БЕЛОРУССКИЕ ПАРТИЗАНЫ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1812 ГОДА

Актуальные публикации по истории и культуре Беларуси.

Разместиться

Перевод и озвучка

Доступен перевод страницы "БЕЛОРУССКИЕ ПАРТИЗАНЫ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1812 ГОДА • БЕЛАРУСЬ" на 50 языков:

Озвучка данного текста отключена.

БЕЛАРУСЬ

Меню для авторов

БЕЛАРУСЬ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему БЕЛОРУССКИЕ ПАРТИЗАНЫ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1812 ГОДА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

6 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник: Вопросы истории, 1972-01-31

"Война теперь не обыкновенная, а национальная"

(Багратион).

1. Начало народной войны

Партизанская, или "малая", война - так называли теоретики военного дела одну из форм военного искусства. Сложилась эта форма давно, но получила особое распространение в ходе национально-освободительных войн XIX века. Примером таких войн могут служить выступления народов Европы против наполеоновской Франции. В Италии протест вылился в организацию тайного революционного общества карбонариев ("угольщиков"), которое развернуло борьбу за освобождение страны от французского господства. Вслед за Италией началась национально-освободительная война в Испании. Начались также выступления в Тироле, Вестфалии и Брауншвейге. Однако, как ни упорна была борьба этих народов с интервентами, она не привела к успеху, поскольку партизанское движение не могло опереться на реальную силу, какой была армия.

Россия не стояла в стороне от событий, потрясавших Европу. Дважды до 1812 г. она принимала участие в борьбе с наполеоновской агрессией. После Тильзитского мира 1807 г. Наполеон стал хозяином Центральной Европы и мог беспрепятственно сосредоточивать свои силы непосредственно у русской границы. Обе стороны стали готовиться к предстоящей схватке. Если для Франции это была подготовка к новой агрессии, то перед Россией встал вопрос о защите своей независимости. "Через пять лет я буду господином мира, - говорил Наполеон своему представителю в Варшаве Доминику Прадту, - остается одна Россия, но я разобью ее"1 . Это не было пустой угрозой. Смысл намерений французского императора хорошо изложил русский посол в Париже князь А. Б. Куракин. Эти намерения состояли в том, чтобы поставить Россию в положение, "в котором она находилась до... царствования Петра Великого, одним словом, превратить ее в чисто азиатскую державу, лишив того положения одной из первых держав, которое она сейчас занимает"2 .

Русское правительство представляло опасность нависшей над страной угрозы и предпринимало шаги по укреплению ее обороноспособности. Была увеличена численность армии, она получила хорошее по тем временам стрелковое и артиллерийское вооружение и в части организации и боевой подготовки не уступала противнику. Ее возглавляли генералы и офицеры, прошедшие школу войн конца XVIII - начала XIX века. Русская дипломатия добилась того, что накануне наполеоновской агрессии был подписан союзный договор со Швецией в Эребру и заключен Бухарестский мир, что исключило Швецию и Турцию из числа возможных союзников Франции и развязало руки России на юге и на северо-западе.

Война началась в июне 1812 г. без формального ее объявления. Хотя в руках Наполеона уже через месяц оказалась огромная территория, ему так и не удалось навязать русским войскам решительного сражения и путем победы в нем покончить с войной одним ударом. Французский император рассчитывал на быстрое окончание вой-


1 De Pradt. Histoire de l?ambassade dans le Grand Duche de Varsovie au 1812. P. 1815, pp. 23 - 24.

2 "Внешняя политика России XIX и начала XX века. Документы Российского министерства иностранных дел", Т. IV. М. 1962, стр. 145.

стр. 114


ны и по другим причинам. В Витебске он получил известие о заключении Россией мира с Турцией и установлении ею союзнических отношений не только со Швецией, но и с Англией. Там же ему доложили, что его "Большая армия" понесла огромные потери (около 150 тыс. человек), что тылы расстроились и, главное, что французов вовсе не встречают в России как избавителей.

Начиная войну, Наполеон полагал, что ему легко и быстро удастся уничтожить русскую армию, а с ее разгромом Россия не в состоянии будет дать ему отпор. Он надеялся, что дворянство не окажет серьезного сопротивления, если ему обещать сохранение всех привилегий. Русская буржуазия была еще слаба, а крестьян, по его мнению, можно было не принимать в расчет. Действия французских властей не оставляли сомнений в том, что они не собирались менять существующих в деревне крепостнических отношений3 . Бесчинства и грабежи захватчиков, их невыносимые поборы вынуждали крестьян браться за оружие. При этом в их выступлениях мотивы борьбы с захватчиками тесно переплетались с классовой борьбой против помещиков, которые в их глазах выступали как изменники.

В Белоруссии крестьяне взбунтовались почти повсеместно. Они громили конторы и господские дома и нередко расправлялись с теми помещиками, которые принимали завоевателей и продавали им хлеб и фураж4 , Могилевские помещики просили французских губернаторов направлять войска для удержания крестьян в повиновении. Даву был вынужден оставить в Могилеве часть своего корпуса для усмирения крестьян. Витебский губернатор Шарпантье также требовал присылки войск, чтобы утихомирить крестьян. Поскольку волнения были повсеместными, Наполеон создал в Смоленске подвижные отряды и при них полевые суды для расправы с непокорными5 . Он был вынужден оставлять в каждом городе сильные гарнизоны, особенно там, где находились базы для снабжения французской армии. С этой целью Наполеону пришлось отрядить более 50 тыс. войск. Россия стала напоминать ему вторую Испанию, но в более грозном варианте.

Командование русской армии считало, что армия должна взять на себя миссию разъяснения политических целей и характера войны населению. Первым шагом в этом направлении явилось обращение, опубликованное в Смоленске. Листовка была адресована "Истинным сынам отечества" - псковским, смоленским и калужским жителям, под которыми подразумевалось все население, в том числе и крестьяне. Она заверяла, что "две храбрые армии наши... грудью противустали ему (неприятелю. - Л. Б.) на древних рубежах наших", и призывала подкрепить их действия. В качестве примера, достойного подражания, листовка называла действия крестьянских отрядов Поречского уезда, которые, "вооружась в домах своих, с мужеством, достойным имени русского, карают злодеев без всякой пощады"6 . Одновременно М. Б. Барклай-де-Толли предписал М. И. Платову призывать поселян и горожан оказывать вооруженное сопротивление врагу: "Внушите жителям, что теперь дело идет об отечестве..., о собственном имени, о спасении жен и детей"7 . В то же время Барклай-де-Толли указывал смоленскому гражданскому губернатору К. И. Ашу на необходимость разъяснения населению, что война имеет характер войны Отечественной, войны за существование Русского государства, требовал "именем отечества просить обывателей всех близких к неприятелю мест вооруженною рукою напасть на уединенные части неприятельских войск, где оные увидятся"8 .

Современник событий отметил, что обращение командования армии, читанное в церквах, имело большой резонанс. "Скоро после обнародования такового приглашения


3 См. "Сборник" Русского исторического общества (Сб. РИО). Т. 128. СПБ. 1909, стр. 150 - 151; там же. Т. 133. СПБ. 1911, стр. 173; В. М. Вороновский. Отечественная война 1812 г. в пределах Смоленской губернии. СПБ. 1912, стр. 259.

4 В. Харкевич. 1812 год в дневниках, записках и воспоминаниях современников. Вып. 2. Вильно. 1903, стр. 78 - 79; "Отечественная война и русское общество". Т. V. М. 1912, стр. 93; Сб. РИО. Т. 139. СПБ. 1912, стр. 140.

5 Л. Андреев. Народная война в Смоленской губернии. Смоленск. 1940, стр. 143.

6 "Листовки Отечественной войны 1812 года". М. 1962, стр. 33.

7 "Отечественная война 1812 года. Материалы Военно-ученого архива". Т. 17. СПБ. 1911, стр. 155 - 156.

8 ЦГВИА, ф. ВУА, д. 3502, лл. 94 об. - 95.

стр. 115


поселяне в уездах, прилежащих Смоленской и Московской губерниям, принялись за оружие доброхотно и поражали с неустрашимостью многочисленные толпы неприятельские". Обращение было поддержано прогрессивным офицерством. Ф. Глинка записал в дневнике: "Вооружайтесь все, вооружайся всяк, кто только может, гласит, наконец, главнокомандующий в последней прокламации своей. Итак, народная война"9 . Но не только к крестьянам направлялись листовки-воззвания. Такое же обращение было адресовано и дворянам. Листовка звала дворян спешить на службу, дабы увеличить силу армии; "естьли же отдаленность или другие препятствия не позволят иным присоединиться к нам, тогда, вооруженные в домах своих, истребляйте неприятеля мечом и пламенем... Любовь к отечеству, ненависть к врагам и мщение будут единственным предметом наших движений"10 .

О начавшемся движении среди народа свидетельствуют многие участники событий. С. Н. Глинка рассказывал, что еще до оставления Смоленска "обыватели, вооружась, чем кто мог, спешили за войском"11 . Участник войны декабрист И. Д. Якушкин также подчеркивал, что "не по распоряжению начальства жители при приближении французов удалялись в леса и болота, оставляя свои жилища на сожжение"12 , и оттуда вели борьбу с захватчиками. Однако далеко не все помещики поступали так. Часть их поспешила надеть мундиры и изъявила желание организовать ополчение. Смоленское ополчение, например, насчитывало около 12 тыс. и было сравнительно хорошо обеспечено ружьями и холодным оружием13 . Оно целиком вошло в состав действующей армии и участвовало в обороне Смоленска, Бородинском и других сражениях. Значительная же часть дворян осталась на месте, стремясь сохранить свои поместья. Именно о них писал офицер Семеновского полка А. Чичерин: "Жадные и корыстные помещики остались в своих владениях, чтобы избежать полного разорения, и, волей- неволей содействуя замыслам неприятеля, открыли ему свои амбары; проливая неискренние слезы и рассуждая о патриотизме, они верности отечеству предпочли удовлетворение своего корыстолюбия"14 .

Сохранилось немало свидетельств о том, что крестьяне требовали от помещиков вести борьбу с наполеоновской армией и громили усадьбы тех из них, кто безропотно встречал врага. Реакционно настроенные помещики панически боялись возможности крестьянского восстания и просили царя запретить вооружение народа. От имени этой части дворянства московский генерал- губернатор Ф. В. Ростопчин писал царю: "Целые сотни есть готовых итти по стопам Робеспьера"15 . Повинуясь требованиям дворян, Александр I дал приказ губернаторам отбирать ружья у крестьян, а командующим применять вооруженную силу для их усмирения. Это и сделали П. Х. Витгенштейн и Ф. Ф. Эртель, расправившись с крестьянами, которые отказывались повиноваться помещикам. Войска "навели порядок", вожаки крестьян были преданы полевому суду и расстреляны. Так было сделано в Полоцком уезде, в Прибалтике и в Полесье16 . Главное, чего боялись крепостники, чтобы "не дал Наполеон вольности народу". Эту мысль наиболее откровенно выразил командир 6-го корпуса Н. Н. Раевский в конце июля 1812 года17 .

Однако основным содержанием движения крестьянства стала борьба с интервентами, за освобождение родной земли от чужеземного ига. Правительство постаралось использовать в своих интересах стихийно начавшееся движение народных масс, объявив набор в ополчение в июле 1812 года. И хотя при этом ратников предупреждали, что после войны "всяк возвратится с честью и славою в перво-


9 Г. Зельницкий. Описание происшествий 1812 года, случившихся в пределах Калужской губернии. М. 1815, стр. 51 - 52; Ф. Глинка. Письма русского офицера. Ч. IV. СПБ. 1815, стр. 36.

10 "Листовки Отечественной войны 1812 года", стр. 37.

11 "Записки о 1812 годе Сергея Глинки, первого ратника Московского ополчения". СПБ. 1836, стр. 179.

12 "Записки И. Д. Якушкина". М. 1925, стр. 11.

13 "Народное ополчение в Отечественной войне 1812 г.". М. 1962, стр. 176.

14 "Дневник Александра Чичерина. 1812 - 1813". М. 1966, стр. 46.

15 "Отечественная война и русское общество". Т. III. М. 1912, стр. 170 - 171.

16 ЦГВИА, ф. 14, оп. 1, д. 2565, лл. 2 - 4; д. 2584, лл. 30 - 31, 40 - 42.

17 "Архив Раевского". Т. I. СПБ. 1908, стр. 152.

стр. 116


бытное свое состояние и к прежним своим обязанностям"18 , однако в среде крестьян поселилась надежда, что наградою за пролитую в борьбе с врагом кровь будет освобождение от крепостной неволи.

Смоленское сражение не принесло Наполеону ожидаемого результата - главные силы русской армии ему не удалось уничтожить. Грабежи и расправы с населением, породившие народную войну, превратили тыл французской армии в новый фронт, отвлекавший значительные силы. Тревожные сообщения, полученные из Германии и Испании, свидетельствовали о необходимости быстрейшего завершения войны. "Наполеон уже не мог решиться на затяжные кампании. Ему необходимы были быстрые успехи, блистательные победы, завоеванные штурмом мирные договора"19 . Оставалось одно - добиваться генерального сражения. И он устремился вслед за отходившей русской армией. Несмотря на то, что положение с резервами у нее было трудным и могло быть разрешено, по словам М. Б. Барклая-де-Толли, лишь путем "окончательного составления внутренних ополчений", Александр I, боясь вооружения народа, не уставал твердить, что созыв ополчения - мера вынужденная. А война требовала выработки таких форм и методов борьбы, в которых вооруженным народным массам отводилось бы достаточно определенное и почетное место, при сохранении решающей роли армии.

В этих условиях под давлением общественного мнения царь вынужден был назначить главнокомандующим русской армии М. И. Кутузова20 . В армии встретили эту весть с ликованием. "Приехал Кутузов бить французов", - говорили солдаты. Кутузов смотрел на предстоявшее генеральное сражение как на военную и политическую необходимость. Своей главной задачей он считал истребление основных сил ударной группировки французской армии. Хотя эта задача и была решена в Бородинском сражении, тем не менее Кутузов решил сначала отойти к Москве и, пополнив армию резервными войсками, дать там второе сражение. Однако на пути к Москве он получил рескрипт царя, запрещавший использовать войска, готовившиеся в подмосковных губерниях. Кутузов решил оставить Москву, надеясь сохранить армию и затем пополнить ее резервами. "С потерянней Москвы не потеряна еще Россия", - заявил Кутузов на военном совете в Филях. Своей первой обязанностью он считал "сберечь армию, сблизиться к тем войскам, которые идут к ней на подкрепление, и самим уступлением Москвы приготовить неизбежную гибель неприятелю"21 .

Совершив маневр от Москвы к Тарутину, Кутузов занял фланговую позицию, угрожавшую тылу и сообщениям французской армии. Русской армии удалось оторваться от противника и выиграть время для подготовки армии к контрнаступлению. Теперь, писал Кутузов в приказе по армии, нужно "приготовиться к делу, пересмотреть оружие, помнить, что вся Европа и любезное отечество на нас взирают"22 .

2. Первые войсковые партизаны

В то время, как шла подготовка контрнаступления, Кутузов прибег к особой форме ведения боевых действий. Против врага началась широкая партизанская война. "Поелику ныне осеннее время наступает, - писал Кутузов Витгенштейну, - чрез что движения большою армиею делаются совершенно затруднительными, наиболее с многочисленною артиллериею, при ней находящейся, то и решился я, избегая генерального боя, вести малую войну"23 . В понятие "малая" война Кутузов вкладывал весьма глубокое содержание. Сюда входили действия не только небольших войсковых отрядов и ополчения, но и народных партизанских отрядов. Объединенные единым замыслом, эти действия приобретали стратегическое значение.

Организация войсковых партизанских отрядов началась еще до Бородинского сражения. Под Смоленском 23 июля (4 августа) Барклай-де-Толли отдал в команду Ф. Ф. Винценгероде Казанский драгунский, Ставропольский, калмыцкий и три казачьих полка и поручил этому отряду действовать в районе Духовщины: тревожить


18 "Народное ополчение в Отечественной войне 1812 г.", стр. 16.

19 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., Т. 22, стр. 30.

20 "М. И. Кутузов". Сборник документов. Т. IV, ч. 1. М. 1954, стр. 74 - 75.

21 Там же, стр. 221.

22 Там же, стр. 351.

23 Там же, стр. 327.

стр. 117


французские войска и держать связь с корпусом Витгенштейна. Появление крупного кавалерийского отряда сначала у Витебска, а затем у Полоцка вызвало у французского командования опасение за свой левый фланг. Оно оттянуло войска, двигавшиеся к Поречью, назад к Витебску24 . Винценгероде действовал активно: захватил в боях более тысячи пленных, доставил Барклаю важные сведения о движениях войск противника к Смоленску. Одновременно был образован отряд подполковника Дибича 1-го, в который вошли часть Оренбургского драгунского полка и казачий полк. Отряд действовал в тылу французской армии на территории Смоленской губернии до ее освобождения25 .

Во время отхода главных сил от Смоленска отряд Винценгероде, двигаясь через Поречье, Белый, Воскресенск и далее через Сычевку на Гжатск, обеспечивал наблюдение за французскими войсками, действовавшими против правого фланга русской армии. После Бородинского сражения этот отряд был усилен тремя казачьими полками и двумя батальонами егерей и направлен через Рузу к Звенигороду для обеспечения этого фланга. По оставлении Москвы ему поручалось прикрытие Петербургского направления. Кутузов предписал Винценгероде не только занять дорогу на Тверь, но и вести наблюдение за французами на Ярославской и Владимирской дорогах26 . Отдельные группы этого отряда высылались к Рузе, Можайску и к Гжатску. Кутузов ежедневно получал от них донесения о состоянии дел в данном секторе. С 1 по 17 сентября отрядами Винценгероде "в разных местах и случаях взято в плен 833 нижних чина и 8 офицеров. А убитыми неприятеля потери весьма велики"27 .

Значительно меньшим по размерам, но, пожалуй, более активным был отряд Д. В. Давыдова. Этот отряд возник по инициативе самого Давыдова, подполковника Ахтырского гусарского полка. Вместе со своими гусарами он отступал в составе армии П. И. Багратиона к Бородину. Страстное желание принести родине большую пользу в борьбе с захватчиками было причиной того, что Давыдов решил просить себе отдельную команду. "В ремесле нашем тот только выполняет долг свой, который переступает за черту свою, не равняется духом, как плечами, в шеренге с товарищами, на все напрашивается и ни от чего не отказывается". Накануне Бородинского сражения Давыдов написал письмо П. И. Багратиону с просьбой принять его, чтобы изложить свой замысел. Давыдов со всей пылкостью доказывал Багратиону целесообразность создания мелких отрядов для действий на все более удлинявшихся коммуникациях наполеоновской армии. "К тому же обратное появление наших посреди рассеянных от войны поселян ободрит их и обратит войсковую войну в народную"28 . Багратион согласился ходатайствовать перед Кутузовым о создании отряда.

Накануне генерального сражения главнокомандующий не хотел отделять от армии значительные силы и дал согласие на формирование отряда в 200 человек при условии, что командовать им будет сам Давыдов. Багратион дал Давыдову трех офицеров, 50 гусар Ахтырского полка и 150 казаков из отряда генерал- майора А. А. Карпова. Прощаясь с Давыдовым, Багратион выразил надежду на успех задуманного. Товарищи по полку предсказывали Давыдову гибель, "некоторые соболезновали о моей участи, а вообще все понимали, что жить среди неприятельских войск и заведений с горстью казаков - нелегкое дело, особенно человеку, который почитался ими и остряком, и поэтом, следственно, ни к чему не способным"29 . Но ни насмешки, ни предостережения не действовали на Давыдова. От Бородина его отряд направился сначала к Медыни, а оттуда повернул в неприятельский тыл и остановился в селе Скугореве, стоящем недалеко от лесного массива, где можно было при необходимости укрыться. От Скугорева было рукой подать до Смоленской дороги, по которой двигались неприятельские войска и обозы. Отряды фуражиров, удаляясь в стороны от дороги на 20 - 30 верст, грабили и жгли деревни и села. Мно-


24 "Историческое описание войны 1812 года". СПБ. 1813, стр. 61.

25 А. Левшин. Партизаны в Отечественную войну. М. 1912, стр. 21 - 22

26 "М. И. Кутузов". Т. IV, ч. 1, стр. 231 - 232.

27 "Отечественная война 1812 г. Материалы Военно-ученого архива" Т. 18 СПБ 1913, стр. 88.

28 Д. Давыдов. Сочинения. М. 1962, стр. 315.

29 Там же, стр. 319.

стр. 118


гие крестьяне бежали в леса. Но немало было и таких сел, жители которых, организовав отряды самообороны, держали караулы. "Общее и добровольное ополчение поселян преграждало путь нам, - отмечал Давыдов. - В каждом селении ворота были заперты: при них стояли стар и млад с вилами, кольями, топорами и некоторые из них с огнестрельным оружием. К каждому селению один из нас принужден был приезжать и говорить жителям, что мы русские, что мы пришли на помощь к ним". Но поселяне не верили, их смущали гусарские костюмы офицеров. Это понял Давыдов. "Я надел мужичий кафтан, стал отпускать бороду, вместо ордена св. Анны повесил образ св. Николая и заговорил с ними языком народным".

С 29 августа по 3 сентября отряд Давыдова действовал в районе Медыни. В первых же стычках он разгромил несколько отрядов французов, а пленных отправил в тыл. Затем отряд перебазировался к Юхнову, откуда стал наносить удары по транспортам противника. Особенно удачным был поиск к Царево- Займищу, куда в это время направлялся обоз с боезапасами, охраняемый отрядом в 250 человек. Казаки, захватив в плен французский дозор, внезапно обрушились на неприятельский отряд, расположившийся в Царево-Займище. В руки партизан попали 11 повозок с провиантом и боеприпасами, 120 пленных. Вслед за этим Давыдов произвел ряд нападений в районе Скугорева, во время которых удалось отбить 200 пленных русских солдат. "За неимением русских мундиров [я] одел их во французские мундиры и вооружил их французскими ружьями, оставя им для приметы русские фуражки вместо киверов"30 . Теперь отряд насчитывал около 500 человек, а после того, как начальник Калужского ополчения генерал-лейтенант В. В. Шепелев прикомандировал к Давыдову два казачьих полка, его силы увеличились почти в три раза.

Теперь можно было думать и о более крупных поисках. 12 сентября Давыдов совершил нападение на транспорт у Вязьмы. "Успех превзошел мои ожидания", - писал он. В плен было взято 276 французов и захвачено 20 провиантских и 12 артиллерийских повозок. Две фуры с патронами и 340 ружей Давыдов немедля отправил в Знаменское для вооружения местного ополчения. Слух о действиях неуловимого отряда Давыдова распространился по всей округе. Французский губернатор Вязьмы решил истребить партизан. Для этого был сформирован двухтысячный карательный отряд. Его начальнику был дан приказ доставить Давыдова живым или мертвым. "О таковой неучтивости я извещен был еще 13 сентября, а 15-го, по взятии транспорта, уведомился чрез конного крестьянина, что отряд сей подошел уже к Федоровскому". Стремясь запутать след, Давыдов отвел отряд к селу Покровскому, где получил сведения, что к селу Юреневу движется транспорт с тысячью русских пленных, захваченных в госпиталях Москвы. Давыдов решил освободить пленных и присоединить их к своему отряду. Но, пока отряд собирался, пленных погнали дальше. В селе же расположились три французских батальона. Удар был стремителен. Захватив в плен 120 французов и несколько повозок, отряд сделал еще поиск, где был захвачен транспорт с продовольствием.

Отойдя к Покровскому, Давыдов получил сведения о подходе нового транспорта с пленными и произвел нападение. "Совершенный успех увенчал мое предприятие. В атаку пошел весь отряд. Пленные помогли атакующим, и прикрытие в 170 человек оказалось обезоруженным". Всего за время этого поиска Давыдов взял в плен 908 солдат и 15 офицеров противника, 36 артиллерийских повозок и 40 провиантских фур. Захваченных волов определили на усиление питания отряда. 200 лошадей отданы были казакам и крестьянам. А из 400 отбитых русских пленных Давыдов отобрал 250, присоединил к ним от своего отряда 30 человек и назвал их "Геройским полувзводом", а остальных 150 пленных отправил в Знаменское и наименовал "Почетною полуротою"31 . Вскоре Давыдов получил известие о подходе еще одного карательного отряда. Желая перехитрить противника, он двинулся к Вязьме, чтобы ложным демаршем направить внимание противника в сторону Гжатска. В самый разгар событий к отряду Давыдова прибыло от Кутузова подкрепление в 500 донских казаков32 . Тогда Давыдов решил перейти в наступление. Для начала


30 Там же, стр. 320, 325.

31 Там же, стр. 329, 332.

32 "М. И. Кутузов". Т. IV, ч. 1, стр. 373.

стр. 119


он разгромил транспорт и захватил более 500 человек и 41 повозку, а затем пленил еще 405 солдат и офицеров противника. Так в боях с противником росла слава Давыдова как неуловимого партизана.

Придавая громадное значение Можайскому направлению, Кутузов во время проведения флангового маневра выдвинул к селу Перхушково отряд генерал- майора И. С. Дорохова в составе трех казачьих, одного гусарского и одного драгунского полков и полуроты артиллерии. Дорохову предписывалось производить нападения, "стараясь наиболее истреблять парки неприятельские", и, главное, "буде усмотрите из движений, неприятельских, что оный собирается в силах противу нас, тогда немедленно направьте марш ваш к соединению с главною армиею"33 . Дорохов развил активную деятельность. 9 сентября он истребил на Можайской дороге крупный обоз и захватил в плен более 300 солдат. Этот налет принудил французское командование направить крупные силы на охрану Смоленской дороги. Под их давлением Дорохов был вынужден перейти на Боровскую дорогу. О своих затруднениях он сообщил Кутузову. Главнокомандующий незамедлительно приказал направить Дорохову напутствие, какой должна быть тактика партизанских действий: "Словесное известие..., что вы окружены неприятелем, не мало потревожило светлейшего, и потому приказал он вам объяснить предметы нижеследующие: партизан никогда в сие положение притти не может, ибо обязанность его есть столько времени на одном месте оставаться, сколько ему нужно для накормления людей и лошадей. Марши должен партизан делать скрытные, по малым дорогам. Пришедши к какому-нибудь селению, никого из оного не выпускать, дабы не можно было дать об нем известия. Днем скрываться в лесах или низменных местах. Словом сказать, партизан должен быть решителен, быстр и неутомим"34 . 10 сентября отряду Дорохова удалось разгромить транспорт противника и взять в плен 200 человек. Затем разгрому подвергся отряд французских гвардейских драгун и захвачено в плен 190 солдат.

Действия Дорохова были отмечены специальным приказом по армии. "Генерал- майор Дорохов, быв откомандирован с отрядом от армии для поисков неприятеля, с 7-го по 14-е число сентября успел благоразумными своими распоряжениями совершенно истребить 4 кавалерийских полка, потом отряд из 800 человек пехоты и конницы, истребил парк до 80 ящиков, перехватил немало неприятельских обозов и во все то время взял в плен до 1500 чел., в числе коих 48 штаб- и обер-офицеров". Выполнив эту задачу, Дорохов отошел к Красной Пахре, но затем снова выдвинулся к Боровской дороге для наблюдения за противником. В приказе Кутузова ему ставилась определенная задача: выйти "к городу Верее, где неприятель, по разным известиям, укрепляется, для чего и нужно..., напав на него, разбить и разрыть все его укрепления". По окончании экспедиции ему предоставлялось действовать по своему усмотрению. Для выполнения задачи Дорохову были даны пять батальонов пехоты, один кавалерийский и два казачьих полка и восемь орудий. Уездный город Верея имел большое значение для прикрытия Можайского направления. Понимая это, французское командование укрепило город и направило сюда крупный отряд из корпуса Жюно. Отряд Дорохова, 29 сентября штурмом взял город. Операция прошла блестяще. "Неприятель, - отмечалось в приказе главнокомандующего, - в немалом числе находившийся в укреплении, выстроенном на возвышении, имеющем 5 саженей высоты и обнесенном палисадом, храбрыми нашими войсками в полчаса приведен в несостояние противиться"35 . Большая часть гарнизона была истреблена, - в плен взято 14 офицеров и 370 солдат неприятеля и захвачено знамя Вестфальского полка. Особенно отличились при штурме генерал-майор С. Д. Панчулидзе, майор Сологуб и поручик Орлов. Успеху штурма содействовал партизанский отряд Боровского уезда. Попытка французов контратаковать отряд Дорохова при его отходе из Вереи к селу Каменскому была отражена. Дорохов передал крестьянскому отряду склад с продовольствием и 500 ружей. По приказу Кутузова в отряд Дорохова были направлены еще два кавалерийских и три казачьих полка, два полка пехоты и батарея в шесть орудий. Отряду поручалось неусыпное наблюдение за движением французов по дороге на Боровск.


33 Там же, стр. 254.

34 Там же, стр. 301.

35 Там же, стр. 322, 388, 426.

стр. 120


Отведя армию на Тарутинскую позицию, Кутузов сформировал еще четыре партизанских отряда: капитанов А. Н. Сеславина, А. С. Фигнера и полковников И. М. Вадбольского, И. Ф. Чернозубова. Отряду Вадбольского поручалось выйти на Можайскую дорогу к селу Кубинскому, "чтобы нападать на неприятельские обозы и отогнать подальше его партии", овладеть дорогой на Рузу и установить связь с отрядом Винценгероде, действовавшим севернее Москвы. "Не нужно упоминать вам, - говорилось в приказе Кутузова, - сколь деятелен и решителен должен быть партизан... отрядом вашим можете большой вред причинить неприятелю"36 . Капитан Сеславин с отрядом в 500 человек контролировал дорогу от Боровска к Москве. Главную задачу этого отряда Кутузов видел в том, чтобы "действовать на фланг и тыл неприятельской армии. Неподалеку от вас действует артиллерии капитан Фигнер с особым отрядом, с коим можете быть в ближайшем сношении". Кутузов подчеркивал необходимость привлечения к партизанской борьбе крестьян: "Отобранным от неприятеля оружием вооружить крестьян, отчего ваш отряд весьма усилиться может... Мужиков ободрять подвигами, которые оказали они в других местах, наиболее в Боровском уезде"37 . Действия Сеславина были успешны. Он весьма оперативно представлял сведения о движении главных сил Наполеона по выходе их из Москвы, чем немало способствовал принятию своевременного решения о движении русской армии на Малоярославец.

Столь же активно действовал на Можайской дороге отряд и А. С. Фигнера. В первый раз его организаторский талант проявился в расширении партизанской войны непосредственно при отходе русской армии через Москву. А. С. Фигнер вызвался остаться в городе с намерением убить Наполеона. Об этом желании капитана было доложено Кутузову. Главнокомандующий разрешил Фигнеру направиться в оставленный город. Пожар в столице только начинался. Переодевшись в крестьянское платье, Фигнер пробрался в Москву и наблюдал здесь бесчинства французских солдат. Он сумел найти смелых людей и организовал летучий отряд. Днем Фигнер, прикидываясь торговцем съестного, бродил по городу. После дневной разведки ночью он силами своего отряда производил нападения на врагов. Все попытки французского командования изловить отряд не дали успеха. Наконец Фигнер счел возможным приступить к исполнению своего намерения и попытался "пробиться в Кремль к Наполеону... Это подало подозрение, меня схватили, допрашивали: с каким намерением я шел в Кремль? Сколько ни старался я притвориться дураком и простофилей, но меня довольно постращали и с угрозой давали наставление, чтобы впредь не осмеливался ходить туда, потому что мужикам возбраняется приближение к священному местопребыванию императора"38 . И хотя Фигнеру не удалось осуществить свое намерение, однако польза от его пребывания в Москве была несомненной. Он дал точные данные о расположении французских корпусов в столице и Подмосковье.

После возвращения Фигнера в лагерь ему было поручено сформировать самостоятельный отряд для действий на Можайской дороге. Днем Фигнер прятал свой отряд в лесу, а сам, переодевшись в форму французского офицера, бесстрашно ездил по тракту и собирал сведения о двигавшихся французских отрядах. Нередко он направлялся во французский лагерь и там собирал разведывательные данные. Отряд Фигнера совершал дерзкие нападения на неприятеля и наносил ему немалый урон. За поимку Фигнера французы назначили крупную сумму. Дважды отважный партизан едва не попал в плен. В первый раз он был окружен с трех сторон и выбрался из окружения довольно своеобразно. Он разделил свой отряд, часть его переодел во французские мундиры и инсценировал между этими частями бой, под прикрытием которого сумел отойти к лесу. Во второй раз его отряд был оттеснен к болоту. Ночью партизаны сумели переправиться через болото и, к изумлению французов, скрыться. Французы почитали Фигнера "ужасным разбойником", который их истреблял и "был неуловимым, как дьявол". Убедившись, что Фигнер - бесстрашный и смелый командир, Кутузов вызвал его к себе, одобрил его действия и разрешил отобрать в свой отряд еще 800 человек. С этим отрядом Фигнер производил смелые налеты, разбивал французские отряды, сжигал обозы, перехватывал курьеров и не давал покоя французам у самой Москвы.


36 Там же, стр. 309, 329.

37 Там же, стр. 406.

38 И. Радожицкий. Походные записки артиллериста с 1812 по 1816 г. М. 1835, стр. 204, 212 - 215.

стр. 121


Кутузов отзывался о Фигнере весьма лестно. "Письмо это, - писал он своей жене, - получишь через Фигнера - здешний партизан. Погляди на него пристально, это - человек необыкновенный. Я этакой высокой души еще не видал, он фанатик в храбрости и в патриотизме, и бог знает чего он не предпримет"39 .

Несколько отрядов Кутузов направил для наблюдения за Владимирской, Рязанской и Тульской дорогами. Особенно успешно действовал здесь отряд Н. Д. Кудашева. Имея всего 300 человек, он произвел нападение в селе Никольском на отряд французских фуражиров, состоявший из 2500 человек пехоты и конницы. Противник, потеряв убитыми 100 и пленными 200 человек, пустился в бегство.

1 (12) октября Кутузов докладывал Александру I из Тарутина: "В. и. в. известно, что армия не делает никакого важного движения и что посылают партии для отрезания неприятелю всякого сообщения. Множество пленных и час от часу ослабевающие силы неприятеля суть неоспоримые доказательства, сколь великую пользу таковые отряды производят. Ахтырского гусарского полка подполковник Давыдов, гвардейской артиллерии капитан Сеславин и артиллерии капитан Фигнер наиболее отличились своею предприимчивостью и успехами, с коими они производили в действие вверенные им поручения"40 . Кутузов просил дать Давыдову и Сеславину чин полковника, а Фигнеру - подполковника.

К войсковым партизанам относились также прибывшие с Дона 26 казачьих полков. Все эти полки влились в армию в конце сентября. Кутузов писал царю: "Такое значущее усиление регулярных войск приобретает верные способы причинить большой вред неприятелю". Хотя эти полки и были подчинены непосредственно Платову, тем не менее Кутузов дал указание разослать их по основным дорогам для усиления губернских ополчений, а часть полков направил в распоряжение Давыдова, Сеславина и других командиров войсковых партизанских отрядов. Тем самым достигалась возможность усилить наблюдение за противником и ускорялась доставка донесений в штаб главнокомандующего. Особенно активно действовали полки И. В. Иловайского, Н. В. Иловайского и Т. Д. Иловайского. Кутузов счел необходимым отметить действия казаков особым приказом: "Казачьи полки усердным, ревностным служением и оказываемою в делах противу неприятеля при всяком случае отличною храбростию заслужили справедливую похвалу"41 .

Действия войсковых партизан заставили Наполеона бросить на охрану дорог крупные силы. Для обеспечения безопасности Смоленской дороги Наполеон выдвинул к Можайску часть корпуса Виктора. Жюно и Мюрату предписывалась усилить охрану Боровской и Подольской дорог. Чувствительные потери от "малой" войны вынудили Наполеона отдать маршалу Бертье приказ усилить охрану дорог: "Подтвердите мое повеление, чтобы из Смоленска не отправляли ни одного транспорта иначе, как под начальством штаб-офицера и под прикрытием 1500 человек... Напишите генералам, командующим корпусами, что мы ежедневно теряем массу людей... Напишите королю Неаполитанскому, командующему кавалерией, что последняя должна всецело прикрывать фуражиров и обеспечивать от нападения отряды, отправляемые за продовольствием... Наконец, дайте знать герцогу Эльхингенскому (Нею. - Л. Б.), что он ежедневно теряет больше людей, чем в одно сражение, что ввиду этого необходимо лучше урегулировать службу фуражиров и не удаляться настолько от войск"42 .

С 21 по 26 сентября Наполеон произвел ряд перемещений: корпус Понятовского был направлен к Подольску; маршалу Бессьеру приказано выдвинуться на Тульскую дорогу. Охрана Можайской дороги со стороны Москвы была возложена на дивизию Брусье. Но все эти усилия оказались тщетными. Неприятелю не удалось оградить себя от нападений войсковых партизан. Созданная французами дополнительная сеть коммуникаций попала под частичный контроль партизан. Подытоживая их деятельность во время Тарутинского перехода, Кутузов писал: "В течение шестинедельного отдыха Главной армии при Тарутине партизаны мои наводили страх и ужас неприятелю, от-


39 "М. И. Кутузов". Т. IV, ч. 2. М. 1955, стр. 253.

40 Там же, ч. 1, стр. 419.

41 "Донские казаки в 1812 году". Ростов-на-Дону. 1954, стр. 19; "М. И. Кутузов". Т. IV, ч. 1, стр. 426.

42 В. Клембовский. Партизанские действия. СПБ. 1894, стр. 10.

стр. 122


няв все способы продовольствия"43 . Так из разных элементов закладывался фундамент близившейся победы.

3. Крестьянские отряды сопротивления

Чем глубже проникали в Россию наполеоновские войска, тем явственнее становилось яростное сопротивление народа, который не желал сотрудничать с захватчиками. Среди погибших защитников Смоленска французы находили много вооруженных поселян и горожан. На территории Смоленской губернии после вторжения неприятельских войск тотчас началась партизанская война. "Все против нас; все готовы либо защищаться, либо бежать; везде меня встречали неприязненно... Никто ничего не хотел давать..."44 , - отмечал командир одного из французских отрядов. "Чем больше мы продвигались вперед, - писал Коленкур, - тем более полным было бегство населения, не оставались даже старики и инвалиды..., даже авангард не мог раздобыть мне проводника"45 .

Но если французам и удавалось заставить отдельных крестьян быть проводниками, то многие из них пользовались случаем, чтобы завести отряды либо в чащу лесов, либо в сторону от крупных населенных пунктов. Подвиг Ивана Сусанина не раз был повторен в то время. Например, крепостной крестьянин Семен Силаев, которого принудили стать проводником трехтысячного отряда, продвигавшегося через Духовщину на г. Белый, решительно отказался показать путь интервентам. "Выведены были из фронта солдаты с заряженными ружьями расстреливать его; а он все уверял, что дорога непроходима, что на всем протяжении Свирского мха мосты сожжены, поделаны засеки и окопы, которые защищаются многочисленным корпусом войск". Французы повернули назад, и Белый был спасен от сожжения. Нередко проводники, "притворяясь готовыми к оказанию услуг, заводили чужеземцев в места, не означенные на военных картах..., и сверкающие ножи, секиры и рогатины были первым вступлением к страшной судьбе, их ожидавшей"46 .

К середине августа в ряде уездов Смоленской губернии, примыкавших к району действий французских войск, уже насчитывалось несколько довольно больших крестьянских отрядов, которые защищали свои родные места от проникновения французских войск. В Сычевском районе действовали три отряда. Первый из них, состоявший главным образом из жителей г. Сычевка, возглавил городничий Л. Карженковский. Этот отряд неоднократно отражал попытки польских улан разорить села вокруг города. Второй отряд во главе с С. Емельяновым, боевым суворовским солдатом, заслужившим во время похода в Италию офицерский чин и вышедшим к 1812 г. в отставку в чине майора, насчитывал 400 человек. Отряд провел 15 боев, уничтожил 572 французских солдата и взял в плен 325 человек.

Активно действовал и отряд исправника Сычевского уезда Е. Богуславского. По рапорту предводителя сычевского дворянства Н. Нахимова, этот отряд нанес существенный урон противнику: с 14 августа по 30 октября он уничтожил 1760 человек неприятеля и захватил в плен 1009 солдат и офицеров47 . Среди народных героев было немало женщин. До сих пор живет память о знаменитой старостихе хутора Горшкова, Сычевского уезда, Василисе Кожиной, отряд которой брал в плен и истреблял французов. Известна также "кружевница Прасковья", крестьянка из дер. Соколова, Смоленской губернии. Вместе со своими односельчанами она смело вела борьбу с захватчиками. Однажды при приближении отряда фуражиров отважная партизанка, "подпустив к себе ближе злодеев, вдруг вонзила в бок (командиру отряда. - Л. Б.) железные вилы, а потом стремительно бросилась на других, из коих еще двое остались на месте сражения, а прочие от страха разбежались"48 .


43 "М. И. Кутузов". Т. IV, ч. 2, стр. 554.

44 "Французы в России. 1812 год по воспоминаниям современников- иностранцев". Ч. I. М. 1912, стр. 90 - 103.

45 А. Коленкур. Мемуары. Поход Наполеона в Россию. М. 1943, стр. 126.

46 "Смоленская старина". Вып. 2. Смоленск. 1912, стр. 15; ЦГВИА, ф. ВУА, д. 3464, ч. 3, л. 14 об.

47 "Народное ополчение в Отечественной войне 1812 г.", стр. 187.

48 "Анекдоты достопамятной войны россиян с французами". Ч. I. СПБ. 1814, стр. 160.

стр. 123


В Гжатском уезде широкую известность получили действия двух отрядов - Ермолая Васильевича Четвертака (Четвертакова) и Федора Потапова (Самуся). Ермолай Четвертак, рядовой Киевского драгунского полка, был ранен в бою под Царево-Займищем и взят в плен, но ему удалось бежать. В районе Гжатска, в дер. Басманы, он организовал партизанский отряд. Его ряды насчитывали около 300 человек. Вооружение и лошадей крестьяне добывали в боях с противником. Четвертак велел крестьянам обучаться стрельбе. "Латы вешали на деревья, в кои стреляли мужики для приучения цельной стрельбе". Этот отряд вел дозорную службу. Кроме того, из отряда выделялись партии в 60 - 100 человек, которые действовали в районе то Колоцкого монастыря, то Гжатокой пристани и даже Медыни. Отряд Четвертака вел успешные бои у селений Антоновка, Купсова, Цветкова, Михайловка, Драчево и Семеновка. Современники отмечали, что "на пространстве 35 верст от Гжатской пристани страна не была разорена, между тем как кругом все окрестные деревни лежали все в развалинах". Жители этой округи называли Четвертака "спасителем той страны"49 .

Федор Потапов, гусар Елизаветградского полка, был ранен под Валутиной Горой и подобран крестьянами. По выздоровлении он тотчас принялся за организацию партизанского отряда. Потапов называл себя Самусем, очевидно, в честь одного из крестьянских полководцев во время восстания Палея. Отряд Самуся насчитывал до трех тысяч человек, но его ударную силу составляла конная группа в 200 человек, вооруженных и одетых в латы французских кирасир. В одном из боев участникам этого отряда удалось захватить даже пушку. Самусь проявил незаурядные способности в организации и руководстве действиями партизан. "Благоразумный Самусь ввел удивительный во всех подчиненных ему деревнях порядок. У него все исполнялось по знакам, которые часто подавались посредством колокольного звона и других условных примет. Часто с приближением неприятеля в превосходных силах по первому знаку все деревни делались пусты, другой знак вызывал поселян из лесов в дома. Различные маяки и звон колокола разной величины возвещали, когда и в каком количестве, на лошадях или пешими идти в бой. Сими средствами, причиняя величайший вред неприятелю, всегда неустрашимый и всегда бескорыстный Самусь сохранил почти все имущество храбрых своих крестьян, которые любили его, как отца, и боялись, как самого строгого начальника"50 . Отряд Самуся нанес значительный ущерб французским войскам. После освобождения Смоленской губернии генерал Ф. В. Остен-Сакен прислал для проверки деятельности партизан специальных людей, насчитавших здесь до 3 тыс. убитых врагов51 .

В Гжатском уезде действовал отряд рядового Таврического гренадерского полка С. Еремеенко. Он захватывал обозы и уничтожал команды фуражиров. За успешные действия отряда и "отличное мужество и храбрость" Еремеенко был произведен в унтер-офицеры и награжден Военным орденом52 . Отмечая успехи смолян, Кутузов писал в одном из обращений: "Достойные смоленские жители, любезнейшие соотечественники! С живейшим восторгом извещаюсь я отовсюду о беспримерных опытах в верности и преданности вашей... к любезнейшему отечеству. В самых лютейших бедствиях своих показываете вы непоколебимость правил. Вы исторгнуты из жилищ ваших, но верою и верностию твердые сердца ваши связаны с нами священными, крепчайшими узами единоверия, родства и единого племени. Враг мог разрушить стены ваши, обратить в развалины и пепел имущество, наложить на вас тяжкие оковы, но не мог и не возможет победить и покорить сердец ваших. Таковы россияне!"53 .


49 "М. И. Кутузов". Т. IV, ч. 2, стр. 730 - 731; "Русская старина", 1898, июль, т. 95, стр. 100. Когда русские войска в период контрнаступления возвратились в Гжатск, Четвертак вернулся в свой полк и участвовал в заграничном походе. За отвагу, проявленную в боях при Лейпциге, он был награжден Военным орденом и произведен в унтер-офицеры.

50 Л. Г. Бескровный. Хрестоматия по русской военной истории. М. 1947, стр. 377.

51 "Военный сборник", 1870, N 10, стр. 247.

52 ЦГВИА, ф. 346, оп. 2, д. 518, лл. 1 - 1 об.

53 "Листовки Отечественной войны 1812 года", стр. 39.

(Окончание следует.)




Опубликовано 07 января 2017 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Л. Г. БЕСКРОВНЫЙ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, 1972-01-31

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

МНЕНИЯ ЧИТАТЕЛЕЙ

Комментируем публикацию: БЕЛОРУССКИЕ ПАРТИЗАНЫ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1812 ГОДА


можно без регистрации



Комментарии через VK.COM



Комментарии через Facebook


Авторы с большим интересом читают отзывы и рецензии, которые хранятся в Центре комментариев. Оставить своё мнение об этой работе можете и Вы прямо сейчас. Также обязательно прочтите Правила общения и рецензирования

Обсуждения других статей:

В том числе на других сайтах сети национальных библиотек Libmonster
подняться наверх ↑

НЕБИБЛИОТЕЧНЫЕ СКАНДАЛЫ

Загрузка...