УРОВЕНЬ ЖИЗНИ В СССР (1950 - 1965 гг.)

Актуальные публикации по вопросам экономики Беларуси.

Разместиться

ЭКОНОМИКА БЕЛАРУСИ новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ЭКОНОМИКА БЕЛАРУСИ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему УРОВЕНЬ ЖИЗНИ В СССР (1950 - 1965 гг.). Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

85 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:

Пожалуй, ни одна научная проблема не воспринимается любым советским человеком - будь то маститый ученый или рядовой читатель - в такой степени сквозь призму личного быта, как изменение уровня жизни в СССР. И это вполне понятно. Ведь в целом изменения в жизни всех советских людей представляют собой совокупность тех перемен, которые произошли в каждой советской семье, в жизни каждого из нас. Желание повысить свой уровень жизни - лучше питаться и одеваться, чаще ходить в театры и кино, иметь больше книг, быть образованнее и культурнее, жить в новом благоустроенном доме, хорошо обставленной квартире - естественное стремление любого человека.

 

Однако по мере поступательного развития общества, совершенствуя свои критерии потребностей в материальных и духовных благах, люди подчас не учитывают главный принцип социалистического распределения, обоснованный еще К. Марксом: от каждого по способностям, каждому по труду. Недооценка того фактора, что в социалистическом обществе движущей силой социально- экономического прогресса является материальная заинтересованность трудящихся, не менее ошибочна, чем абсолютизация индивидуальных потребностей без учета реальных возможностей государства. Повышение уровня жизни всех советских людей является основной целью социалистического строительства. Но уравниловка в этом недопустима. Не случайно К. Маркс, критикуя Готскую программу германской рабочей партии, иронизировал над содержавшимся в ней требованием "справедливого распределения" материальных и духовных благ поровну всем, даже неработающим членам общества1 . Социализм есть применение одинакового масштаба мер, предоставление равных возможностей всем людям, не одинаковым и не равным друг другу и по своим личным духовным качествам, и по своей культуре, и по своим способностям, а следовательно, и по своим возможностям стимулировать дальнейший технико-экономический и культурный прогресс социалистического общества.

 

Социалистический принцип распределения материальных и духовных благ по количеству и качеству общественно полезного труда вновь со всей силой был подчеркнут в Документах XXIII съезда Коммунистической партии Советского Союза2 . В то же время одной из важнейших задач является ликвидация экономически необоснованной дифференциации в уровнях жизни различных категорий населения. Как показала практика, основой для ее решения служит последовательное по-

 

 

1 К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч. Т. 19, стр. 16.

 

2 Л. И. Брежнев. Отчетный доклад Центрального Комитета КПСС XXIII съезду Коммунистической партии Советского Союза. М. 1966, стр. 74 - 75.

 
стр. 3

 

вышение темпов и выравнивание уровней технико-экономического и культурного прогресса в городе и в селе, на крупных производствах и мелких.

 

Поскольку уровень жизни в широком смысле слова означает обеспеченность населения материальными и духовными благами, постольку изучение уровня жизни - это прежде всего изучение степени удовлетворения материальных и духовных потребностей человека на каждом этапе исторического развития нашей страны.

 

Цель статьи - показать изменения материального положения населения СССР за 1950 - 1965 гг., но главным образом в годы семилетки. До последнего времени проблема эта фактически не являлась объектом исследования историков. Отдельные ее аспекты получили отражение в работах экономистов, которые были опубликованы в конце 50-х годов и в первой половине 60-х годов. Правда, в некоторых из этих работ имеются попытки рассмотреть в целом материальное положение населения, но, как правило, только городских рабочих и служащих3 . Уровень жизни колхозников и сельскохозяйственных рабочих практически еще не стал объектом научного анализа.

 

В социалистическом обществе уровень жизни народа находится в прямо пропорциональной зависимости от роста национального дохода страны, объем которого, в свою очередь, определяется общим уровнем развития производительных сил общества. Национальный доход СССР в 1958 г. составил 127,7 млрд. руб., превысив уровень 1950 г. в 2,3 раза, а уровень 1940 г. - в 3,8 раза4 . В годы семилетки прирост национального дохода был несколько меньше показателей, предусмотренных семилетним планом. Как отмечалось на XXIII съезде КПСС, подобное отставание явилось следствием игнорирования данных науки, субъективистского, волюнтаристского подхода к решению ряда сложных народнохозяйственных задач. А это приводило к нарушению необходимых пропорций между различными отраслями народного хозяйства, а также внутри отраслей. Некоторые ошибки, допущенные при выполнении семилетнего плана, сказались особенно ощутимо на развитии сельскохозяйственного производства. В последние четыре года понизилась на 2% производительность труда в промышленности. Все это отрицательно повлияло на прирост и уровень национального дохода страны. Тем не менее в целом за семилетку национальный доход возрос на 53% и составил в 1965 г. свыше 190 млрд. рублей5 . Одновременно произошли определенные изменения в структуре национального дохода: значительно больший удельный вес заняли расходы на личное потребление населения. Так, если в 1959 г. эти расходы составили 77% национального дохода, то в 1964 г. они возросли до 88,6%6 . В 1965 г. 141 млрд. руб. был использован для удовлетворения потребностей советских людей7 . Таким

 

 

3 С. П. Фигурнов. Реальная заработная плата и подъем материального благосостояния трудящихся в СССР. М. 1960; его же. Строительство коммунизма и рост благосостояния народа. М. 1962; Л. Г. Озеран. Рост благосостояния трудящихся СССР. М. 1962;" В. Г. Венжер. Использование закона стоимости в колхозном производстве. М. 1965; В. В. Швырков. Закономерности потребления промышленных и продовольственных товаров. М. 1965; "Планирование народного потребления, в СССР". Современные проблемы. Сборник под ред. В. Ф. Майера и П. Н. Крылова. М. 1964; М. Сонин. Актуальные проблемы использования рабочей силы в СССР. М. 1965; Ф. С. Веселков. Материальное стимулирование трудящихся в СССР. М. 1962, и др.

 

4 "Народное хозяйство СССР в 1963 г.". Статистический ежегодник.. М. 1964, стр. 501 (Основные цифровые данные приводятся в статье в сопоставимых ценах. Там, где целесообразно дать фактически действовавшие цены, делаются соответствующие пояснения).

 

5 Л. И. Брежнев. Отчетный доклад Центрального Комитета КПСС XXIII съезду Коммунистической партии Советского Союза, стр. 43, 75.

 

6 "Народное хозяйство СССР в 1965 г.". Статистический ежегодник. М. 1965, стр. 578.

 

7 Л. И. Брежнев.: Отчетный доклад Центрального: Комитета КПСС XXIII съезду Коммунистической партии Советского Союза, стр. 75.

 
стр. 4

 

образом, общий рост национального дохода и повышение удельного веса расходов на потребление в его структуре служили основой увеличения реальных доходов населения.

 

Темпы роста реальных доходов находятся в непосредственной зависимости и от конкретной политики государства в области повышения уровня жизни народа в тот или иной период. В первой половине 50-х годов основным рычагом в повышении материального положения трудящихся являлись массовые снижения цен на товары широкого потребления, проводившиеся в марте 1951 г., в апреле 1952 г. и апреле 1953 года. В итоге значительно возросла покупательная способность советского рубля8 , расхождение между текущими и довоенными ценами к 1954 г. сократилось в среднем на 38%9 . Однако практика повышения материального благосостояния народа путем массового снижения цен оправдала себя не в полной мере. И прежде всего потому, что чрезмерно высокие темпы снижения цен нарушали нередко экономически необходимое соотношение между ценой и себестоимостью продукции. В результате спрос на многие товары повышался значительно интенсивнее их производства. Поэтому они быстро исчезали с прилавков магазинов. Кроме того, массовое снижение цен без учета специфики спроса не способствовало в должной степени уменьшению разрыва в уровнях жизни малообеспеченных и высокообеспеченных категорий населения. В силу этих обстоятельств Советское государство к середине 50-х годов отказалось от политики массового снижения цен. Тем не менее цены на продукты питания и промышленные товары снижались и в последующие годы, но уже в значительно большей степени учитывались экономически необходимые соответствия между уровнем цен и себестоимостью продукции, между спросом и производством. Так, в 1956 - 1958 гг. были снижены цены на детскую одежду, штапельные ткани, алюминиевую посуду, радиотовары, отдельные марки телевизоров и фотоаппаратов. С 1 июля 1959 г. были снижены цены на часы, велосипеды, радиолы некоторых марок, детские игрушки, виноградные и плодово-ягодные вина. С 1 марта и 1 апреля 1960 г. снижены цены на электрические швейные машины, шелковые ткани и некоторые виды радиоприемников, медикаменты. В течение 1961 г. также проводились снижения цен на галантерейные и хозяйственные товары, на некоторые швейные изделия и культтовары10 . Выгоды, получаемые населением от снижений цен только за два первые года семилетки, составили около 1,1 млрд. рублей11 .

 

Однако неоправданно высокие темпы снижения цен на продовольствие в предыдущие годы и ошибки, допущенные в развитии сельскохозяйственного производства, давали себя знать - в начале 60-х годов в стране ощущался недостаток в продуктах животноводства. Поэтому в июне 1962 г. Коммунистическая партия и Советское правительство вынуждены были повысить цены на важнейшие продукты животноводства. Одновременно с целью компенсации потерь населения, связанных с упорядочением цен, были снижены цены на сахар и штапельные ткани, а с 1 февраля 1963 г. - на швейные машины12 . В 1965 г. были снижены розничные цены на шерстяные, шелковые и льняные ткани, одеж-

 

 

8 Так, на сумму, которую нужно было израсходовать в 1950 г. для покупки 1 кг пшеничного хлеба, сахара, мяса, сливочного масла, картофеля и фруктов, в 1953 г. можно было приобрести этих же продуктов в среднем почти в 2 раза больше (см. "Правда", 14 декабря 1947 г.; 1 марта 1950 г.; 1 апреля 1952 г. и 1 апреля 1953 г.).

 

9 "История народного хозяйства". М. 1964, стр. 217.

 

10 "Правда", 1 июля 1959 г.; 1 марта 1960 г.; 1 апреля 1960 г.; 1 апреля 1961 г.; 1 октября 1961 года.

 

11 В. Т. Корниенко. Цена и народное потребление. М. 1963, стр. 16.

 

12 Там же, стр. 15.

 
стр. 5

 

ду и белье. Экономия населения от этого снижения цен составила в расчете на год более 1,2 млрд. рублей13 .

 

Очень существенное, хотя и не прямое, влияние на материальное положение населения оказывает политика урегулирования оптовых цен. В связи с этим особенно большое значение имело повышение закупочных цен на сельскохозяйственные продукты. Существовавший до 1953 г. уровень цен не только ограничивал возможности колхозов в получении прибыли, но нередко не содействовал компенсации расходов. Без изменения политики цен немыслимо было обеспечить рентабельность коллективных хозяйств. В результате пересмотра закупочных цен их уровень в 1963 г. в несколько раз превысил показатели 1952 года14 . Таким образом, несмотря на то, что при урегулировании цен далеко не всегда учитывались высокие темпы технико- экономического и культурного прогресса, вследствие чего непрерывно менялись соотношения между спросом и предложением, между ценой и себестоимостью продукции, на протяжении всего семилетнего периода политика урегулирования цен оставалась одним из важнейших рычагов повышения реальных доходов населения. В новом пятилетнем плане, утвержденном XXIII съездом КПСС, предусматривается дальнейшее совершенствование политики ценообразования.

 

Со второй половины 50-х годов основной упор в повышении материального благосостояния трудящихся был сделан на увеличение удельного веса оплаты труда в общем объеме реальных доходов населения. В первую очередь решалась важнейшая социально-экономическая задача ликвидации существенного разрыва в оплате труда различных категорий населения. Наряду с этим унифицировалась оплата в зависимости от степени сложности, качества, экономической эффективности и народнохозяйственного значения трудового процесса. Кроме того, улучшалась вся тарифная система окладов городских рабочих и служащих. С января 1957 г. был повышен минимум заработной платы для рабочих и служащих: в городской местности он был установлен в размере 30 - 35 руб., а на селе - 27 рублей15 . Среднегодовой темп роста заработной платы в целом по стране увеличился за 1956 - 1958 гг. по сравнению с 1951 - 1953 гг. более чем в два раза16. Самые высокие ставки устанавливались для рабочих тяжелой промышленности с учетом степени квалификации их труда. В среднем оклад квалифицированного рабочего в промышленности от 1,3 до 2,8 раза превышал заработок неквалифицированного17 . В результате упорядочения заработной платы и повышения квалификации труда рабочих сократился разрыв в уровнях оплаты рабочих и инженерно-технических работников. Так, если в 1950 г. заработная плата инженерно-технических работников составляла 174,8% к заработной плате рабочих, то к 1959 г. - 152,2%18. В целом средняя номинальная заработная плата рабочих и служащих за 1950 - 1958 гг. возросла на 20,1 % - с 63,9 руб. до 79 руб. в месяц19 .

 

В годы семилетки благодаря приросту национального дохода происходило дальнейшее увеличение заработной платы. С 1959 по

 

 

13 "Правда", 3 февраля 1966 года.

 

14 Так, цены на пшеницу повысились в 7,8 раза, на подсолнечник - в 9,4 раза, на овощи - в 3,9 раза, на картофель - в 15,1 раза, на продукты животноводства - более чем в 6 раз. В итоге денежные доходы колхозов возросли с 4,28 млрд. руб. в 1952 г. до 13,2 млрд. в 1958 г. и до 17,9 млрд. в 1964 г. ("Народное хозяйство СССР в 1964 г.". Статистический ежегодник. М. 1965, стр. 400).

 

15 "Коммунизм и труд". Справочник. М. 1964, стр. 81.

 

16 Там же; "Социалистический труд", 1959, N 5, стр. 52.

 

17 Ф. С. Веселков. Указ. соч., стр. 112.

 

18 И. А. Орловский, Г. И. Сергеева. Соотношение роста производительности труда и заработной платы в промышленности СССР. М. 1961, стр. 53.

 

19 "Народное хозяйство СССР в 1964 г.", стр. 555; "СССР в цифрах в 1965 г.". М. 1966, стр. 125.

 
стр. 6

 

1964 г. среднемесячная заработная плата рабочих и служащих возросла с 77,8 руб. до 90 рублей20 . С учетом выплат и льгот этот рост был еще значительнее - со 104 руб. в месяц в 1959 г. до 121 руб. в 1964 году21 . В ходе упорядочения заработной платы в сфере производства на новые условия оплаты труда было переведено свыше 50 млн. человек.

 

Со времени упорядочения заработной платы к концу 1961 г. численность рабочих и служащих, зарабатывающих до 30 руб. в месяц, сократилась с 5,1 млн. до 2,1 млн. человек. Наряду с этим увеличилось число работников, получающих более высокие оклады: с 4,3 млн. до 5,5 млн. человек возросла численность работников, зарабатывающих от 70 до 80 руб. в месяц, с 2,7 млн. до 8,6 млн. - получающих зарплату от 80 до 90 руб. в месяц. К 1964 г. почти в два раза возросло количество рабочих промышленности, получающих от 100 до 160 руб. в месяц22 . В конце 1964 - начале 1965 г. был повышен минимум заработной платы 20 млн. работникам обслуживающих отраслей. Заработная плата работников просвещения повысилась в среднем на 26%, работников здравоохранения - на 24%, жилищно-коммунального хозяйства - на 15%, работников торговли и общественного питания - на 19%23 . Вследствие повышения заработной платы работникам сферы обслуживания и в отраслях материального производства среднемесячная заработная плата рабочих и служащих за истекший 1965 г. увеличилась до 95 руб., или на 5,8%, а с учетом выплат и льгот из общественных фондов потребления - до 128 руб. в месяц24 . Поскольку в семьях рабочих и служащих в сфере промышленности в среднем трудится 1,6 условного работника, среднемесячная заработная плата в расчете на семью, учитывая выплаты и льготы из общественных фондов потребления, составила к 1965 г. 194 рубля25 . Среднемесячный заработок рабочих и служащих совхозов и подсобных сельскохозяйственных предприятий за 1958 - 1964 гг. возрос с 53,1 руб. до 70,6 рубля26 . Минимум заработной платы в отраслях материального производства с 27 - 30 руб. в 1958 г. повысился к концу семилетки до 40 - 45 руб. в месяц. В большинстве отраслей тяжелой промышленности минимальные ставки достигли 50 - 60 руб. в месяц. Некоторая разница в оплате труда рабочих и служащих промышленности и обслуживающих отраслей обусловливалась в основном тем, что минимум заработной платы повышался в первую очередь в производящих отраслях. Кроме того, на крупных промышленных предприятиях более высокими были темпы технико-экономического прогресса. Поэтому там сосредоточивались наиболее квалифицированные, а следовательно, и более высокооплачиваемые категории работников.

 

В соответствии с решениями XXIII съезда КПСС в последующие годы оплата по труду явится основным источником повышения материального положения рабочих и служащих. Отдельные недочеты, имевшие место в процессе совершенствования этого важнейшего стимула поступательного развития общественного производства, в новой пятилетке будут устранены. Наряду с ростом минимума заработной платы в народном хозяйстве страны до 60 руб. в месяц предусматривается систематическое увеличение ставок и окладов среднеоплачиваемым рабочим и служащим с учетом конечных качественных результатов их труда. В связи с перестройкой методов управления промышленностью в новой пятилетке увеличение оплаты труда будет происходить не только из средств

 

 

20 "Правда", 3 февраля 1966 года.

 

21 "Народное хозяйство СССР в 1964 г.", стр. 554 - 555.

 

22 А. А. Чухно. Стимулы к труду. М. 1964, стр. 17, 20.

 

23 "Правда", 3 февраля 1966 года.

 

24 Там же.

 

25 "Народное хозяйство СССР в 1964 г.", стр. 554.

 

26 Там же.

 
стр. 7

 

госбюджета, но и за счет той части прибыли, которую сможет выделить каждое предприятие в фонд материального поощрения своих рабочих и служащих. Таким образом, рост заработной платы трудящихся будет находиться в еще большей зависимости от их непосредственного вклада в общественное производство, от уровня рентабельности каждого предприятия, от количества и качества реализованной продукции. С учетом роста производительности труда среднемесячная заработная плата рабочих и служащих возрастет к концу пятилетки на 20% и составит около 115 рублей27 .

 

В 1950 - 1965 гг. совершенствовалась и система оплаты труда колхозников. Так как в основе различий в оплате труда колхозников и рабочих лежит разный уровень развития производительных сил города и деревни, для достижения поставленной цели прежде всего необходимо было устранить ошибки, допущенные в руководстве сельским хозяйством, и восстановить принцип материальной заинтересованности колхозников в развитии общественного хозяйства. Многие практические усовершенствования в этой области явились следствием основательной разработки актуальных проблем сельскохозяйственного строительства на сентябрьском (1953 г.) и мартовских (1962, 1965 гг.) Пленумах ЦК КПСС. На основе решений Пленумов был проведен ряд конкретных мероприятий по улучшению оплаты труда в колхозах. Так, в марте 1956 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление "О ежемесячном авансировании и дополнительной оплате труда в колхозах". Отдельные передовые колхозы и до 1956 г. уже применяли эту прогрессивную систему материального стимулирования колхозников. Чтобы скорее внедрить ее во всех колхозах, государство предоставило им денежные кредиты в размере 30% стоимости всех сельскохозяйственных продуктов, которые колхозы продавали государству за год. В 1956 г. авансирование в той или иной форме применяли более 70% колхозов страны. Широкое распространение получили денежные авансы. Повышалась и регулярность авансирования. Так, в 1963 г. не менее 60% колхозов начали авансировать деньгами труд колхозников ежемесячно или раз в каждые 1,5 - 2 месяца, в то время как в конце 50-х годов авансы выдавались раз в год и только в некоторых колхозах изредка дважды: в ходе уборки урожая и в конце года28 . Наряду с авансами существенную роль стала играть дополнительная оплата труда, которую колхозники получали при завершении плановых заданий.

 

Однако при введении новых форм оплаты труда в колхозах государство столкнулось с весьма противоречивыми тенденциями. С одной стороны, отсутствие гарантированного авансирования ставило колхозников в неравные условия с рабочими и служащими. С другой - чрезмерное увеличение доли гарантированных авансов понижало заинтересованность колхозников в результатах труда. Как показала практика передовых колхозов, наиболее экономически оправданный удельный вес гарантированной оплаты составлял 70 - 80% в общем фонде оплаты труда. Поскольку гарантированная оплата обеспечивалась только колхозами, а не государством, в уровнях оплаты по колхозам страны наблюдалась существенная дифференциация, обусловленная разной экономической мощностью хозяйств. Что касается дополнительной оплаты, которая выдавалась за перевыполнение планов, с учетом плановых показателей только за текущий год, а не за ряд предшествующих лет в среднем (что стимулировало бы непрерывное наращивание продукции), в некоторых колхозах выявлялось стремление занижать показатели плановых заданий. Чтобы не укоренять эту тенденцию, удельный вес дополнительной

 

 

27 А. Н. Косыгин. Директивы XXIII съезда КПСС по пятилетнему плану развития, народного хозяйства СССР на 1966 - 1970 годы. М. 1966, стр. 51.

 

28 В. Г. Венжер. Указ. соч., стр. 38.

 
стр. 8

 

оплаты в общем фонде оплаты труда колхозников был несколько понижен (с 12,2% в 1958 г. до 8,1% в 1962 г.). В тоже время благодаря росту общего фонда оплаты труда колхозников абсолютная величина дополнительной оплаты не только не уменьшалась, а, наоборот, возрастала. С 1958 г. стала широко вводиться денежная оплата труда в колхозах29 . Однако, как показала практика последующих лет, полная денежная оплата труда давала должный экономический эффект, как правило, в рентабельных хозяйствах.

 

В результате усовершенствования системы оплаты труда в колхозах существенно сократился разрыв в оплате труда колхозников и рабочих совхозов, которые трудятся в условиях более однородных по сравнению с городскими рабочими и служащими30 . Поскольку каждый колхозник в силу специфики сельского труда, где основные работы ведутся в период сева и уборки урожая, занят в общественном хозяйстве в 1,5 раза меньше рабочего промышленного предприятия, то сближение оплаты труда колхозников и рабочих в расчете на один отработанный человеко-день происходило более быстрыми темпами, чем при сравнении средних показателей за год. Так, в 1964 г. средний годовой доход взрослого трудоспособного колхозника составлял 53% от годового заработка рабочих совхозов, а средняя оплата рабочего дня - 74% от ежедневного заработка рабочих совхозов31 . Таким образом, средняя заработная плата колхозников практически уже достигла минимума, установленного для городских рабочих и служащих непроизводственных отраслей. А если учесть, что значительные поступления в бюджет сельских семей давало личное подсобное хозяйство, средние показатели доходов колхозников, по существу, были не меньше, чем у горожан.

 

Надо сказать, что на средние показатели оплаты труда в колхозах определенное влияние оказывало наличие еще значительного количества экономически слабых хозяйств. Между тем передовые колхозы на деле доказали, что могут обеспечить своим колхозникам заработки, равные заработной плате городских рабочих и служащих и даже выше32 . Таким образом, претворение в жизнь поставленной XXIII" съездом КПСС задачи - последовательнее осуществлять принцип равной оплаты за равный труд в масштабе всей колхозной системы - зависело прежде всего от того, насколько эффективно и полно в каждом колхозе учитываются экономические законы развития социалистического хозяйства. Политика государства в области повышения материального благосостояния населения, одобренная XXIII съездом КПСС, предусматривает дальнейшее сближение и уровня и форм оплаты труда колхозников и рабочих совхозов. Для всех колхозников ЦК КПСС и Совет Министров СССР рекомендуют с 1 июля 1966 г. ввести ежемесячную гарантирован-

 

 

29 "Хозяйственный расчет в колхозах и совхозах". М. 1965, стр. 315.

 

30 С 1953 по 1963 г. средняя оплата одного рабочего дня в колхозах увеличилась в 2,3 раза. За 6 лет семилетки дневной заработок колхозников повысился почти на 40%. Среднегодовые темпы роста оплаты труда в колхозах в 4,2 раза превысили темпы роста оплаты труда рабочих и служащих (подсчитано по данным: "Вопросы экономики", 1964, N 5, стр. 5; "Хозяйственный расчет в колхозах и совхозах", стр. 300; Н. С. Лагутин. Проблема сближения уровня жизни рабочих и колхозников. М. 1965, стр. 34; "Народное хозяйство СССР в 1964 г.", стр. 555).

 

31 Т. И. Заславская. Распределение по труду в колхозах. М. 1966, стр. 40.

 

32 Например, в колхозе "Рассвет", Могилевской области, средняя дневная оплата труда каждого колхозника составила в 1963 г. 4 руб. 97 коп., в артели "Борец", Московской области, - 4 руб. 17 копеек. Заработки тружеников колхоза "Новый путь", Калининской области, превысили среднемесячную зарплату инженерно-технических работников в городах. Свинарки колхоза З. С. Лебедева и В. С. Романова получили в 1965 г. по 140 - 150 руб. в месяц (в пересчете на деньги, учитываются все формы выдач). Доярка Нина Галямина заработала 1460 руб., а лучшие труженики растениеводства - от 900 до 1100 руб. в год. Высокими были заработки колхозников в расчете на год и в колхозе "Рассвет" - 880 руб. и в колхозе "Борец" - 1013 руб. ("Экономика сельского хозяйства", 1966, N 1, стр. 13, 14, 15; "Коммунист", 1966, N 2, стр. 55).

 
стр. 9

 

ную оплату труда деньгами и натурой применительно к уровню заработной платы рабочих совхозов. Нуждающимся колхозам для этих целей будут предоставляться кредиты33 . На основе роста сельскохозяйственного производства доходы колхозников от общественного хозяйства увеличатся к концу пятилетки на 35 - 40%. С учетом роста оплаты труда рабочих совхозов разрыв в уровнях их оплаты сократится почти на 25%.

 

Весьма существенное значение для повышения реальных доходов населения имело последовательное снижение налогового обложения, которое началось в первой половине 50-х годов. В первую очередь был уменьшен общий размер сельскохозяйственного налога. Изменилась и сама система налогового обложения личного хозяйства колхозников. По ранее действовавшему закону взимание налогов производилось с учетом доходов по видам сельскохозяйственных культур. По новому положению устанавливались твердые ставки с единицы земельной площади личного хозяйства. При такой системе налогового обложения каждый колхозник стал более заинтересован в максимальном использовании своего приусадебного участка. Уменьшилась норма разовых сборов на колхозных рынках. В 1957 г. был увеличен необлагаемый минимум заработной платы рабочих и служащих с 26 руб. до 37 руб. в месяц. С 1958 г. отменен налог на холостяков, одиноких и малосемейных граждан. Однако общая сумма государственных налогов в 1958 г. была на 1,6 млрд. руб. выше, чем в 1950 году. Это объяснялось главным образом значительным ростом фонда заработной платы, соответственно которому автоматически увеличилась и общая сумма подоходного налога. Вместе с тем удельный вес налогов в структуре доходов трудящихся нашей страны сравнительно невысок. С 1958 г. был полностью прекращен выпуск государственных займов для размещения по подписке среди населения. Следовательно, около 30 млрд. руб., вносимых ранее в государственный бюджет, остались теперь в непосредственном распоряжении населения34 . Однако Советское государство не имело возможности погасить ранее выпущенные займы и продолжать выплаты населению по тиражам выигрышей. Поэтому с одобрения трудящихся было решено отсрочить на 20 лет погашение займов, выпущенных до 1957 г., и одновременно отменить тиражи выигрышей по этим займам, что, естественно, несколько понизило доходы трудящихся.

 

В годы семилетки также был осуществлен ряд мер по дальнейшему сокращению налоговых платежей с рабочих и служащих. С 1 октября 1960 г. был повышен необлагаемый минимум заработной платы до 50 руб., при сокращении налогообложения работников с заработком от 50 до 60 рублей. С 1 октября 1961 г. необлагаемый минимум установлен в размере 60 руб. при предоставлении налоговых льгот работникам, получающим зарплату от 60 до 70 руб. в месяц. Выигрыш населения от снижения налогового обложения составил: в 1960 г. - 360 млн. руб., в 1964 г. - 400 млн. рублей. В 1965 г. минимум заработка в 60 руб., не облагаемый подоходным налогом, был распространен и на колхозников.

 

Как известно, уровень жизни населения нашей страны непосредственно зависит от объема общественных фондов потребления, за счет которых обеспечивается бесплатное медицинское обслуживание, бесплатное обучение и повышение квалификации, выплата пособий и пенсий, стипендий учащимся, оплата очередных отпусков, предоставление бесплатных и по сниженным ценам путевок в санатории и дома отдыха и т. п. За 1950 - 1958 гг. выплаты и льготы, полученные населением из

 

 

33 См. постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР "О повышении материальной заинтересованности колхозников в развитии общественного производства". "Правда", 18 мая 1966 года.

 

34 См. "Народное хозяйство СССР в 1959 г.", стр. 800 (в фактически действовавших ценах).

 
стр. 10

 

общественных фондов потребления, увеличились с 13 млрд. руб. до 23,8 млрд. рублей35 . Общественные фонды в 50-х годах росли более быстрыми темпами, чем фонд заработной платы. Так, с 1950 по 1958 г. общий объем выплат и льгот, полученных населением от государства, вырос более чем в пять раз, в то время как фонд заработной платы увеличился в четыре раза36 . Благодаря общественным фондам потребления структура семейных бюджетов в городах и в сельской местности сохраняла свои специфические черты, присущие только социалистическому обществу: из нее исключались все расходы, которые общество принимало на себя. Поэтому относительно более высокий удельный вес затрат на питание в бюджетах советских людей по сравнению с бюджетами населения ряда капиталистических стран является признаком не столько непреодоленного еще отставания по уровню жизни, сколько показателем несопоставимости самой структуры этих бюджетов. В среднем в 1958 г. государство расходовало на каждого человека из общественных фондов потребления по 116 руб. в год, в то время как в 1950 г. на душу населения приходилось всего по 73 рубля в год. С учетом прироста населения, выплаты и льготы из общественных фондов потребления составили в 1965 г. около 180 руб. на человека в год, или около 15 руб. в месяц. В расчете только на занятых в народном хозяйстве рабочих и служащих доходы из общественных фондов еще выше. Так, в 1965 г. на каждого рабочего и служащего из общественных фондов потребления в среднем приходилось в месяц по 39 рублей37 . Удельный вес выплат и льгот в общем доходе семьи был более высоким у работников с меньшим заработком, у многодетных, с большим числом иждивенцев38 . Следовательно, общественные фонды служат не только источником дополнительных доходов, но и средством выравнивания уровней жизни малообеспеченных и высокообеспеченных категорий населения. Благодаря общественным фондам потребления реальные доходы малообеспеченных категорий трудящихся растут значительно быстрее их заработной платы, и разрыв в реальных доходах малообеспеченных и высокообеспеченных категорий населения практически был меньше, чем разрыв в заработной плате.

 

Выплаты и льготы из общественных фондов увеличивались на селе более быстрыми темпами, чем в городах, особенно в годы семилетки. Это было обусловлено прежде всего массовым притоком детей колхозников в средние и высшие учебные заведения, а также тем, что в семьях колхозников, как правило, значительно больше детей и престарелых, которые с каждым годом шире охватываются бесплатным медицинским обслуживанием. Тем не менее абсолютная величина выплат и льгот из общественных фондов потребления на каждого колхозника в 1964 г. была еще в два раза ниже, чем на одного промышленного рабочего, и в 1,8 раза ниже, чем на одного рабочего совхоза39 . Причины известны: на селе более низкий уровень благоустройства, слабее развита сеть коммунально-бытового обслуживания, сравнительно меньше культурных учреждений - клубов, кинотеатров, библиотек. А главное, до июля 1964 г. там отсутствовало единое государственное социальное обеспечение колхозников.

 

 

35 См. "Народное хозяйство СССР в 1963 г.", стр. 505.

 

36 С. П. Фигурнов. Указ. соч., стр. 58.

 

37 Подсчитано по данным сборника "Народное хозяйство СССР в 1965 г.", стр. 7, 505, 554, 590; "Правда", 3 февраля 1966 года.

 

38 Так, в семьях работников тяжелой промышленности, заработки которых не превышали 70 руб. в месяц, доходы из общественных фондов потребления составляли сумму, равную 65% заработной платы. В семьях с заработной платой от 70 до 80 руб. удельный вес доходов из общественных фондов потребления в семейных бюджетах сократился до 33% (П. С. Мстиславский. Народное потребление при социализме. М. 1961, стр. 94).

 

39 Н. С. Лагутин. Указ. соч., стр. 60.

 
стр. 11

 

Коренное улучшение пенсионного обеспечения началось в нашей стране с 1956 года. Действовавшие до этого нормы пенсионных пособий были установлены еще в начале 30-х годов. А с тех пор в стране произошли существенные изменения: несравнимо усилилась экономическая мощь государства, изменились классовая структура общества, курс рубля и соотношение цен, другими стали и сами люди: возросла их культура, увеличились и расширились духовные и материальные потребности. Раньше большинству рабочих и служащих пенсии по старости начислялись из заработка, не превышавшего 30 руб. в месяц. Остальная часть заработной платы в расчет не принималась. В итоге многие трудящиеся с различной квалификацией труда, а следовательно, и с различной заработной платой получали одинаковые пенсии. Наряду с этим некоторые руководящие инженерно-технические работники ведущих отраслей промышленности, крупные ученые и руководящий состав государственного аппарата получали пенсии в размере 50% заработной платы, что приводило к значительному разрыву в уровнях пенсионного обеспечения различных категорий населения. Новая система начисления пенсий полностью отвечала линии партии по подъему материального благосостояния населения: основательно повышался уровень пенсионного обеспечения, сокращался существенный разрыв в его размерах и в то же время сохранялась необходимая дифференциация в зависимости от квалификации труда и заработка каждого выходящего на пенсию40 . Женщинам, родившим и воспитавшим пять или более детей до восьмилетнего возраста, закон дал право на пенсию в 50- летнем возрасте, то есть на 5 лет раньше установленного возраста для получения пенсии по старости. Для них на 10 лет был сокращен и необходимый трудовой стаж. Рабочие и служащие, связанные с сельским хозяйством и проживающие постоянно в сельской местности, также получили право на пенсионное обеспечение в размере 85% от установленных норм для трудящихся городов. После введения нового закона средний размер пенсии по старости возрос более чем в два раза. Пенсии по инвалидности увеличились примерно в полтора раза, пенсии семьям рабочих и служащих, потерявшим кормильца, - на 64%41 .

 

Что касается колхозников, то до 1964 г. примерно только 2% сельскохозяйственной продукции артели выделялось для помощи престарелым и инвалидам. Однако поскольку колхозы по уровню производительных сил резко различались между собой, то и уровень обеспеченности нуждавшихся колхозников был неравным. Закон о пенсиях и пособиях, принятый в июле 1964 г. четвертой сессией Верховного Совета СССР, установил для всех колхозов единые правила начисления пенсионных пособий. Чтобы сгладить по мере возможности различия в материальном обеспечении колхозников в зависимости от степени рентабельности хозяйств, был создан централизованный союзный фонд социального обеспечения колхозников, в который все колхозы должны отчислять 4% валового годового дохода. Около 400 млн. руб. ежегодно поступает в этот фонд из средств госбюджета. По данным выборочного обследования 208 колхозов страны, средние размеры пенсии по старости составили в передовых колхозах 15,2. руб., в средних - 14 руб., а в экономически слабых, где более низкий уровень оплаты труда, - 13,5 руб. в месяц42 . Благодаря перераспределению средств через союзный фонд разрыв в пенсионном обеспечении по колхозам стал явно небольшим. Независимо от системы оплаты труда в колхозах пенсии колхозникам, так же как рабочим и служащим, выплачиваются в денеж-

 

 

40 "Государственное социальное страхование". М. 1963, стр. 170 - 171.

 

41 Там же, стр. 176 - 212; В. А. Аралов, А. В. Левшин. Социальное обеспечение в СССР. М. 1959, стр. 19.

 

42 В. А. Ачаркан. Обеспечение ветеранов труда в СССР. М. 1965, стр. 113.

 
стр. 12

 

ной форме. Такой же установлен для них и трудовой стаж: 25 лет мужчинам и 20 лет женщинам. Только возрастной ценз для получения пенсии по старости колхозникам временно был установлен на 5 лет выше, чем рабочим и служащим: мужчинам в 65 лет, а женщинам в 60 лет. Минимальная пенсия назначалась колхозникам в 12 руб., а максимальная пенсия, как рабочим совхозов, - 102 руб. в месяц43 .

 

Новое пенсионное законодательство создало реальные возможности для более широкого пенсионного обеспечения всех нуждающихся колхозников. Так, с начала 1964 до конца 1965 г. число престарелых и нетрудоспособных колхозников, получающих пенсии, возросло с 2,6 млн. до 8 млн. человек. Общее количество пенсионеров в стране, находящихся на обеспечении государства и колхозов, за годы семилетки увеличилось с 20 млн. до 32 млн. человек44 . В новой пятилетке на основе решений XXIII съезда КПСС предусматривается повышение на 30% минимальной пенсии по старости в равной степени для рабочих, служащих и колхозников. Кроме того, по мере развития производительных сил сельского хозяйства колхозники будут получать пенсию по старости в таком же возрасте, как рабочие и служащие.

 

Поскольку реальные доходы населения представляют собой совокупный доход, включающий номинальную заработную плату в сочетании с уровнем цен на промышленные и продовольственные товары, а также поступления и льготы из общественных фондов потребления, из личных подсобных хозяйств, их росту в той или иной степени способствовала вся социально-экономическая политика государства, проводимая в течение рассматриваемого периода. Так, реальные доходы росли, когда происходили массовые снижения цен, а денежная заработная плата оставалась сравнительно стабильной; они росли и тогда, когда повышалась заработная плата, а цены не изменялись либо даже несколько повышались (в последнем случае темпы роста заработной платы превышали темпы повышения цен).

 

По расчетам экономистов, к концу 1964 г. реальные доходы трудящихся имели следующую структуру: доходы на основе оплаты труда - 67%, доходы за счет общественных фондов потребления - 16%, доходы от личного подсобного хозяйства - 17%45 . Однако эти соотношения менялись применительно к городскому и сельскому населению. В реальных доходах рабочих заработная плата составляет от 70 до 85%, поступления из общественных фондов потребления - до 30%, а у колхозников доходы от общественного хозяйства - от 30 до 50%, за счет общественных фондов потребления - не более 16% и от личного подсобного хозяйства - от 30 до 50%. Поскольку личное подсобное хозяйство в структуре доходов колхозников занимает еще значительный удельный вес, попытки административным путем обобществить скот, находившийся в личной собственности, предельно сократить размеры приусадебных участков, ограничить нормы содержания птицы и т. п., получившие в 1959 - 1960 гг. некоторое распространение, не могли не ослаблять интереса колхозников к работе в своем колхозе. Усилился миграционный поток сельских жителей в города. Указанные меры явно не имели смысла ни с экономической, ни с социальной точки зрения, особенно если учесть, что затрачиваемый в личном подсобном хозяйстве труд идет на производство продуктов, которые увеличивают общую массу потребительских благ в стране. Не администрирование, а увеличение доходов от общественного хозяйства - реальная экономическая основа для сокращения роли подсобного хозяйства в структуре доходов колхозников.

 

 

43 "Экономика сельского хозяйства", 1966, N 12, стр. 13.

 

44 А. Н. Косыгин. Директивы XXIII съезда КПСС по пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР на 1966 - 1970 годы, стр. 10.

 

45 "Планирование народного потребления в СССР", стр. 40.

 
стр. 13

 

В целом по сравнению с 1950 г. реальные доходы рабочих и служащих возросли к 1958 г. на 60%, а к 1965 г. - на 83%; реальные доходы крестьян - соответственно на 92 и 153%46 . Более высокие темпы роста реальных доходов крестьян обусловливались как сравнительно низкой исходной базой, так и быстрыми темпами сближения культурно-технического уровня колхозников с рабочими и служащими. Таким путем создавалась реальная основа для выравнивания оплаты труда, а следовательно, и уровня жизни рабочих и колхозников. Только за последние четыре года семилетки реальные доходы в расчете на душу населения возросли на 20%47 .

 

Однако рост реальных доходов в расчете на душу населения является в некоторой степени величиной условной: он показывает практически только общие темпы повышения уровня жизни народа. Между тем специфика материального положения различных категорий трудящихся, отличающихся друг от друга своим культурно-квалификационным уровнем, размером заработной платы и семейным положением, остается фактически нераскрытой, И прежде всего потому, что уровень жизни каждого человека определяется не только его личными доходами, а главным образом суммированными поступлениями в общий семейный бюджет. Поэтому малооплачиваемые категории трудящихся не всегда являются малообеспеченными: заработки других членов семьи могут существенно восполнять семейный доход. В то же время в категорию малообеспеченных нередко попадают высокооплачиваемые и среднеоплачиваемые работники, имеющие малолетних детей, престарелых родителей и т. п. В этой связи для правильного представления об уровне доходов различных категорий населения наряду с расчетами на душу населения необходим широкий статистический анализ семейных бюджетов, группировка населения по соответствующим экономическим категориям с учетом количества основных работников и дополнительной помощи со стороны других членов семьи.

 

Следует отметить, что в настоящее время денежные доходы становятся основной формой доходов и равняются примерно 90% совокупного личного дохода населения СССР. В доходах рабочих и служащих они составляют 96%, а в доходах крестьян - 60%48 . При этом денежные доходы колхозников в расчете на душу населения растут быстрее, чем у рабочих и служащих. Этот процесс, обусловленный интенсивной денатурализацией доходов крестьян, лежит в основе сближения доходов колхозников, рабочих и служащих не только по уровню, но и по форме.

 

Рост реальных доходов примерно на 30% в расчете на душу населения, предусмотренный в новой пятилетке на основе дальнейшего повышения минимальных заработков и преобладающего (на 40%) увеличения выплат и льгот из общественных фондов потребления, значительно уменьшит дифференциацию и в уровне и в структуре реальных доходов различных категорий населения. Однако до тех пор, пока решающим фактором повышения материального положения населения останется оплата по количеству и качеству труда, определенная дифференциация в реальных доходах по экономическим группам населения сохранится.

 

Следствием роста реальных доходов населения, с одной стороны, и расширения производства товаров широкого потребления - с другой, явился значительный рост народного потребления на протяжении исследуемого периода. Изменились не только количественные показатели, но и качественная структура питания советских людей. Население стало приобретать больше высококалорийных продуктов. Потребление расширя-

 

 

46 "Народное хозяйство СССР в 1964 г.", стр. 590.

 

47 А. Н. Косыгин. Директивы XXIII съезда КПСС по пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР на 1966 - 1970 годы, стр. 50.

 

48 И. И. Корженевский. Основные закономерности развития спроса в СССР. М. 1965, стр. 71.

 
стр. 14

 

лось главным образом за их счет49 . Повышение цен на продовольственные товары в июне 1962 г, не повлекло за собой заметного снижения потребления основных продуктов питания. Так, несмотря на "то, что цены на мясо повысились почти на 30%, его потребление во всех экономических группах населения, в том числе и самой малообеспеченной, по уровню душевого дохода не снизилось. Потребление рыбы увеличилось на 5 - 6%. Чтобы сохранить потребление на необходимом уровне, все категории населения вынуждены несколько увеличить расходы на питание. Поскольку реальные доходы различных категорий и экономических групп населения неодинаковы, постольку в уровне потребления сохранялась некоторая дифференциация. При этом необходимо различать не только уровень, но и структуру потребления. Например, разница в среднегодовом потреблении хлеба между группами с доходом на члена рабочей семьи в 600 руб. и свыше 1500 руб. в год составляет 23,5%. При этом больше хлеба потребляет низкодоходная группа. Разница в потреблении мяса составляет 58,5%. Мяса больше потребляет высокодоходная группа. На 44,4% крайняя высокодоходная группа потребляет больше молока и молочных изделий, на 61,3% - яиц, на 56% - рыбных продуктов и на 32% - сахара и кондитерских изделий50 . В целом к концу семилетки по всем экономическим группам степень удовлетворения потребностей населения в углеводах, белках, жирах значительно приблизилась к рациональным нормам питания, которые являются максимальным критерием степени удовлетворения потребностей человека. Материалы бюджетных обследований ЦСУ показывают, что уже в настоящее время имеются группы семей с доходом на душу в 100 руб. и выше в месяц, которые практически питаются на уровне научно обоснованных норм. В новой пятилетке будет проводиться изучение спроса населения на продукты питания с учетом различных физиологических и социально-экономических особенностей.

 

Заметно расширилось и потребление промышленных товаров; это происходило в основном за счет дорогостоящих высококачественных изделий. Поскольку швейная промышленность страны постепенно совершенствовала свою работу, увеличивался спрос и на готовую одежду. Высокие темпы потребления являлись свидетельством не только роста реальных доходов, но и повышения культурного уровня народа. Продолжало расширяться потребление промтоваров и в деревне51 .

 

Бюджетные обследования показывают, что между различными по уровню душевого дохода группами населения дифференциация в потреблении промтоваров более значительна, чем в потреблении продук-

 

 

49 С 1956 по 1959 г. по отношению к 1940 г. в семьях рабочих потребление мяса на душу выросло более чем на 47%, молока, сметаны, творога - на 36%, сахара - на 17%, яиц - на 60%. Одновременно потребление менее калорийных продуктов - хлеба и картофеля - сократилось на 8%. Значительно улучшилась структура потребления и на селе. Потребление мяса возросло за это же время на 25%, рыбы - на 76%, молока, творога, сметаны - на 16%, яиц - на 71%. Все больший удельный вес в рационе питания сельских жителей начали занимать продукты промышленного изготовления. Например, потребление кондитерских изделий повысилось на 72%, сахара - на 270%, потребление картофеля сократилось на 15%, хлеба - на 3,8% (подсчитано по данным сборника "Народное хозяйство СССР в 1959 г.", стр. 715).

 

50 И. И. Корженевский. Указ. соч., стр. 50.

 

51 В 1956 - 1959 гг. по отношению к 1940 г. в семьях рабочих в расчете на одного человека потребление шерстяных тканей возросло в среднем на 100%, шелковых - почти в 1,5 раза, обуви - на 16%, трикотажных изделий - на 134%. Росло в семьях рабочих и потребление культурно-бытовых товаров: мебели и хозяйственных вещей на 222%, книг, газет, радиоприемников, музыкальных инструментов, часов, велосипедов - почти в 2 раза. В семьях колхозников за это же время потребление шерстяных тканей увеличилось на 25%, шелковых - почти в 1,5 раза, обуви разной - на 17%, кожаной дорогостоящей - на 35%, готовой одежды - на 50%, трикотажных изделий - на 118%, мебели и хозяйственных вещей - на 86%, радиоприемников, часов, мотоциклов и велосипедов - более чем в 3 раза (подсчитано по данным сборника "Народное хозяйство СССР в 1959 г.", стр. 716).

 
стр. 15

 

тов питания. Так, различие в потреблении тканей, швейных изделий и обуви между крайними группами составляет соотношение 1:3, мебели и хозяйственных товаров - 1:5,2; культтоваров - 1:4,6. Дифференциация в уровне потребления промтоваров прежде всего следствие неравного удельного веса расходов на продовольственные и непродовольственные товары в зависимости от экономической группировки населения52 .

 

Существенное влияние на показатели потребления промышленных товаров оказывает социальное положение людей. Так, при обследовании семейных бюджетов рабочих промышленных предприятий и служащих - учителей начальных школ одного из городов страны выяснилось, что в семьях рабочих на 13,4% меньше расходуется средств на различные культтовары, на 22,6% меньше на предметы санитарии и гигиены. В то же время в семьях рабочих на 37,7% выше удельный вес расходов на табак53 . И это при том, что средний заработок рабочего больше, чем учителя начальной школы. Без сомнения, здесь сказываются некоторые различия в культурном уровне семей рабочих и учителей. В начале семилетки (1960 г.) потребление ряда непродовольственных товаров, например, тканей, трикотажа, кожаной обуви, чулок и носков, в среднем по всем экономическим группам было от 3,02 до 1,79 раза ниже максимальных рациональных норм потребления54 . Однако к концу семилетки, несмотря на все сложности в развитии производства, потребление этих товаров почти в 1,5 раза возросло и заметно приблизилось к рациональным нормам. Практически размера рациональных норм потребления достигли, только группы семей с доходом свыше 100 руб. в месяц на члена семьи. Потребление шерстяных тканей в этих семьях даже превзошло рациональные нормы55 . В настоящее время наиболее близко к рациональным нормам находится потребление хлопчатобумажных тканей, готовых трикотажных изделий, чулок, носков и кожаной обуви.

 

Известно, что одним из основных условий нормальной жизни и плодотворной деятельности человека наряду с пищей и одеждой является благоустроенное жилище. Однако жилищные условия не оказывают прямого воздействия на материальное положение населения: ведь квартирная плата занимает незначительный удельный вес в семейных расходах и составляет не более 4 - 5% бюджета семьи. В то же время государственное строительство в нашей стране является преобладающим. Здесь необходимо остановиться только на вопросе о степени удовлетворения населения жилой площадью, поскольку основные этапы жилищного строительства в нашей стране освещены в статье А. Е. Харитоновой56 , проблема же изменений в уровне обеспеченности жилой площадью на душу населения автором не поставлена. Между тем именно это является главной целью всех реорганизаций и усовершенствований в области строительства, именно это показывает, насколько они были экономически оправданы. Если в первые послевоенные годы, когда в результате фашистской оккупации оставалось без крова 25 млн. советских граждан, большинство людей мечтало лишь о теплом "своем угле", то теперь критерии изменились. Поэтому жилищная проблема все еще продол-

 

 

52 Например, в структуре товарных расходов рабочих и служащих в группах с годовым доходом на одного члена семьи до 600 руб. на питание тратится 66% бюджета, а на покупку непродовольственных товаров - 34%, в группах с годовым доходом от 601 до 900 руб. на члена семьи на питание расходуется 59% бюджета, а на покупку непродовольственных товаров - 41%, в группах с годовым доходом свыше 1200 руб. - соответственно 52,5 и 47,5% (Б. И. Гоголь, Г. Л. Трахтенберг. Покупательский спрос и производство. М. 1965, стр. 33).

 

53 В. В. Швырков. Указ. соч., стр. 110.

 

54 С. П. Фигурнов. Строительство коммунизма и рост благосостояния народа, стр. 125; В. М. Синютин. На пути к рациональному потреблению непродовольственных товаров. М. 1964, стр. 94.

 

55 "Вопросы изучения уровня жизни трудящихся СССР". М. 1964, стр. 106.

 

56 А. Е. Харитонова. Основные этапы жилищного строительства в СССР. См "Вопросы истории", 1965, N 5.

 
стр. 16

 

жает оставаться очень острой. Чтобы добиться удовлетворения потребностей населения в жилье, государству приходилось предусматривать и сложнейшие процессы изменении социальной структуры общества и естественный прирост населения. Размах жилищного строительства в 1950 - 1965 гг. принял поистине грандиозные размеры57 . В результате, несмотря на высокие темпы прироста городского населения, обеспеченность жилой площадью в расчете на одного горожанина с каждым годом неуклонно повышалась; Например, если в 1950 г. на одного человека в городах приходилось в среднем около 7 кв. м жилой площади, то в 1952 г. - 7,2 кв. м, а в 1958 г. - 8,7 кв. м. Несмотря на то, что с 1940 по 1965 г. городское население увеличилось на 93%, обеспеченность жилой площадью в расчете на одного человека повысилась за это время в среднем с 6,6 кв. м до 9,7 - 9,8 кв. м58 . Таким образом, средняя норма обеспеченности жильем на душу городского населения у нас к концу семилетки была на 0,7 - 0,8 кв. м выше санитарного минимума. По материалам обследования 130 тыс. новых квартир более чем в 100 городах страны, проведенного Академией строительства и архитектуры СССР в 1959 - 1961 гг., выявилось, что при распределении жилой площади около 95% семей получили отдельные квартиры59 . За 1959 - 1965 гг. новой жилой площадью было обеспечено свыше 70% городского населения страны. В течение этого же времени колхозниками и сельской интеллигенцией было построено более 350 тыс. жилых домов60 . В новой пятилетке предусмотрен дальнейший размах жилищного строительства и совершенствование строительных работ, в том числе и в сельской местности. Неуклонное повышение уровня жизни народа, являясь основой социальной политики Советского государства, имеет чрезвычайно важное народнохозяйственное значение, поскольку оказывает самое непосредственное воздействие на темпы роста производительности труда. Между тем не всегда учитывается, что с развитием общества, с ростом культуры населения изменяется по восходящей линии и критерий степени удовлетворенности материальных потребностей. То, что мы считали верхом благополучия вчера, уже сегодня обычная вещь. Некоторый разрыв между потребностями населения и возможностями общества их удовлетворить - явление закономерное. Тем не менее каждому уровню развития производительных сил должна соответствовать определенная пропорциональная зависимость между потребностями населения и степенью их удовлетворения так, чтобы максимально стимулировать дальнейший экономический и культурный прогресс советского общества. Уровень жизни трудящихся должен стать в руках Советского государства дополнительным рычагом управления темпами технико-экономического и культурного прогресса страны. И в основе успеха лежит гибкая политика в повышении материального положения населения, которая учитывает не столько социальное положение различных категорий, сколько их место в общественно полезном трудовом процессе. Это и понятно: ведь различия в быту, в уровнях жизни по мере поступательного развития советского общества утрачивают свой классовый характер и обусловливаются главным образом культурно-квалификационным уровнем различных категорий трудящихся, живущих в деревнях и селах, городах и рабочих поселках нашей страны.

 

 

57 Только за 1951 - 1958 гг. государственными и кооперативными организациями страны было построено 226 млн. кв. м жилой площади, то есть 23%, или почти четвертая часть всей полезной жилплощади, введенной в строй за годы Советской власти (подсчитано по данным сборника "Народное хозяйство СССР в 1964 г.", стр. 609, 610); см. также А. Е. Харитонова. Указ. соч.

 

58 "Развитие социалистической экономики в послевоенный период". М. 1965, стр. 550; "Народное хозяйство СССР в 1964 г.", стр. 604, 610.

 

59 "Вопросы изучения уровня жизни трудящихся СССР", стр. 109.

 

60 Подсчитано по данным сборника "Народное хозяйство СССР в 1964 г.", стр. 7, 609, 604; "Правда", 3 февраля 1966 года.



Опубликовано 17 сентября 2016 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Н. Я. БРОМЛЕЙ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, № 7, Июль 1966, C. 3-17

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.