© Почему Украина не Белоруссия

Актуальные публикации по истории и культуре Беларуси.

Разместиться

БЕЛАРУСЬ новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

БЕЛАРУСЬ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему © Почему Украина не Белоруссия. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

4 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:

Внешнее сходство не тождественно внутреннему

 
  
  
 Во всех частях земного шара имеются свои, 
 даже иногда очень любопытные, другие части. 
  
 
 
 
 
 
 

Козьма Прутков

 

Заключение с Украиной контракта на поставку газа по европейской цене свело "братские" отношения между родственными странами - Россией и Украиной - к отношениям купли-продажи между недружелюбными соседями. В Луганской области 400 километров границы с Россией оборудуют пограничным рвом. И это лишь один из итогов российской политики на Украине. А чем дальше, тем больше искр высекают любые российско-украинские взаимодействия.

 

Почему же Россия так раздражает Украину? Я, пожалуй, поставлю вопрос иначе: почему Россию удивляет отношение к ней Украины? Почему даже теперь, когда правительство Украины возглавил, казалось бы, пророссийски настроенный Янукович, Россия не может вполне полагаться на его многочисленные обещания по поводу выстраивания политики в отношении восточного соседа?

 

Ответ для меня, родившейся и выросшей как раз на Восточной Украине, более близкой России, чем вся остальная часть бывшей УССР, очевиден: Россия как государство не любит, не понимает народ, живущий на Украине, и не скрывает своего снисходительно-презрительного отношения к нему.

 

" российская политика никогда не уделяла внимания украинскому обществу, где шли подспудные тектонические процессы формирования новой социокультурной реальности. Кремлевская стратегия основывалась на понимании политики как элитного сговора, исключающего народ", - замечает Валерий Соловей1. И вот тому доказательства.

 

Язык как национальная идеология

 

В российской прессе на протяжении вот уже почти 15 лет, прошедших после распада СССР, идут разговоры о том, что никакой самостоятельной истории у Украины не было, что независимость поддерживают только ее западные области, что украинского языка вообще не существует (это не язык, а русский диалект, сдобренный десятком польских слов). Приведу пример подобного рода рассуждений:

 

"Необходимым атрибутом нации является язык - это прекрасно знают те, кто всегда хотел оторвать Украину от России. Поэтому на изобретение "украинского языка" они положили сил не меньше, чем на физическое и духовное уничтожение русского народа русско-польский диалект, который мы сейчас называем украинским языком, возник и начал свое становление не во времена библейского Ноя и даже не в эпоху Киевской Руси, а в XV веке, гораздо позже распада единого Древнерусского государства. Такова была цена, которую пришлось заплатить русским обитателям Юго-Западной Руси, насильственно отторгнутой литовцами и поляками, за продолжительное пребывание под иностранным (польским) господством. Не попади тогда Юго-Западная Русь под польское господство, дальнейшее развитие местного славянорусского языка проходило бы без сильнейшего воздействия польской языковой культуры"2. Обращает на себя внимание и такое утверждение: " "украинизация" (а точнее, полонизация) русского языка протекала во времени довольно медленно и незаметно, а сами люди, которые уже разговаривали на сформировавшемся "суржике" - украинском языке, по-прежнему считали и называли его русским (руським)"3.

 

Не вдаваясь в приведенные выше "остроумные" подробности возникновения украинского языка, замечу только, что, во-первых, не только польскому, но и немецкому, и венгерскому, и чешскому влиянию на территории Украины подвергался все же не современный русский язык, а так называемый славянорусский. Из него, очевидно, образовался и белорусский язык, также испытывавший на себе польско-литовское влияние, однако же не тождественный украинскому языку.

 

Во-вторых, тот же славянорусский язык чуть раньше оказался и под татаро-монгольским влиянием, что отразилось на его чистоте. Неудивительно поэтому, что указанные ветви одного славянского языка отличаются друг от друга. Вместе с тем отсюда вовсе не следует, что какая-то одна из таких ветвей является диалектом другой.

 

В-третьих, факт физического уничтожения русских на Украине является для меня новым и требует доказательной базы.

 

И наконец, в-четвертых. Понятие "суржик" никак не связано с польским языком. Оно употребляется в основном на Восточной Украине для обозначения смеси литературного украинского языка, которому учили в школах УССР, с русским языком. На этой смеси разговаривают жители сел и небольших городов Восточной Украины. Язык сельских жителей Центральной и Северной Украины более близок к литературному украинскому. А язык населения Западной Украины существенно отличается от литературного украинско-

 

стр. 43

 

 

го большим количеством не только полонизмов, но и слов, заимствованных из немецкого, чешского и венгерского.

 

Совершенно очевидно, что в России небрежные сочинения, подобные цитированному выше, появляются в ответ на аналогичные изыскания озабоченных доказательствами права на существование своей государственности украинских филологов, доводящих до абсурда историю развития собственного языка. Но разве филология как наука должна подгонять плоды своих исследований под нужды политики?

 

"Никто нас врагами не считает? - задается вопросом главный редактор украинского журнала "Книжник-review" Константин Родик. - А вот полистайте свободно предлагаемые в украинских книжных магазинах издания одиозного даже в России московского издательства "Имперская традиция": названия двух последних книг - "Малорусское наречие и его говоры" и "Украинская" болезнь русской нации"4.

 

Не случайно в процитированных ранее словах Валерия Соловья говорится именно о российской политике в отношении украинского общества. Подчеркну - не о советской, а о российской. Дело в том, что вектор советской национальной политики был полностью противоположным вектору российской национальной политики - той безответственной и безрассудной политики, которую стала проводить Россия, объявив о своей независимости и бросив на произвол судьбы одиннадцать республик (не считая трех прибалтийских, втайне мечтавших об этом на протяжении всего послевоенного времени), до того выхоленных и взлелеянных Советским Союзом.

 

Некоторые историки и политологи утверждают сегодня, что национальная политика СССР, развивая и усиливая национальные республики, тем самым ослабляла РСФСР в составе Советского Союза, поскольку все территориальные вопросы (проведение границ между национальными республиками и Россией, дробление территории России для создания новых национальных образований) всегда решались не в пользу России. Причем национальные образования получали не только территориальные преимущества. Огромные средства вкладывались Советским Союзом в развитие, а иногда и создание национальных культур. И делалось это не только с целью искоренения русского великодержавного шовинизма, отчего пострадала РСФСР, но и с целью укрепления единства огромной и разнородной страны. С целью мира и спокойствия в ней. Оттого-то распад империи, выстраданной потом и кровью ее граждан, на отдельные государства казался абсурдом.

 

В советский период на Украине действительно проводилась украинизация. Хотя бы уже потому, что за все время существования украинского языка, литературная жизнь которого началась в XVIII веке, никогда не прикладывалось более существенных усилий для его развития, чем в советскую эпоху. Украинский язык изучался с первого класса наравне с русским и в одинаковых с последним объемах во всех школах Украины, за исключением Крыма. Книги украинских писателей - как дореволюционных, так и советских - издавались огромными тиражами. То же самое можно сказать и о переводах русской классики на украинский язык. Часто невозможно было найти в книжных магазинах сочинения русских классиков на русском языке, а на украинском они всегда имелись в наличии. Мне, к примеру, в школьные годы пришлось из-за отсутствия в библиотеке русского оригинала прочесть роман Ивана Гончарова "Обломов" сначала на украинском, а уже потом, гораздо позже, - на русском. Скажу честно, перевод был совсем неплох. Кстати, самые популярные книги, как, скажем, фантастика и детективы, а особенно переводы зарубежной художественной литературы, тоже гораздо легче было купить на украинском языке, чем на русском.

 

Во всех школах УССР отдельным предметом изучалась история Украины - конечно, в советском варианте, который по сравнению с нынешним лепетом авторов украинских школьных учебников был просто кристально чистой правдой.

 

Первый канал радио и второй канал телевидения транслировались на украинском языке. Вещала на украинском языке в метровом диапазоне радиостанция "Промінь" ("Луч") - аналог радиостанции "Маяк".

 

На украинском языке выходили все республиканские аналоги центральных советских газет и журналов - как для взрослых, так и для детей, включая октябрят (газета "Зірка" ("Звездочка") и дошкольников (журналы "Барвінок" ("Барвинок") и "Малятко" ("Малыш").

 

Часть фильмов киностудии имени Довженко снималась на украинском языке. Например, фильм "За двумя зайцами" по пьесе украинского драматурга Михаила Старицкого был дублирован с украинского на русский.

 

Все документы, сопровождавшие жизнь человека (свидетельство о рождении, паспорт, школьный аттестат, диплом об образовании), заполнялись на двух языках - русском и украинском.

 

Во многом эта политика была рассчитана на умиротворение западных областей Украины, но распространялась она на всех жителей республики.

 

Таким образом, украинский язык и украинская культура (со свойственными ей сентиментальностью и романтизмом) стали для людей, родившихся на этой земле, частью их духовной и бытовой культуры, формировавшейся с самого раннего детства. Причем независимо от их воли, если только люди сознательно не противостояли влиянию украинского языка. Думаю, что такие были. Однако человека воспитывает среда, в которой он взрослеет, ее язык - как средство построения самого общества, наконец, обычаи. На Украине среда бытовой культуры значительно отличается от российской. Отчасти - исторически, отчасти - благодаря климату. Русские, живущие на Украине, гораздо сильнее отличаются от москвичей, чем русские, живущие в Прибалтике. Это и есть тот социокультурный аспект, который не учитывается политиками России.

 

Тут справедливо было бы отметить, что и людям, живущим основ-

 

стр. 44

 

 

ную часть жизни на Юге, трудно иногда понять своих северных братьев. В мирное и благополучное время эти взаимно непонимаемые различия родственных народов находят свое выражение в анекдотах и поговорках. А в условиях напряженной борьбы за выживание малейшие мировоззренческие разногласия могут стать поводом для войны.

 

В конце 70-х - начале 80-х годов минувшего века на Украину с ее теплым климатом и сытной жизнью усилился поток мигрантов из кавказских республик и России. Они, конечно, не владели украинским языком ни в каком виде и не собирались им овладевать. Но никаких сколько-либо значительных конфликтов это не вызывало, как не вызывал тогда насмешек и нареканий московский или кавказский акцент русского языка приезжих. Анекдот о том, "як москали кажуть "пи-и-во", появился в перестройку - с кризисом продовольствия и товаров первой необходимости и пробуждением националистических деятелей, ставших распространять идею о том, что "москали съели наше сало".

 

Но каков же результат советской национальной политики, результат, проявившийся в годы независимости Украины и совершенно непонятый российскими экспертами?

 

Результат таков. Объявление украинского языка государственным для независимой Украины не вызвало такого сильного возмущения в обществе, каким оно преподносится в России. И подтверждает это низкий процент голосов, отданных блоку Витренко на последних парламентских выборах. Почти все области Украины, за исключением Крыма, где, напомню, украинский язык в школах не изучался, совершенно безропотно и безболезненно перевели делопроизводство и преподавание на украинский язык. Можно сказать, что это произошло от растерянности народа, потрясенного внезапными преобразованиями. Но думаю, что если бы в качестве государственного был введен, например, эстонский, вряд ли терпеливый и конформистский по натуре народ Украины смирился бы с таким шагом правительства. Даже если бы тогда ввели английский в качестве государственного, то его, пожалуй, стали бы учить только за хорошую плату. А сейчас украинский учат бесплатно или сами платят за это.

 

Недавнее введение русского языка в некоторых восточных областях Украины в качестве регионального - это, конечно, приятное событие для русскоязычных жителей. Однако у большинства населения Юго-Востока Украины оно не вызвало душевного подъема. К тому же данное решение обусловлено, скорее, интересами руководителей Партии регионов, а вовсе не заботой о благе народа. Доказательство тому - недавнее подписание Партией регионов Универсала. Янукович, идя на компромисс с Ющенко, понимал, что отказ от принятия русского языка в качестве второго государственного не вызовет народных волнений. Фактическое утверждение русского языка языком народного меньшинства или региональным языком вполне удовлетворило русскоязычное население Украины, разговаривающее, как и Янукович, и Тимошенко, и, похоже, Ющенко, дома - по-русски или на "суржике", а на работе, если требуется, - по-украински.

 

В 90-е годы реально нараставшее отторжение со стороны России, сопровождавшееся риторикой о стратегическом партнерстве братских народов, продемонстрировало истинное лицо российской политики, которая была обращена не к народу, брошенному новыми украинскими властями на произвол судьбы в процессе обогащения властной элиты, а именно к этой самой обогащавшейся элите. Все преференции и подарки, сделанные Украине, пошли на пользу одной лишь власти. Народ, во-первых, ничего не знал об этих преференциях, поскольку цены на газ не разглашались ни Россией, ни Украиной. А во-вторых, он никак не выиграл ни от части Черноморского флота, подаренного Украине, ни от дешевого газа, поскольку тарифы на коммунальные услуги и товары первой необходимости росли непомерно наряду с падением доходов основной части населения еще до "газовой войны" с Россией.

 

Учреждение границы с пограничным контролем, значительно замедлившее передвижение простых граждан из Украины в Россию и обратно, установление чрезвычайно высоких тарифов на телефонную связь с Украиной, разделение науки на российскую и украинскую, высокая плата для граждан Украины за обучение в российских вузах даже не самого высокого уровня продемонстрировали жителям Украины желание России пореже с ними встречаться, кроме разве тех случаев, когда они используются россиянами в качестве дешевой и безропотной рабочей силы (читай - рабочего скота, выражаясь словами Валерия Соловья) при ремонте квартир, строительстве дач, коттеджей и прочих "богоугодных" заведений. Народ, не доверяющий собственной власти, не доверяет и предавшей его России. Почему же тогда удивляет российских экспертов тот факт, что даже на вроде бы пророссийском Востоке и Юге Украины "политическая консолидация и мобилизация происходят преимущественно на негативистской основе: против "захиденцев" и Виктора Ющенко"5?

 

На мой взгляд, нельзя основывать политику России на том общеупотребительном, но на самом деле мнимом факте, что "родной язык для двух третей населения Украины - русский"6, или более осторожно: " не менее 40% населения Украины (не только русские, но и часть украинцев) считают русский язык родным..."7. Родным языком для полови-

 

стр. 45

 

 

ны жителей бывшей УССР был русский. Теперь ситуация изменилась.

 

12 июня 1990 года Первый съезд народных депутатов РСФСР принял "Декларацию о государственном суверенитете" России. На этом фоне украинское руководство для самосохранения и преодоления комплекса неполноценности, навязанного таким образом Россией, обязано было обосновать идентичность своего народа. Именно поэтому такую колоссальную поддержку украинской власти получили националистические организации - дотоле преследовавшиеся львовские и тернопольские националисты, возглавившие "Народный рух Украины". Власть, до сих пор говорившая по-русски, демонстративно заговорила по-украински. Не зря поэтому только что подписанный большинством фракций Верховной Рады Украины Универсал содержит пункт "Всестороннее развитие и функционирование украинского языка как государственного и языка официального общения во всех сферах общественной жизни на всей территории Украины - как основы самоидентификации народа и государства".

 

Россия в течение последних пятнадцати лет ругала и унижала украинский язык, ставший важнейшим элементом государственной идеологии Украины. В такой ситуации России было бы наивно рассчитывать на хорошее к ней отношение как со стороны украинской власти, так и со стороны большинства населения Украины.

 

Сегодня литературный украинский язык искажается в средствах массовой информации внедрением галицийских диалектизмов. Также появилось много новоизобретенных забавных научных терминов, не существовавших прежде, до обретения Украиной независимости. Подобная же картина наблюдалась, к примеру, в Чехии в начале минувшего века, когда в чешский язык вводили новые слова для замены употреблявшихся дотоле немецких или иных иностранных слов (например, "аптека" по-чешски называется lekarna [лэкарна], "аэропорт" - letiste [лэтиште], "стюардесса" - letuska [лэтушка]). Чешский язык русскими воспринимается как смешной. А чехам польский кажется смешным и, напротив, полякам - чешский. Но никто в Чехии и Польше публично не обсуждает забавные качества братских славянских языков. Сами жители Украины ругают украинский язык, но они ругают свое добро, а вот чужому ругать их добро непозволительно.

 

Украинская власть укрепила свое национальное государство самым эффективным способом - твердым насаждением украинского языка как государственного. Эффективность такой политики убедительно доказана Израилем, которому сколько ни кричи о количестве русских, проживающих в Израиле, не докричишься до введения русского языка в качестве государственного. А "мертвый" иврит действительно возрожден. Попугай Эфраима Севелы, говоривший раньше на идиш, теперь говорит на иврите. Можно, конечно, возразить, что иврит был возрожден, скорее, пылким желанием самих евреев, а не насаждением "сверху". Верное замечание. Но относится оно только к тем, кто живет в Израиле с момента основания государства. Не все бывшие советские граждане, живущие ныне в Израиле, с удовольствием изучали иврит и не все владеют им, прожив десятки лет в Израиле.

 

На Украине ситуация очень похожа на израильскую. Когда всюду говорят по-украински, то по-украински заговорят и попугаи. Дети из ранее русскоязычных семей даже вне школы разговаривают со своими одноклассниками, а часто и с родителями, по-украински. В том числе и с родителями, которые раньше не изучали в школе украинского языка, а теперь из-за необходимости понимать своего ребенка заговорили по-украински. Количество людей, не владеющих украинским, будет сокращаться. Кого тогда будет интересовать русский язык - тем более что в самой России народ живет плохо, бедно, в грош не ставится собственной властью, несмотря на проявляемую на словах заботу. Что, кроме русского языка - как выясняется, не являющегося для жителей Украины предметом первой необходимости, - сможет предложить украинцам Россия?

 

Запад и Восток: история с географией

 

Деление Украины по политическим ориентациям на Запад и Восток очень условно. Как на Западе, так и на Востоке подобные ориентации диктуются не географией, а конкретной историей и экономическим положением отдельных частей Украины.

 

Если говорить о Закарпатье, до 1944 года входившем в состав Венгрии, то и в советское время проживавшие там люди были неплохо знакомы с Европой (тогда социалистической) и особого восторга, кажется, от нее не испытывали, так как жили не хуже. И национализмом Закарпатье заражено не было, поскольку тамошнее население всегда являлось многонациональным: в одной деревне без всяких проблем соседствовали украинцы, венгры, чехи, русские. И родной язык для многих жителей Закарпатья русский - в отличие от Галиции.

 

Президентские выборы показали, что и сегодня Закарпатье - отнюдь не вотчина националистов. В Европе можно встретить много выходцев оттуда на самых низкооплачиваемых и непрестижных работах - в сфере обслуги и в строительстве. Но их достаточно и на Востоке Украины, где они вахтовым способом работают на швейных фабриках. Приезжают из Закарпатья и в Россию - в качестве той же обслуги и строительных рабочих. То есть малообеспеченные люди стремятся не в Европу, а туда, где есть работа. А работа есть либо на Востоке Украины, где еще действует производство, либо в России, либо поблизости в Европе.

 

В Галиции - Ивано-Франковская, Львовская и Тернопольская области - экономическое положение такое же, как и в Закарпатье, но культурная ситуация другая, так как эти части Украины до 1939 года находились под властью Польши, всегда испытывавшей сильную неприязнь к России. Свойственное полякам высокомерие ("пиху", как говорят на Украине) польские паны сумели каким-то уди-

 

стр. 46

 

 

вительным образом привить и своим холопам, которые еще в начале XX века жаловались на засилье польского языка и пренебрежение к украинскому языку как языку простолюдинов.

 

Фашизм - именно как националистическая идея - упал здесь на благодатную почву. С одной стороны, из-за устремлений местной интеллигенции создать собственное украинское, самостоятельное от Польши государство, которого ранее никогда не было. С другой стороны, из-за боязни коммунистической России, при власти которой в 30-е годы на Украине случился ужасный голод. Возобновившееся в годы независимости польское давление на население Галиции (сопровождающееся намеками на европейское происхождение галичан в отличие от "холопов" остальной Украины), а также безобразия в экономике страны спровоцировали возрождение УНА-УНСО и становление движения "Наша Украина" с претензиями на вхождение в Большую Европу.

 

Территория Черновицкой области до 1940 года принадлежала Румынии. Поэтому проживающее там население тоже подвержено националистическим настроениям и испытывает желание прильнуть к румынской европейской груди, несмотря на бедность Румынии.

 

Остальные части Центральной и Восточной Украины прекрасно осознают истинное положение вещей, но в зависимости от того, насколько каждая из них преуспела за время независимости Украины, поддерживают или не поддерживают "оранжевую" власть, объединившую выходцев из разных частей Украины с неодинаковыми культурными, но абсолютно совпадающими политическими устремлениями. Кстати, нет уверенности, что все представители этой власти непременно хотят присоединиться к Европе. Так, в центральных областях Украины подобное желание имеют в основном люди состоятельные - мелкие предприниматели, врачи крупных клиник, руководители различных уровней крупных компаний. И как правило, это люди до 45 лет.

 

В Центральной и Северной Украине украинский язык распространен гораздо сильнее, чем в южных и юго-восточных областях, заселенных и освоенных гораздо позже и в основном переселенцами из России. Именно поэтому Центральная и Северная Украина - Винницкая, Черкасская, Полтавская, Сумская, Черниговская области - тяготеют к националистам сильнее, чем Юг и Юго-Восток.

 

Но, считая пророссийски настроенными Харьковскую, Донецкую, Луганскую, Днепропетровскую, Запорожскую, Одесскую, Николаевскую и Херсонскую области, не приходится полагаться на их единодушие в симпатии к России, поскольку такая симпатия сильно зависит от экономических (напрямую зависящих от властных конфигураций) взаимоотношений этих областей.

 

Отсюда наивными и фантастическими выглядят идеи федеративного устройства Украины8. Возможно, переход к подобной административной модели и улучшил бы взаимоотношения между Западной и Восточной Украиной, как это произошло с чехами и словаками после разделения Чехословакии на два независимых государства. Но, во-первых, новое государственное устройство потребует значительного дополнительного финансирования, а во-вторых, такое действие снова приведет к переделу собственности и обострению политической борьбы. Думаю, это понимает и Янукович. Вот почему данная карта пока остается "в рукаве" и будет разыграна только в самом крайнем случае.

 

Почему Украина не Белоруссия?

 

После распада Советского Союза все его бывшие республики оказались примерно в одинаковом положении. Почему же Россия сумела сблизиться (хотя и достаточно формально) с Белоруссией, а наладить добрососедские отношения с Украиной не смогла?

 

Можно усматривать причину в истории: в Белоруссии, например, не было националистического движения, подобного бандеровщине. Можно предположить, что все дело в разнице географического положения: Украина находится в более теплой и плодородной климатической зоне, а также имеет выход к морю и флот, который послужил яблоком раздора между Россией и Украиной. Можно пойти от экономики: Белоруссия не занималась стравливанием втихую российского газа. Можно указать и на политические предпочтения: Белоруссия не заигрывает с Западом. Но мне кажется, что события, спровоцированные двумя катастрофами - Октябрьской революцией и распадом Советского Союза, - произошли во многом в результате полного пренебрежения чертами национальных характеров наших народов.

 

Белорусы - люди хозяйственные и осторожные. "И молодцы" - как сказал наш президент, правда, не о белорусах. Они вовремя поняли, что Шушкевич хорош только в роли Ивана Сусанина, и выбрали Лукашенко и добрососедские отношения с Россией, которая была более привычным партнером, чем Европа и Америка. Лучшее - враг хорошего. Возможно, что и нажим на Белоруссию со стороны Запада оказался менее сильным, чем на Украину.

 

А вот атаки на белорусский язык, подобной атаке на украинский, в России не было предпринято. Вероятно, потому что русский язык в Белоруссии довольно скоро после провозглашения независимости стал вторым государственным. Но ведь от этого белорусский язык не изменил своей природы и своих качеств. Однако мне не приходилось встречать в российской прессе утверждений о том, что белорусский язык - искусственный, появившийся в результате "полонизации" или "литовизации" русского языка.

 

стр. 47

 

 

Украинцы - тоже хозяйственные и еще более осторожные. Приведу в качестве примера эпизод, рассказанный человеком, работавшим в свое время редактором заводской многотиражки вагоноремонтного завода в Днепропетровске. До хрущевской оттепели этот завод носил имя Лазаря Кагановича. После лишения завода этого имени на него прибыла комиссия из обкома и увидела в одном из цехов портрет Кагановича. "Почему же вы не сняли этот портрет?" - спросил строго председатель комиссии. "Там пляма на стіні, - спокойно ответил начальник цеха. - Зараз дочка ведмедика вишива, закінчить - повісимо ведмедика, а досі нехай висить - він їсти-пити не просить". ("Там пятно на стенке. Сейчас дочка мишек (имеется в виду картина Ивана Шишкина "Утро в сосновом лесу". - Н. Т.) вышивает, закончит - повесим мишек, а пока пусть себе висит - он есть и пить не просит".)

 

А эмоциональны и впечатлительны украинцы даже еще больше, чем осторожны. И очень обидчивы. Кстати, это сближает их с грузинами. Исчезновение продуктов на Украине в годы перестройки сильно расстроило ее жителей. Тут же активизировался "Народный рух Украины" с воспоминаниями о голоде 30-х годов и переселении западных украинцев в Сибирь в 1939 - 1940 годах. Так что возникновение и рост антимосковских настроений, затем превратившихся в антироссийские, и результат референдума 1990 года о самостоятельности Украины были вполне закономерными. А Кучма как раз соответствовал степени осторожности украинцев - и по отношению к России, и по отношению к Западу. Про ласковое телятко в российской прессе уже достаточно много сказано.

 

Успех "оранжевой революции" подтвердил эмоциональность и впечатлительность народа Украины. Многие ездили "на Майдан" за заработком, но многие, например в Днепропетровской и Полтавской областях, в том числе и те пенсионеры, для кого родным языком является русский, поддержали в лице "оранжевой власти" Юлю, как они ласково называют Тимошенко, для которой украинский также не является родным языком. Поддержали не потому, что надоел Кучма: для них и Кравчук, и Кучма были одинаково безразличны - лишь бы зарплаты и пенсии платили. (Кстати, в последние годы правления Кучмы и зарплаты, и пенсии были значительно повышены Януковичем.) Поддержали, посочувствовав "нелегкой" Юлиной женской доле, ласковым речам и обещаниям. А молодежь Днепропетровщины поддержала сознательно, в надежде на рабочие места в родном городе, высокую зарплату и в желании отторжения и преодоления комплекса провинциальности, который есть у всех выходцев с Украины, ищущих и получивших работу в Москве. Даже самые успешные из них всю свою новую жизнь в Москве и Петербурге борются с этим комплексом. Между тем выходцы с Украины, получившие работу в Европе и Америке, не страдают там комплексом провинциальности. У них есть другие проблемы, но этой нет.

 

Сегодняшние украинцы, огромная часть которых - украинцы по крови лишь наполовину или того меньше, искренне считают, что они гораздо более свободолюбивы, чем русские. Отчасти это мнение справедливо из-за климатических различий Украины и России и в силу исторических обстоятельств, а отчасти является результатом пропаганды украинской послеперестроечной власти. Однако учитывать данный факт необходимо.

 

Америка нам поможет

 

Популярность Америки на Украине еще в советские годы была велика. Часто вспоминали американскую помощь вещами и продуктами в 1945 году, когда Украина лежала в руинах, а органы госбезопасности просеивали ее граждан, не по своей воле оставшихся в оккупации. Помощь была не ахти какая: например, семье моего деда достались ношеные мужские брюки из мягкой светлой шерстяной материи и плитка шоколада. Но в условиях полной нищеты и наступившего в 1946 году голода, вызванного засухой и непреодоленными последствиями войны, эти подарки казались сокровищами и запомнились на всю жизнь.

 

Во время перестройки американская помощь буквально хлынула на Украину, но уже в другом виде. Сначала многочисленные сектантские делегации непрерывно работали с украинской молодежью. Это были большие группы студентов из Канады и Америки, которые формально навещали своих единоверцев на Украине - баптистов, "Свидетелей Иеговы", пятидесятников, а фактически, опираясь на поддержку руководства крупных университетов, вели открытую миссионерскую работу среди учащихся. Они завлекали друзей-украинцев на протестантские службы, проводившиеся прямо в университетских аудиториях, поддерживали с ними обязательное ежедневное тесное общение и делали мелкие подарки.

 

Затем появились программы обмена для школьников и студентов. А потом - уже в годы независимости - гранты на обучение в Америке и Канаде для школьников и студентов из бедных семей. Этими грантами поощряли и талантливых, и - особенно - работоспособных, выказывавших твердое намерение выбиться в люди. Непременным условием участия в таких программах было знание украинского языка. Особенный упор делался на студентов гуманитарных специальностей, из которых готовили и продолжают готовить новую управленческую элиту Украины. Американцы не жалеют денег для выбранных ими кандидатов. Их обучают нескольким иностранным языкам и - представьте себе - музыке, танцам и художественному творчеству.

 

А чем в это время занималась Россия? Как она заботилась о будущем поколении украинских политиков? Она не заботилась даже о собственном будущем!

 

Россия сможет привлечь на свою сторону Украину только в случае выполнения трех условий.

 

Во-первых, если жизненный уровень россиян, а не только владельцев особняков и футбольных клубов приблизится хотя бы к восточноевропейскому (пока что зарплаты и пенсии научных работников и преподавателей вузов на Украине значительно выше, чем у их российских коллег, и

 

стр. 48

 

 

это - заслуга Януковича, возможно, по подсказке Запада).

 

Во-вторых, если Россия сможет предложить украинской молодежи возможности для ее успешной самореализации на территории России или Украины.

 

В-третьих, если облик украинца, который все понадкусывает, из усатого жадного хама с ужасным акцентом превратится в радушного, милого, заботливого хозяина с милым южным произношением.

 

Ведь Россия же в конце концов не страдает антисемитизмом. Почему же она должна страдать антиукраинизмом?

 

Россия на Украине

 

А если серьезно, что может сегодня предложить Россия Украине, чтобы та стала настоящим ее союзником?

 

Прежде всего равноправные демократические взаимоотношения государств-соседей - чего, кстати, добивается и Белоруссия, проявляя упрямство в объединении с Россией. Ведь и Россия, и Украина выбрали путь демократии.

 

Конечно, взаимовыгодное экономическое сотрудничество. Именно взаимовыгодное, не ущемляющее интересов России. Это - развитие на территории Украины российского промышленного и сельскохозяйственного производства - как частного, так и государственного, а может быть, и частногосударственного, - которое давало бы рабочие места украинскому населению (пока еще не все заводы и поля скуплены европейцами и американцами), а продукцию - российскому и украинскому внутренним рынкам. Рабочие места - сильный козырь. А чтобы экспансия российского капитала не лоббировала интересы Украины в ущерб интересам России, необходимы совместная с Украиной законодательная база работы таких предприятий и непременная прозрачность их финансовой деятельности.

 

Многие предприниматели, как, впрочем, и большинство населения Украины, надеявшиеся до последнего времени на присоединение Украины к ЕС, уже осознали тщетность таких прожектов и необходимость в России - пока как в экономическом партнере. Думаю, что скоро подавляющая часть украинцев согласится с необходимостью общего культурного пространства с Россией, которое фактически существует, но пока ограничивается на государственном уровне.

 

Пропаганда русского языка и русской культуры, безусловно, нужна, но не грубая, не назойливая, а умная и тонкая, не оскорбительно критикующая, а уместно использующая украинскую идеологию и европейские демократические ценности и институты.

 

Недавно мне довелось услышать по украинскому радио интервью с украинским филологом - участницей конференции по проблемам национальных языков, состоявшейся в Ирландии. Она рассказывала слушателям о том, что ирландский язык в Ирландии является первым государственным языком, но, несмотря на это, им мало кто из местных жителей владеет. По ее словам, даже ирландские филологи его толком не знают. А один из них высказал на конференции замечательную мысль: для национальной идентификации не требуется владеть национальным языком, достаточно чувствовать себя причастным к данной национальной культуре. Однако что-то помешало рассказчице продлить эту мысль в направлении украинского языка и украинской культуры. А ведь все жившие на Украине в момент обретения ею независимости исторически оказались причастными и к этому языку, и к этой культуре. Нужно ли требовать от них большего?

 

Необходимо наладить дешевую и удобную связь с Украиной - как телефонную, так и транспортную. Сегодня дети и родители, разъединенные российско-украинской границей, не могут себе позволить раз в неделю поговорить друг с другом, так как минута телефонного разговора с Украиной стоит дороже, чем с Францией. Поездка же на Украину стала слишком обременительной из-за значительно сократившегося количества поездов и самолетов, высокой стоимости билетов и долгого ожидания на границе.

 

"На всех двусторонних переговорах, включая экономические, ключевое место должно быть отведено статусу русского языка, доступу России на рынок украинских СМИ, прежде всего телевизионных, и формированию общего информационно-культурного пространства с Украиной", - предлагает Валерий Соловей9. И он совершенно прав.

 

Необходимо расширение российского вещания на Украину, поскольку российские новости в изложении украинских СМИ подчас искажаются до неузнаваемости. Но чтобы это вещание было эффективным, нужно значительно изменить качество программ, уделять больше внимания познавательным, научно-популярным, культурным передачам, рассказывающим не о райской жизни в европейских странах, каковой она является лишь для немногих избранных, а о проблемах обычных европейцев и особенно эмигрантов. Здесь следует особо подчеркнуть значение программ, апеллирующих к родству украинской и русской культур. Разумеется, такие программы должны быть сделаны с уважением к Украине и украинцам. Кроме того, надо учесть, что на Украине гораздо больше, чем в России, развито кабельное вещание, что создаст России сильную конкуренцию со стороны каналов европейского телевидения.

 

Не менее пристального внимания требует и книготорговля на Украине. Дело в том, что даже в самых крупных городах Украины исчезли книжные магазины, которых в советскую эпоху было очень много. В двух небольших магазинах в центре Днепро-

 

стр. 49

 

 

петровска теперь продаются лишь школьные учебники на украинском языке, альбомы по рукоделию, кулинарные книги и небольшое количество массовой литературы - детективы, фантастика и женские романы - российских издательств. В единственном магазине в центре Киева к этому ассортименту еще добавлены военные мемуары - опять же российского издания, а также небольшое количество западных детективов, переведенных на украинский язык.

 

Довольно незаметно на Украине сейчас проводится акция "Україні - українську книгу" ("Украине - украинскую книгу"), в ходе которой появилось небольшое количество литературы на украинском языке - не более нескольких десятков книг современных украинских писателей и поэтов, довольно однообразно сосредоточившихся вокруг эротических переживаний, фантастических триллеров и ернических рассуждений о кацапах, и переизданной русско-украинским издательством украинской классики конца XIX - начала XX века. При этом очевидно, что книги на украинском языке не пользуются широким спросом, несмотря на государственную пропаганду украинского языка.

 

Небольшой сегодняшний книжный рынок Украины заполнен в основном российским книжным импортом, но это - книги низкокачественные по своему содержанию. "Серьезную российскую книгу у нас не продают, - говорит названный выше Константин Родик. - Попробуйте сами поискать в любом супермаркете новинки издательств "Наука", "РОССПЭН", "Алетейя", "Новое литературное обозрение", "Аграф", "ОГИ". Не только гуманитаристики - качественной российской прозы у нас нет... А если вы сравните то, что издает гигант "Эксмо", с тем, что он отправляет для продажи на Украину, - будете очень удивлены: украинцам предназначена лишь "нижняя" полка их репертуара". В связи с таким положением вещей Константин Родик выступает в украинской печати с предложением квотировать российский книжный импорт, против которого, как он сам отмечает, возражают русскоязычные издатели. Между тем эта ситуация имеет как политические (снижение культурного уровня населения вследствие наступившего после распада СССР хаоса), так и экономические причины. И в России, и на Украине сегодня пользуется спросом одно и то же - женские детективы и романы, триллеры, пересказы сериалов, гороскопы, кроссворды и эзотерические сочинения. А что покупают, то и издают. Цены на украинскую и российскую литературу одного класса достигают примерно одинакового уровня. Однако Константина Родика возмущают демпинговые цены на миллионные тиражи книг Марининой, Устиновой и Донцовой, ограничить продажу которых он и призывает путем введения квот на весь российский книжный импорт, апеллируя к ВТО. При этом, ссылаясь на слова американского экономиста Роберта Карбау, он сравнивает подобную ситуацию с дешевой скупкой краденого.

 

Пожалуй, с данной оценкой нельзя не согласиться. Только государство способно повлиять на изменение издательской политики в сторону увеличения доли качественной художественной, научной и научно-популярной литературы в интересах повышения культурного и образовательного уровня населения как России, так и Украины (и то и другое - в интересах России). А для проведения такой книгоиздательской политики, возможно, было бы уместно использовать в качестве инструмента и ВТО, если Украина и Россия будут туда приняты.

 

Объединение экономического и культурного пространств Украины и России, вполне вероятно, могло бы впоследствии объединить и политическое пространство обеих стран без поглощения Украины Россией, положив, таким образом, начало "новой Киевской Руси", способной справедливо уравновесить три столицы - Москву, Киев и Санкт-Петербург, у каждой из которых была бы своя роль в этом объединении - как внутри союза, так и на мировой арене. И очень возможно, что Украина в силу своих климатических и географических условий получила бы от подобного союза гораздо большую пользу, чем при вхождении в ЕС на правах бедного родственника.

 

Установив рыночные цены на газ, Россия фактически признала факт самостоятельности Украины. Теперь, раз уж мы любим учиться у европейцев, неплохо бы научиться у них искусству вежливого общения с соседями не без пользы для себя.

 

Примечания.

 

1 Соловей В. Что мы хотим на Украине? Общее государство выгодно нашим народам // Политический класс. 2006. N 4(16). С. 34.

 

2 Мельков А. Проблема двуязычия на Украине. Историко-филологический аспект // Там же. С. 48.

 

3 Там же. С. 46.

 

4 День. N 114. 14 июля 2006.

 

5 Соловей В. Указ. соч. С. 32.

 

6 Мельков А. Указ. соч. С. 46.

 

7 Соловей В. Указ. соч. С. 35.

 

8 См., например: Соловьев К. Украинская федерация. Реальность или мифическая фантазия // Политический класс. 2006. N 4(16). С. 41.

 

9 Соловей В. Указ. соч. С. 35.



Опубликовано 08 ноября 2014 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Наталия ТЕРЯЕВА • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Политический класс, № 9, Сентябрь 2006, C. 43-50

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.