БОРЬБА ПАРТИЗАН БЕЛОРУССИИ ПРОТИВ НЕМЕЦКИХ ЗАХВАТЧИКОВ В 1918 ГОДУ

Актуальные публикации по истории и культуре Беларуси.

NEW БЕЛАРУСЬ


Все свежие публикации



Меню для авторов

БЕЛАРУСЬ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему БОРЬБА ПАРТИЗАН БЕЛОРУССИИ ПРОТИВ НЕМЕЦКИХ ЗАХВАТЧИКОВ В 1918 ГОДУ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные кнопки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси

Система Orphus

3 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


В 1918 г. империалистическая Германия, пытаясь поправить свои дела, вторглась в пределы Страны советов. Воспользовавшись тем, что у Советской России не было еще новой армии, а старая демобилизовалась, германские империалисты двинули 500-тысячную армию и оккупировали Прибалтику, Белоруссию, Украину, Финляндию и Псковщину. Немцы захватили огромную территорию, равную Германии, Франции и Италии, вместе взятым. 21 февраля Совет народных комиссаров объявил социалистическое отечество в опасности. В своем историческом воззвании Совнарком писал: "Германский милитаризм хочет задушить русских и украинских рабочих и крестьян, вернуть земли помещикам, фабрики и заводы - банкирам, власть - монархии. Германские генералы хотят установить свой "порядок" в Петрограде и в Киеве. Социалистическая Республика Советов находится в величайшей опасности. До того момента, как поднимется и победит пролетариат Германии, священным долгом рабочих и крестьян России является беззаветная защита Республики Советов против полчищ буржуазно-империалистской Германии.

 

Совет Народных Комиссаров постановляет: 1) Все силы и средства страны целиком предоставляются на дело революционной обороны. 2) Всем советам и революционным организациям вменяется в обязанность защищать каждую позицию до последней капли крови. 3) Железнодорожные организации и связанные с ними советы обязаны всеми силами воспрепятствовать врагу воспользоваться аппаратом путей сообщения; при отступлении уничтожать пути, взрывать и сжигать железнодорожные здания; весь подвижной состав - вагоны и паровозы - немедленно направлять на восток, в глубь страны. 4) Все хлебные, и вообще продовольственные запасы, а равно всякое ценное имущество, которым грозит опасность попасть в руки врага, должны подвергаться безусловному уничтожению; наблюдение за этим возлагается на местные советы под личной ответственностью их председателей. 5) Рабочие и крестьяне Петрограда, Киева и всех городов, местечек, сел и деревень по линии нового фронта должны мобилизовать батальоны для рытья окопов под руководством военных специалистов"1 .

 

В ответ на призыв советского правительства весь народ поднялся на священную войну против империалистической Германии, против иноземного ига, идущего с Запада.

 

Немцы вели наступление двумя группами: 10-я армия ген. Фалькенгайна - на Минск, Могилев, Витебск, "Смоленск, и 41-й резервный корпус - на Гомель, Брянск и Москву. Одновременно шло наступление в направлении Псков - Петроград. По приказу главнокомандующего Западным фронтом А. Ф. Мясникова от 23 февраля, советские войска

 

 

1 В. И. Ленин. Из эпохи гражданской войны, стр. 29 - 30. Партиздат. 1034.

 
стр. 19

 

должны были задержать немцев на линии Витебск - Орша - Могилев - Гомель.

 

Тов. Мясников обратился к трудящимся Белоруссии я прифронтовой полосы с воззванием, которое заканчивалось следующими словами: "Необходимо преградить нашим врагам все доступы, ведущие в глубь страны, для чего нужна широкая мобилизация всех способных к защите России сил. Все сознательные и разумные трудящиеся призываются под красные знамена для борьбы с международным грабежом на защиту западной границы революционной России от Витебска до Гомеля, под руководством штаба Западного фронта, действующего под наблюдением советов Р. С. и Кр. Деп. Западной области"1 .

 

Напор интервентов отражали витебский, оршанский, могилевский отряды и 2-я революционная армия. Кроме того для ведения партизанской малой войны были направлены отряды к Полоцку, Борисову, Жлобину и Калинковичам. Войска Красной Армии вместе с крестьянскими партизанскими отрядами вели упорные бои за Речицу, Оршу, Гомель.

 

Тов. Мясников в телеграмме в Совет народных комиссаров 25 февраля 1918 г. из Гомеля сообщал: "Советские войска 8 часов утра выбили неприятеля из Калинкович, но 12 час. вынуждены были отступить, бой продолжается. Численность Красной Армии ежедневно растет, вооружаются крестьяне, которые героически сражаются. В Гомеле снова установлена советская (власть) и приняты беспощадные меры по борьбе с контрреволюцией, создана комиссия по вооружению народа"2 .

 

В. И. Ленин в телеграмме совету г. Дриссы в связи с наступлением немцев в феврале 1918 г. писал: "Оказывайте сопротивление, где возможно. Вывозите все ценное и продовольствие. Остальное все уничтожайте. Не оставляйте врагу ничего. Разбирайте пути две версты на каждые десять"3 .

 

К началу марта, к моменту заключения Брестского мира, немцы захватили Белоруссию до линии Псков - Полоцк - Орша - Могилев - Гомель. Несмотря на то, что 3 марта был подписан Брестский мирный договор, немецкое командование стремилось захватить, возможно, большую территорию, и продолжало наступление. В районе Добруша и Новозыбкова Красная гвардия и партизаны в упорных боях, переходивших неоднократно в штыковые атаки, нанесли немцам крупное поражение. В этих боях высокую доблесть и геройство показал московский отряд Красной гвардии, о котором командующий армией писал: "Московские, рабочие могут гордиться этим отрядом, стойко защищавшим Советскую республику от нахального продвижения вперед немецких банд"4 .

 

Велика была ненависть к поработителям, вторгшимся на земли русских, белорусских и украинских крестьян! Немецкие захватчики несли рабство и насилие; они хотели не только отнять у населения хлеб, скот, продовольствие и одежду, но лишить рабочих и крестьян их власти и восстановить монархический, помещичий строй. Товарищ Сталин писал: "Империалисты Австрии и Германии несут на своих штыках новое, позорное иго, которое ничуть не лучше старого, татарского, - таков смысл нашествия с Запада"5 .

 

В захваченных районах немцы установили кровавый террор над мирным населением: массовые расстрелы, грабежи и насилия были повседневным явлением. Из оккупированных районов немцы вывозили все продовольствие, сельскохозяйственное сырье, фураж, машины и разные металлические изделия, вплоть до консервных банок. У населения регистри-

 

 

1 Центральный государственный архив Красной Армии (ЦГАКА), ф. 1, оп. 1, д. N 213, л. 104.

 

2 Центральный государственный архив Октябрьской революции и социалистического строительства (ЦГАОР и СС), ф. 130, оп. 12, д. N 13, л. 32.

 

3 ЦГАОР и СС, ф. 130, оп. 12, д. N 23, л. 28.

 

4 ЦГАКА, ф. 6, оп. 7, д. N. 48 (9 - 912), лл. 3 - 4.

 

5 И. Сталин. Статьи и речи об Украине, стр. 40, Партиздат. 1936.

 
стр. 20

 

ровалась, а затем отбиралась и вывозилась в Германию одежда, а также материя и обувь. Все, что оставлялось в личное пользование, облагалось налогом. Так, владельцы домашним скотом, птицей были обязаны уплачивать по 1 фунту масла с каждой коровы и по 1 яйцу с курицы ежедневно. В Полоцком же районе, например, налогом был обложен весь домашний скот, не исключая собак и кошек; за корову или лошадь взималось по 15 руб., а за кошку или собаку - по 3 рубля.

 

Комендант Жлобинского района лейтенант Мильгаузе издал распоряжение, согласно которому каждый владелец, имеющий коров, обязан был три раза в неделю доставлять на немецкую маслобойку по одному литру молока с каждой коровы.

 

Помимо налога на скот крестьяне были обложены подушной податью в размере 1 руб. с человека. В число статей обложения входила и порубка леса. За вырубленный помещичий лес (хотя бы до оккупации) крестьяне должны были уплачивать по 6 руб. за сажень. До учета посевов и покосов немцы запретили косить сено и снимать урожай всем крестьянам, имеющим более одной десятины земли. Повсюду были расклеены объявления о том, что все лица, препятствующие реквизиции продовольственных запасов, будут отправлены на "казенные" работы.

 

Оккупанты установили всеобщую трудовую повинность. С этой целью они произвели регистрацию всех трудоспособных мужчин от 17 до 45 лет (по другим источникам, от 16 до 60 лет). Бывшие солдаты были включены в особые списки и направлялись на работы в глубь Германии.

 

Для характеристики беспримерного хищничества немецких грабителей показателен приказ начальника 23-й пехотной дивизии в Динабурге генерала фон Гофмейстера. Согласно этому приказу, для населения были установлены обязательные поставки зерна и сена. Озимая пшеница и озимая рожь - 12 пуд. с десятины, по цене за пуд пшеницы 4 марки 7 пфеннигов и за пуд ржи по 4 марки; сено (луговое, клеверное и люцерна) - по 30 пуд. с десятины с оплатой 2 марки за пуд. Поставку было приказано закончить до 30 сентября. Торговля всякого рода продуктами запрещалась. Все без исключения мельницы были поставлены под военный контроль; германская военная комендатура выдавала каждому хозяйству особую "мельничную карточку" на право молоть зерно на определенной мельнице и в определенном количестве. Помол на ручных мельницах запрещался под угрозой конфискации всего зерна. В приказе добавлялось, что "волости, не выполнившие благовременно обязательные поставки или же не в полном размере, будут наказаны взысканием принудительным порядком всего подлежащего урожая". На потребление населения была установлена голодная норма - 3% пуда в год на душу, а все остальное зерно отбиралось. Весь урожай был объявлен собственностью Германии.

 

Кроме хлеба и скота, который усиленно вывозился в Германию, немцы отбирали все фрукты и овощи. Так, из Жлобина в Киев были отправлены четыре баржи с яблоками. При реквизиции их крестьянам платили по 6 руб. за пуд, сопротивляющихся арестовывали, применяя при этом вооруженную силу.

 

Газета "Борьба", орган революционного совета Западного фронта, отмечала массовые грабежи, насилия и расстрелы, чинимые немецкими империалистами. "В Гомеле, - писала газета, - хозяйничанье немецких войск продолжается. Крестьян немцы заставляют подвозить свой хлеб на станции и погружать в вагоны, причем хороших лошадей, как у извозчиков, так и у крестьян отбирают. Забирают скот. Члены комитетов, взявшие (помещичьи) имения на учет, преследуются вплоть до расстрела. По всякому доносу, с указанием на принадлежность к большевикам, указанных лиц арестовывают без всяких объяснений... Поспешная реквизиция всего, что только можно отнять у местного населения, оставляет впечатление налета бандитов, опасающихся за свои деяния и стремя-

 
стр. 21

 

щихся захватить побольше добычи и увезти до раскрытия преступления"1 .

 

За сопротивление и даже без всякого повода целые деревни были стерты с лица земли вместе с населением. Деревню Новоселки, в районе Орши, немцы окружили, подожгли, жителей расстреливали на месте, не щадя ни женщин, ни детей. В Сенненском уезде, Могилевской губернии, сожгли хутор Сироватку за отказ выдать реквизированный хлеб. В одном только Глуховском районе в начале июля немецкие бандиты расстреляли до 1000 человек и издали приказ о том, что весь урожай считается достоянием Германии. В Гомеле немецкие патрульные забирали прохожих под предлогом проверки документов, вели якобы в комендатуру, а, заведя во двор, дочиста обирали.

 

В Лепельском уезде, Витебской губернии, немецкие хищники забирали у крестьян шерсть от овец, срезали у лошадей гривы и хвосты, заставляли крестьян собирать и сдавать крапиву. Из Минска, Гомеля, Полоцка и других городов были вывезены все ценности. Хлеб, скот, сено, холст, овчины целыми эшелонами отправлялись в Германию. Иногда немцы платили за награбленное так называемыми "ост-рублями", не имеющими никакой ценности. Белоруссия была объявлена немецкой областью во главе с немецким начальником края, в уездах и волостях были назначены немецкие чиновники. Начальником Минской губернии был назначен капитан Генцигер. Были восстановлены старые помещичье-капиталистические порядки. Вернувшиеся в свои гнезда помещики, при помощи немцев отбирали у крестьян землю, скот, инвентарь, взыскивали разные поборы.

 

Промышленность Белоруссии была разрушена, оборудование вывезено в Германию, на действующих еще предприятиях введен 12-часовой рабочий день, заработная же плата равнялась 3,5 - 4 руб. в сутки, что при дороговизне сельскохозяйственных продуктов заставляло рабочих голодать. Все профсоюзные и общественные организации были разогнаны, и какие бы то ни было собрания запрещены.

 

Трудящиеся Белоруссии первыми приняли на себя удар вооруженных до зубов немецких захватчиков. Помимо Красной Армии, зарождавшейся и укреплявшейся "в борьбе с немецкими захватчиками, командование Западного фронта решило создать для действия в тылу у немцев специальные партизанские отряды численностью в 100 - 300 бойцов - конных и пеших. Штабом Западного фронта и Московским военным округом были разработаны инструкции (наставления) по организации партизанских отрядов и их действий в новой войне в тылу у врага.

 

Военный совет Смоленского района в первые же дни наступления немцев приступил к созданию четырех отрядов, причем для действия в тылу у немцев первых двух отрядов был намечен район, ограниченный линиями: с востока - временной демаркационной линией, от оз. Нешердо до Улла, с юга - Улла - оз. Вешнянское, с запада - оз. Вешнянское - Краславка, с севера - Краславка - оз. Нешердо. Перед отрядами были поставлены военным советом следующие задачи: "а) набеги на обозы и отдельные партии, производящие реквизиции продовольственных продуктов и фуража, б) частичное разрушение полотна железной дороги Полоцк - Двинск и Молодечно - Полоцк, взрыв мостов на указанных железных дорогах и важнейших из грунтовых указанного района, в) набега на станции с целью разрушения станционных сооружений и проч."2 .

 

В том случае если немцам удастся занять Витебск и повести дальнейшее наступление на Смоленск, эти отряды должны были действовать в районе, граничащем: с юга - Голынки - Бабиновичи - Бешенковичи - р. Западная Двина до местечка Улла, с запада - от местечка Улла до

 

 

1 ЦГАКА, ф. 10, д. N 9.

 

2 ЦГАКА, ф. 488, оп. 1, д. N 17 (957), л. 26.

 
стр. 22

 

оз. Нешердо, с севера - оз. Нешердо - Велиж. Задачей отрядов было разрушать линии железных дорог Полоцк - Витебск - Смоленск и Орша - Витебск - Невель, а также приводить в негодность мосты и грунтовые дорога.

 

Для действий двух других отрядов был определен район, ограниченный с востока временной демаркационной линией - Шклов - Улла, с юга - Шклов - Борисов, с запада - р. Березина - Борисов до оз. Вешнянского, с севера - оз. Вешнянское - Улла. Перед этими отрядами стояли те же задачи, а также частичное разрушение железнодорожного полотна Борисов - Орша и Могилев - Орша.

 

В случае занятия немцами Орши отряды должны были действовать в районе, ограниченном с востока линией, которую займут германские войска, с юга - Хословичи - Мстиславль - Шклов, с запада - линией от Шклова до местечка Улла, с севера - Улла - р. Западная Двина - Бешенковичи и далее Бабиновичи - Голынки. В этом случае в задачу отрядов входило разрушение железной дороги Орша - Смоленск и Могилев - Орша - Витебск.

 

В плане мероприятий по мобилизационным работам Смоленского района, датированном 18 мая 1918 г., указывалось, что "для целей обороны необходимо использовать кроме тех войсковых частей, которые подчинены Военному совету, также и те, кои находясь в Смоленском районе к моменту начала военных действий, не будут состоять в подчинении названному совету, а равно ополчения городского и сельского населения и притом в возможно большей мере"1 .

 

Партизанская борьба крестьян и рабочих Белоруссии против немецких захватчиков "приобрела большой размах. Штаб военного руководителя невельского района в своем донесений военному руководству западного участка отрядов завесы указывает да исключительно важную роль партизанского движения в невельском районе.

 

Военное командование отмечает, что для развития партизанского движения в этом районе были вполне благоприятные условия, поскольку существовали: "а) безусловное озлобление местного крестьянского населения к немцам, б) готовность местных крестьян защищать свои очаги и в) почти поголовное вооружение местных крестьян. Крестьяне района ст. Полота, уже выразили желание по первому призыву оказать свою помощь, и организовались, правда, в своеобразную форму. При бывших на фронте тревогах они действительно собирались в партии и немедленно уведомляли о своей готовности. Крестьяне Россонской округи также выражают готовность защищать свои земли"2 .

 

Командование невельского района возлагало на партизан ответственную задачу: "В пограничной полосе задерживать продвижение немцев, разрушать железную дорогу и препятствовать ее исправлению в лесисто-болотистой полосе на участке Полота - Дретунь"3 .

 

Военный руководитель рославльской группы сообщал 8 июня 1918 г., что на фронте действует, пять партизанских отрядов, да "их четыре численностью от 100 до 200 человек и один - в 30 человек. Все они ведут борьбу с немцами в тесном контакте с Красной Армией. "При всяком удобном случае они выделяют из своей среды мелкие отряды, которые, войдя в тыл противнику, или сами или совместно с крестьянами наносят возможный ущерб: портят мосты, нападают на обозы, поджигают склады, выясняют, где и какие части противника стоят"4 .

 

В Новоржеве был создан штаб партизанских отрядов Новоржевского, Опочненского и Островского уездов. Решения о создании партизанских отрядов были приняты на уездных съездах и затем на объеди-

 

 

1 ЦГАОР, ф. 130, оп. 12, д. 23, л. 28.

 

2 ЦГАКА, ф. 488, оп. 1, д. N 17, л. 34

 

3 Там же, ф. 488, от. 1, д. 17, л. 34.

 

4 Там же, л. 35.

 
стр. 23

 

ненном съезде "советов трех указанных уездов, состоявшемся 11 марта 1918 г. в г. Новоржеве. На съезде было решено "немедленно приступить к повсеместной организации партизанских отрядов для отражения нашествия немецких разбойников".

 

При формировании партизанских отрядов в каждом селении проводилась запись добровольцев. В отряды принимались люди, преданные советской власти, причем каждый вступающий в отряд давал письменное обязательство (присягу) по первому зову начальника отряда явиться в указанный сборный пункт и, не щадя своей жизни, вести борьбу с немецкими захватчиками. Организацию партизанских отрядов и снабжение их оружием и военным снаряжением проводили волостные советы и ревкомы. Начальники отрядов выбирались партизанами из своей среды.

 

Гомельский совет, находившийся в подполье, сообщал: "Немецкой банде нами объявлена беспощадная война, и мы не сложим оружия до тех пор, пока в наших рядах будет хоть один человек, способный владеть винтовкой. Война нами объявлена, и мы не будем просить пощады, да и сами ее не будем" давать.

 

Пройдет несколько дней, и вы услышите о нас, вы увидите бегущих из пределов уезда немцев. Мы горячо верим в победу, ибо на нашей стороне великий энтузиазм трудового народа... Пройдет несколько дней, настанет полная распутица, дороги станут непроходимыми для немцев, мы же везде пройдем"1 .

 

*

 

На грабежи и террор немецких оккупантов, рабочие и крестьяне ответили единодушной и смелой борьбой за родину, честь и свободу. Между немцами и вооруженными рабочими я крестьянами нередко происходили столкновения, превращавшиеся в крупные бои. В одной из телеграмм с фронта сообщалось, что у Речицы крестьяне, окопавшись, ведут затяжные и успешные бои с немцами, причем ими закачены 1000 винтовок и 4 пулемета2 .

 

Отпор немецким захватчикам возрастал с каждым днем; в июле и августе 1918 г. в Белоруссии отдельные выступления против немцев стали сменяться массовыми восстаниями. Крестьяне нападали на немецких фуражиров, на штабы отдельных отрядов, жгли склады с оружием, взрывали мосты и железные дороги. Между крестьянами и немцами происходили жестокие схватки. В одну ночь в трех деревнях на участке Ульяновичи - Латыгаль крестьянами было убито от 10 до 12 германских солдат. В ближайшем тылу противника в этом же районе часто видны были пожары. 12 августа между Борисовом и ст. Прямино крестьяне взорвали железнодорожный мост. Около Лунинца восставшие (вероятнее, бастующие железнодорожники) обстреливали проходящие германские поезда, и 19 августа в этом" же районе произошло железнодорожное крушение. Все станции от Орши до Минска немцы опутали проволокой, и без специальных пропусков вход в них был запрещен. В Мозырском уезде немцы отменили объявленную буржуазным правительством мобилизацию 18 - 20-летних возрастов3 , так как боялись массового скопления вооруженной белорусской молодежи. В местечке Горваль, Речицкого уезда, 30 августа при реквизиции хлеба и фуража были убиты немецкий офицер и три солдата. В городах, занятых оккупантами, рабочие громили немецкие штабы. В Гомеле была брошена бомба в кофейную, где ужинали штабные офицеры; там же были взорваны гостиница "Савой" и городской театр, в которых были расквартированы немцы. В Гомеле же, у железнодорожного моста, был обстрелян скорый поезд. На город оккупанты наложили контрибуцию в 100 тыс. рублей. Немцы посылали ка-

 

 

1 ЦГАОР, ф. 130, оп. 12, д. N 13, л. 67.

 

2 ЦГАКА, ф. 7, оп. 7, д. N 48 (9 - 912), л. 101.

 

3 Там же, ф. 448, оп. 1, д. N 45, ч. II-я.

 
стр. 24

 

рательные отряды в деревни для сбора оружия и продуктов, за отказ от сдачи налагали денежные контрибуции и расстреливали на месте. Из немецкого тыла сообщалось, что "везде крестьяне дерутся с большим мужеством, часто одними косами и топорами, и только превосходство технических средств у немцев заставляет повстанцев отступать обратно в леса"1 .

 

К осени 1918 г. под ударами частей Красной Армии и партизанских отрядов германская армия начала откатываться на запад. В то же время усиливалось разложение немецкой армии. Солдаты отказывались выполнять приказы офицеров, организовывали солдатские комитеты, отказывались ехать на французский фронт, дезертировали, занимались спекуляцией, пьянством, грабежами. В одном документе отмечалось: "Германские солдаты торгуют, чем попало, до казенных вещей включительно, офицеры тоже занимаются спекуляцией. Недавно арестована группа офицеров, занимавшаяся выдачей пропусков на все стороны за 500 - 600 руб.; в начале мая две австрийские дивизии отказались идти на крестьянский фронт. По словам вернувшихся из отпуска германских солдат, некоторые запасные части Германии отказались отправиться на французский фронт"2 .

 

При очищении западных губерний и некоторых районов Белоруссии немцы старались спешно вывезти в Германию как можно больше разных запасов и сырья, отобранных у населения. При уходе они отбирали у крестьян без всякой оплаты скот, птицу, хлеб. Из Виленской губернии увозился лен, из Могилева - локомобили, пожарные машины. На станциях Копысь и Шклов немцы установили прессовальные машины, которые должны были спрессовать для вывоза в Германию около 40 тыс. пуд. сена; из Жлобинского района спешно вывозилось в Германию огромное количество леса.

 

Краевой комитет коммунистической партии (большевиков) Белоруссии и Литвы обратился к населению со следующим воззванием: "Немцы очищают наш край. Они чувствуют бурю и спешат уйти. Но они в последние минуты стараются захватить побольше, увезти с собой весь хлеб и скот. Они грабят, реквизируют, воруют, а где это невозможно, они посылают своих агентов, спекулянтов-торговцев, скупающих для них хлеб, мясо и все, что им может пригодиться.

 

Товарищи крестьяне! Помните о будущем. Вам нужен хлеб и для будущего. Не продавайте свой хлеб, необходимый трудовому народу, врагам рабочих и крестьян - немецким палачам. Немцы за покупаемые ими предметы платят фальшивыми бумажками. Ни одного зерна хищникам. Хлеб должен остаться в Белоруссии. Он нужен рабочим. Он нужен вам самим. Прячьте хлеб свой для обмена на бумазею, ситец, мыло, сапоги и плуга. Не давайте себя обмануть немцам, они вас грабили, расстреливали, сжигали ваши деревни, не забывайте этого, не прощайте врагам. Не давайте себя обирать. Да здравствует советская власть в Белоруссии! Подпольная типография"3 .

 

Началось позорное бегство немецких захватчиков. К 25 ноября 1918 г. советскими войсками был занят Псков. В полоцком и двинском направлениях заняты Освея, Дрисса, Диена, в оршанском направлении - ст. Приянино, в могилевском направлении - железнодорожный район по линии Бобруйск - Телуша в 40 км от Жлобина. При спешном отходе из Жлобина немцы бросили 105 паровозов. 29 ноября был занят Бобруйск, 1 декабря - Режица, 2 декабря - Борисов и 9 декабря - Слуцк. В Слуцке население устроило советским войскам торжественную встречу. День вступления советских войск был объявлен неприсутственным "в знак освобождения от германского белогвардейского ига," в городе

 

 

1 "Правда" N 175 от 18 августа 1918 года.

 

2 ЦГАКА, ф. 488, оп. 1, д. N 45, ч. 2-я, лл. 292 - 293.

 

3 Там же, ф. 104, д. N 535, л. 297.

 
стр. 25

 

состоялась демонстрация. 7 января 1919 г. был занят Вильно, 26 января красные белорусские части с боем заняли Пинск; немцы бежали, оставив в наших руках орудия и 130 пленных.

 

Военком 1-й бригады 17-й стрелковой дивизии советских войск сообщал, что население жаловалось Красной Армии на помещиков и немцев, которые пароли крестьян, уводили скот, отбирали хлеб и другие продукты литания. В деревне Габы, Молодеченского уезда, сообщал военком, "у крестьян были спрятаны винтовки, пулеметы и даже орудия". Но явившимся советским работникам крестьяне оружия сразу не выдали "потому, что им как-то не верилось: действительно ли они имеют дело с большевиками", и только после приезда военкома крестьяне согласились передать оружие в молодеченский совдеп. Кроме оружия крестьяне сдали 10 верст телеграфного кабеля, 3 аппарата системы "Эриксон", 1 телеграфный аппарат системы "Морзе" " пишущую машинку "Иост". Молодеченский совет выпустил воззвания и инструкции по организации советской власти на местах.

 

Из Белоруссии и Литвы в Восточную Пруссию бежали жалкие и голодные остатки недобитых немецких оккупантов. В декабре 1918 г. штаб армии Западного фронта сообщал: "Отступающие из Литвы немцы находятся в отчаянном положении. Большинство погибло от холода и голода. Целые отряды голодных, трясущихся от холода людей, оторвавшихся от главных сил, направляются к Шавлям. Первый такой эшелон, состоявший из 500 раненых и больных, прибыл в Кенигсберг"1 .

 

Рабочие и крестьяне Советской России, Белоруссии и Украины изгоняли со своей земли немецких захватчиков. Под руководством Ленина и Сталина они отстояли свою свободу и независимость. По всей Белоруссии вновь создавались сельские и волостные советы.

 

Население очищенных от немцев городов и деревень радостно встречало советские войска, оказывая им всяческое содействие. На одном из митингов в г. Порхове после освобождения его от немцев, 5 декабря 1918 г., была принята следующая резолюция: "Приветствуем власть трудового народа; сражаться со всеми врагами, контрреволюционерами и белогвардейцами, которые хотят отнять все наши завоевания от двадцать шестого октября и закабалить в рабские цепи капитала трудящиеся массы, мы этого не допустим, лучше ляжем костьми на поле брани. Мы глубоко уверены, что победа за нами. Да здравствует социализм! Да здравствует Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика! Да здравствуют вожди революции товарищ Ленин и вождь германского пролетариата Карл Либкнехт!"2 .

 

Таковы факты о героической борьбе белорусского народа с немецкими захватчиками. Белорусский народ помнит опыт партизанской войны с оголтелыми предшественниками фашистских бандитов и широко его использует, помогая Красной Армии громить немецко-фашистские полчища.

 

Красная Армия приступила к освобождению Советской Белоруссии. Недалек тот день, когда она полностью будет освобождена от фашистских банд. Крах германского гитлеровского империализма неминуем, мощные удары Красной Армии, Красного Флота и наших славных партизан при поддержке народов Европы сметут с лица земли немецко-фашистских разбойников.

 

 

1 ЦГАКА, ф. 104, д. N 535, л. 297.

 

2 ЦГАКА, ф. 8, оп. 7, д. N 13, л. 262.



Опубликовано 11 сентября 2015 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© П. ЖИБАРЕВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Исторический журнал, № 5, Май 1942, C. 19-26

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.