О СУДЬБЕ БИБЛИОТЕКИ ПОЛОЦКОГО СОФИЙСКОГО СОБОРА

Актуальные публикации по истории и культуре Беларуси.

Разместиться

БЕЛАРУСЬ новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

БЕЛАРУСЬ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему О СУДЬБЕ БИБЛИОТЕКИ ПОЛОЦКОГО СОФИЙСКОГО СОБОРА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

22 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:

В "Записках о Московской войне" Р. Гейденштейн, секретарь польского короля Стефана Батория, описывая упорную осаду и взятие последним Полоцка в августе 1579 г., сообщает, что солдаты польской армии стремились проникнуть в эту крепость для того, чтобы захватить хранившиеся гам (особенно в Софийском соборе) ценности1 . Однако когда после почти месячной осады города его деревянные стены и башни были сожжены и армия


1 Reinoldi Heidensteinii seer. regii De bello Moscovitico commentariorum libri sex. Cracoviae. 1584 (далее - Heidenstein), p. 62; P. Гейденштейн. Записки о Московской войне (1578 - 1582). СПБ. 1889, стр. 66.

стр. 200


Батория вступила в Верхний замок, надежды на большие богатства, золото и серебро "совсем не были удовлетворены". Вместе с тем "в глазах образованных людей, - пишет Гейденштейн, - почти не меньшую ценность, чем вся остальная добыча, имела найденная там библиотека. Кроме летописей, в ней было много сочинений греческих отцов церкви и между ними сочинения Дионисия Ареопагита о небесной и церковной иерархии, все на славянском языке. Большая часть их, по свидетельству летописей, была переведена на этот язык с греческого Мефодием и Константином"2 . Об одной из захваченных книг - Псковской летописи, которая "найдена была в числе других в полоцкой библиотеке и попала в наши руки", Гейденштейн писал в своем рассказе об истории Пскова3 .

Сообщение Гейденштейна, опубликованное в 1584 (1585) г. и повторенное в других изданиях его сочинений, привлекло внимание западноевропейских описателей библиотек, включивших сведения о полоцких книжных сокровищах в свои обзоры (Л. Жакоб, Л. Бейерлинк, И. Ломейер). Однако о дальнейшей судьбе этого собрания достоверных сведений не было. Что касается других ценностей, находившихся в Верхнем замке, то, как указывает тот же автор, "все найденное в замке отдано было в добычу солдатам"4 . Русские историки, обратившие внимание на это сообщение, считали, что полоцкая Софийская библиотека погибла5 . Действительно, среди рукописей, сохранившихся в Полоцке и в других городах Белоруссии и России, следов ее не было; их не удалось выявить и составителям справочников описаний рукописных собраний СССР, опубликованных в 1960-х годах. Софийский собор несколько раз горел в XVII и XVIII вв.6 , а сторонники враждующих христианских исповеданий на территории Белоруссии и Литвы неоднократно сжигали книги друг друга7 . Однако сам Гейденштейн не пишет об уничтожении книг собора. Его слова о "найденной там библиотеке", ставшей добычей завоевателей, о ее составе, об "анналах, попавших в наши руки", скорей заставляли считать, что она была вывезена из Полоцка теми образованными людьми, которые понимали ее ценность.

О том, что библиотека была вывезена в Польшу, уже в 1644 г. сообщил французский филолог Л. Жакоб. Он писал, что рукописями "замечательной библиотеки", которую поляки нашли в Полоцкой крепости, была пополнена краковская королевская библиотека, основанная Сигизмундом II8 . М. И. Слуховский, посвятивший специальный обзор известиям о полоцкой библиотеке в изданиях XVII в., сомневается в правильности сообщения Жакоба9 . Однако, хотя мы не располагаем сейчас другими материалами о пребывании полоцких книг в Кракове, нет оснований не доверять этим сведениям. О варшавской части бывшей полоцкой библиотеки известно значительно больше, и прежде всего мы знаем самые книги.

В фонде "Библиотека ординации Замойской", хранящемся сейчас в Национальной библиотеке в Варшаве10 , находится нес-


2 Heidenstein, р. 67; Гейденштейн. Указ. соч., стр. 71 - 72.

З Heidenstein, р. 183; Гейденштейн. Указ. соч., стр. 195.

4 Heidenstein, р. 67; Гейденштейн. Указ. соч., стр. 71.

5 А. П. Сапунов. Краткий очерк борьбы Московского государства с Литвою и Польшею в XIV-XVII вв. "Витебская старина". Т. IV. Витебск. 1885, стр. 44; С. М. Соловьев. История России с древнейших времен. Кн. III, т. 6. М. 1960, стр. 654; В. С. Иконников. Опыт русской историографии. Т. 2, кн. I. Киев. 1908, стр. 535; Л. В. Алексеев. Полоцкая земля в IX- XIII вв. (Очерки истории северной Белоруссии. М. 1966, стр. 229). В. Новодворский сомневался в гибели библиотеки (В. Новодворский. Борьба за Ливонию между Москвою и Речью Посполитою (1570 - 1582). СПБ. 1904, стр. 106).

6 А. П. Сапунов. Полоцкий Софийский собор. Витебск. 1888, стр. 3; S. Alexandrowicz. Nowe zródio ikonograficzne do oblezenia Pobcka w 1579 r. "Kwartalnik Historii Kultury Materialnej", r. XIX, 1971, Nr. 1, ss. 28 - 29.

7 А. Миловидов. Судьба русской книги в Северо- западном крае в связи с его культурной историей. "Христианское чтение", 1903, IX, стр. 491.

8 L. Jacob. Traicte des plus belles bibliotheques publiques et particulieres. P. 1644. pp. 228 - 229.

9 М И. Слуховский. Библиотечное дело в России до XVIII в. Из истории книжного просвещения. М. 1963, стр. 157- 158. Автор считает, что хранилищем полоцких рукописей в Кракове могла быть только библиотека Ягеллонского университета (там же, стр. 158), хотя Жакоб говорит о королевской библиотеке (Ягеллонской библиотеке посвящен у него следующий раздел).

10 Inwentarz rekopisów Biblioteki ordynacji Zamojskiej. Sygnatury 1 - 2051. Opracowaly B. Kocowna i K. Muszynska. Warszawa. 1967; А. Рогов. Кириллические рукописи в книгохранилищах Польши "Studia zródloznawcze", t. XIV. W. 1969, ss. 153 - 155.

стр. 201


колько рукописей, взятых Я. Замойсюим в 1579 г. из полоцкого Софийского собора. Это, во-первых. Псковская Первая летопись, переписанная, судя по записи, в 1548 г. для кафедрального Троицкого собора в Пскове "повелением" клира этого собора. Последняя статья летописи - 1547 г.11 (BOZ cim 78). Польские и белорусские записи на этой книге показывают путь, каким она попала в собрание Замойских. Летопись была взята из собора 30 августа 1579 г., сразу после захвата Верхнего замка, и передана Я. Замойскому, великому канцлеру, а позже и коронному гетману, одному из руководителей штурма города.

На других рукописях таких записей о взятии книг из соборной библиотеки нет; но среди рукописных книг того же фонда, писанных кириллицей, источники поступления которых неизвестны, еще три несомненно попали туда из Полоцкого собора. Данные книги связывают с Софийским собором имеющиеся на них записи, сделанные крупным полууставом одним лицом - иеромонахом Алексеем. Это Златоструй 1460 - 1470 годов в первоначальном переплете. Он включает "Прилог самого христолюбивого царя Соумиона" - рассказ о составлении книги по повелению царя Симеона и о происхождении ее названия. На книге - записи Алексея, одна из которых о принадлежности ее полоцкому Софийскому собору (BOZ cim 91). Далее, Палея толковая первой четверти XVI в., которая включает сообщение о переводе книги "от греческого языка в славеньскый при князи блъгарстъм Симеоне сынЪ Бориши Григорiем презвитером... повЪлением того книголюбца князя Семиона" и имеет поминальную запись того же Алексея (BOZ cim 83). Наконец, Златоуст (постный и цветной, в 132 главах) вместе с Шестодневом Севериана Гевальского, первой четверти XVI века. Рукопись имеет две записи вкладчика в полоцкий Софийский собор иеромонаха Алексея (BOZ cim 82).

Значительно труднее определить, не находятся ли среди 18 кириллических рукописей собрания Замойских какие-либо другие книги Полоцкого собора. Ведь его библиотека не ограничивалась вкладами одного лица, Алексея, аккуратно делавшего записи в книгах; и многие книги могли не иметь никаких записей, как не имеет их, несомненно, принадлежавшая собору Псковская летопись. С другой стороны, среди книг собрания Замойских могли оказаться не имеющие вкладных записей книги из других соборов и монастырей, имущество которых также стало трофеем войск Стефана Батория, как, например, Златоуст с житием Марии Египетской, рукопись середины XVI в., принадлежавшая Воскресенскому монастырю в Мошенке, в Нижнем замке Полоцка (BOZ cim 84)12 .

Учитывая, что книги соборной библиотеки не могут быть моложе 1579 г., к их числу в библиотеке Замойских наряду с четырьмя выявленными можно с определенной степенью вероятности отнести еще семь. Пятая - это Слова Ефрема Сирина с приложением других слов, середины XV в. (до 1458 г.) с пробой пера "преосвященному архиепископЪ великому Новагорода владыкы ЕуфимЪю" (Евфимий II Брадатый, 1429 - 1458) (BOZ cim 99). Шестая - Книги Ветхого завета: Иисус Навин. Судии, Руфь, четыре книги Царств и Эсфирь, последней четверти XV века. Перевод книг Иисуса Навина, Судей, Руфь и Царств близок к переводу Острожской библии 1581 г., а текст книги Руфь близок также к тексту, опубликованному В. Н. Перетцем13 (BOZ cim 105). Седьмая-Пандекты Антиоха в 130 главах с дополнительными статьями, последней четверти XV в. (BOZ cim 110). Восьмая - Хождение игумена Даниила, перечни русских митрополитов, епископий и новгородских архиепископов и выпись из Пчелы, последней четверти XV века. Текст Хождения принадлежит III редакции по Веневитинову, но имеет чтения, свойственные отдельным спискам и других (кроме I) редакций. Перечни епископий относятся к XII в., митрополитов - к концу XIII - началу XIV, архиепископов новгородских - к первой четверти XIV века. Они близки к перечням, включенным в летописную статью 6 497 (989) г. Комиссионного и Академического списков Новгородской Первой летописи и передают текст таким, каким он был до внесения в него дополнений, связанных с включением этих перечней в XV в. в состав летописи. Лингвистический анализ списка Хождения показал, что рукопись возникла на территории переходных бело-


11 Характеристику текста летописи и публикацию некоторых ее частей и записей см. А. Рогов. Указ. соч., стр. 164, 166 - 167.

12 Об этом монастыре см. "Витебская старина". Т. V. Витебск. 1888, стр. 73.

13 "Университетские известия", Киев, 1911, N 12, приложения.

стр. 202


русско-украинских говоров, входившей в состав Литовского великого княжества, возможно, с белорусской диалектной основой и наслоениями украинских языковых особенностей14 (BOZ cim 124). Девятая книга - Сборник апокалиптических сочинений и апокрифов конца XV - начала XVI в. со вставками второй четверти XVI века. Сборник содержит Житие Василия Нового, Апокалипсис толковый Андрея Кесарийокого, Откровение Мефодия Патарского в редакции, близкой к опубликованной И. Франко15 , повесть о Фаудале, бывшем три дня в аду, в неизвестном прежде переводе16 , повесть о мучении Христа с указанием имени переводчика с еврейского на латинский - Ансельма, слово св. Андрея о Царьграде и повесть "От книг четырех патриарх" (BOZ cim 92), Десятая - Сборник 1500 - 1501 гг., содержащий Псалтирь, перечни книг истинных и ложных, включающий древнерусские книги, уставы церковной службы, сочинения Кирилла Туровского, пасхальные таблицы с 7009 (1501) г. (BOZ cim 86). Последняя, одиннадцатая книга - Евангелие учительное середины XVI в., содержащее указание на перевод "съ греческаго языка на рускыя книгы в лето 6915 (1407) индикта 15" (BOZ cim 85).

Еще одна книга полоцкой Софийской библиотеки, которая, очевидно, тоже была вывезена Я. Замойским, сохранилась не в библиотеке ординации, а попала в православную церковь в Замостье, преобразованную в конце XVII в. в униатский (василианский) монастырь. В настоящее время она находится в библиотеке Львовского университета имени И. Франко. Это Пролог (сентябрьская половина) первой четверти XVI в. в переплете XVII-XVIII вв., то есть того времени, когда книга была в Замостье, с записями иеромонаха Алексея и Замостского монастыря. Среди чудес Николы есть чудо о младенце, утонувшем в Днепре17 (шифр 203. Ill, прежде - I. F. 15).

Таков состав сохранившихся в Варшаве и во Львове рукописных книг, которые с полным основанием (пять книг) или с определенной степенью вероятности (семь книг) можно относить к библиотеке Полоцкого собора. Среди этих книг нет сочинения Псевдо-Дионисия Ареопагита, которое имелось в Софийской библиотеке и особенно заинтересовало информаторов Гейденштейна. Назван Дионисий Ареопагит и в инвентаре библиотеки Супрасльского монастыря 1657 года18 . Особый интерес в Польше XVI в. к философским сочинениям, известным под этим именем, объясняется, очевидно, их диалектическими и неоплатоническими идеями, а также античными пантеистическими тенденциями, созвучными гуманистам как в Западной, так и в Восточной Европе19 .

Как уже указывалось выше, Гейденштейн писал о найденных в Полоцке "анналах". Грамматическая форма этого слова не позволяет установить, имел ли он здесь в виду одну летопись или несколько. Но несомненно, что Псковская летопись не была единственной книгой такого рода. Летописные источники рассказа Гейденштейна об истории Полоцка, существование которых заподозрил Б. Коцовский20 , позволяют предполагать, что в библиотеке собора могли быть и неизвестные науке полоцкие летописи. В Полоцке возможно находились и так называемые Литовские летописи, а тесные связи города с Москвой в 1566 - 1579 гг. не исключают появления там московских и


14 Э. Янус. Варшавский список "Хождения игумена Даниила". ТОДРЛ. Т. XXIII, 1968, стр. 303.

15 Ив. Франко. Апокрiфи и легенди з украiнских рукописiв. Т. IV. ЛьвШв. 1906, стор. 264 - 270.

16 Перевод отличен от известного перевода с чешского "Книги о Таудале рыцари" в списке XVII в. погибшей библиотеки Красиньских в Варшаве.

17 Е. И. Калужняцкий. Обзор славяно-русских памятников языка и письма, находящихся в библиотеках и архивах львовских. "Труды III Археологического съезда, бывшего в Киеве в августе 1874 г.". Т. II. Киев. 1878, стр. 228 - 230; см. также Н. К. Никольский. Рукописная книжность древнерусских библиотек (XI-XVII вв.). Вып. I. СПБ. 1914, стр. 36.

18 Ф. Добрянский. Описание рукописей Виленской публичной библиотеки, церковнославянских и русских. Вяльна. 1882, стр. XXVII-XXXIII.

19 О сочинениях Дионисия Ареопагита в славянских переводах см.: А. И. Соболевский. Переводная литература Московской Руси XIV-XVII вв. СПБ. 1903, стр. 20; А. И. Клибанов. К проблеме античного наследия в памятниках древнерусской письменности. ТОДРЛ. Т. XIII. 1957, стр. 166 - 171.

20 "Рассказанная история города Полоцка с самого его начала и ссылки при этом на московские хроники свидетельствуют, что вместе с этой добычей в руки поляков попали также источники по истории этого города" (B. Kocowski. Trzej padewczycy. Wplyw Batoregb i Zamoyskiego na dziatalnosc R. Heidensteina. Lwów. 1939, str. 146).

стр. 203


новгородских исторических трудов XV-XVI веков.

По приведенному выше отзыву, записанному Гейденштейном, полоцкая соборная библиотека представляла немалую ценность. Этот отзыв, по-видимому, основан на свидетельстве Я. Замойского, рассказы которого являются одним из источников "Записок о Московской войне"21 . Нет оснований сомневаться, что в hominas literatae, которые так высоко оценили значение полоцкой библиотеки, нужно видеть прежде всего самого Замойского, одного из образованнейших польских государственных деятелей того времени.

Изучение рукописей фонда "Библиотека ординации Замойской", писанных кириллицей, позволило прийти к заключению, что определенная часть книг, которые с большей или меньшей уверенностью можно связывать с Полоцком, принадлежала Академии, основанной Замойским в 1594 г. в Замостье. Эти рукописи имеют на полях первых листов записи в две или три строки, зачерненные впоследствии. Содержание некоторых из этих записей можно, однако, восстановить. Так, на рукописях 82 и 92 оказались записи одного содержания:

"т (...) Joannis in Zamosci Palatinus (...) legat (...) Bibliotheca Acad. Zamoscensis", - которые можно понять как "Эту книгу воевода Ян Замойский. передал. библиотеке Академии Замойской". Запись на книге BOZ 99 (наш N 5) Acad. Zamosc ex Arce legat (...) ("Отдана Академии Замойской из замка.") - не зачернена. Есть зачерненные записи и на греческих рукописях фонда "Библиотеки ординации Замойской". Академии Замойской, несомненно, принадлежали Златоуст, вложенный иеромонахом Алексеем в Полоцкий собор, и еще две книги: Слова Ефрема Сирина и сборник апокрифов, которые можно отнести к полоцкой библиотеке по косвенным данным.

Академия Замойская была создана с целью дать шляхетской молодежи знания как из области античных идей, науки, литературы, философии, так и государственного и сословного строя и права Польши, чтобы приготовить ее к выполнению государственных функций22 . В первые десятилетия своей деятельности Академия была гуманистическим учебным заведением, отличавшимся от иезуитских школ гражданским направлением образования и воспитания. Обязательными языками здесь были не только латинский, но и греческий. Студенты в Замостье, как это были принято во многих средневековых университетах Европы, разделялись на ряд "наций" (польская, литовская, русская, прусская и иностранная). Библиотека Академии возникла вскоре после начала занятий. Уже в 1596 г. ее видел бывший в гостях у Я. Замойского итальянский дипломат Ваноцци. После смерти Замойского сюда были переданы не только его книги, но и бумаги.

Какое значение в библиотеке Академии могли иметь и имели полоцкие книги, переданные ей или самим Яном Замойским в конце XVI в. или (если понимать слово "legat(...)" в зачерненных записях на книгах, как "legatum est", "передано по завещанию") после его смерти, в начале XVII века? Чтобы ответить на эти вопросы, следует учитывать такие факты, как наличие студентов русской "нации" в Академии и особый интерес Замойского к славянскому переводу сочинений Псевдо-Дионисия Ареопагита. Кириллические славянские книги в Академии могли быть полезны прежде всего студентам - выходцам из православной шляхты, а также профессорам, знающим славянское письмо. При недостатке греческих книг славянские переводы некоторых философских и исторических сочинений представляли, очевидно, определенную ценность, что и было основанием для включения их в академическую библиотеку. В середине XVII в. с Замостским православным братством были связаны, по-видимому, некоторые студенты этой Академии23 . Вполне вероятно, что и Пролог из Полоцкого собора, принадлежавший замостской церкви. при которой в XVII в. существовала братская школа, попал туда из библиотеки Академии.


21 L. Kocowski. Op. cit., str. 142, 163-168.

22 S. Lempicki. Dzialalnosc J. Zamoyski ego na polu szkolnictwa (1573 - 1605). Kraków. 1921, str. 58 - 60.

23 Я. Д. Iсаевич. Братства та iх роль в розвитку украiнськоi культури XVI - XVII столiття. Киiв. 1966, стор. 144.



Опубликовано 08 мая 2017 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Я. Н. Щапов • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, 1974-06-30

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.