ПОЛИТИЧЕСКИЕ ТЕЧЕНИЯ XIX-XX вв. НА ПОЛЬСКИХ ЗЕМЛЯХ

Актуальные публикации по истории и культуре Беларуси.

Разместиться

БЕЛАРУСЬ новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

БЕЛАРУСЬ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ПОЛИТИЧЕСКИЕ ТЕЧЕНИЯ XIX-XX вв. НА ПОЛЬСКИХ ЗЕМЛЯХ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

5 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:

Отставание в развитии капитализма, отсутствие собственного государства, разрыв экономического и политического единства польских земель, их периферийное либо буферное положение в пределах каждой из трех держав, разделивших Польшу, - вот лишь некоторые из причин, затруднявших развитие новейших форм политической жизни в масштабе всех этих земель в XIX - начале XX века. Количество этих причин можно легко увеличить, тем более что часть из них следует искать не только в существовавших тогда экономических, социальных и политических системах и структурах, но также и в тех, которые коренились в эпохе, предшествовавшей разделам Польши1 . Кроме того, наряду с этими причинами, которые можно считать общими для всех польских земель, характеризующихся известной однородностью, с большой силой давали о себе знать и те, которые определялись различиями в экономическом и политическом положении трех частей разделенной Польши. Иногда влияние этих специфических детерминант, присущих практически лишь одной из этих частей, было столь сильным, что до сих пор тяготеет над нашими взглядами, прежде всего на начальный этап истории некоторых политических течений2 . Этот известный перекос, производный (по крайней мере частично) от рассмотрения истории этих течений в масштабах всех польских земель через призму одной из трех частей разделенной Польши, в которой данное течение развилось гораздо раньше и наиболее полно, не должен, правда, вести к принципиальной деформации наших представлений, но наверняка рождает ее опасность. К этому вопросу несколько конкретнее нам придется вернуться в другой части статьи, однако напомнить о нем в самом начале необходимо потому, что следует определить хронологические рамки данной работы. Представляется, что самое общее утверждение, что предметом ее рассмотрения является история политических течений на польских землях в эпоху капитализма, будет слишком неточным. В то же время каждая попытка установления более точных дат интересующего нас в данном случае периода влечет за собой необходимость определения своего отношения к проблематике строго по существу.

Откладывая более полное обоснование факта принятия 80-х годов XIX в. как исходной даты до другой части статьи, ограничимся здесь


1 Здесь мы имеем в виду прежде всего последствия слабости польского третьего сословия.

2 Течение трактуется как понятие, охватывающее политические действия, обусловленные интересами определенного класса общества. В рамках же течения могли действовать партии (политические лагери), представлявшие различные идейно- политические позиции. Одновременно здесь следует сделать оговорку, что в статье нас интересуют только польские политические течения и не затронуто развитие форм политической жизни других народов, живших на польских землях, а после 1918 г. - на территории Польского государства.

стр. 94


лишь указанием на то, что даже до первоначального формирования основных польских политических лагерей дело дошло только в начале 90-х годов XIX века. Тогда сложились оба течения в польском социалистическом рабочем движении, возникла Национальная демократия и начало свою деятельность людовское (крестьянское) движение. При этом следует сказать, что за исключением социалистического движения тогдашняя сфера влияния каждого из указанных лагерей не охватывала всех частей разделенной Польши и в целом ограничивалась весьма немногочисленными общественными слоями. Более широкого влияния все эти лагери добились только в начале XX в., и тогда же гораздо полнее выявился их идейно-политический облик. Однако, принимая во внимание факт, что принципиальным для интересующей нас эпохи был конфликт между буржуазией и рабочим классом, а также то, что большая часть польских земель находилась под властью царской России, можно в качестве начальной даты принять год основания социально- революционной партии "Пролетариат" (1882 г.).

Пожалуй, менее дискуссионной является конечная дата рассматриваемого нами периода - 1939 год. Правда, и после агрессии фашистской Германии против Польши мы имеем дело с продолжением действий тех же течений, которые образовались в конце XIX века. Но появились диаметрально противоположные условия их деятельности, определенные прежде всего истребительной политикой гитлеровских оккупантов. Обстановка, в которой в 1939 - 1944 (1945) гг. оказались польские земли, а также польский вопрос в целом, характеризовались столь большой исключительностью, что требуют совершенно особого рассмотрения.

В основу формирования интересующих нас политических течений на польских землях легли в основном те же самые социально-политические явления, какие имели место в более продвинувшихся с точки зрения социально-экономического развития странах Европы. Главное место среди них занимали явления, которые были связаны с увеличением численности промышленного пролетариата и других групп наемных рабочих, что создавало предпосылки для формирования социалистического течения. В то же время, однако, в отношении польских земель мы можем констатировать появление определенных деформаций, которые частично проистекали из их отставания в развитии капиталистических отношений, частично же из политического положения этих земель. Если упомянутое отставание не составляло какой-либо особой специфики польских земель, поскольку его можно наблюдать не только в странах Центральной и Восточной Европы3 , то политические условия, в которых находились польские земли, можно считать специфическими, не сравнимыми с тем, что характеризовало развитие других народов. Здесь мы имеем в виду не только факт нахождения этих земель под властью держав, разделивших Польшу, и разрыв экономического единства этих земель, но и последствия длительного разрыва их политического единства.

Правда, в связи с пробелами, имеющимися в проводившихся до сих пор исследованиях политической истории Польши XIX - начала XX в., вызванными главным образом концентрацией внимания на истории наиболее активных политических групп и лиц, мы не располагаем возможностью дать проверенный исследовательским путем более точный ответ на вопросы, касающиеся тогдашнего состояния общественного сознания в разных его аспектах. Несмотря на это, нам, однако, кажется, что можно сделать некоторые предварительные замечания, трактуя их как гипотезы, касающиеся указанных выше последствий разделов Польши. В известной мере этому благоприятствуют сравнительно


3 Оно дало о себе знать, например, также в южной части Италии.

стр. 95


продвинувшиеся вперед исследования по экономической истории Польши рубежа XIX- XX вв.4 , позволяющие уже сейчас довольно точно определить соотношение, складывавшееся между уровнем экономического развития отдельных районов и степенью политической и культурной активности жившего там населения5 . Некоторые шансы дает исследователю также знание общественного поведения масс в исключительных ситуациях, характеризующихся большой напряженностью социальных или политических конфликтов, таких, как революция 1905 - 1907 гг. или крушение Центральных держав в 1918 году.

Имея в виду некоторые общие закономерности развития форм социально-политической жизни, а также учитывая специфику политического положения польских земель в XIX в., можно в самом начале сделать вывод о естественности довольно позднего формирования на их территории новейших политических течений. Если пользоваться примером Королевства Польского, судьбы которого в наибольшей степени повлияли на всю историю польских земель, то основные причины естественности такой задержки следует, пожалуй, искать в двух сферах: социально-экономической и политической, с тем, однако, что мы имеем дело со столь сильным их переплетением, что трудно порою определить, какие из этих причин, социально-экономические или же политические, играли главную роль в конкретных случаях. Ведь возникает сомнение, действительно ли только экономическое развитие Королевства Польского в последние три десятилетия XIX в. создало условия, благоприятствовавшие формированию буржуазного течения, и на самом ли деле необходим был рост более чем в 2 раза численности промышленных рабочих, чтобы могло в конце концов сформироваться социалистическое течение?6 .

Не игнорируя влияния социально-экономических явлений, а, напротив, признавая их первенствующую роль, мы хотим лишь обратить внимание на необходимость учета других явлений и фактов, а также придания несколько меньшего значения количественным изменениям. Нам представляется, что не будет ошибкой сказать, что объективные предпосылки социально-экономического характера, благоприятствовавшие формированию буржуазного течения, проявились самое позднее уже на рубеже 50-х - 60-х годов XIX в. и, вероятно, раньше, чем это случилось, сложились социальные предпосылки зарождения организованного рабочего движения. Если же они не дали сразу результата в форме определенных политических течений, то прежде всего потому, что социально- экономические изменения не сопровождались структурно-политическими переменами.

Господствовавшие в царской России анахронические и антилиберальные политические порядки приняли во входившем в ее состав Королевстве Польском еще более карикатурные размеры, особенно после поражения восстания 1863 года. Нам кажется, что нельзя недооценивать роль политических препятствий, мешавших развитию политической жизни, тем более что применительно к польским землям, входившим в состав царской России, их усиливал национальный гнет. Ведь не случайно первые начинания, которые в большей или меньшей степени подвели к созданию интересующих нас политических течений, были де-


4 То же можно сказать о состоянии исследований по истории рабочего класса (см., например,"Polska klasa robotnicza".Studia historyczne. Т. I-VI; A. Zarnowska. Klasa robotnicza Krolestwa Polskiego 1870-'1914. Warszawa. 1974). Значительно слабее продвинулись исследования, касающиеся истории крестьянства и имущих классов.

5 Отмечая появление такой связи, следует, однако, помнить о влиянии других факторов на состояние политической активности общества, например, о сдерживающем влиянии самодержавия в русской части разделенной Польши.

6 Здесь имеется в виду устойчивое оформление обоих лагерей этого течения революционного и реформистского) в 1892 - 1893 гг. и в организационно-политической сфере.

стр. 96


лом поколения, которое выросло уже после восстания 1863 года. Наиболее активные лица предшествующего поколения либо заплатили за участие в восстании своей кровью, либо жили и действовали в атмосфере, которая не благоприятствовала тому, чтобы предпринимать какие-либо политические действия. Она делала, впрочем, невозможным и распространение идеи "органического труда", так как последний тоже требовал по крайней мере минимума политических свобод.

Говоря об отрицательном влиянии политических факторов на процесс формирования политических течений на территории Королевства Польского, проявлявшемся также и после их возникновения, мы далеки от преуменьшения влияния, оказываемого развивавшимся конфликтом между пролетариатом и буржуазией, который в последнее десятилетие XIX в., несомненно, давал знать о себе с гораздо большей силой, чем на пару десятилетий раньше. Заметим, однако, что конфликт этот создавал естественные предпосылки лишь для возникновения и развития социалистического течения, которое и без того на 10 лет раньше буржуазного течения полностью самоопределилось. Достаточно сопоставить здесь две даты: 1882 г. - время возникновения социально-революционной партии "Пролетариат", и 1893 г., который вместе с созданием "Национальной лиги" положил начало формированию наиболее характерного для буржуазного течения политического лагеря - Национальной демократии7 . Буржуазное течение в Королевстве Польском как бы автоматически было лишено возможности играть в борьбе за общественный прогресс ведущую роль, аналогичную той, которая стала уделом очень близких ему идейно течений в Западной Европе. Это запаздывание с формированием буржуазного течения в Королевстве Польском, а также и на остальных польских землях предопределило то обстоятельство, что это течение с самого начала оказалось в контрреволюционном лагере. Чтобы завершить рассуждения, касающиеся предпосылок, определивших контрреволюционный и в сущности антидемократический характер буржуазного течения (по крайней мере его основных составных частей), вспомним еще о двух моментах. Первый, характерный для всех трех частей разделенной Польши, хотя и в неодинаковой степени, связан был с сохранением в политико-юридическом строе держав, разделивших Польшу, значительных остатков сословного строя. Данный факт отмечается всеми. Но нам кажется, что это не равнозначно правильной оценке всех его последствий, например, того, что шляхетско-помещичий слой имел привилегии. В связи с этим он становился не только нравственным эталоном, но и, как нам кажется, объектом, достойным зависти. Вхождение в этот слой или по крайней мере более тесная с ним связь приносили не только какие-то потери в плане бытовом и компанейском, но и создавали возможности для приобретения гораздо более конкретных выгод. Привлекательность контактов или прямых связей с этим слоем увеличивали к тому же два явления: слабость крупной и средней буржуазии и ее в значительной мере национально-чуждый полякам характер.

Этот второй фактор играл вместе с тем дополнительную роль, обусловливавшую идейно- политический облик главного политического лагеря в буржуазном течении - Национальной демократии, способствуя активному выдвижению националистических положений и лозунгов. Если принять, что национализм есть имманентная часть буржуазной идеологии вообще, то в условиях польских земель он был, кроме того, предопределен двойной слабостью польской буржуазии: с одной сторо-


7 См. J. J. Terej. Idee, rnity, realia. Szkice do dziejow Narodowej Demokracji. Warszawa. 1971; R. Wapinski. Z dziejow tendencji nacjonalistycznych. О stanowisku Narodowej Demokracji wobec kwestii narodowej w latach 1893 - 1939. "Kwartalnik historyczny", 1973, N 4.

стр. 97


ны, вытекавшей из отсутствия своего государства, которое обеспечило бы более выгодные условия развития отечественного производства8 , а с другой - из широкого, а в некоторых районах даже очень большого участия в экономической жизни буржуазии еврейской и немецкой национальностей. Везде, кроме Великой Польши и частично Поморья, давала о себе знать также заметная слабость польской мелкой буржуазии. Возможности ее развития, особенно в русской и австрийской частях Польши, были ограничены существованием уже очень многочисленной мелкой буржуазии других национальностей (главным образом еврейской). Нет также ничего удивительного в том, что наиболее характерными для буржуазного течения были националистические и антисоциалистические тенденции, причем это наблюдение можно отнести ко всем национальным политическим группировкам, действовавшим на польских землях и входившим в состав этого течения. Острота национальных конфликтов и усиливавшаяся в среде буржуазии, особенно под влиянием революции 1906 г., боязнь социального переворота не предоставляли слишком больших возможностей для развития тенденций более либерального характера.

Атмосфера национального гнета и внутренние национальные конфликты не могли не повлиять на идейно-политический облик польского социалистического движения, способствуя, в частности, более раннему и более отчетливому, чем это вообще имело место в международном социалистическом движении, проявлению разделения его на два течения - революционное и реформистское. Стоит при этом напомнить, что, кроме этого раскола, характерного для польских земель, входивших в состав России, на территории которых в 1892 - 1893 гг. возникли две партии: Польская социалистическая партия (ППС) и Социал-демократия Королевства Польского9 , - национальный вопрос в еще большей степени повлиял на политическую историю рабочего класса в прусской части Польши и на территории основных центров польской эмиграции в самой Германии. Там в результате возраставшего натиска германизации весьма значительное влияние среди польских рабочих завоевали профессиональные организации, проповедовавшие лозунги национального солидаризма10 . Если, однако, мы ограничим даже наше внимание только социалистическим движением, то и в этом случае последствия, вызванные запутанностью национального вопроса, трудно переоценить. Утверждение примата борьбы за независимость над социальными задачами, принципиальными для этого движения, характерно для деятельности ППС, а после 1906 г. - для ППС - революционной фракции, с одной стороны, и отсутствие понимания у СДКП, а затем и у СДКПиЛ преимуществ, которые могла принести борьбе за революцию максимальная поддержка национально-освободительных устремлений, - с другой, определяли лишь основные контуры возникших на этой почве разногласий. Действительность была еще более запутанной, делающей прямо-таки невозможным однозначный и вместе с тем сжатый ответ на эти вопросы в рамках одной статьи. По этой же причине из соображений существа дела лучше ограничиться здесь лишь обращением внимания на некоторые аспекты сложности соотношения национального и социального вопросов революции в польском социалистическом движении.

Первый и, пожалуй, основной аспект определялся разрывом поли-


8 На возраставшую конкуренцию между русской промышленностью и промышленностью Королевства Польского обращает, в частности, внимание И. Петшак- Павловская (I. Pietrzak-Pawlowska. Krolestwo Polskie w poczatkach imperializmu (1900 - 1905). Warszawa. 1955).

9 С 1900 г. - Социал-демократия Королевства Польского и Литвы (СДКПиЛ).

10 См. К. Murz у nowsk a. Polskie wychodzstwo zarobkowe w Zagfebiu Ruhry w latach 1880 - 1914. Wroclaw. 1972.

стр. 98


тического единства польских земель, их разделением на три части. Это создавало особую трудность нахождения такой программной формулировки, в рамках которой можно было бы согласовать классовую точку зрения, требующую солидарной борьбы всего пролетариата в масштабах каждого из государств, разделивших Польшу, с положением о максимальной поддержке национально-освободительных устремлений, требовавшим фактически совместных действий в рамках всех трех частей разделенной Польши. Далее, это создавало опасность сползания на националистические позиции, признания приоритета национальных интересов. Таким образом, можно говорить об очень трудно разрешимой дилемме, которую нельзя недооценивать. Достаточно вспомнить здесь, что до Февральской революции 1917 г. в России ни одна из что-либо значивших польских политических группировок, которые разделяли принцип безусловного главенства национальных интересов, не была в состоянии сформулировать такую программу действий, которая бы последовательно сочетала требование объединения всех польских земель с борьбой за полный национальный суверенитет. Эндеки, являвшиеся главными поборниками ориентации на царскую Россию, ограничивались хлопотами о получении для объединенных в ее границах польских земель национальной автономии. Самая же активная политическая группа, ориентировавшаяся на Центральные державы, - пилсудчики, инспирировавшая собственные вооруженные усилия, фактически была лишена возможности выдвижения не только требований освобождения польских земель, принадлежавших Пруссии, но и лозунга объединения польских земель, входивших в состав двух других держав, разделивших Польшу.

Нет поэтому ничего удивительного в том, что левые польские революционные группировки (особенно СДКПиЛ), несмотря на проходившие внутри них дискуссии, касавшиеся их позиции по национальному вопросу11 , высказывались в общем за преобладавшую в то время в международном рабочем движении точку зрения, которая характеризовалась, по сути дела, недооценкой национального вопроса12 . Правда, национальный гнет они видели и вели с ним борьбу, но ее сфера ограничивалась фактически вопросами защиты права пользоваться родным языком и развития духовной культуры. Не будет слишком большим упрощением утверждение, что не только создатели социально-революционной партии "Пролетариат", но и значительная часть руководителей революционного течения в польском социалистическом движении на более поздних этапах его развития еще и в начале XX в. исповедовали наивное убеждение, что демократизация социально-политических отношений, не говоря уже о последствиях социальной революции, сама собой устранит все источники национальных конфликтов и положит им решительный конец. Из многих причин сохранения такого типа взглядов и концепций, характерных не только для польского социалистического движения, напомним лишь об одной, проистекающей из бурного развития рабочего класса13 и силы его выступлений14 . Нам думается, что можно, по крайней мере в известном смысле, говорить о феномене загипнотизированности этим классом, его динамизмом и солидарностью, способствовавшем взгляду на другие социальные и политические явления именно через его призму. Впрочем, нам кажется, что этот фено-


11 См. N. Michta. Julian Marchlewski. Polska-narodsocjalizrn. Warszawa. 1975.

12 Очень интересные соображения по этому поводу см. J. Chlebowczyk. Procesy narodotworcze we Wsehodniej Europie srodkowej w dobie kapitalizmu. Warszawa. 1975, str. 303 - 321.

13 В 1870 - 1901 гг. произошло четырехкратное увеличение числа промышленных рабочих в Королевстве Польском (A. Zarnowska. Op. cit., str. 17).

14 Особого внимания заслуживают выступления пролетариата Лодзи в мае 1892 г., получившие название Лодзинского восстания.

стр. 99


мен естественной увлеченности повлиял не только на концепции, провозглашавшиеся руководителями революционного течения. Он способствовал также более или менее прочной связи с социалистическим движением ряда деятелей, которые стремились прежде всего использовать в целях национальной борьбы силу, заключенную в рабочем классе.

То, что рабочий класс приковывал к себе особое внимание, а также, как нам кажется, воздействие успехов борьбы социалистического движения в Германии и других странах Западной Европы на демократизацию их внутренней жизни повлияли на отсутствие правильной оценки и необходимости поиска союзников в других классах и общественных слоях. Правда, нельзя сказать, что в руководящих кругах польского социалистического движения не замечали, например, важности аграрного вопроса и сложности социальных проблем в польской деревне15 . Но, исключая чрезвычайные ситуации, не предпринималось никаких попыток использовать борьбу крестьян за землю для усиления фронта борьбы за победу революции. Констатируя это, мы далеки от формулирования тезиса о легкости выработки социалистическим движением такой программы, которая не только соединяла бы текущие и перспективные цели борьбы рабочего класса16 , но и могла стать в одинаковой степени притягательной по крайней мере для большинства сельского населения, отличавшегося очень значительным внутренним расслоением. Кроме контрастов в имущественной области (размер хозяйства, его доходность) и в сфере культуры земледелия, на которые историки привыкли обращать внимание, давали о себе знать еще и различия в сфере сознания. Крестьянин из Великой Польши был фактически ближе западноевропейскому крестьянину-середняку, чем крестьянину Люблинщины или района Белостока. При этом нам представляется, что обозначившиеся в сфере общественного сознания региональные различия касались не только зажиточных групп сельского населения. Влияние развитых экономических отношений, присущих капитализму, уловимо и тогда, когда исследуется образ мышления неимущих групп сельского населения западных районов польских земель. Несколько упрощая проблему, можно сказать, что в центральных, южных и восточных районах польских земель стремления различных групп сельского населения (не исключая в общем-то и сельскохозяйственных рабочих) концентрировались вокруг приобретения куска обрабатываемой земли; зато в западных районах эти стремления охватывали значительно более широкий круг потребностей, делающих возможным самостоятельное ведение доходного хозяйства. Сильнее была здесь также обособленность постоянных сельскохозяйственных рабочих.

Упомянутые выше особенности повлияли, в частности, на политический облик крестьянского движения, которое на части польских земель не представляло уже стремлений, какие можно было бы определить как антифеодальные17 . Решающим при этом было не отсутствие проявления феодальных пережитков, ибо они давали о себе знать на всех польских землях18 , а более полное втягивание этих земель в процесс


15 Много внимания уделял им, например, Ю. Мархлевский.

16 Уже после образования КРПП эта проблема затрудняла, в частности, формулирование такой аграрной программы, которая облегчила бы получение поддержки со стороны деревни в борьбе за победу революции. Ведь часть деятелей КРПП опасалась экономических последствий процесса деконцентрации аграрной структуры, который стал бы неизбежным результатом раздела крупной земельной собственности.

17 Можно только сказать, что некоторые последствия этих особенностей давали о себе знать во время борьбы за сервитуты. В гораздо большей степени борьба с пережитками феодализма шла в политической сфере.

18 Абстрагируясь от тех пережитков, которые сохранялись в сфере сознания и политических отношений, достаточно напомнить здесь о наличии на территории прусской части Польши вплоть до Ноябрьской революции 1918 г. в Германии полицейских правил о фольварочной прислуге.

стр. 100


изменений капиталистического типа. Этой установкой можно охватить как сложившиеся на них экономические и социальные структуры, так и происходившие там перемены в сфере общественного сознания. Поэтому и формировавшееся, например, на рубеже XIX- XX вв. политическое течение, которое привыкли определять в целом термином "людовское движение", трудно понять в тех же категориях, в каких мы понимаем людовское движение в Галиции или несколько позднее - в Королевстве Польском. Упомянутое политическое течение в Великой Польше, представленное прежде всего таким печатным органом, как "Orgdownik", следует рассматривать скорее как выражение стремлений средних слоев, в том числе городских, играть более самостоятельную политическую роль. Если же его деятели выдвигали лозунги, направленные против помещиков, то только в политическом19 , а не в социальном аспекте, который, напротив, с самого начала давал о себе знать в действиях людовского движения в Галиции и Королевстве Польском. Таким образом, в одном случае на территории прусской части Польши мы имеем дело с политическим движением средних слоев, которое можно в принципе квалифицировать как мелкобуржуазное движение20 ; а в другом - с политическим крестьянским движением, выросшим, в частности, на почве еще сохранявшегося социального конфликта между помещичьей усадьбой и деревней.

Обрисованный характер различий между так называемым людовским движением в Великой Польше и людовским движением в Галиции и Королевстве Польском грешит, правда, некоторым упрощением, так как его надо было бы дополнить сведениями о различиях, имевшихся в аграрной структуре, в демографических группировках и т. д. Но, несмотря на это, данные различия можно считать верно отражающими главное в своеобразии польских земель. В этих различиях заметно отражение некоторых более общих закономерностей, которые присущи истории политических течений на территории всей Европы и которые находят свое выражение, в частности, в проявлении довольно тесной зависимости между наличием пережитков феодализма и силой отечественной (для данной национальной территории) буржуазии и возникновением (или отсутствием) особых крестьянских политических группировок. Из польских земель самые благоприятные условия для возникновения такого типа группировок имелись на территории Галиции, главным образом благодаря переплетению традиционных социальных конфликтов (между помещичьей усадьбой и деревней) с современными социальными и политическими конфликтами, выраставшими на почве особенно сильной там перенаселенности деревни и сохранявшегося преобладания консервативно- помещичьих сил21 в сфере политической жизни. Галицийская автономия, несмотря на то, что прежде всего создавала условия, благоприятные для развития национальной жизни, способствовала также сохранению привилегированных политических позиций помещиков. В противоположность польским землям, входившим в состав России, где мы имеем дело с наиболее близкой к условиям Галиции расстановкой социальных сил в деревне и где после восстания 1863 г. были ликвидированы все внеэкономические привилегии помещиков, в Галиции мы встречаем ряд остатков патримониальной власти по-


19 См. W. Jakobczyk. Studia nad dziejami Wierkopolski. Т. III: 1890-t9I4. Poznan. 1967; I. Marczewski. Narodowa Demokracja w Poznanskiem 1900 - 1914. Warszawa. 1967.

20 На это указывает также поглощение значительной части его сторонников Национальной демократией.

21 Пожалуй, более отражающим существо дела было бы определение: охранительно-помещичьих сил, так как они противостояли любым, даже эволюционным структурным изменениям. Несколько менее консервативный характер носило лишь помещичье движение в Великой Польше и в Поморье.

стр. 101


мещичьей усадьбы. Кроме того, в руках консервативно-помещичьих сил оставались главные средоточия политической власти. Нельзя также недооценивать влияние слабости буржуазной среды, слабости, которая также делала невозможным или по крайней мере затрудняла возникновение единого политического течения, охватывающего городские и сельские средние слои. Поэтому, несмотря на известные проекты и попытки организации такого типа течения, возникшее в Галиции в 1895 г. Стронництво людове (СЛ) сформировалось почти исключительно как политическое представительство деревни. Близкий к нему характер носили также сложившиеся в период революции 1905 г. политические крестьянские группы на территории Королевства Польского22 . Стоит, однако, обратить внимание на то, что развитие этих групп (по крайней мере до начала первой мировой Войны) происходило в известном смысле под сенью уже разросшегося ранее влияния Национальной демократии.

Среди предпосылок, которые обусловливали развитие главных политических течений, время их зарождения и этапы эволюции, на первый план можно выдвинуть следующие: быстрый, особенно в Королевстве Польском, рост численности промышленного пролетариата; более полное втягивание крестьянского хозяйства в сферу воздействия капиталистических отношений; нарастание противоречий между тремя державами, разделившими Польшу, и вступление в период полной общественной активности поколения, которое выросло уже целиком после восстания 1863 г. и крестьянских реформ. Влияние первой из названных выше предпосылок, пожалуй, столь очевидно, что не требует дополнительных комментариев. Правильно в целом оценивается и влияние нараставшего международного конфликта на концепции большинства польских политических Течений, хотя в слишком малой, пожалуй, степени отмечается связь, существовавшая между состоянием международных отношений и политическим оживлением на польских землях на рубеже XIX-XX веков.

Из-за ограниченных рамок статьи несколько больше места мы уделим только двум последним предпосылкам, которые в целом можно свести к различиям между поколениями, с тем, однако, что обозначились они достаточно отчетливо в двух разных плоскостях. Первую из них, более существенную с точки зрения массовых явлений, создавали перемены, вызванные крестьянскими реформами и другими социально- экономическими изменениями, свойственными уже свободно развивавшимся капиталистическим отношениям. В этом конкретном случае мы имеем в виду главным образом те перемены, которые произошли в сфере общественного сознания и которые в более широком масштабе проявились значительно позднее, чем изменения в социальной структуре. Поколение, которое пережило крестьянскую реформу, уже будучи вполне сознательным, в целом не высвободилось из-под влияния стереотипов, присущих предыдущей эпохе, и сохраняло, в частности, в памяти подчиненность и зависимость деревни от помещичьей усадьбы. Лишь следующее поколение располагало более Широкими возможностями определения места деревни в Тогдашней расстановке социально-политических сил, в прокладывании как путей эмансипации, так и участия ее в польском национальном движении23 . Во всяком случае, в деревне уже при жизни поколения, выросшего в пореформенный период, дело дошло до формирования политического крестьянского движения.

Известное влияние различий между поколениями в сфере общественного сознания заметно и тогда, когда мы рассматриваем историю


22 Помехой формированию на этой территории уже в то время людовской партии стала прежде всего сложность политических отношений.

23 См. также замечание Хлебовчика: J. Chlebowczyk. Op. cit., str. 160.

стр. 102


других политических течений, в частности рабочего движения, хотя это влияние не проявляется здесь так четко, как в случае с крестьянским движением. Зато в более серьезной степени на истории остальных течений, в сравнении с людовским движением, сказалась другая сторона различий между поколениями, возникшая, в частности, под влиянием увеличения дистанции, отделявшей их от поражения последнего повстанческого порыва, роста национальных конфликтов, в значительной мере обусловленных усиливавшейся германизаторской и русификаторской политикой, возрождавшихся в польском обществе надежд на возникновение войны, которая вызовет интернационализацию польского вопроса. Правда, указанные явления воздействовали непосредственно, пожалуй, только на немногочисленные слои общества, главным образом на интеллигенцию. Но если иметь в виду значительное участие их Б политической жизни, в создании новых политических группировок и программных концепций, то они имели также большую возможность влиять на общее состояние настроений. Эта сторона различий между поколениями получила свое самое полное выражение, пожалуй, в деятельности реформистской части социалистического течения24 , а после 1908 г. - в деятельности тех политических групп, которые, опираясь на Австро-Венгрию и диверсионно-повстанческие акции в Королевстве Польском, стремились к освобождению польских земель, находившихся под властью России25 . Независимо от того, как мы назовем это течение26 (далекое, впрочем, от внутреннего единства), в нем можно найти многие черты течения, эпигонского в отношении традиций национальных восстаний XVIII-XIX веков. Стоит также отметить, что оно находило большую поддержку у значительной части тогдашних литературных кругов, называемых некоторыми историками литературы представителями неоромантизма27 .

Хотя эта вторая сторона различий между поколениями касалась прежде всего (или же особенно) вопроса о перспективах и методах борьбы за независимость и главным образом шансов вооруженных действий, ею, однако, можно, по крайней мере в некоторой части, охватить также совокупность вопросов, касавшихся отношений ко всем акциям с явно политической окраской. В гораздо меньшей степени, чем предшествующие поколения, обремененное переживаниями и воспоминаниями о поражении поколение, выросшее после восстания 1863 г., в большей мере отдавало себе отчет в иллюзорности выгод ограничения своих действий акциями, лишенными ясных политических акцентов. Часть представителей этого поколения, наиболее чувствительная к социальной несправедливости, увидела одновременно новые возможности изменить существовавшие тогда социальные и политические отношения. Их деятельность положила начало развитию современных форм политической жизни на польских землях. Ведь опубликованная в 1879 г. в Женеве "Программа польских социалистов", называемая Брюссельской программой, была, независимо от оценки степени ее идейно-политической зрелости, не только первой Польской социалистической программой28 , но и вообще первым польским программным документом, в котором были сформулированы политические и социально-экономические цели, исходившие из факта широкого вступления польских земель на путь капиталистического развития.


24 Представленного ППС, ППС прусской части Польши и Польской социально- демократической партией.

25 См. A. Gаrlicki. Geneza Iegionow. Zarys dziejdw Kotttisji Tyfticzasowej Skonfederowan^ch Stronnictw Niepodleglosciowych. Wafszawa. 1964.

26 Нам кажется, что правильнее было бы назвать их повстанческими, направленными на достижение независимости.

27 См. J. Krzyza nowski. Neoromantyzrn polski 1890 - 1918. Wroclaw. 1963.

28 См. "Pclskie programy socjalistyczne 1878 - 1918". Warszawa. 1975, str. 47 - 59.

стр. 103


Деятельность варшавских социалистических кружков и выработка так называемой Брюссельской программы открыли первый период формирования современных политических течений, окончательное завершение которого принесло образование в 1895 г. в Галиции СЛ. Этот период характеризовался в целом значительной еще туманностью программных установок этих течений и непрочностью их организационной структуры. В отношении двух из этих течений - собственно буржуазного и крестьянского- мы можем говорить лишь о выработке части программных лозунгов, не всегда, впрочем, имевших принципиальное значение для их дальнейшего развития. По той же причине в 80-е годы XIX в. имели место лишь инициативы самого предварительного порядка, которые создавали только известные возможности для формирования этих течений. Такую роль применительно к крестьянскому течению сыграл львовский "Przeglad spoleczny", а в случае с буржуазным течением - варшавский "Glos". Только социалистическое течение, главным образом благодаря возникновению социально-революционной партии "Пролетариат", достигло более высокой степени идеологического и организационного развития. На его судьбах также сильнее всего сказались антидемократические меры властей держав, разделивших Польшу. Ведь если бы дело не дошло до массовых репрессий, направленных против руководителей и членов революционной партии "Пролетариат" (что не только затрудняло созидание ее организационной структуры, но и способствовало образованию перебоев в вызревании идейно-политических концепций этого течения), то его развитие в первый период оказалось бы более стабильным.

Начало следующего периода в истории политических течений определяют в принципе 1892 - 1895 годы. За этот отрезок времени произошло складывание идейно-политических основ и первоначальных организационных структур всех основных общественно- политических течений в Польше. 1892 - 1893 гг. принесли с собой образование Польской социалистической партии (ППС) и Социал-демократии Королевства Польского, дав вместе с тем начало длительному расколу в польском социалистическом движении на два течения: реформистское и революционное. Как уже упоминалось выше, 1895 год принес образование СЛ в Галиции, положившее начало формированию крестьянского движения в масштабах всех польских земель. Двумя годами раньше, в 1893 г., образовалась Национальная лига, мероприятия которой доведут затем дело до организации национально-демократического лагеря, охватывавшего все три части разделенной Польши и представлявшего интересы всей польской буржуазии.

Конечную дату этого периода дают события революции 1905 - 1907 гг., хотя полностью их влияние сказалось только на истории политических течений Королевства Польского. Однако, учитывая, что два из трех наиболее интересующих нас политических течений (социалистическое и буржуазное) свою главную опору имели именно на территории этой части разделенной Польши, можно считать, что происходившие здесь политические изменения были некоторым образом ведущими по отношению к тем, которые имели место в целом на польских землях. Начало революции 1905 г. облегчило обоим указанным течениям путь к слоям, составившим их основную социальную базу, и способствовало тем самым преобразованию их движений элитарного характера в массовые. У Национальной демократии с 1905 г. появилась устойчивая возможность ведения деятельности, частично легальной, позволившей добраться до тех групп польских имущих классов, которые отрицательно относились к любым попыткам конспиративной деятельности. Для социалистического течения возможности ведения полулегальной деятельности были ограничены, правда, лишь не-

стр. 104


сколькими месяцами подъема революционной волны, но и такой возможностью нельзя было пренебрегать, ибо использование ее способствовало значительному распространению социалистических лозунгов.

Острота революционных событий, прежде всего конфликта между пролетариатом и буржуазией, принуждала отдельные течения конкретизировать социально-политические цели, к которым они стремились, и делала невозможным широкое использование солидаристской фразеологии. Это влияние революции особенно сильно сказалось на деятельности Национальной демократии, которая полностью выявила тогда свое буржуазное и контрреволюционное обличье. Правда, свое прислужничество в отношении польских имущих классов, главным образом буржуазии, этот лагерь определил уже раньше, дав, в частности, его выражение в "Программе Национально-демократической партии русской части Польши" (1903 г.). Но его повседневные действия, предпринимавшиеся под знаменем борьбы за национальные права, могли в предшествующий период способствовать возникновению иллюзий о том, что этот лагерь представляет радикально-демократические устремления. После январских событий 1905 г. туманность и загадочность эндековской пропаганды сменились уже явно контрреволюционными и антинародными лозунгами. Несколько же месяцев спустя в поддержку контрреволюционной пропаганде были пущены в ход акции штрейкбрехеров и боевых дружин29 . Одновременно Национальная демократия решительно высказывается за разрыв с концепцией концентрации сил на антирусском фронте, переходя к ориентации на царскую Россию. Окончательный облик этой ориентации был, правда, придан только в 1908 - 1909 гг., когда требование объединения польских земель в рамках Российской империи было возведено в ранг главного принципа. Но ясное уведомление о нем было сформулировано уже во время революции 1905 года. Произведя такой поворот, руководители Национальной демократии получили, в частности, возможность охватить своим влиянием имущие классы Королевства Польского, обеспокоенные не только растущим стачечным движением, но и другими проявлениями выступлений рабочего класса. Довольно серьезные опасения вызывали у них и боевые акции ППС, которые в известной мере продолжали традиции повстанческой борьбы.

Развитие революционной борьбы способствовало также укреплению левых тенденций в ППС, ускоряя поляризацию позиций внутри ее руководства. Не конечным результатом был раскол 1906 г.30 , в результате которого положившее ему начало меньшинство, представлявшее реформистские тенденции и высказывавшееся за приоритет национальной борьбы, создало в 1907 г. ППС-революционную фракцию. В следующий период истории политических течений, падающий на 1908- 1917 гг., произойдет дальнейшая поляризация позиций в социалистическом движении. С одной стороны, ее результатом будет сближение позиций обеих революционных партий - Социал- демократии Королевства Польского и Литвы и ППС-левицы, которое сделало возможным их объединение в декабре 1918 г. в рамках Коммунистической рабочей партии Польши (КРПП); а с другой - уход из ППС "революционной фракции" Пилсудского и большинства его ближайших сторонников. Этот последний факт положил начало созданию нового политического лагеря имущих классов, конкурировавшего с Национальной демократией.

Кроме упомянутых перемен, которые произошли в 1895 - 1907 гг. и которые можно считать наиболее характерными для того периода в


29 Т. Monasterska. Narodowy Zwiazek Robotniczy 1905 - 1920. Warszawa. 1973, str. 15 - 66.

30 "CM. A. Zarnowska. Geneza rozlamu w Polskiej Partii Socjalistycznej 1904- 1906. Warszawa. 1965.

стр. 105


целом в масштабе всех польских земель, наметилось значительное развитие организованных форм политической жизни. На территории Галиции этому способствовала, в частности, борьба за демократизацию избирательной системы, а на польских землях Пруссии - успехи борьбы, которую вело польское население за землю, а также усиливавшаяся германизаторская политика. Стоит также напомнить, что революция 1905 г. способствовала росту эмансипационных тенденций в деревне Королевства Польского, прокладывая путь к формированию крестьянского течения и в этой части разделенной Польши31 .

Последний период, предшествовавший восстановлению независимости Польши, характеризовался прежде всего спорами, касавшимися польского вопроса во время назревавшего международного конфликта и после начала мировой войны. Вне споров относительно того, на какую из сторон в этом конфликте следует ориентироваться, остались только две революционные партии - СДКПиЛ и ППС-левица, которые с самого начала твердо стояли на антивоенных позициях. Не поднимая здесь вопроса об оценке отдельных ориентации, стоит, однако, обратить внимание на то, что некоторые из линий раздела в спорах об ориентации совпадали с границами трех частей разделенной Польши, причем неоднократно эти линии обнаруживались внутри каждого из лагерей. Только для примера напомним, что и в лоне Национальной демократии, то есть лагеря, ориентировавшегося на победу царской России, не было недостатка в сторонниках австро- польского решения, не говоря уже о том, что мы имеем дело с весьма дифференцированной мотивировкой ставки на царскую Россию32 . Трудно было бы усмотреть полное совпадение взглядов и у сторонников ориентации на Центральные державы даже в период, предшествовавший событиям 1917 года. Одновременно, как нам кажется, мы можем констатировать еще сохранявшуюся (по крайней мере до 1917 г.) довольно значительную в обществе изоляцию сторонников обеих ориентации. Эта ситуация начинает меняться только после свержения царизма в России. С этого момента и вплоть до рубежа 1918-1919 гг. идет вверх кривая политического оживления, охватывавшего все более широкие общественные слои. Оно нашло главное отражение в росте национально-освободительных настроений и действий, хотя (особенно на территории Королевства Польского и Галиции) ощущалось также с большой силой нарастание радикальных, а частично и революционных тенденций. Определенным внешним выражением этого оживления был рост влияния действовавших в среде народных масс группировок, однако главным образом тех, которые известный социальный радикализм соединяли с лозунгом борьбы за восстановление самостоятельного национального государства.

Обретение независимости открыло качественно новый этап в истории польских политических течений, в большей степени способствовавший поляризации социально- политических сил. Это утверждение, носящее характер трюизма, следует, однако, рассмотреть несколько подробнее, так как слишком часто восстановление независимости ассоциируется почти исключительно с фактами, имевшими место в ноябре 1918 г., которыми практически лишь начинался длительный процесс складывания территории возрожденного государства и его строя33 . Ведь возрождение Польши проходило как бы в двух плоскостях:


31 См. J. Molenda. Polskie Stronnictwo Ludowe w Kxolestwie Polskim 1915- 1918. Warszawa. 1965.

32 Для одних таким мотивом было признание господства царской России меньшим злом по сравнению с немецким, для других - экономические выгоды.

33 Этот процесс завершило принятие мартовской конституции и присоединение в июне 1922 г. возвращенной части Верхней Силезии.

стр. 106


обретение государственной суверенности и соединение разобщенных ранее земель в один организм. Ограничиваясь интересующей нас в данном случае проблематикой, можно отметить наличие влияния обоих этих процессов на развитие всех основных политических течений. Если обретение и упрочение государственной суверенности способствовали более сильному выявлению социального облика отдельных течений, то процесс объединения польских земель создал предпосылки для преодоления давних барьеров между тремя частями разделенной Польши и тем самым облегчил унификацию политических структур в масштабе всех польских земель. Говоря о возможности преодоления выросших за время, прошедшее после разделов, различий между районами страны, дававших о себе знать в сфере политических нравов и расстановке политических сил не меньше, чем в сфере экономических и общественных отношений, следует одновременно иметь в виду факторы, которые затрудняли его или же делали вообще невозможным. На первый план в этом случае стоит, пожалуй, выдвинуть социальные последствия отсутствия устойчивого экономического оживления, особенно же углублявшееся со времени кризиса 1929 - 1933 гг. обнищание деревни и хроническую безработицу в городах. Почти столь же важную роль в сфере политической жизни играло наличие многочисленных национальных меньшинств. Оно способствовало сохранению ощущения внешней угрозы со стороны Германии, а также успеху националистических лозунгов и нарастанию антидемократических тенденций. Осуществлявшаяся в течение всего периода межвоенного 20-летия с различной интенсивностью политика подавления национальных меньшинств способствовала одновременно ограничению демократических прав и свобод самого польского народа.

Несмотря на эти и другие препятствия, затруднявшие процесс общественной интеграции, а вместе с тем тормозившие естественное развитие форм политической жизни34 , можно констатировать с первых месяцев независимости нарастание тенденций к унификации в рамках отдельных политических течений. Раньше всего и наиболее полно они проявились в социалистическом течении, что можно связать не только с фактом особого оживления выступлений рабочего класса на рубеже 1918 - 1919 гг., но также с самим внутренним характером этого движения, с его большой идейной и организационной сплоченностью. Если даже абстрагироваться от объединения СДКПиЛ и ППС-левицы, которое связано с ростом революционных тенденций в бывшем Королевстве Польском, то мы имеем возможность отметить очень тесное сотрудничество обеих реформистских группировок - ППС и Польской социально-демократической партии, которое формально опередило объединение всего реформистского крыла35 . Стоит также подчеркнуть, что в сравнении с остальными политическими течениями социалистическое течение как целоеЗ6 будет характеризоваться относительно небольшими региональными отличиями. Зато отчетливее в его пределах обозначилась поляризация позиций, способствовавшая, особенно в 1919 - 1920 гг., переходу левых групп реформистского крыла в КРПП. Восстановление независимости помогло дальнейшему развитию социалистического течения и его влияния, облегчив высвобождение народных масс из-под влияния идеологии национального солидаризма. Правда, вплоть до 1939 г. самым сильным влиянием это течение располагало в районах Центральной и Южной Польши, которые и до 1918 г. состав-


34 См., например, "Droga przez polwiecze. О Polsce lat 1918 - 1968". Warszawa 1969.

33 До него дело дошло в апреле 1919 года.

36 То есть оба его лагеря - революционный и реформистский.

стр. 107


ляли его опору. Но по сравнению с периодом, предшествовавшим обретению независимости, можно констатировать явный прогресс в распространении этого влияния на территорию бывшей прусской части Польши. Кроме того, именно на этой территории, как ни в одной из остальных частей Польши, мы можем наблюдать эволюцию в расстановке социально-политических сил, обусловленную национальным освобождением. Особенно сильно дававшее о себе знать в Великой Польше и на Поморье преобладание влияния буржуазного течения, умело использовавшего ощущение угрозы со стороны германизаторской политики, подвергается постепенному уменьшению. В 1918 - 1926 гг. с этим течением все успешнее соперничает Национальная партия рабочих37 - группировка, также провозглашавшая, правда, главенство национальных интересов над классовыми, но одновременно предпринявшая борьбу за демократизацию политических отношений и за текущие интересы рабочего класса. На помощь ей приходит в какой-то мере и людовское движение. С конца 20-х годов влияние солидаристских идей среди рабочего класса, особенно в больших городских центрах, подвергается ограничению в пользу социалистического влияния, вносимого главным образом ППС38 .

С гораздо большими трудностями, чем в социалистическом движении, встретились интеграционные тенденции в людовском движении, социальная база которого была в отдельных районах страны более разнородной. Ведь трудно поставить на одну доску зажиточного крестьянина из Великой Польши или Поморья с владельцами порой едва прозябавших хозяйств Малой Польши или Люблинщины. Дополнительные трудности интеграции этого движения заключались в известных программных различиях между отдельными людовскими партиями, а также в амбициях и политических связях их руководителей. Несмотря на это, с первой попыткой объединения этого течения мы имеем дело уже в 1919 г., а после ее неудачи людовские партии, прежде всего ПСЛ - "Пяст", выходят в своей деятельности за пределы границ одной из прежних частей разделенной в прошлом Польши. В целом, однако, следует отметить, что лишь явное ухудшение положения деревни во время кризиса 1929 - 1933 гг., а также интенсивность антидемократических мер со стороны осуществлявшей с мая 1926 г. власть санации создали благоприятные условия для более полной унификации людовского движения. Формальным ее завершением было объединение в 1931 г. трех людовских партий: ПСЛ - "Пяст", ПСЛ - "Вызволене" и Крестьянской партии (Стронництва хлопского).

Последовавшая уже в рамках образовавшегося тогда Стронництва людового39 интеграция крестьянского политического движения принесла ему ряд важных для него успехов40 , симптомом которых стало, в частности, сохранение в 1935 г. единства объединенной партии, несмотря на раскольническую деятельность части ее руководителей. Но эта интеграция не может быть признана полной. И не только потому, что объединение 1931 г. не затронуло революционного крыла крестьянского политического движения, осуществлявшего тесное сотрудничество с Коммунистической партией Польши (КПП)41 . Ведь и


37 Группировка, возникшая в 1917 г. в среде польских эмигрантов, работавших в Западной Германии, и в мае 1920 г. совместно с Национальным союзом рабочих образовавшая Национальную рабочую партию.

38 См. A. Czubinski, E. Makowski. Klasowy ruch robotniczy w Wielkopolsce w okresie II Rzeczypospolitej. T. 1: Lata 1918 - 1928. Poznan. 1963; R. Wapinski. Ruch robotniczy na Pomorzu w latach 1920 - 1939. Gdynia. 1963.

39 "Zarys historii polskiego ruchu ludowego". T. II. Warszawa. 1970, str. 9 - 59.

40 CM. J. Borkowski. Postawa polityczna chlopow polskich w latach 1930 - 1935. Warszawa. 1970.

41 Здесь мы имеем в виду прежде всего Независимую крестьянскую партию и Зъедночене левицы хлопской "Самопомоц".

стр. 108


в дальнейшем на внутреннюю сплоченность этого движения, в том числе и самого СЛ, очень серьезное влияние оказывали региональные различия, отчетливо дающие о себе знать тогда, когда мы сравниваем идейно-политический облик этого движения в Великой Польше и в Южной и Юго-Восточной Польше42 . Дело в том, что сохранявшиеся различия, находившие свое главное выражение в мнениях относительно концепции аграрной реформы и методов ее осуществления, не должны заслонять от нас результатов пути, пройденного людовским движением в 1918 - 1939 годах. Нужно помнить о том, что в исходный момент оно было раздроблено с точки зрения не только и не столько программной, но и территориальной; что каждая из людовских партий была фактически лишь представительницей одной из трех частей когда-то разделенной Польши. А в конце межвоенного 20-летия, несмотря на сохранявшиеся внутренние различия, людовское движение стало выразителем устремлений почти всей польской деревни, засвидетельствовав это, в частности, в ходе крестьянских демонстраций 1936 г. и крестьянской забастовки 1937 года.

Несколько иные, в общем, черты отличали эволюцию буржуазного течения, которое в условиях буржуазного государства играло основную роль. В какой-то мере, особенно в первые месяцы независимости, исполнение такой роли облегчала известная неопределенность одного из двух основных входивших в его состав лагерей, а именно пилсудчины. Не располагая собственно никакой формально сложившейся политической организацией и опираясь только на авторитет Пилсудского как главы государства и верховного главнокомандующего, а также на сделки типа мафии, этот лагерь уже с первых дней независимости успешно конкурировал с Национальной демократией в борьбе за власть. Это отсутствие формально сложившейся организации, туманность программных лозунгов, левизна значительной части окружения, политическая родословная Пилсудского и умело создаваемая легенда о нем как о первом борце за независимость - лишь часть предпосылок, обеспечивавших ему поддержку демократических сил. Очень сильное влияние на позицию этих сил оказывал самый факт соперничества пилсудчины с Национальной демократией, вокруг которой в первые годы независимости сплачивалось большинство польских имущих классов и правый облик которой не вызывал никаких сомнений. Этот самый представительный в 1918 - 1926 гг. лагерь буржуазного течения43 , располагавший уже и раньше широким влиянием во всех трех частях разделенной Польши, опасаясь негативного влияния непосредственного взятия в свои руки кормила власти на состояние настроений народных масс, ограничивался до 1921 г. в принципе ролью самой влиятельной "группы давления". Его тактика подверглась принципиальному изменению лишь после завершения процесса формирования границ и внутреннего устройства буржуазной республики, а неудача попыток взятия власти в свои руки с опорой на прочное парламентское большинство вызвала усиление олицетворяемых им антидемократических тенденций. Все отчетливее, особенно после падения в 1923 г. так называемого правительства Хьены-Пяста44 , в его действиях проявлялись тенденции к ограничению санкционированных мартовской конституцией 1921 г. принципов буржуазной демократии, главным образом за счет национальных меньшинств.


42 См. также: Z. Hemmerling. Ruch ludowy w Wielkopolsce 1919 - 1939. War-szawa. 197'1.

43 Подробнее мы пишем об этом в: R. Wapinski. Proba konsolidacji polskich klas posiadajacych pod hegemonig Naroclowej Demokracji w latach 1918 - 1926. "Dzieje burzuazji w Polsce". Studia i materialy. T. I. Wroclaw. 1974.

44 Так именовалось правительство В. Витоса, созданное в 1923 г. на основе соглашения, заключенного ПСЛ - "Пяст", Национальной демократией и Христианской демократией.

стр. 109


Дальнейшее перемещение эндеков вправо, на позиции, идейно близкие фашистским движениям, наступило после майского переворота 1926 г., который принес победу в борьбе за власть соперничавшему с ними лагерю пилсудчины. Начиная с декабря 1926 г., когда по инициативе главного идеолога эндеков Р. Дмовского дело дошло до создания "Лагеря Великой Польши", Национальная демократия претерпевает ускоренную идейно- политическую эволюцию, которая в 1932 - 1934 гг. закончилась принятием ею принципов крайнего национализма и антидемократизма. Из силы, высказывавшейся за консервативную модель парламентарной буржуазной республики, Национальная демократия превратилась в наиболее серьезную на польской почве фашистскую силу, ведшую борьбу не только с левыми группировками общества, но и с теми, кто исповедовал либерально-буржуазные взгляды.

Более сложный характер имела эволюция другого главного лагеря буржуазного течения - пилсудчины. Став после мая 1926 г. почти единственным правящим лагерем, он не Только выявил свое социальное лицо, но и в значительной степени изменил свой характер, поглотив ряд политических и общественных групп, ранее связанных с Национальной демократией или же с другими политическими течениями. И в дальнейшем, однако, этот лагерь не располагал Ясно определенной и развернутой программой, ограничиваясь фактически выдвижением не определенных точно лозунгов "оздоровления" отношений (это и решило вопрос о его новом названии - "санация") и распространением "государственной идеологии"45 . В своей деятельности он в гораздо большей степени пользовался поддержкой очищенного от политических противников аппарата государственной администрации и офицерского корпуса, чем той, которую давала внутренне мало сплоченная политическая организация "Беспартийный блок сотрудничества с правительством" (ББВР). Разнородность входивщих в его состав политических группировок от консервативных до синдикалистских, правда, давала ему немалые шансы проникновения в различные слои общества, но в то же время делала невозможным достижение им идейно-политического единства. Пилсудчики не смогли его обеспечить полностью и в рамках возникшего после роспуска ББВР "Лагеря национального объединения" (ОЗН), хотя как декларация от 21 февраля 1937 г., так и другие программные документы ОЗН Можно рассматривать как выражение устремлений, направленных на придание этой новой политической организации правящего лагеря более сконсолидированного характера. Этому, в частности, должно было служить более четкое выдвижение националистских лозунгов, взятых в значительной мере у конкурирующего лагеря - Национальной демократии. В результате наметилось известное сближение обоих этих лагерей, главным образом на почве антидемократизма и крайнего национализма.

Однако факт заимствования создателями и руководителями ОЗН части эндековских программных лозунгов одновременно способствовал дальнейшему усилению разложения главного ядра санационного лагеря, которое составляли пилсудчики. Это разложение с большой силой выявилось после смерти в 1935 г. Пилсудского, а внешним его выражением явился роспуск ББВР после бойкотированных значительной частью населения выборов 1935 г. в сейм. Вне ОЗН оказалась часть пилсудчиков, которые были поборниками Консервативно-авторитарной системы правления. Но, пожалуй, наиболее характерным прояв-


45 Самую полную (и единственную до сих пор) характеристику всех политических группировок санации дал Т. Ендрущак (Т. Jgdruszczak. Piisudczycy bez Pilsud-skiego. Powstanie Obozu Zjednoczenia Narodowego w 1937 roku. Warszawa. 1963).

стр. 110


лением продолжавшегося разложения правящего лагеря был переход в оппозицию тех деятелей и политических групп, которые высказывались за более или менее широкую систему либерально-демократического правления. Этот процесс был, в сущности, начат уже во время так называемых брестских выборов46 , а более широко развернулся в 1936 - 1938 гг., что привело, в частности, к возникновению Демократической партии 47 .

Усиление международной напряженности в 1938 г. и возраставшее ощущение угрозы Польше со стороны Германии привели к некоторому сдерживанию дальнейшей эволюции главных политических течений, однако, как нам кажется, не устранили ее полностью. Ведь опасность фашистской агрессии против Польши могла оказать влияние лишь на известное смягчение некоторых антагонизмов и способствовала затуханию повседневной политической борьбы, но она была не в состоянии устранить принципиальные различия, имевшиеся между буржуазным и двумя другими течениями. Решающими при этом были не только идейно-политические отличия, но и степень их распространения. Ведь среди разнородных последствий обретения независимости политическая активизация значительных кругов польского общества занимала одно из главных мест. При этом она сопровождалась углублявшейся поляризацией позиций, которая облегчала, в частности, высвобождение народных масс из-под влияния идеологии национального солидаризма.

В Целом можно, следовательно, утверждать, что обретение независимости решающим образом способствовало не только росту политического оживления в стране, но и более отчетливому выявлению раздиравших польское общество классовых противоречий. Нельзя также недооценивать влияние, оказываемое поколением, которое активно включилось в политическую жизнь уже после стабилизации Польши как независимого государства и которое было в значительно меньшей степени отягощено багажом памяти о длительной национальной неволе. Трудно признать случайным тот факт, что именно в кругах молодого поколения, все активнее включавшегося с начала 30-х годов в деятельность отдельных политических течений, пользуются наибольшей популярностью идейно более однозначные Программные концепции (тем более что мы имеем дело с этим Явлением как в левых, так и в правых кругах). Достаточно напомнить здесь о влиянии, оказанном деятелями, вышедшими из Союза сельской молодежи "Вици", на процесс консолидации и радикализации людовского движения после 1931 г. или же о готовности связанной с ППС Организации молодежи Товарищества рабочих университетов к тесному сотрудничеству с коммунистической молодежью48 . С той же ситуацией мы имеем Дело и в правом течении, особенно в Национальной демократий. Эволюция этого лагеря в сторону фашизма также в значительной степени была обусловлена настроениями националистических кругов молодежи. Это отчетливо дающее о себе знать участие молодого поколения, выросшего в целом уже в условиях независимости, в поляризации позиций главных политических течений реально проявилось в сфере их унификации - преодоления последствий длительного раскола политического единства польских земель.


46 Выборга 1930 г., которым предшествовали аресты и заключение в Брестскую крепость руководителей легальной демократической оппозиции.

47 "Materialy do historii Klubow Demokratycznych i Stronnictwa Demokratycznego w latach 1937 - 1939". Cz. 1. Warszawa. 1964, stf. 5 - 130.

48 Cм. E. Rudzinski. Dzialalnosc polityczna OM TUR w latach 1931 - 1936. Warszawa. 1962.



Опубликовано 08 декабря 2017 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Р. ВАПИНЬСКИЙ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.