряда Василия Уса с Дона к Москве весной-летом 1666 года14 . Как бы историки ни квалифицировали это выступление (то ли в качестве предвестника, прелюдии, то ли как начало Крестьянской войны), ясно, что оно было вызвано напряженной обстановкой, сложившейся в стране и на Дону: скоплением беглых, угрозой их возвращения к прежним владельцам, голодом и необеспеченностью огромных масс людей и т. д. Поход В. Уса, встретив живой отклик со стороны угнетенных слоев населения, продемонстрировал сравнительно легкую досягаемость центра страны. Опыт, почерпнутый в этом походе, пригодился его участникам впоследствии. Была посеяна идея дальнейшей активной борьбы за свои права и общности интересов казаков и крестьян, которая через год дала обильные всходы'.

Когда спало половодье и потеплело, на берегах Дона, между речками Тишиной и Иловлей, стали скапливаться и те, кто пришел с Усом, и те, кто вернулся с русско-польской войны, и местные казаки. Во главе этой массы неорганизованных, но смелых, решительных и вооруженных людей встал казак Степан Тимофеевич Разин, имя которого с тех пор приводило в трепет всех угнетателей и которого проклинало духовенство с церковных амвонов 15 .

Из трех гравированных портретов Разина, дошедших до нас от XVII в., исследователи отдают предпочтение изданию Ф. Нью-Кемба. Перед нами предстает человек с яр-


9 См. В. И. Буганов. Московское восстание 1662 года. М. 1964.

10 "Крестьянская война...". Т. I, стр. 28 - 31.

11 Там же, стр. 73.

12 Н. И. Костомаров. Бунт Стеньки Разина. СПБ. 1859, стр. 47 - 48......

13 Я. Я. Стрейс. Три путешествия. М. 1935, стр. 198.

14 Е. В. Чистякова. Василий Ус - сподвижник Степана Разина. М. 1963; А. П. Пронштейн. К истории похода отряда Василия Уса к Москве в 1666 г. "Труды" Ленинградского отделения Института истории АН СССР. Вып. 9. 1967.

15 См. Л. С. Шептаев. Народные песни и повествования в их историческом развитии. Л. 1969; А. М. Борисов. Церковь и восстание под руководством С. Разина. "Вопросы истории", 1965, N 8; А. Марко в. Белогвардейский святой (Иосиф - митрополит Астраханский и Терский). "Наука и религия", 1970, N 7.

стр. 132


кими черными глазами, с кудрявой шапкой волос на голове, немного закинутой йазад, с широким размахом плеч. В начале восстания, по свидетельству очевидца, ему было примерно сорок лет. "Разин был росту высокого и уроди красной, в силе и мужестве изобилен"16 . Очевидец событий голландец Ян Стрейс несколько углубил образ Разина: "Это был высокий и степенный мужчина, крепкого сложения, с высокомерным прямым лицом. Он держался скромно, с большой строгостью"17 . В этом описании преобладает скорее оценка внутренних качеств казацко-крестьянского вожака.

На первых порах старшина заняла двойственную позицию по отношению к разинцам: поздно сообщила в Москву о сборе и движении отрядов казаков, не препятствовала им и даже снабжала их оружием и свинцом. Более того, видимо, она была рада в дальнейшем уходу большого числа беспокойных элементов с Дона. Об этом впоследствии доносил в столицу царицынский воевода А. Д. Унковский: "А как де из Черкасского городка из войска пошол на воровство на Волгу Стенька Разин с товарыщи, и войсковой де атаман и ясаулы и казаки и все Донское войско того завотчика Стеньку с товарыщи назад в Черкаской городок не поворотили, и товарыщей ево не переимали, и в стругах за ними в погоню Доном рекою до Илавлы реки казаков не посылали,,и по казачьим городкам ничего им не учинили; и в их же казачьих городках он, Стенька, многих воров к себе прибирал беспрестанно".

О том, что Разина и его отряды поддерживали представители "домовитых" казаков, рассказывал в Малороссийском приказе бывший войсковой дьяк Аврам Иванов. Его самого Разин приглашал принять участие в походе. Иванов сообщил: "Кто его (Разина. - Е. Ч.) из старшин отпущал и лодку и казенной порох давал, и на поезде с кем пил, и войском осталым после его походу из старшин же на ково нарекали, о всем он ведает подлинно" (Иванов намекал тут на Корнилу Яковлева). В одном из сообщений говорилось: "И многие де донские ж казаки, ссужая воровских казаков, голутвеных людей, ружьем и платьем, как они пошли з Дону на Волгу с Стенькою Разиным, отпускали для добычь исполу", то есть за половину добычи. По возвращении из Каспийского похода казаки "с теми посыльщики своими добыч их делили"18 .

В одной из грамот царь называл Разина и примкнувших к нему казаков отступниками и требовал от старшины принятия немедленных мер против них: "Великою войсковою грозою по вашему праву". Но так как поток казачьих отрядов, пробиравшихся к Разину, увеличивался, в последующих грамотах высказывалось порицание войсковому атаману К. Яковлеву за бездействие: "З Дону множатца воровские люди на всякие злыя дела, имеятца от вас в нераденье быти, что не остерегаете таких и не разрушаете таких зборов, и перед прежним вашим войсковым донским правом попустились злые и богоотступные люди в погибель вечную". И далее в грамоте следовал выговор: "А от вас ни приезжих станиц, ни ведомства никакова в присылках к нам, великому государю, нет и на Волгу, к воеводам нашим не пишете и за теми ворами не посылаяте и злого того их совету не разоряяте"19 . Все это свидетельствует о том, что старшина знала о готовящемся походе.

Еще до его начала Разин, опытный в военном деле, в феврале 1667 т. послал двух человек (один из них - казак, другой - беглый крестьянин из вотчины кн. Г. С. Черкасского под Шацком) разведать обстановку на Волге. Выяснилось, что там зазимовало большое количество стругов и лодок с товарами. В марте в Москве стало известно, что многие жители Дона "збираютца воровать на Волгу". И действительно, станичный атаман Паншина городка рассказывал, что "за ними после того воровские казаки мимо их Паншина городка проехали многие, а чаять де, их будет всех в зборе человек с 1000 и болыни, потому что де из их донских казачьих городков к тем воровским казаком тайным обычаем многие люди уходят беспрестанно"20 .

Разин во главе отряда казаков в 800 человек отправился в 1667 г. все-таки не на Волгу, а вниз по Дону. Трудно сказать о его намерениях в тот момент. Думается, что этот поход преследовал цель усыпить бдительность поволжских воевод и привлечь к


16 С. Величко. Летопись событий в Юго-Западной России в XVII в. Т. II. Киев. 1864, стр. 235. .

17 Я. Я. Стрейс. Указ. соч., стр. 200.

18 "Крестьянская война...". Т. I, стр. 91, 102, 154.

19 Там же, стр. 92, 93.

20 Там же, стр. 87 - 88.

стр. 133


себе сторонников. С разных мест к Разину прибывали люди. Вели к нему свои отряды Иван Мызников (40 человек), Иван Серебряков (250 человек) и другие21 . Разин хотел оснастить суда перед походом на Волгу. Атаман Паншина городка утверждал, что, когда казаки приставали в лодках к городку, они "и ружье, и зелье, и свинец, и запас (продовольствие. - Е. Ч.), и тележные колеса, и деготь насильством у них имали".

В середине мая казацкая "голытьба" и беглое крестьянство переправились через переволоку на Волгу и начали поход вниз, к Астрахани. Ехали они на 35 "мельничных стругах". Отряд Разина вырос к этому времени до 2 тыс. человек. При этом Разин прекрасно использовал фактор внезапного нападения. Тотчас начались столкновения казаков с правительственными войсками: из Астрахани в Царицын были посланы стрельцы, солдаты, служилые татары и другие отряды под командованием Богдана Северова и Василия Лопатина, а всего 600 человек. Первый с войском ехал в специальных "ясаульных стругах", второй двигался "сухим путем"22 .

28 мая казаки появились под Царицыном, стреляя по этой крепости из пушек и ружей. Для переговоров с Унковским Разин послал войскового есаула Ивана Чернояра. При переговорах воевода упрекал разинцев не только в ограблении зазимовавших стругов, но и в том, что они "государевых людей побивают досмерти". Во время пребывания под Царицыном Разин получил от знакомого ему яицкого казака Федора Сукнина приглашение прийти на Яик, где его ждут.

Недалеко от Царицына, на Сарпинском острове, Разин устроил свой стан. В урочище Каравайные горы разницы освободили колодников, "кайдалы на них разбили и пометали в воду". 31 мая казаки приблизились к Черному Яру и вступили в бой с ратными людьми, которые не выполнили указ "тех воровских казаков переимать или побить". Разбив отряд Семена Беклемишева, разинцы проехали мимо Красного Яра и протоком Бузаном выплыли в море, миновав Астрахань. 3 июня им вдогонку были посланы отряды полуполковника Ивана Ружинского, Богдана Северова, Никиты Лопатина и Герасима Голочарова23 . Но Разин уклонился от боя, и каратели вынуждены были вернуться в Астрахань ни с чем.

В июне 1667 г. царское правительство направило указ в Казань, Астрахань и к калмыцким тайшам о том, чтобы "отправить из этих крепостей на тех воровских казаков нашего царского величества и конных и пеших воинских людей"24 , 0 наличии замыслов Разина относительно борьбы с московским правительством уже во время Каспийского похода свидетельствует Э. Кемпфер25 . Кроме того, в декабре 1667 г. стало известно о посылке Разиным посольства из 10 казаков "о двуконь" к украинскому гетману Правобережья П. Дорошенко, "чтобы он шол наскоро Муравским шляхом на твои великого государя украинные городы войною". Оставляя здесь в стороне политическую оценку деятельности П. Дорошенко, следует, однако, обратить внимание на этот факт потому, что он свидетельствует о далеко шедших планах борьбы с московским правительством Разина и его сподвижников. Во время Каспийского похода все более проявлялся их бунтарский характер. С. Беклемишев рассказал, что "воровские казаки ево ограбили, и чеканом руку пробили, и плетьми били, и вешали ево на щоглу (мачту. - Е. Ч.), и, разграбя, поехали на низ Волгою"26 . Колодников, следовавших с астраханским служилым человеком Кузьмой Кареитовым, они расковали, а его с семьей выгрузили на безлюдный остров. Более ста работных людей со стругов и насадов (речное судно) купца В. Шорина, патриарха и казанского митрополита перешли на сторону казаков. Начальствующие на этих судах приказчик Ф. Черемисин, дворянин казанского митрополита, сын боярский из Симбирска С. Федоров были повешены или утоплены.

В июне 1667 г. симбирский воевода И. Дашков сообщал, что казаки "государевых всяких чинов людей побивают до смерти и вешают, и всякое воровство и надругательство чинят, и патриарших, и гостей, и гостиные сотни, и всяких промышленных торговых


21 Там же, стр. 91. Впоследствии некий Игнат Серебряков был схвачен и повешен в Тамбове.

22 Там же, стр. 79, 87.

23 Там же, стр. 81, 86, 78, 82.

24 М. А. Усманов. Новый документ о Степане Разине. "Вопросы историографии и источниковедения". Сборник IV. Казань. 1969, стр. 326.

25 "Записки Э. Кемпфера о Персидском походе Степана Разина", стр. 1.

26 "Крестьянская война...". Т. I, стр. 100, 137.

стр. 134


людей насады и лодки и всякие струги большие и малые останавливают". Разинцы блокировали Нижнее Поволжье и никого не пропускали ниже Камышенки. Царское правительство, по-видимому, сравнительно быстро разобралось в характере движения, и уже в июле 1667 г. в Астрахань был послан новый воевода Й. С. Прозоровский и ратные люди с пушками, гранатами и всем пушечным припасом. К ним должны были присоединиться 1 500 солдат и стрельцов из Астрахани, 100 человек из Красного Яра и некоторое число конных татар, находившихся на службе у московского правительства. При этом новому воеводе предписывалось "итти для промыслу на тех воровских людей, не заезжая в Астрахань"27 .

Однако стремительные действия разинцев сорвали расчеты правительства. Разин проявил необыкновенную воинскую доблесть и бесстрашие. Расправляясь по дороге с командным составом на судах й разбивая их Или, смотря по обстановке, избегая столкновений с астраханскими войсками, он в короткий срок и с небольшими потерями провел свою флотилию в море, миновав сильно укрепленную Астрахань, затем перебрался на реку Яик и с ошеломляющей легкостью овладел Яицким городком.

Захват Яицкого городка свидетельствовал о том, что Разин был не только талантливым полководцем, но и дипломатом. Взял он эту крепость без кровопролития так, что "голова де стрелецкой Иван Яцын с сотники и с стрельцы с воровскими казаки не бились и по воровских казаках ис пушек и из ружья не стреляли". Операция была разработана искусно: "А приходили де те воровские казаки, атаман Стенька Разин, а с ним человек с 40 воровских казаков, к городовым воротам и просилися в Яицкой городок к церкви помолитца"28 . Войдя в город, отряд захватил городские ворота и впустил остальных. Часть гарнизона была перебита, другая присоединилась к Разину, некоторые служилые люди бежали в Астрахань. Во всех сражениях Разин проявлял большую храбрость. Даже видавшие виды донцы сложили легенду, согласно которой в Разина "пушка де ни одна не выстрелила, запалом весь порох выходил".

Весть об удачливости и отваге Разина быстро разнеслась в Понизовье и на Дону. Со всех "речек" началось бурное движение вслед разницам. "И на Дону де в войске и во всех низовых горотках воровские казаки збираются многим собраньем и хотят итти з Дону на Волгу к Царицыну; а на атамана де на Корнила Яковлева и на иных старшин хвалятца воровские казаки, хотят побить". И далее: "Хотят де на Дону в верховых городках казаки збяраться на Волгу на воровство многими людьми, а ждут де они из войска к себе промышленников, войсковых казаков". В следующую весну к Разину направилась с Дона новая группа казаков: 27 апреля с верховьев Дона мимо Качалинского городка проследовал отряд в 100 человек во главе с Сергеем Кривым. Он остановился в 12 км от Царицына, на Мечетных речках, и вступил в сражение со служилыми людьми. Второй бой этот отряд выдержал в Карабузанской протоке, после которого "иные де стрельцы, покиня струги и лодки, розбежались, а иные де пошли к воровским казаком, человек со 100".

То, что над неудачливыми "головами" одержали победу не только Разин, но и С. Кривой, быстро узнали оставшиеся: "Да и во многих городках на Дону и на Хопре казаки похваляются итти на Волгу"29 . В июне 1668 г. разинцев ожидал у Гребенских городков пришедший с Дона отряд конных казаков в 100 человек во главе с атаманом Алексеем Протокиным; 400 человек их ждали на р. Куме; 2 тыс. казаков вел к Разину Алексей Каторжный. С насадов и стругов к казакам присоединялись все новые люди, пришло до 300 работных людей (ярыжных) "своею охотою".

Пока Разин с отрядами зимовал в Яицком городке, к нему дважды присылали увещевательные грамоты от царя. В конце октября 1667 г. представители Войска Донского во главе с Леонтием Терентьевым отправились к Разину, Который на кругу выслушал и грамоту царя, и войсковую отписку. Он пообещал принести свою "вину", но пленных не отпустил. Второй раз Прозоровский послал к нему сотника московских стрельцов Никиту Сивцова и пятидесятника Сергея Мисгулина, но первый был убит разницами. Стремясь воспрепятствовать выходу разинцев в Каспийское море, астраханские власти отправили на Яик "для зговору" стрелецких голов С. Янова и Н. Нелюбова. Но круг,


27 Там же, стр. 95.

28 Там же, стр. 138.

29 Там же, стр. 139 - 141.

стр. 135


собранный в Яике, приговорил их к повешению. Именно к этому этапу восстания офицер-наемник Л. Фабрициус относит версию о том, что Разин в Яицком городке перед Персидским походом принес в жертву водяному богу "красивую и знатную татарскую деву". От этой женщины у Разина якобы был сын, которого он отослал в Астрахань к митрополиту с просьбой окрестить и воспитать его30 . Видимо, впоследствии это дало начало легенде о "персидской княжне".

Стремясь закрыть выход казакам из Яицкого городка в море, воеводы отправили из Астрахани Я. Безобразова с войском. Разницы, выдержав несколько сражений, все-таки отплыли в море. Посланные им вслед астраханские стрельцы утопили своего командира и ушли на Кулалинский остров. Выйдя в Каспийское море, разницы направились к берегам Персии. Их суда некоторое время спустя стали в районе Решта. Казаки послали четырех человек в Исфагань просить у шаха земли для поселения. Но шах намеренно затягивал с ответом и тем временем собирал войска. Разин узнал об этом в городе, где "бродил каждый день, переодетый в старое платье, чтобы послушать, что делалось, ибо он один понимал по-персидски"31 . Тогда казаки разгромили ряд городов: Фарахабад (Фарабат), Астрабад, зазимовали близ "потешного дворца шаха", устроив земляной городок в его лесном заповеднике на полуострове Миджаан-Кааль. Донцы взяли 500 пленных, которых выменивали на русских людей в пропорции один к четырем; таким образом "пополнились де они людьми от кизылбашского полону". Кроме того, "к ним же де пристали для воровства иноземцы, скудные многие люди" 32 .

Для сражения с разницами шах приказал готовить флот. Весной 1669 г. отряды Разина перешли на Свиной остров (южнее Баку) и пробыли там десять недель. У этого острова произошел бой разинцев с персидским флотоводцем Мамед- ханом (3 700 человек на 50 стругах). Он закончился победой Разина. В плен был взят сын хана Шебалда. Уцелевшие персы едва скрылись на оставшихся стругах. Но и казаки потеряли 500 человек. Их положение было весьма тяжелым. Они понесли урон от сражений, болезней и тяжкой зимы. После обсуждения на кругу разинцы решили вернуться на Дон. Действия казаков в Персии, по мнению И. В. Степанова, "как и поход, являлись своеобразной формой стихийного протеста против социальных несправедливостей. Значительной части голытьбы были свойственны, по-видимому, иллюзии о возможности создания где-то за пределами досягаемости царского правительства вольного казацкого поселения, государства без бояр и старшин"33 .

В середине августа 1669 г. Разин со своей флотилией вошел в устье, Волги и приблизился к урочищу Четыре Бугра. Здесь были ограблены две бусы (большие морские лодки) - персидская и русская. Навстречу разницам выступил из Астрахани князь С. Львов с войском. Казаки вынуждены были уйти на 20 верст обратно в море. Им вслед Львов послал грамоту с Никитою Скрыпицыным. Состоялись переговоры, в которых Разин проявил себя человеком, способным принять в интересах дела компромиссное решение. Л. Фабрициус подчеркивал, что Разин, который "не раз потешался и насмехался" над царской милостью, благосклонно отнесся к дворянину с царской грамотой, поскольку положение разинцев было тяжелым. Эту грамоту он даже поцеловал и "положил за пазуху". Последовавшие затем свидание и переговоры со Львовым тоже были проведены с соблюдением посольского этикета. После поднесения персидской сбруи, усыпанной жемчугом и бирюзой, а также золота и серебра князь "принял Стеньку в названные сыновья и по русскому обычаю подарил ему образ девы Марии в прекрасном золотом окладе"34 . Эти действия затем были с неодобрением восприняты в Москве,

Казаков принимали в Астрахани на таких условиях: они должны были принести свои "вины", сдать пушки и знамена, отпустить примкнувших к ним служилых людей, а в Царицыне покинуть струги. Разину пришлось принять условия. Когда 25 августа флотилия разинцев вошла в воды Астрахани, казаки "великому государю вины


30 "Записки иностранцев о восстании Степана Разина". Л. 1968, стр. 47 (далее - "Записки иностранцев").

31 "Записки Э. Кемпфера о Персидском походе Степана Разина", стр. 9.

32 "Крестьянская война...". Т. I, стр. 143 - 144. .......

33 И. В. Степанов. Крестьянская война в России в 1670-1671 гг. Т. I. Л. 1966, стр. 355.

34 "Записки иностранцев", стр. 48.

стр. 136


свои принесли". У приказной палаты Разин сложил знаки власти: бунчук и знамена. Он приказал также вернуть сына Мамед-хана. В Москву была отправлена станица из шести человек во главе со станичным атаманом Лазарем Тимофеевым и есаулом Михаилом Ярославовым.

По приезде в Астрахань воевода Прозоровский потребовал от казаков переписать товары и вернуть пленных. Разин уклонился от исполнения требования на том основании, что товары "раздуванены": кто продал, кто в платье переделал, полон у них разделен, к тому же добыли его "саблей", так что и принадлежит он казакам. Что касается составления списков участников похода, то об этом не могло быть и речи: "А переписки де казаком на Дону и на Яике и нигде по их казачьим правом не повелось". Далее Разин резонно заявлял, что в царской грамоте об их пропуске на Дон нет пунктов, выполнения которых требовал Прозоровский. Но, повинуясь требованию астраханского воеводы, Разин все же отдал 21 тяжелую пушку, ибо их все равно трудно было увезти на Дон, и 13 морских стругов. Себе же оставил 4 медных и 16 железных (затинных) пушек, обещая вернуть их по прибытии на Дон.

Воевода, опасаясь влияния разинцев на астраханцев, "чтоб они вновь шатости к воровству не учинили, и не пристали б к их воровству иные многие люди" 35 , пошел на некоторые уступки. Он согласился с тем, чтобы купцы выкупили у казаков персидских пленников. Несмотря на предпринятые Прозоровским меры, пребывание разинцев в Астрахани всколыхнуло весь город. Как отмечал Л. Фабрициус, "в это время у Стеньки была прекрасная возможность ознакомиться с состоянием Астрахани и разведать, что думает простонародье". Видимо, при встречах с горожанами Разин недвусмысленно высказывался о своих дальнейших планах. "Он сулил вскоре освободить всех от ярма и рабства боярского, - сообщал тот же автор, - к чему простолюдины охотно прислушивались". Со своей стороны, астраханцы заверяли Разина, "что все они не пожалеют сил, чтобы прийти к нему на помощь, только бы он начал" 36 . В призывах Разина звучал тот же мотив: "Истребить изменников- бояр". Все это способствовало тому, что астраханские власти стремились как можно скорее выдворить казаков из города.

Проявляя гибкость, Разин принимал приглашения воевод и щедро одаривал их. В народных песнях упоминалось о богатой шубе, которую Прозоровский якобы выпросил у Разина. Факт этот был широко известен, потому что даже в 1688 г. донской казак Кирилл Матвеев говорил: "Шол Стенька с Хвалынского моря, и отнял де боярин Прозоровский шубу, и та де шуба зашумела по Волге, а то де сукно зашумит во все государство"37 . Примерно после двухнедельного пребывания в Астрахани, 4 сентября 1669 г., отряды Разина на 9 стругах отправились вверх по Волге. Несмотря на меры предосторожности со стороны астраханских властей, часть служилых людей и холопов все-таки ушла с ними.

Станица, отправленная разницами в Москву, провела там переговоры. Царь указал, чтобы казаки "за свои вины служили ему". Конфликт с казаками считали в столице, очевидно, улаженным, так как 10 сентября последовал указ отпустить из Астрахани 4 приказа (полка) стрельцов. 21 сентября 1670 г. с Аникою Хомуцким разинское посольство отправилось из Москвы в Астрахань. Однако, пройдя Пензу, в 5 - 6 верстах за рекой Медведицей казаки побили проводников, отобрали у них оружие, семь подвод, подорожную и ушли в степь.

Между тем разинцы возвращались на Дон. 17 сентября в 20 верстах от Черного Яра Разин потребовал, чтобы к нему явились стрелецкие головы, и переманивал к себе "в казаки" стрельцов и кормщиков. Особенно бурно вели себя разинцы в Царицыне, где воеводу "бранили и за бороду драли в приказной избе и дверь у избы хотели высечь, а ево зарезать, и впредь де на воровство хвалятца". У сотника Ф. Сницова они взяли "великого государя грамоты и пометали в воду". 5 октября из Царицына они отправились к Пятиизбянскому городку. В ответ на требования властей вернуть "перебежчиков" Разин никого из примкнувших к нему людей не отдал: "У казаков де того не повелось, чтоб беглых людей отдавать".

На Дону уже ждали разинские отряды с нетерпением:."Донские де казаки...ради и называют де ево, Стеньку, отцом". Далее сообщалось: "И изо всех де донских и


35 "Крестьянская война...". Т. I, стр. 149.

36 "Записки иностранцев", стр. 48.

37 "Крестьянская война...". Т. III, стр. 387.

стр. 137


хоперских городков казаки, которые голутвенные люди, и с Волги гулящие люди идут к нему, Стеньке, многие"38 - На острове между Кагальником и Ведерниковом разинцы соорудили земляной городок. В этом городке собралось до 2700 казаков. В родные селения Разин отпускал казаков на короткое время "за крепкими поруками". В лагере соблюдалась походная дисциплина. Сюда стекались казаки не только из донских городков, но и из Запорожья, беглые крестьяне и холопы, всякий "бездомовитый" люд. Отношение казаков к Разину было различным: "одинокие и голутвенные люди" радовались его приходу на Дон, "сторожилые домовные" и "нарочитые" казаки "стенькино воровство не хвалят и к себе ево не желают"39 .

Сообщения воевод южных городов о независимом поведении Разина и о событиях под Царицыном насторожили правительство. В январе 1670 г. решено было послать в Черкасск жильца Евдокимова (Авдокимова). Одновременно должны были отправить на Дон со станичниками Ивана Аверкиева жалованье: деньги, сукна, зелье, свинец, хлебные запасы и вино. В посланной с ними царской грамоте запрашивалось, не создает ли Разин в Кагальнике преград для проезда торговых людей вниз по Дону к Черкасску. Это должен был выяснить и Евдокимов. "Наказную память" Евдокимов получил из Посольского приказа лишь 5 марта 1670 г. и должен был ехать не совсем обычным путем: из Москвы в Тулу, затем на Валуйки, а оттуда степью на Дон, в нижний Черкасский городок. Очевидно, такой маршрут предусматривал возможность миновать стан Разина. Евдокимов направлялся на Дон в качестве посла в сопровождении трех казаков. В "Наказной памяти" говорилось, что он должен потребовать себе резиденцию в Черкасске, затем собрать круг, войти в него, поклонившись "рядовым поклоном", спросить о здоровье и произнести предписанную грамотой речь. Особо указывалось на необходимость сбора информации о Разине, его намерениях, взаимоотношениях внутри Войска Донского и позиции, занимаемой калмыками. Из Валуек Евдокимова сопровождало 10 стрельцов и казаков. 10 апреля они прибыли в Черкасск40 . Корнила Яковлев принял Евдокимова с почетом. В кругу зачитали царскую грамоту и "ударили челом" царю.

Но 11 апреля в Черкасске неожиданно появился Разин с казаками. Видимо, он был осведомлен обо всем, что там делалось. Разинцы пришли на круг в момент выбора станицы для отправки ее с Евдокимовым в Москву. Разин потребовал привести Евдокимова, учинил ему допрос, от кого тот приехал, - от великого государя или от бояр? Посланец подтвердил, что от царя, но Разин объявил его лазутчиком. На кругу начался шум. Когда К. Яковлев попытался вступиться за посла, Разин стал ему "грозить таким же смертным убийством и говорил ему: ты де владей своим войском, а я де владею своим войском"41 . Царский посланник был утоплен. Фактически старшина перестала управлять кругом. Действия атамана были парализованы. В течение двух с половиной недель (до конца апреля) город был во власти разинцев. Сопровождавшие Евдокимова стрельцы были брошены в тюрьму. Опасаясь Разина, атамая тайно, не смея написать царю о случившемся, отпустил станичников, сопровождавших посланца, в Валуйки. Этот факт свидетельствует о том, что Разин обладал реальной политической силой на Дону.

В Черкасске Разин поставил вопрос о дальнейших действиях. Как показал А. Г. Маньков, направление движения к Москве определилось у разинцев не сразу 42 . Вряд ли следует приписывать Разину определенную точку зрения на сей счет, то есть желание повторить поход В. Уса. Думается, что этот вопрос был поднят Разиным лишь для того, чтобы принять решение о направлении движения. В Черкасске было предложено три варианта: "Под Озов ли итить, и козаки де в кругу про то все умолчали". Следовательно, в тот момент борьба с Крымом и Турцией казаков не привлекала. Тогда Разин предложил: "А в другой де докладывали - на Русь ли им на бояр иттить, и они де "любо" молвили небольшие люди". Однако столь откровенная направленность похода привлекала не всех казаков. "А в третьей де докладывали, что итить


38 Там же. Т.,1, стр. 151, 154.

39 Там же, стр. 155.

40 Там же, стр. 159, 160 - 161, 164.

41 Там же, стр. 165.

42 А. Г. Маньков. Круги в разинском войске и вопрос о путях и цели его движения. "Крестьянство и классовая борьба в феодальной России". Л. 1967.

стр. 138


на Волгу, и они де про Волгу завопили"43 . Таким образом, в центре Дона Черкасске была популярна идея повторения Волжского похода.

Покинув Черкасск, Разин отправился со своими сторонниками вверх по Дону, в Паншин городок. Он перебазировал сюда свои отряды (4 тыс. человек) из Кагальницкого городка. В Паншине городке собралось большое число русских и черкас (украинцев), гребцы на 80 судах, кроме того, 1500 конных людей. Непрерывно прибывало к разницам новое пополнение: "А сверху де Доном безпрестани к нему идут казаки и иные беглые люди". Вливались в войско Разина и казаки из Запорожья. Стремясь заручиться поддержкой запорожцев, Разин возобновил переписку с гетманом П. Дорошенко, кошевым атаманом И. Серко и запорожским гетманом М. Ханенко. Смысл этих сношений заключался в том, чтобы консолидировать усилия для совместных действий против московских бояр. Однако переписка ощутимых результатов не дала, да и не могла дать. Обстановка на Украине тогда менялась, и руководители Запорожья и Правобережья занимали неустойчивую позицию.

В Паншине городке снова был собран круг, на котором Разин сказал: "Атаманы де молотцы, куда мы пойдем отсюды, на море ли по Волге или к иному царю служить?" Казаки ответили ему: "Они иному царю служити не хотят. А пойдем де мы все на Волгу на бояр и воевод". Далее проявились не столько царистские тенденции, сколько дипломатические способности Разина. "Взяв саблю наголо", он произнес: "На великого государя итти и руки поднять не хочет, лутче де ево тою саблею голову отсеките или в воду посадите", и казаки в тон ему ответили, что они за царя готовы "головы свои положить и служить". "И ныне де пойдем на бояр и воевод на Волгу за то, что де бояря и воеводы нас голодом морят. А как на море и на Волге наперед сего были, и они де, бояря и воеводы, нас имали и вешали и головы нам секли и в воду сажали". Разин ответил им:"Добро, пойдем завтрее по Волге"44 . Так был решен окончательно вопрос о направлении пути.

В последнюю неделю апреля войско Разина переправилось на Волгу выше Царицына. На следующий день оно подошло к городу. Но разведка донесла, что в пяти верстах от Царицына, против острова Шмели, стоят отряды татар. Опасаясь удара в тыл и желая обеспечить скотом оставшиеся на Дону семьи, Разин возглавил рейд против татар. Отгоняя их стада, казаки попали в окружение. Шесть человек было убито. На помощь пришли из стругов на Волге отряды, отбившие натиск татар. Добычу казаки переправили на Дон, в свои городки.

Появившись под Царицыном, Разин остановился у Кобылицы, за яром. Из города вышла делегация посадских людей с хлебом-солью и заверила Разина в симпатиях к нему горожан. Ворота были открыты, и Царицын без боя оказался в руках восставших. Вскоре была взята башня, в которой еще оказывал сопротивление разницам воевода Тургенев. Быстрое взятие Царицына ознаменовало собой начало второго большого похода и открыло победное шествие разинцев по волжскому пути. Поскольку это был первый захваченный ими город, особенно важно проследить организацию в нем новой власти. По приговору круга воевода и несколько упорно защищавших его стрельцов были казнены, а иные примкнули к войску Разина. Главным органом управления становился круг, на котором решались как перспективные вопросы (например, направление и цель дальнейшего движения), так и конкретные - выборы атамана города, приговоры дворянам и воеводам и пр. Здесь же был произведен первый раздел захваченного на остановленных судах, принадлежавших царю, патриарху и торговым людям, и отобранного у царицынских богачей имущества (дуван).

Что касается направления движения, то оно определилось как путь по Волге к Москве. Но жизнь внесла изменения в намеченный план. Нельзя отказать Разину в гибкости его тактики и умении выдвинуть новый лозунг на определенном этапе восстания. Так, необходимость борьбы с астраханским войском заставила Разина поставить в первую очередь задачу "грабить купчин и торговых людей". Хорошо поставленная разведка и всемерная поддержка со стороны населения помогли Разину вовремя узнать о приближении к Царицыну с севера царского войска под командо-


43 "Крестьянская война...". Т. I, стр. 162

44 Там же, стр. 253.

стр. 139


ванием И. Лопатина, а также о выходе из Астрахани флотилии судов во главе с князем С. Львовым. В этих боях Разин проявил себя полководцем, не только умело применявшим фактор внезапности, но и использовавшим социально- психологические меры воздействия на противника. Стрельцы и солдаты массами переходили на его сторону не только потому, что он обладал ораторскими данными и личным обаянием, но и потому, что он знал их нужды и чаяния и умел "прельщать" народ.

Царицын был разницами укреплен. В нем оставили большой отряд казаков во главе с Прокопием Шумливым. Разгром отрядов Лопатина оказался сокрушающим. Стрельцы плыли на больших неповоротливых стругах, не были приспособлены к условиям боя на воде, и казаки в своих легких, подвижных лодках, к тому же имевшие опыт речных и морских сражений, легко одержали победу45 . После разгрома отрядов Лопатина был собран круг, на котором решалась судьба командиров полка: все они были присуждены к смертной казни, кроме полуголовы Ф. Якшина, который был "добр" по отношению к подчиненным. Этот факт свидетельствует о том, что Разин совсем не был "злодеем", как его рисуют царские грамоты. В каждом отдельном случае судьбы врагов решались на кругу.

Не менее блестяще была проведена повстанцами операция по разгрому флотилии Львова, в состав которой входили не только астраханские служилые люди, но и наемные кадровые военные из числа иностранцев (всего около 5 тыс. человек). Бои в низовьях Волги весной-летом 1670 г. показали, что Разин был не только отважным воином и командиром конных отрядов, но равным образом владел тактикой речных и морских сражений. Между прочим, если под Царицыном флот вел Василий Ус, а Разин командовал легкой конницей, то, направляясь к Черному Яру, Разин иначе расставил силы. Сам он перешел к Усу на струги, а конные войска вели Парфен Еремеев и "казак, крещенный в русскую веру", Федор Шелудяк, в будущем последний атаман восставшей Астрахани.

В битве за Черный Яр повторилось то же, что и раньше: началось братание астраханцев и черноярского гарнизона с разницами. Свидетель этой битвы Л. Фабрициус писал, что перебежчики клялись вместе с разницами, "истребив изменников-бояр и сбросив с себя ярмо рабства, стать вольными людьми" 46 . Почти все войсковые командиры и представители властей в Черном Яре были казнены. Князю Львову по личной просьбе Разина круг даровал жизнь. Теперь князь, пустивший предыдущим летом поредевшую флотилию Разина на Волгу, оказался его пленником. Об этом были поставлены в известность окрестные селения: Разин рассчитывал на психологическое воздействие. Затем черноярский круг принял решение о взятии Астрахани. Армия Разина росла, как снежный ком. В нее вливались новые массы крестьян, казаков и другие. Насчитывала она 300 стругов и, включая сухопутные отряды, доходила до 10 тыс. человек.

Перед разницами стояла сложная задача. Астрахань была хорошо укрепленной крепостью, готовой к длительной осаде. Гарнизон, помимо стрельцов, состоял из наемников. Флот был усилен прибытием первого русского корабля "Орел". На стенах кремля стояло до 500 пушек. Однако все старания воевод, а также увещевания духовенства оказались тщетными: гарнизон и горожане им не повиновались. Слава Разина опережала его появление. Один из свидетелей писал, что весть о взятии разницами Камышина (отрядом С. Семенова и И. Кузьмина) и победа под Черным Яром вселяли радость в простонародье. Мятежное настроение в Астрахани усиливалось с каждым днем, раздавались угрозы: "Ныне отомстите тиранам!"47 . Это подтверждают и актовые источники: "Астраханцы, служилые и жилецкие люди, меж себя говаривали, хотели боярина и воевод и начальных людей побить".

Войско Разина подошло к Астрахани 19 июня 1670 года. Он умело поставил свой флот: основные силы расположились у Жареного Бугра, два струга - у Зеленого городка, часть укрылась в Кривуше-реке. Желая избежать кровопролития, Разин отправил к астраханскому воеводе Прозоровскому двух парламентеров с предложением сдать город. То были поп Василий Гаврилов (Маленький) и дворовый человек


45 "Записки иностранцев", стр. 49.

46 Там же, стр. 50.

47 Я. Я. Стрейс. Указ. соч., стр. 204.

стр. 140


князя Львова Вавила. Однако переговоры не состоялись: поп был брошен в каменный мешок Троицкого собора, а Вавила казнен у Никольских ворот на виду у разинцев. Этот акт вызвал гнев и в городе и среди осаждающих. Он нашел отражение в целом цикле народных песен "О сынке Разина". Астраханцы, перебежавшие в стан Разина, указали наиболее уязвимые места для штурма крепости и провели суда, охватившие город в полукольцо. В ночь на 22 июня в городе началось восстание горожан: не помогли ни раздача жалованья, ни призывы митрополита Иосифа. Когда казаки стали штурмовать крепость по "совету с астраханскими стрельцами, бездомовными людьми", жители помогали им проникнуть в город с помощью приставных лестниц, а "дворян и сотников, боярских людей и пушкарей начаша сещи, прежде казаков, сами". К утру 22 июня город был взят.

В Астрахани, как и в других городах, захваченных повстанцами, Разин собрал круг и устроил публичный суд над побежденными: 66 дворян и начальствующих лиц было казнено, воевода Прозоровский сброшен с раската (башни). Все делопроизводство и печати были переданы новому атаману В. Усу, который сначала управлял городам совместно с Шелудяком и Терским. Имущество феодалов и крупных купцов было снесено в одно место и затем поделено. Казенные деньги и вещи воеводы были оставлены в неприкосновенности48 . О том, что Разин строго карал мародеров, сообщает Л. Фабрициус: "Если один из его людей крал что-нибудь у другого стоимостью хотя бы с иголку, ему завязывали рубашку над головой, наполняли песком и бросали в воду"49 .

Разин наладил отношения с калмыками, ногайцами, Крымом. Восстановилась торговля, действовали рынки. Оставив в Астрахани своих людей по два человека от каждого десятка, в середине июля Разин двинулся вверх по Волге, чтобы выполнить основную задачу: "Из городов выводить воевод". Политическая позиция Разина отразилась как в его немногих сохранившихся "прелестных письмах", рассылавшихся в самых различных направлениях, так и в конкретных действиях во время второго похода по Волге. О том, что его целью был, возможно, захват политической власти, свидетельствует то обстоятельство, что конечным пунктом и последним актом движения намечались взятие Москвы и смена правительства, потом - истребление изменников-бояр, ликвидация крепостнического гнета ("передрать все дела наверху у государя"). Не менее ясен другой тезис повстанцев - коренное изменение принципов местного управления: "Из городов выводить воевод" и создавать новые формы управления по типу казачьих (круг, атаман, старшина), которые были наиболее демократичными в то время50 .

Как отмечалось недавно в литературе, сложнее было отношение Разина к царской власти и к церкви51 . Разин не воспользовался обычной формой самозванчества и не объявил себя даже близким к "царскому кореню". Слухи же о присутствии в его войске Нечая (царевича Алексея Алексеевича), роль которого играл якобы сын кабардинского князя Андрей Черкасский, видимо, были со стороны Разина простой данью традиции и идеям "наивного монархизма", прочно жившим в народных массах. В данном случае "избавителем" народных масс от угнетения и несправедливости был сам Степан Разин. Но в период Крестьянской войны популярна была и другая, типичная для мировоззрения того времени легенда о поиске "далеких земель", воплощенная в Персидском походе52 . Разницам была близка идея равенства, которая являлась, по словам В. И. Ленина, "самой революционной для крестьянского движения идеей"53 . Об этом свидетельствуют не только решение всех сложных вопросов на кругу, невзирая на необычайный авторитет Разина у повстанцев, и разделы захваченного имущества, но и его призывы: "И я выслал казаков, и вам бы


48 Е. В. Чистякова. Астрахань в период восстания Разина. "История СССР", 1957, N" 5.

49 См. А. Г. Маньков. Людвиг Фабрициус о Крестьянской войне под предводительством С. Разина. "Вопросы истории", 1966, N 5, стр. 105.

50 См. В. А. Голобуцкий. Запорожское казачество. Киёв. 1957, стр. 49.

51 В. И. Буганов. Степан Тимофеевич Разин. "История СССР", 1971, N 2, стр. 67 - 69.

52 К. В. Чистов. Русские народные социально-утопические легенды XVII- XIX вв. М. 1967, стр. 78 - 85.

53 В. И. Ленин. ПСС. Т. 15, стр. 226 - 227.

стр. 141


за[о]дно измеников вывадить и мирских кравапивцев вывадить. И мои казаки како промысь (промысел. - Е. Ч.) станут чинить и ва[м] бы итить к ним в совет, и кабальныя и апальныя шли бы в по[л]к к моим казакам"54 .

В конце июля, оказавшись в Царицыне, Разин вновь обратился к кругу и поставил вопрос о путях движения в центр страны. Кроме прежнего вопроса о том, "куда де им в Русь итить лутче, Волгою или рекою Доном?", более конструктивных решений не принималось. На этот же вопрос приближенные отвечали: "Итить де им рекою Доном на Русь и на украинные городы не мочно, потому что де Дон - река коренная, и как де запустошить украинные городы, которые к Дону блиско, и у них де на Дону запасов не будет". Кроме того, по Белгородской черте было расположено много войск, а отсутствие достаточных транспортных средств в степи и трудности с продовольствием для многотысячной армии окончательно склонили чашу весов в пользу волжского пути.

Но Разин не отказался от возможности поднять Слободскую Украину55 , выделив отряд Я. Гаврилова в 2 - 3 тыс. человек, оснащенный пушками и порохом. С ним же было отправлено на Дон 40 тыс. деньгами56 . А затем Разин направил в Кагальник своего брата Фрола, который переправил в верховсние городки обоз со "многою рухлядью" и должен был решить вопрос о продовольствии в условиях блокады Дона, осуществленной летом 1670 г. царским правительством. Далее предполагалось, что Фрол будет продвигаться на север, вверх по Дону. Таким образом была бы реализована идея движения двух армий в центр страны: по Волге и по пути, проложенному ранее В. Усом.

Направившись вверх по Волге, Разин брал один город за другим. Жители Саратова, Самары и других пунктов сами открывали ворота и встречали его армию хлебом-солью. Продвигаясь вверх по волжской артерии, Разин рассылал "прелестные письма", в которых содержались призывы к народу: "Хто хочет богу да государю послужить, да и великому войску, да и Степану Тимофеевичи)"57 . Кроме того, от армии отделялись небольшие отряды по 30 - 40 человек во главе с доверенными энергичными казаками, которые продвигались вперед или несколько в сторону и подымали население на борьбу, организуя новую власть на местах.

Осенью 1670 г. Крестьянская война достигла своей кульминации. Хотя столбовой дорогой повстанцев была Волга, на просторах Европейской России возникали повстанческие отряды и целые армии58 . Повсюду имя Разина подымало огромные массы людей: крепостных крестьян и холопов, посадских людей, приборных служилых людей, ярыжек и гулящих людей, голутвенных казаков. В ряды повстанцев вливались также нерусские народы Поволжья, а среди них и попутчики из местных феодалов. Однако в целом размежевамие классовых сил шло более определенно, чем в период Первой крестьянской войны начала XVII в.: русские дворяне не только не проявляли фрондерских настроений, но выступали против повстанцев и составили основные силы карателей. Восставшие громили поместья и вотчины, расправлялись с ненавистными крепостниками, изгоняли и казнили воевод и их пособников, уничтожали крепостнические документы, устанавливали свои порядки с выборными гражданскими и военными властями. Тяга к воле была так неудержима, а личность Разина была столь популярна, что в самое короткое время в состоянии неповиновения властям оказались огромные массы людей59 .

Наиболее драматическим моментом Второй крестьянской войны было сражение за Симбирск, где сосредоточились правительственные войска. Отсюда открывался


54 "Крестьянская война...". Т. II, ч. 1. М. 1957, стр. 65.

55 См. О. З. Моисеенко. К 300-летию восстания на Слободской Украине. "Украiнський историчний журнал", 1970, N 9.

56 "Крестьянская война...". Т. II, ч. 1, стр. 56.

57 Там же, стр. 65.

58 См. В. И. Буганов, Е. В. Чистякова. О некоторых вопросах истории Второй крестьянской войны в России. "Вопросы истории", 1968, N 7.

59 Подробнее об обстановке в стране накануне восстания, движущих силах и ходе Крестьянской войны см. И. И. Смирнов, А. Г. Маньков, Е. П. Подъяпольская, В. В. Мавродин. Крестьянские войны в России XVII-XVIII вв. М. 1966; И. В. Степанов. Указ. соч.; Б. В. Лунин. Степан Разин. Ростов-на-Дону. 1970.

стр. 142


путь в Центральную Россию, в значительной степени охваченную крестьянским движением, на Казань и Москву. Восстание перекинулось в Поволжье, а также в верховья Волги и за Волгу. Сражение за Симбирск длилось почти месяц (с 5 сентября по 4 октября). Оно стоило больших жертв и показало упорство и выносливость разношерстной и неодинаково вооруженной армии разинцев в столкновении с регулярным войском Ю. Н. Барятинского, подошедшего из Саранска, и И. Б. Милославского, оборонявшегося в самом городе. Разин искусно повел осаду Симбирска. Он применил ночной бой, овладел посадом и первой оборонительной линией. Барятинский, обманутый маневром Разина, обошедшим город с севера, вынужден был отойти к Тетюшам. В своей отписке царю полковой воевода указывал на сочувствие и помощь жителей города разницам: "На катором месте стояли синбирены, против тех прясел воры и пришли; и стреляли синбирцы по них пыжами и в острог впустили"60 . У полкового воеводы отбили обоз с платьем и запасами. Тем временем к Разину прибывали люди, сосланные раньше за участие в городских восстаниях.

Присутствие 8-тысячной армии Разина под Симбирском активизировало борьбу населения на оборонительной черте и в уезде. Алатырский ©отвода А. Бутурлин сообщал, что "Синбирскому уезду крестьяня и татаровя и мордва и черемиса тебе, великому государю, изменили и синбирен дворян и детей боярских... побили з женами и з детьми и домы и все разграбили". Четыре раза Разин вел свои отряды на штурм Симбирского кремля. Были применены такие меры, как стрельба зажженной соломой и горящими дровами. С северной стороны повстанцы возвели вал из земли длиною в 40 сажень вровень со стеной и с него вели обстрел города. Когда Барятинский снова подвел свои войска, Разин с отрядами вышел ему навстречу. Бой произошел на реке Свияге, в двух верстах от города. В этом кровопролитном сражении, перешедшем в рукопашную схватку, Разин был тяжело ранен: "И рублен саблею, и застрелен ис пищали в ногу" - Войска Разина потерпели поражение. Барятинский соединился с гарнизоном Милославского. Перебежчик предупредил казаков, что у них хотят "струги отбить" и тем самым лишить их средств передвижения. Разина срочно потащили в струг, пока его прикрывали оставшиеся казаки, которые "шли к стругам отводом"61 .

За время месячного стояния под Симбирском армия Разина сильно поредела в боях. Последние остатки ее были оттеснены к реке, иные утонули, многие рассеялись по лесам, другие были схвачены и казнены. По некоторым сведениям, во время подавления разинского восстания всего погибло до 100 тыс. его участников62 . Оправившись от серьезного ранения, Разин не собирался слагать оружие и в письмах к В. Усу сообщал, что "будет сам скоро" в Астрахани. Но ситуация изменилась: для пополнения сил повстанцев людские резервы на Дону были уже истощены; оставшиеся казаки или колебались, или не желали принимать участие в дальнейшей борьбе.

Тем временем, боясь присылки на Дон карателей и желая возобновить получение жалованья, "домовитые" казаки перешли в наступление. К концу 1670 г. они вновь овладели положением в Черкасске, казнили Я. Гаврилова и Л. Черкашенина, помощников Разина, руководивших отрядами повстанцев, а затем предприняли вылазку в Кагальник. Захватив семьи братьев Разиных и их имущество, "домовитые" ушли в Черкасск. На Дону началась "позиционная война". Разин собрал около 3 тыс. человек и направился к Черкасску, но город ему взять не удалось. По-прежнему он предпринимал шаги для установления союзнических отношений с соседями (калмыками и др.). Предвидя любой оборот событий, Разин попросил брата Фрола поместить свой архив (переписку и бумаги) в глиняный горшок и закопать в землю на урочище Прорве. Сам же он отправился в Царицын, где у преданного ему человека Дружины держал часть денег и имущества. Он хотел купить пушки для продолжения борьбы. Однако 14 апреля 1671 г. "домовитые" казаки во главе с К. Яковлевым вновь напали на Кагальник. Обложив городок соломой, они хотели поджечь его. Разину пришлось выйти из куреня. Вскоре он и Фрол были схвачены и доставлены в Москву.


60 "Крестьянская война...". Т. II, ч. 1, стр. 54.

61 Там же, стр. 61, 138, 226.

62 "История СССР с древнейших времен до наших дней". Т. III. М. 1967, стр. 97.

стр. 143


И вот теперь "позорная телега" ждала Степана и Фрола. То был помост с виселицей посередине. С братьев сорвали кафтаны, обрядили их в сермяжную одежду и вывели на улицу. Степана приковали к виселице руками, над ним повисла петля. Фрол шел сзади, прикованный к телеге. Впереди и сзади ехали войска (около 300 человек), телегу окружал отряд донцов в 60 человек63 . В Кремле, в Константино-Еленинской башне был устроен застенок. Четыре дня денно и нощно пытали Степана и Фрола. Допросами руководил сам царь, составляя вопросы к арестованным. Наконец 6 июня ранним утром на Пожаре (Красной площади) выстроили каре из иностранных войск. Боясь волнений, к месту казни пропускали только придворных и иноземцев. Разиных вывели из застенка и подвезли к Лобному месту. Степан обвел взглядом собравшихся, посмотрел на Покровский собор (храм Василия Блаженного), поклонился на все четыре стороны, сказал "Простите" и лег на приготовленную плаху. Самообладание этого человека потрясло всех присутствующих. Палач уже отрубил ему руку и ногу, как вдруг он услышал пронзительный крик Фрола, не вынесшего этого ужасного зрелища. "Молчи, собака!" - только и успел прохрипеть Степан, после чего палач отрубил ему голову...

В годы гражданской войны и борьбы Советской власти с иностранной интервенцией на Красной площади 1 мая 1919 г. был открыт временный памятник С. Т. Разину, и В. И. Ленин произнес речь о вожаке мятежного крестьянства64 . В 1933 г. одна из центральных московских улиц, выходящая на Красную площадь, - Варварка была названа именем Разина. Ведь неподалеку от нее, на Лобном месте, прервалась жизнь народного героя. Чуть ниже, к Москве-реке, где ранее находилось Зарядье; располагался сырой участок, называемый "Болотом". Очевидно, на нем-то и были растыканы колья с останками тела С. Т. Разина для устрашения москвичей. Много времени спустя они были захоронены на Татарском кладбище (оно находилось где-то на территории нынешнего московского Парка культуры и отдыха имени М. Горького)65 . Так окончилась жизнь этого замечательного человека, руководителя одного из крупнейших антикрепостнических восстаний в России. Образ С. Т. Разина оставил глубокий след - в народной памяти. Он "люду бедному защитничек" и "лютый недруг всем насильникам"66 - боярам, помещикам, воеводам. Имя Степана Тимофеевича Разина вот уже 300 лет помнит и любит трудовая Россия.


63 "Записки иностранцев", стр. 130.

64 В. И. Ленин. ПСС Т. 38, стр. 326.

65 М. Я. Попов. О месте казни и погребения С. Т. Разина. "Вопросы истории", 1961, N 8.

66 "Русские народные песни о крестьянских войнах и восстаниях", М. 1966, стр. 112.

 



Опубликовано 28 декабря 2016 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Е. В. ЧИСТЯКОВА • Публикатор (): Basmach

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ Лучшее