Земли Беларуси в международных отношениях І тыс. л. до н.э. - начала XIII в.

Актуальные публикации по истории и культуре Беларуси.

NEW БЕЛАРУСЬ


Все свежие публикации



Меню для авторов

БЕЛАРУСЬ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Земли Беларуси в международных отношениях І тыс. л. до н.э. - начала XIII в.. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные кнопки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси

Система Orphus

16 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:


ДРЕВНЕЙШЕЕ НАСЕЛЕНИЕ БЕЛАРУСИ. ЭТНИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ НА ТЕРРИТОРИИ БЕЛАРУСИ В I ТЫСЯЧЕЛЕТИИ ДО Н.Э. – НАЧАЛЕ I ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ Н.Э. КОНТАКТЫ НАСЕЛЕНИЯ БЕЛАРУСИ С АНТИЧНЫМИ ЦИВИЛИЗАЦИЯМИ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЯ И ПРИЧЕРНОМОРЬЯ.

По предположениям ученых, впервые люди проникли на территорию Беларуси 100-35 тыс. лет назад. Заселение началось с юго-восточного направления, которое быстрее освобождалось от слоя льда, покрывавшего к этому времени большую часть территории Беларуси. Бесспорными подтверждениями факта существования людей на белорусской территории является наличие стоянок первобытных людей, относящихся к позднему каменному веку (верхнему палеолиту) – Бердыжа на Сожи (Чечерский район Гомельской области; 23 и 15 тыс. лет назад) и Юровичей на Припяти (26 тыс. лет назад). Активное освоение человеком территории Беларуси началось после окончания ледниковой эпохи – в мезолите (около 8 тыс. лет назад – 5 тыс. лет назад) и производилось с четырех направлений: со стороны Русской равнины (люди, продвигавшиеся с этого направления, заселили главным образом Восточную Беларусь), с юга, по Днепру и Припяти (в этом случае проводилось освоение средней части Беларуси и Восточного Полесья), из Южной Польши (осваивалась Юго-Западная Беларусь) и из Западной Европы, через Польшу (осваивались Западная Беларусь и Литва). Главным образом расселение проходило в районах рек (Западного Буга, Припяти, Немана, Днепра, Сожи, Беседи).

Новый этап в истории Беларуси начался во время неолита (4,5 – 1,8 тыс. лет до н.э.). В 3 тысячелетии до н.э. в северные районы Беларуси проникли племена, культуру которых ученые – лингвисты и археологи - связывают с финно-уграми (культура ямочно-гребенчатой керамики). Основными занятиями были охота, рыболовство и собирательство. В то же время обладали познаниями в области гончарного дела, деревообработки, пользовались луком и стрелами, имели капканы, сети для рыболовства, изготавливали художественные изделия из дерева и кости (найдены изображения змеи, птиц, лося, мужской и женской голов). Добывали кремень в шахтах Красноселья (Волковыский район).

В IV тысячелетии до н.э. в Европу проникли индоевропейские (или индоарийские) народы. До сих пор нет единого мнения относительно их прародины. Ученые выдвигают различные версии (наиболее аргументирована переднеазиатская концепция происхождения индоевропейцев). Индоевропейцы занимались земледелием и скотоводством, передвигались в повозках, в совершенстве овладели гончарным делом, знали прядение и ткачество, изготавливали металлические (медные, бронзовые, позднее железные) орудия труда, имели совершенные виды оружия, обладали развитым религиозным культом, строили крепости и города. Первоначально выступали как единая этническая общность, но по мере распространения по территории Европы и смешения с народами, которые расселились здесь до их прихода, стали приобретать отличительные особенности. Во II тысячелетии процесс консолидации отдельных групп индоевропейцев завершился, возникли германцы, иранцы, балты, славяне.

Первые индоевропейцы появились на территории Южной Беларуси в начале II тысячелетия до н.э., переместившись из района Среднего Поднепровья. К концу II тысячелетия они заселили большую часть территории Беларуси (основными путями распространения индоевропецев стали Днепр и Припять). По данным археологии, процесс освоения индоевропейцами земель Древней Беларуси носил мирный характер, поскольку они расселялись преимущественно вдоль берегов рек, в то время как предки финно-угров проживали главным образом в лесах (вытеснение автохтонов проходило лишь в Восточной Беларуси). Первоначально из индоевропейских народов земли Беларуси осваивали главным образом балты.
Хотя географически были удалены от ведущих центров древнейшей цивилизации, поддерживали с ними контакты. Так, в Западной Беларуси исследователи находили предметы из Финикии (размещалась в Восточном Средиземноморье, расцвета достигла в Х–IX вв. до н.э.) и Этрурии (размещалась в средней части Апеннинского полуострова, расцвета достигла в VII–VI вв.). Население Южной Беларуси активно контактировало со скифско-сарматскими племенами, кочевавшими в теплых восточноевропейских степях (в VI в. до н.э. северная граница расселения скифов достигала нынешних Гомеля и Речицы), и древнегреческими колониями, возникшими в VII–V вв. до н.э. на берегах Черного и Азовского морей (Ольвия, Понтикапей, Фанагория, Херсонес, Танаис, Феодосия, Тира). В начале I тысячелетия были установлены связи с Римской империей. В частностИ, в I в. н.э. оформился «янтарный путь», который начинался от Гданьской бухты (на территории современной Польши) и проходил по рекам Висла, Варта, Одра, Морава, Дунай, Драва до Адриатического моря. В Западной Беларуси найдены остатки античных амфор и монеты Рима, Фракии, Египта, а также Боспорского царства, которое располагалось в Причерноморье и находилось в зависмости от Рима.

Поскольку территория нынешней Беларуси непосредственно в сферу влияния ранних цивилизаций Европы и Азии не входила, сведения о населявших ее племенах в трудах древних исследователей были крайне скудными и неточными. Так, древнегреческий историк Геродот в V в. до н.э. писал, ссылаясь на сведения скифов, что на землях, расположенных к северу от них в районе большого озера, из которого вытекает Данастр (Днестр) (скорее всего, автор имел в виду припятское Полесье), проживают близкие скифам по культуре племена невров. Севернее невров, по данным Геродота, располагалась безлюдная пустыня, за которой проживали андрофаги (по мнению современных исследователей, андрофаги могли проживать в районе между реками Березина и Западная Двина). Описывая андрофагов, Геродот сообщал, что они являются «особым, но отнюдь не скифским племенем», обладающим «самыми дикими нравами», не имеющими «ни правды, ни закона», ведущими кочевую жизнь и сколнными к каннибализму. К северу от андрофагов, по его словам, простиралась настоящая пустыня, не заселенная людьми. Новые сведения о населении Восточной Европы приводили исследователи Древнего Рима в I–II вв. н.э., отмечавшие, что рядом с германскими племенами, по реке Вистуле (Висле) и к востоку от нее вдоль побережья Балтийского моря проживают племена венетов (венедов). Географ Птолемей в середине II в. даже называл Балтийское море Венедским заливом. Историк Тацит в первой половине II в. подчеркивал, что венеты по своим обычаям были ближе к германцам, чем к кочевникам-сарматам, проживавшим в степях Причерноморья. Соседями венетов, по Тациту, были фены, а по Птолемею – вельты, айсты, карбоны, селы и гелоны. Авторы Древнего Рима обращали внимание на сложные условия, в которых проживали народы региона. Например, географ Плиний Старший в I в. определял район Балтийского моря как «чрезвычайно влажные и обледеневшие пространства».

В условиях упадка Римской империи в III–V вв. н.э. контакты между ее западной частью и восточноевропейскими народами прекратилось.

КОЛОНИЗАЦИЯ СЛАВЯНАМИ ТЕРРИТОРИИ БЕЛАРУСИ В V–IX ВВ. ОСОБЕННОСТИ ВХОЖДЕНИЯ ЗЕМЕЛЬ БЕЛАРУСИ В СОСТАВ КИЕВСКОЙ РУСИ

В середине I тысячелетия н.э. Беларусь подверглась славянской колонизации. Прародиной славян, по всей вероятности, стал район Карпатских гор между верховьями Вислы и Тисой – территория нынешних Словакии, Южной Польши, Северной Венгрии и Западной Украины (в исторической литературе термин «славяне» впервые был использован в сочинениях VI в.). Первоначально славяне предприняли попытку переместиться на юг, в плодородные долины Паннонии и к границам Римской империи, но на эти же земли претендовали и другие племена, римляне также не всегда являлись дружественными соседями. Это вынуждало перемещаться и в других направлениях. К IX в. славяне заселили территорию от Пелопоннеса на юге Балканского полуострова до Финского залива и р.Нева на севере, от Альпийских гор, Средней Эльбы и Ютландского полуострова на западе до Верхней Волги, Средней Оки и Верхнего Дона на востоке. Естественно, на такой огромной территории они не смогли сохранять этническое единство – с VI в. единая праславянская общность стала распадаться на три ветви – западную (в нее вошли предки чехов, словаков, поляков, полабские и поморские славяне), южную (ее составили предки болгар, македонцев, сербов, черногорцев, хорватов, словенцев) и восточную (состояла из предков русских (великороссов), украинцев и белорусов).
Во II в. славянские племена стали расселяться в лесостепной зоне между Днестром и Днепром. Толчком к перемещению в данном направлении стало движение готов из Южной Скандинавии, которое началось в 155 г. Продвигаясь на юг, готы нанесли поражение проживавшим на южном побережье Балтийского моря племенам ругов (русов) и вытеснили их первоначально в район Карпат, а оттуда – в Среднее Приднепровье (относительно этнической принадлежности русов ведутся споры - одни относят их к германским племенам, другие – к славянским, третьи считают особой этнической общностью, сочетавшей в своей культуре черты славян и германцев). По преданию, вождем русов стал легендарный Кий. Русы укрепились в Среднем Приднепровье, сделав основным центром город Киев, и в течение некоторого времени успешно отражали удары готов (сопротивление русов вынудило готов на некоторое время закрепиться в районе нынешнего белорусского Полесья), расширили восточные пределы государства до Волги и начали борьбу за утверждение в степях Причерноморья и Приазовья.
В начале III в. держава русов стала распадаться. В 230-х гг. готы, воспользовавшись слабостью русов, нанесли им тяжелое поражение и вышли в Причерноморье. Пика своего могущества готская держава достигла при Германарихе во второй половине IV в. В ее состав входили земли приазовских герулов, гепидов, вестготов, Боспорское царство. Одержав победу над славянскими племенами в районе Карпат и Вислы, Германарих распространил свою власть на территорию между Вислой и Западным Бугом. Возможно, юго-западная часть Беларуси входила в состав Готского государства (в исторической литературе его также называют Государством остготов). В 375 г. (по иным сведениям, в 371 г.) готы были разгромлены племенами гуннов, пришедшими в Европу из прикаспийских степей. Приход гуннов положил начало процессу, который вошел в историю под названием «Великое переселение народов» (наиболее значимым событием в ходе данного процесса стал разгром «варварами» Западной Римской империи, прекратившей свое существование в 476 г.). После поражения часть готов перешла на сторону гуннов и в союзе с ними начала войну против русов. Русы были оттеснены в лесную зону Приднепровья, где смешавшись с местными племенами, образовали новую этническую общность – антов. Часть русов в V в. стала продвигаться на север, дойдя в VI – начале VII в. до Ладоги и Финского залива.

Именно в V-VI вв. славяне стали активно проникать на территорию нынешней Беларуси и закрепляться там. При этом они проникали в Беларусь не только из районов, расположенных южнее Припяти и Среднего Днепра, но и с запада, с Вислы. В VI–IX вв. славяне расселились в Посожье, к северу от Припяти и в Подвинье. В результате конатктов между славянами и балтами сформировались новые этнические общности – кривичи, дреговичи и радимичи (некоторые исследователи, в т.ч. Г.В.Штыхов, считают, что к вышеназванным этническим общностям нельзя применять определение «племена» в точном значении этого слова, поскольку они находились на более высоком уровне развития; исходя из этого, предпочтение отдается определению «протонародности»). Дреговичи занимали территорию между Припятью и Западной Двиной. На востоке они занимали земли по Днепру, на севере – земли до Борисова, Логойска, Заславля, на западе – до бассейна Немана. Соседями дреговичей на севере были кривичи, заселившие земли в бассейнах Верхнего Днепра, Западной Двины, Волги. Основой кривичской общности стали полочане, проживавшие в районе р.Полота, притока Западной Двины. Между Днепром и Десной по течению Сожи и ее притоков жили радимичи, которые, согласно древнерусской хронике-летописи «Повесть временных лет», составленной в XII в., вели свое происхождение от западнославянских племен («ляхов»). Соседями указанных общностей являлись иные восточнославянские народы: на северо-востоке – словене, на юге – древляне, на юго-западе – волыняне, на юго-востоке – северяне. Частично области расселения этих народов включали и земли нынешней Беларуси.

Объединения кривичей, дреговичей и радимичей («княжения») стали по существу первыми государственными образованиями на территории нынешней Беларуси. Их язык и культура были преимущественно славянскими, но сохраняли некоторые элементы, характерные для балтов. Процесс ассимиляции балтского населения славянами завершился в условиях образования более крупного восточнославянского государственного образования – Киевской Руси.

В конце VIII – начале IX вв. восточные славяне не подвергались ударам с иных направлений и смогли спокойно заняться строительством своей государственности. В отличие от прежних племенных союзов новые государственные образования формировались на основе не кровного родства, а совместного проживания населения на определенной территории. В это время возникают первые города – административные центры восточнославянских земель. Старейшими городами на территории нынешней Беларуси, являлись Полоцк, возникший на р.Полота, притоке Западной Двины (первое упоминание Полоцка в восточнославянских летописях приходится на 862 г., но археологические исследования показывают, что город возник гораздо раньше – в VIII в.), Витебск, Лукомль (данные города возникли на месте древнейших славянских укреплений в IX в.; в летописях Витебск впервые упоминается в 974 г., Лукомль – в 1074 г.) и Туров на Припяти (в летописях он впервые упомянут в 980 г.; к Х в. относят его возникновение и археологи). Притягивая ближайшие сельские местности, города способствовали возникновению новых территориальных единиц – городовых областей или «земель». Более интенсивно развивались «земли», обладавшие необходимым запасом плодородных земель или важным геостратегическим положением (таковым в раннее средневековье являлся доступ к важнейшим торговым путям – речным и сухопутным). Со временем более развитые области становились ядром племенных коалиций, втягивая менее развитые области в орбиту своего влияния.

В IX в. на восточнославянских территориях сформировалось 3 крупных племеных союза: Куявия, основу которой составили земли полян (с центром в Киеве), Арасания, сформированная северянами (с центром в Чернигове) и Славия, основой которой стали земли словен в районе р.Волхов (споры о том, какой город являлся центром Славии ведутся среди ученых до сих пор, по всей вероятности, им стала Ладога, расположенная на Ладожском озере, неподалеку от впадения в него Волхова).

В отличие от западноевропейских «варварских» королевств и южнославянских государств восточнославянские «княжения» формировались на территориях, которые непосредственно не входили в сферу влияния античной цивилизации. Это наложило отпечаток на их развитие. В VIII–IX вв. существенное воздействие на жизнь Куявии и Арасании наложило взаимодействие с Хазарским каганатом. К этому времени хазары овладели значительной территорией, которая располагалась между Южным Уралом и северной частью Каспийского моря. Столицей Хазарского каганата стал город Итиль, расположенный в дельте Волги. Хазары способствовали развитию торговых контактов, связав Дальний Восток с Европой, Передней Азией и Египтом. Основыне доходы получали со сбора налогов, которые им платили торговые караваны, пересекавшие границы государства в различных направлениях, а также дань. В середине IX в. дань хазарам выплачивала почти половина населения Восточной Европы, включая волжско-камских болгар, мордву, мари, ряд восточнославянских племен, проживавших в бассейне Днепра и Оки (поляне, вятичи, северяне), жителей Нижнего Дона и Северного Кавказа. На территории Беларуси дань хазарам выплачивали радимичи.
Хазары не стремились изменять порядки, сложившиеся в славянских землях и не навязывали славянам своей веры (в первой половине VIII в. хазарская знать стала исповедовать иудаизм). Главным образом действовали методом подкупа славянской племенной верхушки. Влияние хазар было столь значительным, что славянские вожди даже стали называть себя «каганами» (так же именовали себя хазарские цари).

В конце VIII–IX вв. в Хазарском государстве начались раздоры на религиозной почве. В начале IX в. от каганата отделились венгры (мадьяры) и кабары, контролировавшие территорию от Дона до Днестра, ухудшились отношения между Хазарией и Византийской империей. В противовес Византии Хазарский каганат стал налаживать интенсивные торговые связи с арабскими странами, поставляя туда меха и рабов. Увеличение размеров дани и принуждение к участию в военных походах вызвало рост недовольства у славян. В середине IX в. независимость от каганата получили поляне, однако вскоре они вновь оказались под властью каганов. Сближение каганата со странами арабского Востока способствовала развитию торговли между данным регионом и славянами. В IX в. славяне достигали даже столицы халифов из династии Аббасидов – Багдада. Арабская монета – дирхем – с начала IX в. систематически появлялась в землях восточных славян и в Х в. даже стала основным средством денежного обращения.

Помимо Хазарии сильное воздействие на процесс формирования восточнославянской государственности в IX в. оказала Скандинавия. Предки современных шведов, норвежцев, датчан и исландцев с конца VIII в. активно осваивали бассейны Белого, Баренцева, Норвежского, Балтийского морей, достигли Средиземного моря и Атлантического океана. Благодаря конструкции своих судов скандинавы легко перемещались по рекам Восточной Европы, попадая через них в Черное и Каспийское моря. Сами скандинавы называли участников морских экспедиций викингами – людьми, покинувшими родину. В Западной Европе их называли «норманнами», в Восточной Европе – «варягами». Во второй половине VII в. викинги освоили территории в районе Белого озера и Верхней Волги. В VII–VIII вв. началось их продвижение через Западную Двину в Поднепровье. В IX в. варяжское влияние распространилось на территории, расположенные в районе Балтийского моря. Летописи свидетельствуют, что словене и кривичи вместе с некоторыми соседними народами выплачивали варягам «из-за моря» дань в качестве своеобразного средства предотвращения их набегов. К середине IX в. выходцы из Скандинавии прочно осели в Поморье (на территории современной Польши), смешались с местными жителями и образовали специфический этнический тип «варягов-руси». Усвоение переселенцами элементов славянской культуры давало им возможность занимать высшие посты в славянских прагосударствах и даже возглавлять их.

В середине IX в. у варягов-руси выделился опытный вождь Рюрик. Суда под его командованием нападали на Данию, Франкскую империю и владения арабов на Пиренейском полуострове и в Северной Африке. В 845 г. Рюрик совершил поход по Эльбе, разгромив города, расположенные по ее течению, в 850 г. обрушился на Англию. В то время, когда Рюрик совершал свои подвиги, в земле словен пресеклась местная княжеская династия. Как свидетельствуют летописи, в 862 г. руководители племенных союзов Севера (словене, кривичи, чудь, весь, русь, в Иоакимовской летописи упоминается и про дреговичей) решили направить к Рюрику посольство с предложением возглавить государство (в исторической литературе можно встретить утверждения, что Рюрик находился в родстве с последним представителем словенской династии - князем Гостомыслом, но они нуждаются в дополнительной проверке). Рюрик, который в это время вел тяжелую войну с датчанами, принял предложение и в том же году пришел на Русь с братьями Синеусом и Трувором (в настоящее время в исторической литературе доминирует предположение, что Рюрик братьев не имел, а летописное сведение о них стало результатом искаженного восприятия терминов «родственники» (sine hus) и «дружинники» (thru voring)). Первоначально Рюрик правил в Ладоге, а назначеные им наместники - в Белоозере, Изборске, Ростове, Муроме. Принял наместника Рюрика и Полоцк, согласившись выплачивать дань в пользу князя.

Приход Рюрика не только обезопасил земли северных народов от новых набегов викингов, но и позволил им перейти в наступление против их южных соседей - славян и хазар. Именно при Рюрике варяги и союзные с ними северные народы начали борьбу за полный контроль над торговым путем «из варяг в греки» (т.е. от Балтики до Черного и Средиземного морей). В ходе борьбы в 864 г. в Новгороде вспыхнуло восстание под руководством князя Вадима (вполне возможно, что восстание было спровоцировано не только методами правления Рюрика, но и хазарскими деньгами). Рюрик жестоко подавил восстание и начал создавать новую административную систему, назначая наместников в подвластные ему города уже без совета с местными жителями. Вероятнее всего, именно в это время центр власти был перенесен Рюриком из Ладоги в Великий Новгород, который находился в глубине материка на озере Ильмень. Новгород стал играть роль форпоста в борьбе за расширение сферы влияния в южном направлении.

В 866 г. киевский полководец Аскольд нанес удар по Полоцку, входившему в союз с Новгородом, в результате которого город понес существенные потери и на некоторое время пришел в упадок, хотя свою независимость от Киева сохранил. В 870 г. Аскольд предпринял новый поход против кривичей. Рюрик стал готовиться к большой войне против Киева, но начать ее не успел и в 879 г. умер (Рюрик положил начало династии Рюриковичей, которая правила Русью, а затем Московским государством вплоть до конца XVI в.).

В 882 г. родственник Рюрика князь Олег выступил с большим войском из Великого Новгорода (на стороне Олега выступили новгородцы, кривичи, чудь, весь и меряне). Практически без боя войско Олега заняло Смоленск и Любеч. После этого очередь дошла и до Киева. Вызвав на переговоры киевского князя Дира и воеводу Аскольда, Олег убил их и объявил новым киевским князем малолетнего сына Рюрика Игоря (Ивара). Поставив под контроль весь путь «из варяг в греки», Олег стремился сохранить это положение и сделал Киев центром нового государства – Киевской Руси (современники не использовали этот термин, называя государство «Русью» или «Русской землей»).

В 884-885 гг. Олег подчинил древлян (они были покорены силой), северян и радимичей (эти два народа подчинились Олегу добровольно, получив от него обещание снизить размер взимаемой с них дани). После этого силой оружия в состав Киевской Руси были включены уличи и тиверцы, проживавшие между реками Прут и Южный Буг. Затем Олег начал борьбу с Хазарским каганатом, на стороне которого выступили венгры (в 898 г. венгерское войско осадило Киев). Олегу помогали печенеги, которые пришли в Причерноморье из района Дона. В конце IX в. Киевская Русь и Хазарский каганат урегулировали свои отношения. Хазария признала права Киева на сбор дани со славянских племен (в т.ч. с радимичей). В свою очередь, Киевская Русь обязалась предоставлять воинов в случае военных конфликтов Хазарского каганата с иными народами и должна была выступить против Визнатийской империи – главного конкурента хазар в Восточном Средиземноморье. В 911 г. Олег организовал удачный поход против Византии (крайне успешный поход Олега на Константинополь в 907 г., в ходе которого, согласно преданию, Олег прибил к воротам византийской столицы свой щит, по всей вероятности, является легендой, поскольку сведения о нем отсутствуют в византийских хрониках), подписав в Константинополе договор об укреплении мирных отношений между Русью и Византией. По договору русичи получали право беспошлинно торговать в пределах империи, хотя их право доступа в ее столицу было ограничено (в Константинополь они могли вступать группами, численность которых не превышала 50 человек, без оружия, через определенные ворота, и были обязаны поселяться в местах, определенных властями Константинополя). В свою очередь, Византия обязалась ежегодно выплачивать русичам дань («уклад»). Не исключено, что в начале X в. Киевская Русь заключила союз с Дунайской Болгарией и печенегами, направленный против Византии.

При Олеге Киевская Русь стала превращаться в реальный центр силы на востоке Европы. Правивший после Олега Игорь (912-945 гг.) продолжил политику киевского князя по расширению пределов государства. В начале своего проавления (в 914 г.) он жестоко пресек попытку древлян выйти из-под опеки киевских князей. По всей вероятности, после похода Игоря против древлян к Руси были присоединены земли дреговичей, поскольку с этого момента они начинают упоминаться в исторических источниках того времени (летописи не сохранили сведений о способах включения в состав Руси дреговичей, но, скорее всего, присоединие прошло мирно, поскольку археологические данные не указывают на факт ведения каких-либо значительных боевых действий на территории, которую населяли дреговичи). В области внешней политики Игорь придерживался тактики балансирования между Хазарией и Византией. В 915 г. Игорь заключил союз с печенегами, определив примерную границу русских и печенежских владений в междуречье Дона и Днестра. Также киевский князь стал укреплять контакты с Волжской Болгарией – государством, созданным мусульманами в районе Средней Волги.

В 939 г. Игорь, воспользовавшись тем, что Хазарский каганат втянулся в войну с Византийской империей, занял хазарскую крепость Самкерц на берегу Керченского пролива. В 940 г. хазарский полководец Песах разгромил войско Игоря и принудил его подписать мир на невыгодных условиях. Под контроль Хазарии были вновь поставлены северяне и радимичи, киевские князья сохранили независимость, но обязались расторгнуть мирный договор с Византией и начать против нее войну. В 941 г. Игорь воевал против Византии, но неудачно. В 943 г. вновь прошли столкновения между киевскими князьями и хазарами. В 944 г. Игорь восстановил мирные отношения с Византией, закрепив это в новом договоре. Положения договора 944 г. в целом соответствовали положениям договора 911 г. Русь принимала на себя обязательства оказывать Византии военную помощь и гарантировать неприкосновенность византийских владений в Крыму, Византия обязалась приобретать у русов шкуры, меха, мед и воск, а также ежегодно выплачивать дань «за русскую военную помощь». В 945 г. в ходе сбора дани на содержание наемной армии Игорь был убит древлянами.

Жена Игоря Ольга была вынуждена упорядочить систему сбора дани («полюдья») на всей территории, входившей в состав Киевской Руси (в том числе на землях кривичей, радимичей и дреговичей). Ольга проводила достаточно миролюбивую внешнюю политику, отправив наиболее буйных «мужей» в Византийскую империю. В 946 г. Ольга посетила Константинополь и встретилась с императором Константином Багрянородным. В ходе визита был перезаключен договор с Византией 944 г. на прежних условиях. Также Ольга активно укрепляла связи с государствами Западной Европы, и, возможно, приняла христианство в «латинской» форме.

Сын Ольги Святослав в 966 г. повторно покорил северян и включил в состав Руси земли вятичей в районе р.Ока. После этого князь нанес сокрушительный удар по Хазарскому каганату и провел успешную войну с ясами (аланами) и касогами (адыгами), поставив под контроль Киева торговые пути по Волге и Дону и закрепившись в Приазовье и на Северном Кавказе. В дальнейшем Святослав попытался закрепиться в Причерноморье, что привело к войне между Русью и Византией. В 971 г. Святослав в ходе возвращения с Балкан в Киев был убит печенегами. 

К середине Х в. большая часть территории нынешней Беларуси оказалась в составе Киевской Руси, при этом вхождение в состав Руси проходило преимущественно мирным путем, что позволило местному населению сохранить традиционный жизненный уклад. До конца Х в. кривичи, дреговичи и радимичи сохранили традиционное управление, рассматривая великого князя киевского как «отца» (возможно, отношения между Киевом и «княжениями» на территории нынешней Беларуси оформлялись в форме устных договоренностей). В условиях господства натурального хозяйства и неразвитых средств сообщения экономические связи между областями были крайне непрочными, что способствовало усилению центробежных тенденций в отношениях между Киевом и «окраинными» землями. Зависимость от Киева проявлялась преимущественно в выплате ежегодной дани киевским князьям (как мы видели, во времена Ольги порядок и размер выплаты дани был строго определен) и обязанности выставлять воинов в случае ведения Русью войн против иных государств и народов. В свою очередь, земли, входившие в состав Руси, могли улучшать свое экономическое положение за счет транзитной торговли и участия в военных походах, которые организовывались великими князьями киевскими. Летописи сохранили сведения о князе Туре, который управлял дреговичской землей в конце Х в. и основал город Туров (Туров стал вторым после Полоцка крупным центром на территории нынешней Беларуси). Однако большую известность обрел современник Тура, князь Рогволод, управлявший Полоцком (в летописях указывается, что Рогволод пришел к полочанам «из-за моря»). Рогволод организовал поход по Днепру до устья Припяти, боролся с Новгородом за влияние в псковской и изборской землях, стремился к объединению всех кривичских и дреговичских земель.

Через посредство Руси «княжения» ранней Беларуси втягивались в систему международных отношений того времени. В конце IX в. кривичи и радимичи активно развивали контакты со странами мусульманского Востока. В это время серебряный арабский дирхем распространился в Подвиньи и Поднепровье, но географическая отдаленность и ослабление стран мусульманского Востока в конце IX – начале Х в. препятствовали налаживанию прочных связей между арабами и населением древних земель Беларуси. В работах арабских авторов сведения о землях, расположенных к северу от Припяти, давались эпизодически и неточно. Например, багдадский ученый Абу ал-Хасан Али ал-Масуди пры описании восточных славян в первой половине Х в. подчеркивал: «В их стране много рек, текущих с севера... Страна, которая далее за ними на севере, не заселена по причине холода и множества воды».

В первой половине Х в. кривичи и радимичи участвовали в походах киевских князей на Византию, соответственно, на них были распространены условия договоров 911, 944 и 946 гг. В летописях сохранились сведения, что Олег при заключении договора с Византией потребовал дани непосредственно для Полоцка и его требование было исполнено. Развитие отношений с народами и государствами Причерноморья и Восточного Средиземноморья привело к появлению сведений о народах северо-западной части Руси в соответствующих литературных сочинениях. Так, в сочинении византийского историка Х в. Константина Багрянородного было помещено описание кривичей с указанием на то, что они являются славянами и достигли значительного мастерства в деле конструирования больших лодок из дерева. Достаточно активно развивались в Х в. контакты между «княжениями» на территории Беларуси и Дунайской Болгарией (с VII в. по 1018 г. Дунайская Болгария сохраняла независимость).

После смерти Святослава в Киеве стал править его старший сын Ярополк, но вксоре против него выступили его братья – Олег, правивший в Древлянской земле, и Владимир, правивший в Новгороде. Ярополк одержал победу над Олегом и начал борьбу против Новогорода, в ходе которой обратился за поддержкой к Рогволоду и выразил готовность жениться на его дочери Рогнеде. Рогволод и Рогнеда дали согласие на заключение династического брака, но союз не состоялся. В 980 г. Владимир с большим войском подошел к Полоцку и предложил его правителю заключить союз против Киева. После отказа Рогволода пойти на такой союз Владимир с боем взял Полоцк, после чего приказал казнить полоцкого князя и его сыновей. Рогнеда стала женой Владимира, который имел от нее четырех сыновей – Изяслава, Ярослава (данный князь стал великим князем киевским и вошел в историю под прозвищем «Мудрый»), Мстислава (стал князем черниговским) и Всеволода (стали владимиро-волынским князем) и двух дочек – Предславу (вышла замуж за чешского князя Болеслава II Рыжего) и Гремиславу (вышла замуж за венгерского принца Ласло Саро Лысого).

После победы над Полоцком Владимир быстро овладел киевским «столом» (подойдя к Киеву, он вызвал Ярополка на переговоры и в ходе их убил брата). Поведение Владимира, получившего киевский «стол» силовым путем, а не по праву старшинства, вызвали протест в ряде земель, входивших в состав Руси. Владимиру пришлось вести жестокую борьбу с вятичами и радимичами, попытавшимися отделиться от Киева. В конце концов Владимир все же одержал победу над «бунтовщиками» (радимичи были разбиты в 984 г. в битве на р.Пищана в районе современного Славгорода в Могилевской области).
После победы над Ярополком Владимир заменил племенные «княжения» системой наместничества. Наместниками стали его сыновья, рожденные от разных жен (до принятия христианства Владимир имел пять законных жен, а также, по уверениям летописей, 800 наложниц). В частности, наместником Турова стал Святополк, рожденный от бывшей жены Ярополка, наместником Полоцка стал старший сын Рогнеды Изяслав.
Помимо системы наместничества Владимир применял средства идеологического обеспечения своей власти. Первоначально в качестве новой государственной идеологии выступало язычество, центральной фигурой которого являлся бог Перун. В 988 г. после удачного военного похода на Крым, входивший в состав Византийской империи (русское войско овладело хорошо укрепленной крепостью Корсунью (Херсонесом)), Владимир принял христианство «греческого обряда», вынудив императора Василия II отдать в жены великому князю киевскому свою сестру Анну (процесс крещения Владимира и его подданных, по всей вероятности, затянулся до 990 г.). После крещения великий князь киевский распорядился создать в различных частях Руси епископии, подчиненные Киеву, и приступил к распространению христианского вероучения в пределах всей Руси. Следует отметить, что процесс христианизации Руси проходил сложно. Ожесточенное сопротивление введению христианства, к примеру, оказали народы, проживавшие в Северо-Восточной Руси. Таким образом, подлинно христианским государством Русь стала лишь в XII в.
В составе Руси древнейшие белорусские города оказались в тесной политической и экономической связи с Киевом, Новгородом, Смоленском, Черниговом и иными городами. В конце Х в. в Полоцкой и Туровской землях были основаны епископские кафедры. По всей вероятности, христианизация здесь проходила преимущественно мирным путем (первоначально христианами стали местные князья и их приближенные, затем жители городов; дольше всего верность старым богам сохраняли люди, проживавшие в сельской местности).
Принятие новой государственной религии наложило отпечаток не только на внутреннюю, но и на внешнюю политику Руси. С этого момента Русь вошла в состав цивилизованных государств. Христианизация по «греческому» образцу сблизила Русь с культурой Византийской империи, а также южнославянских государств (следует отметить, что русская епархия подчинялась не константинопольскому патриарху, а болгарской митрополии в Охриде и первым митрополитом на Руси стал болгарин Михаил). Через греков и болгар народы Руси получили возможность приобщиться к культурному наследию древнейших государств, прекративших свое существование до образования Киевской Руси.
Помимо развития контактов со странами и народами Балканского полуострова, Владимир стремился закрепиться на Северном Кавказе, «поставив» своего сына Мстислава управлять Тмутараканским княжеством, расположенном в месте соединения Азовского и Черного морей, совершил два похода на Волжскую Болгарию (в 985 и 997 гг.), вел борьбу против печенегов и в конце Х в. приступил к созданию на южных рубежах Руси сети пограничных укреплений (по приказу великого князя в южные районы Руси были переселены «лучшие мужи» с севера, в их число входили и кривичи). В число внешнеполитических приоритетов великого князя киевского входили отношения со странами Центральной и Северной Европы (Польшей, Чехией, Венгрией и Норвегией). Основной формой внешнеполитической деятельности на этом направлении стало заключение мирных договоров, которые подкреплялись династическими браками.
Владимир не смог подавить сепаратистские настроения «окраин». В качестве примера можно привести ситуацию в Туровской земле, где местный князь Святополк, женатый на дочери польского короля Болеслава Храброго, пригласил епископа Рейнберна, присланного римским папой. В 1012 г. Владимир приказал бросить Святополка с его женой и епископом Рейнберном в склеп (возможно, приказ был обусловлен тем, что отношения между Русью и Польшей в это время были напряженными из-за притязаний на Червеньскую и Перемышльскую земли), но вскоре распорядился выпустить пленников.
После смерти Владимира в 1015 г. Святополк вел борьбу за киевский «стол» с новгородским князем Ярославом. История этой борьбы в различных исторических источниках описывается по-разному. Древнерусские летописи сообщают о том, что по приказу Святополка был убит ростовский князь Бориса, однако в скандинавской «Саге об Эймунде», составленной в первой половине XI в., говорится о том, что Борис выступал на стороне Святополка и был убит по приказу Ярослава. Бесспорным является то, что борьба носила ожесточенный характер, причем конфликтующие стороны обращались за поддержкой к иным государствам и народам. Оба князя-соперника использовали печенегов. Ярослав привлек к борьбе против брата викингов и пытался заручиться поддержкой со стороны Германии. Святополк опирался на поддержку поляков. В 1017 г. польское войско, приглашенное Святополком, вошло в Киев, однако пребывание поляков в столице Руси вызвало возмущение среди местного населения. По требованию Святополка поляки оставили Киев, вывезя из него богатую добычу (любопытно, что вместе с поляками из Киева выехал и верховный иерарх русской церкви Анастас). За поддержку в борьбе против Ярослава Святополк уступил польскому королю Болеславу «Червеньские города». Тесная связь с поляками лишила Святополка поддержки местного населения. В 1018 г. он был вынужден покинуть родину и вскоре умер где-то между «чехи и ляхи». Туровская земля вновь оказалась в зависимости от Киева.
Полоцкая земля, где установилась династия Рогволодовичей в лице князя Изяслава (ок. 990–1001 гг.) и Брячислава (1001–1044 гг.) в ходе борьбы за киевский «стол» сохраняла нейтралитет. В 1021 г. Брячислав нанес удар по Новгороду и назначил своих наместников в городах Новгородской земли. Ярослав выступил против Брячислава. Войска встретились в районе р.Судома, но сражения не произошло. Ярослав и Брячислав договорились уладить проблему мирным путем. Ярослав обязался вернуть полочанам Витебск (Витьбеск) и Усвяты (Усвят), который Владимир после победы над Рогволодом включил в состав Новгородской земли. В свою очередь, полоцкий князь отказался от притязаний на Новгород и на киевский «стол» и согласился воевать на стороне Ярослава до конца его жизни (в «Саге об Эймунде» о Брячиславе говорится как о соправителе Ярослава и достаточно влиятельном князе).

ПОЛОЦКАЯ ЗЕМЛЯ И ЕЕ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА В XI–XIII ВВ.

При Ярославе I (1019–1054 гг.) Киевская Русь достигла высшей степени могущества. Ее пределы достигали на северо-западе Финского залива, Ладожского и Онежского озер, на юге побережья Черного моря и низовий Дуная, на западе Карпатских гор, на востоке верховий Дона и Волги. После смерти в 1036 г. тмутараканского князя Мстислава, с которым Ярослав был вынужден с 1026 г. делить власть в государстве (по соглашению, заключенному между князьями, Мстислав получил левобережье Днепра с Северской землей, Черниговом, Переяславлем, Ярослав же сохранил под своим управлением Киев, правобережье Днепра и северные земли Руси), великий князь киевский стал править Русью единовластно (сам он называл себя «государем всей Руси» и с согласия византийского императора получил титул «цесаря», т.е. императора). В 1051 г. Ярослав без санкции Константинополя, опираясь на решение собора епископов Руси, утвердил митрополитом «всея Руси» русина Иллариона.
В 1036 г. русское войско разгромило печенегов, положив конец их набегам на земли Руси. В 1030-х гг. Ярослав, воспользовавшись тяжелым положением Польши, которая вела борьбу против Священной Римской империи и Чехии, вернул в состав Руси «Червеньские города». Ярослав поддерживал дружественные отношения с Польшей, Венгрией, Швецией и Норвегией. В 1043 г. был подписан новый договор с Византией, причем возобновление дружественных отношений между странами было скреплено браком сына Ярослава Всеволодом и дочери императора Константина IX Мономаха (после 1043 г. между Русью, а также государствами, сформировавшимися на ее основе, и Византией больше не было военных конфликтов вплоть до завоевания в 1453 г. Константинополя турками-сельджуками). Новым направлением внешней политики при Ярославе стало расширение контактов со странами Западной Европы – Священной Римской империей, Францией и Англией.
После смерти Ярослава в 1054 г. Русь стала дробиться на части. Раздел был явлением объективным, поскольку более мелкие административно-территориальные единицы – «земли» (они формировались исключительно на территориальной основе) способствовали более адекватной реакции на кризисные ситуации (вражеские нападения, мятежи, неурожаи и т.п.) и, таким образом, придавали государственной власти большую эффективность. С расширением феодального землевладения князья – руководители «земель», передававшие свои владения по наследству, были больше заинтересованы в развитии подчиненных им уделов. Отрицательной чертой процесса дробления были частые военные столкновения между князьями. Со второй половины XII в. усобицы были вызваны главным образом попытками расширить доставшиеся уделы.
В XII в. Киевская Русь разделилась на 12 земель-княжеств (термины «земля» и «княжество» в древнерусском языке были равнозначными, однако многие историки предлагают проводить различия между «землей» и феодальным «княжеством», рассматривая «земли» как более крупные административно-территориальные единицы). По отношению к иностранным государствам и народам, проживавшим за пределами Руси, каждая земля выступала в качестве правопреемницы бывшей Руси, выстраивая взаимоотношения с учетом специфики своего геополитического положения. С разрастанием княжеских родов «земли» стали дробиться на еще более мелкие единицы. В XII в. население Руси стало идентифицировать себя не по этно-территориальному признаку (в середине XII в. из исторических источников исчезли названия «дреговичи» и «радимичи», название «кривичи» продержалось до XIV в.), а по чисто территориальному признаку (в обиход вошли названия «полочане», «витебляне», «меняне», «туровцы», «лукомцы» и т.п.). За пределами Руси жители земель, входивших в ее состав, воспринимались как «русские».
Одной из первых от Киевской Руси стала обособляться Полоцкая земля, чему способствовали ее периферийное положение в составе Руси, выгодное географическое положение (на пересечении важнейших торговых путей по Западной Двине, Неману и Березине), возможность осуществлять непосредственные контакты со странами Западной Европы. Не последнюю роль в процессе отделения Полоцка от Киева сыграл фактор стабилизации власти полоцких князей (со времени правления Брячислава Изяславича в Полоцке на несколько столетий закрепилась династия князей из рода Рогволода).
Благодаря транзитной торговле, Полоцк превратился в мощный хозяйственный и политический центр. Уже в конце Х в. он входил в число значимых центров Руси, уступая по влиятельности лишь Киеву, Новгороду и Чернигову. Полоцкие князья активно основывали новые города (так называемые «пригороды»), которые формально подчинялись главному центру «земли» (в начале XIII в. в границах Полоцкой земли существовала не менее 18 городов, в т.ч. Минск (Менск), Витебск (Витьбеск), Заславль (Изяславль), Друцк (Дрюческ), Орша (Рша), Логойск (Логожск), Лукомль). Часть указанных городов стала столицами удельных княжеств, на которые Полоцкая земля стала делиться в начале XII в. К концу XII в. в составе Полоцкой земли образовалось не менее 10 княжеств (Минское, Логойское, Витебское, Борисовское, Заславское, Друцкое и др.).
Своего расцвета Полоцкая земля достигла при сыне Брячислава Всеславе (1044–1101 гг.). В это время владения Полоцка охватывали Подвинье (нынешняя Витесбкая область) и ряд районов Верхнего Поднепровья, включая местности в верховьях рек Птичь и Свислочь. По своим размерам Полоцкая земля не уступала некоторым западноевропейским государствам (герцогству Баварскому, королевству Португальскому).
Приоритетным направлением внешней политики Полоцкой земли являлись отношения с иными землями-княжествами Руси, с которыми Полоцк был связан общей культурой, экономическими интересами, политическими связями и исторической судьбой. Первоначально Всеслав поддерживал мирные отношения с наследниками Ярослава и даже участвовал в военном походе Ярославичей против кочевников-торков в 1060 г. В 1065 г. отношения осложнились, войско Всеслава осадило Псков. В 1066 г. полочане овладели Новгородом. Киевский князь Изяслав Ярославич при поддержке братьев в начале 1067 г. организовал военный поход против Всеслава и разрушил Минск. В решающей битве на реке Немига 3 марта 1067 г. Ярославичи разбили войско Всеслава, но и сами понесли значительные потери. Вскоре после этого Изяслав пригласил полоцкого князя на переговоры под Оршу, но в ходе переговоров арестовал Всеслава и выслал в Киев, где пленник был заточен в темницу.
В сентябре 1068 г. Ярославичи были разбиты на р.Альта (возле Переяславля) половцами. В Киеве произошло восстание, в ходе которого Всеслав был освобожден из тюрьмы и провозглашен великим князем киевским. В течение 7 месяцев Всеслав руководил Киевом, успешно отражая атаки половцев. В 1069 г. Изяслав при поддержке польского короля Болеслава Храброго двинулся на Киев. Всеслав бежал в Полоцк.
Подавив восстание, Ярославичи начали войну против Полоцкой земли. Всеслав был вынужден прятаться у финских племен води. В 1074 г., использовав противоречия между Ярославичами, он вернулся в Полоцк, изгнав оттуда ставленника Киева князя Святополка. Изяслав не мог активно выступать против мятежного князя, поскольку вел борьбу со своим братом Святославом, захватившим киевский «стол». После вокняжения в Киеве Всеволода Ярославича (1078 г.) отношения с Полоцком вновь ухудшились. В 1078 и 1084 гг. Всеволод и его сын, князь черниговский и смоленский Владимир Мономах (сын византийской принцессы) при поддержке прочих князей Южной Руси, новгородцев и половцев воевали против Полоцкой земли (в 1078 г. были разрушены Лукомль, Логойск и Друцк, в 1084 г. - Минск), хотя подчинить ее не смогли. В 1084 г. Всеслав окончательно закрепился в Полоцке. Преемник Всеволода Святополк Изяславич (1093–1113 гг.) больше внимания уделял организации сопротивления половцам. Военные действия против Полоцкой земли были прекращены. В 1097 г. представители Полоцкой земли не прибыли на съезд князей Руси в Любече, где решались вопросы наследования уделов на территории бывшей Руси. Тем самым они дали понять, что считают Полоцкую землю своим наследственным владением и не намерены никому передавать права на нее.
Новые попытки подчинить территории, входившие в состав Полоцкой земли, начались после смерти Всеслава. В 1104 г. князь минский Глеб Всеславич успешно отразил нападение коалиции южнорусских князей, которые пытались принудить его «отчину» заключить союз с Киевом. После этого он примирился со Святополком Изяславичем и стал расширять свои владения, поставив под контроль территорию от Днепра до Верхнего Немана. В 1113 г. великим князем киевским стал Владимир Мономах. В 1116 г. Глеб напал на Слуцк. В ответ Мономах с сыновьями занял Оршу, Копысь и в марте того же года осадил Минск. Глеб сдался и по условиям мира сохранил власть над Минском. В 1117 г. вместе с полочанами напал на смоленские и новгородские земли. Сын Владимира Мстислав занял Минск, пленил Глеба и вывез его в Киев, где тот в 1119 г. умер.
После смерти Владимира Мономаха (1125 г.) полочане выступили против его сына Мстислава. В 1127 г. коалиция князей во главе с Мстиславом Владимировичем, в которую кроме княжеств Южной Руси входил и Новгород, с разных направлений нанесла удары в направлении Заславля, Логойска, Борисова, Друцка и Неколоча. Полочане были вынуждены изгнать князя Давыда. Однако и новый князь Рогволод-Борис проявил непослушание и в 1128 г. отказался принять участие в походе против половцев по приказу Мстислава. Тогда киевский князь решил окончательно искоренить полоцкий сепаратизм и в 1129 г. послал войско на Полоцк, который из-за внезапной смерти Рогволода-Бориса не смог оказать эффективного сопротивления. После победы Мстислав все князья из династии Рогволодовичей были вместе с семьями высланы в Византию (в конце 1130-х гг. из пяти высланных князей на родину смогли вернуться лишь двое – Василий и Иван.
После смерти Мстислава Владимировича в 1132 г. попытки киевских князей подчинить Полоцкую землю прекратились, в Полоцке была восстановлена династия Рогволодовичей. Во второй половине XII и в начале XIII в. князья Полоцкой земли уделяли повышенное внимание развитию отношений с соседними Смоленским и Черниговским княжествами. Смоленск и Чернигов, враждовавшие между собой, неоднократно использовали в своих интересах борьбу за лидерство между князьями Друцка, Витебска и Минска, которая обострилась в конце XII в. На рубеже XII и XIII вв. Полоцк укреплял связи с Новгородской республикой и Владимиро-Суздальским княжеством, тесно связанным с Новгородом.
За пределами Руси Полоцкая земля развивала контакты с Византийской империей. Высланные из Полоцкой земли князья участвовали в сражениях против турок-сельджуков. В исторической литературе можно встретить сообщения, согласно которым сын императора Мануила Комнина (1143–1180 гг.) Алексей был женат на полоцкой княжне, которая приходилась теткой славной белорусской просветительнице Ефросинье Полоцкой (некоторые исследователи, в т.ч. Г.В.Штыхов ставят под сомнение достоверность этого факта). Совершенно точно можно говорить о развитии торговых контактов между Полоцкой землей и Византией, однако с конца XI в. они начали свертываться и на первый план стали выходить церковно-политические и религиозно-церковные связи. Помимо Константинополя связи развивались и с Болгарией, входившей в состав Византийской империи в 1018–1186 гг. Упадок Византии в конце XII в., разгром крестоносцами Константинополя в 1204 г. и образование ими на Балканском полуострове Латинской империи (просуществовала с 1204 по 1261 гг.) привели к свертыванию контактов между Полоцком и Константинополем.
В конце XI – начале XIII вв. Полоцкая земля активно развивала контакты со странами Западной Европы, которые носили преимущественно торгово-экономический характер. Преимущественно связи развивались со странами в бассейне Балтийского и Северного морей. Основными предметами вывоза в европейские страны являлись меха, воск, мед, янтарь, лес. Ведущим торговым партнером Полоцка стала Германия, откуда в Полоцкую землю поступали вина, сукно, имбирь, соль и некоторые другие предметы. В 1158 г. в устье Западной Двины появились первые поселения немецких купцов из Бремена.
Степи и города Причерноморья и Поволжья, страны мусульманского Востока не входили в число внешнеполитических приоритетов Полоцкой земли. Только в 1103 и 1183 гг. полоцкие дружины участвовали в походах против половцев, да и то по принуждению южнорусских князей. Археологические находки свидетельствуют о том, что полочане торговали с народами Кавказа и Средней Азии, Волжской Болгарией. Найдены даже предметы, ведущие свое происхождение с островов Индийского океана. Однако контакты, скорее всего, носили эпизодический характер.
Повышенное внимание уделялось балтийскому направлению. Продвижение в Восточную Прибалтику началось еще при князе Рогволоде. В XII в. Полоцк установил контроль над всем Нижнем Подвиньем вплоть до Рижского залива (форпостами Полоцка стали города-крепости Кукенойс и Герсика, которые были основаны в конце Х - начале XI в.). Народы Прибалтики – предки современных литовцев (аукштайты, жемойты (жмудь),ятвяги, пруссы), латышей (латгалы, ливы, курши (корсь), земигалы) и эстонцев (эсты (чудь)) – платили дань Полоцку, преимущественно янтарем и рыбой. Не исключено, что они заключали с Полоцком военные союзы. Нормой жизни к началу XIII в. стало заключение династических браков. Развитию дружественных отношений способствовало то, что полоцкие князья не стремились принудительно навязывать местным народам свои верования.
В 1186 г. монах Августинского ордена Мейнард с благословения арихиепископа Бременского прибыл в Полоцк, где получил от князя Владимира (возможно, Володши) разрешение на христианизацию язычников-ливов. В 1200 г. в Прибалтику с большим войском прибыл епископ Альберт фон Буксгевден. Он подчинил ливов и в 1201 г. основал в устье Двины крепость Рига. В 1202 г. в Восточной Прибалтике был создан Орден меченосцев, подчиненный рижскому епископу. В 1207 г. Альберт присягнул императору Священной Римской империи Филиппу Швабскому и стал светским князем, ослабив зависимость от Рима (в XIII в. между императорами и папами шла ожесточенная борьба за главенство в Европе). После этого папа принял постановление, согласно которому светская власть Ордена распространялась только на ливов и латгалов. Также Альберт породнился с псковским князем Владмиром Мстиславичем и установил дружественные отношения со Смоленском.
Закрепление крестоносцев в Восточной Прибалтике мешало полоцким купцам торговать со странами Западной Европы. В 1203 и 1206 гг. Владимир в союзе с ливами организовал походы против Риги, но они не были успешными. В 1208 г. крестоносцы захватили Кукенойс, в 1209 г. – сожгли и разграбили Герсику. В 1210 г. между Ригой и Полоцком при посредничестве Смоленска было заключено мирное соглашение, по которому полоцким купцам открывался свободный путь по Западной Двине, а за Полоцком сохранилось право на получение дани от ливов (при посредничестве епископа Риги). В 1212 г. Владимир планировал выступить против Риги в союзе с Новгородом, который был недоволен укреплением позиций Ордена в землях эстов. Альберт предложил полоцкому князю заключить новый договор о мире и торговле. Владимир принял предложение, но в 1214 г. на встрече с Альбертом под Герсикой потребовал прекратить принудительное окатоличивание балтских племен (в ходе беседы он даже схватился за меч). Альберт требования Владимира отклонил. Полоцкий князь начал готовиться к большой войне против крестоносцев, создав коалицию, в которую вошли Минск, Витебск, Друцк, Логойск, племена литовцев, ливов и эстов. Обещали поддержать Полоцк также и новгородцы. Большой поход против Риги был назначен на 1216 г., но не состоялся из-за внезапной смерти Владимира. В 1222 г. Полоцк вновь заключил договор с Орденом и Рижским епископством, в котором признал завоевания крестоносцев и согласился на установление контроля Ордена за торговлей по Западной Двине.
После 1216 г. полоцкие князья перестали организовывать военные экспедиции против крестоносцев. В Полоцке был создан немецкий квартал («Немецкий двор») с костелом. Купцам из Полоцкой земли также было позволено создать свой квартал в Риге («Русский конец») с православной церковью. Им были предоставлены гражданские права, что давало возможность наравне с рижскими купцами пользоваться правом заморской торговли (до этого они могли выступать лишь в роли посредников в торговле между немцами и приезжими земляками). Центром, связывавшим Полоцкую землю с Западной Европой стал г.Висби, который был основан на острове Готланд (между Швецией и Эстонией).
В 1229 г. Полоцк вместе со Смоленском и Витебском подписал в Готланде торговое и политическое соглашение с Ригой, Готландом и немецкими городами. Договор 1229 г., состоявший из 42 статей, стал образцом международного коммерческого права. Он основывался на взаимности и равноправии сторон, закреплял правовые нормы, обеспечивавшие мирные добрососедские отношения в торговой и политический сферах, определял меры ответственности и наказания за уголовные преступления, порядок и очередность взыскания долга, порядок судопроизводства. Статьи договора гарантировали всем купцам свободную торговлю и пользование водными путями по всей Западной Двине и ее притокам, по воде и берегу. В договоре определялось правовое положение немецких купцов на территориях Смоленска, Полоцка и Витебска и правовое положение русских купцов на территориях Риги и немецких государств (отличительной чертой договора являлось то, что в случае противоречия немецкого права русскому, перевес брало право русское), содержались статьи, разъяснявшие правила пользования общественными весами, волоками, уплаты таможенных сборов. Статья 31 договора предусматривала право «гостей» торговать и в случае войны между русскими княжествами (в европейском законодательстве эта норма закрепилась лишь в XIV в.).
В начале XIII в. Полоцк, Друцк и Витебск признали верховную власть смоленского князя Мстислава Давыдовича (именно поэтому договор 1229 г. был заключен от имени Смоленска, Полоцка и Витебска, причем Смоленск выступал в качестве основного его фигуранта). В 1239 г. полоцкий князь Брячислав Василькович породнился с владимиро-суздальским князем Александром, руководившим в это время Новгородом. В 1240 г. полочане участвовали в отражении нападения шведских рыцарей на Новгородскую землю (битва со шведами вошла в историю под названием Невская, поскольку проходила возле р.Нева, впадавшей в Финский залив, за победу, одержанную в ней князь Александр получил прозвище «Невский»). Оказали они поддержку Новгороду и во время войны 1241-1243 гг. (эпизодом этой войны стала битва на Чудском озере 1242 г.). Первый сын князя Александра до 1245 г. находился в Витебске. Однако политика Смоленска и Новгорода в отношении крестоносцев была непоследовательной. Перед Полоцкой землей встала реальная угроза утраты независимости. В этих условиях полочане пошли на союз с литовскими князьями, которые также испытывали давление со стороны крестоносцев.

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ТУРОВСКОЙ ЗЕМЛИ В XI–XIII ВВ.

Ядром Туровской земли стала низинная часть Полесья. В XI в. ее границы в основном соответствовали пределам расселения племен дреговичей, проходя на востоке по Днепру, на севере – севернее Клецка и Слуцка, на западе – южнее р.Неман и в Побужье, на юге – западнее р.Горынь. Помимо Турова в ее состав входили Пинск (Пинеск), Слуцк (Случеск), Брест (Берестье), Клецк (Клечьск), Кобрин, Каменец, Дрогичин (Дорогичин), Бельск, Мозырь, Рогачев, Брагин, Копыль.
Географическое и геополитическое положение Турова способствовала его более тесной связи с южными землями Руси и с их центром – Киевом. В IX–XIII вв. через Туров проходило одно из ответвлений пути «из варяг в греки», а также наиболее удобный путь, который связывал южные земли Руси с Польшей и другими странами Центральной и Западной Европы. Приоритетными направлениями Туровской земли стало развитие контактов с прилегающими землями Руси – Киевской, Черниговской, Волынской и Галицкой.
В 1052 г. Ярослав распределил территорию Руси между своими сыновьями. Каждый князь пользовался определенной частью Руси как «общего наследства» рода Ярослава в соответствии со степенью старшинства. При этом Туров перешел к Изяславу – третьему сыну великого князя киевского. После смерти Ярослава Владимировича в 1054 г. Изяслав Ярославич занял киевский «стол», но сохранил Туров за собой. Вплоть до конца XI в. Туров рассматривался как последняя ступень на пути к киевскому «столу». Данное обстоятельство сделало Туровскую землю одним из наиболее значительных княжеств на Руси. В 1088 г. князь Изяслав Ярославич ради туровского «стола» оставил Новгород. При переходе в Киев туровские князья приводили с собой в столицу «империи Рюриковичей» дружину. В 1093 г. Святополк Изяславич (Святополк II) привел в Киев дружину из Турова, вместе с ней принимал половецких послов, которые явились к великому князю киевскому с предложением мира, и по совету дружинников взял их в заложники. Такой поступок великого князя киевского спровоцировал опустошительный набег половцев на южные земли Руси и в 1094 г. Святополк был вынужден заключить мир на неблагоприятных для Руси условиях, дав согласие на ликвидацию нейтральной полосы между половецкой Степью и Русью.
В 1097 г. князья из рода Ярослава на съезде в Любече предприняли попытку урегулировать династические и территориальные споры, которые во второй половине XI в. стали характерной чертой политической жизни Руси. Любечский съезд 1097 г. постановил разделить Русь на «отчины» − наследственные владения отдельных ветвей княжеского рода. Каждая из этих ветвей закрепляла за собой ту область, которая досталась ее родоначальнику по разделу 1052 г. (таким образом, решения Любечского съезда 1097 г. положили начало юридическому оформлению процесса феодальной раздробленности Руси). В соответствии с постановлениями Любечского съезда 1097 г., в состав Туровской земли вошла территория по обеим берегам Припяти с городами Туров, Пинск, Брест, а также район Подгорынья. Властелином Туровской земли считался Святополк Изяславич.
Отношения Туровской земли с Полоцкой землей в XI-XII вв. были напряженными. В XI в. полоцкие князья включили в состав своих владений дреговичские земли в окрестностях Борисова, Логойска и Заславля. В 1116 г. минский князь Глеб сжег Слуцк. В свою очередь, правители Туровской земли участвовали практически во всех карательных экспедициях против Полоцка и иных городов Полоцкой земли.
В начале XII в. значимость Турова в политической жизни Руси снизилась. Владимир Мономах отнял Туров у сына Святополка Ярослава, нарушив традицию передачи Туровской земли князьям из рода Изяслава Ярославича (бывший князь туровский Ярослав Святополчич был переведен во Владимир-на-Волыни). В 1123 г. Ярослав Святополчич попытался вновь вокняжиться в Турове при поддержке венгров, но погиб от рук убийц во время осады Владимира-Волынского. Туровская земля была закреплена за сыном Владимира Романом. В 1125 г., после смерти Владимира Мономаха, туровский «стол» занял Вячеслав Владимирович, прибывший из Смоленска. В 1133 г. он перешел в Переяславль, но в 1134 г. вновь вернулся в Туров и управлял им до 1139 г.
В 1139 г. умер великий князь киевский Ярополк Владимирович. После его смерти между потомками Владимира Мономаха – князьями киевскими и переяславскими – и потомками Олега Святославича – князьями черниговскими – началась ожесточенная борьба за киевский «стол». В борьбу втянулась и Туровская земля. В ходе столкновений за Киев князья-победители вмешивались во внутренние дела Турова, смещая нежелательных для них князей Туровской земли и заменяя их своими сторонниками. Неоднократно Туровская земля подвергалась расчленению: к концу 1150-х гг. из ее состава были выделены и переданы в состав Черниговской земли Клецк, Рогачев, Городно, в это же время в состав Киевской земли вошел Мозырь.
В 1146 г. население Турова вновь приняло князя Вячеслава Владимировича (в 1140 г. Вячеслав был вынужден оставить туровский «стол» по приказу князя киевского Всеволода Ольговича). Вячеслав восстановил целостность Туровской земли и присоединил к ней Владимир-на-Волыни. Киевский князь Изяслав Мстиславич направил в Туровскую землю карательную экспедицию. Туров сдался, наиболее влиятельные «оппозиционеры» - туровский посадник Жирослав Иванкович и епископ Иоаким были высланы в Киев. Вячеслава перевели в Пересопницу – город на юго-западной окраине Киевской земли.
В 1158 г. туровцы провозгласили своим князем Юрия Ярославича – представителя династии Изяславичей (Юрий был внуком Святополка Изяславича). Киевский князь Изяслав Давыдович направил в город карательную экспедицию, но на этот раз туровцы оказали ожесточенное сопротивление. Туров выдержал 10-недельную осаду, стойко сопротивлялся также и Пинск. В 1162 г. новый киевский князь Ростислав Мстиславич заключил с Юрием мир, признав его права на туровский «стол». Таким образом, Туров юридически стал независимым от Киева.
После смерти Юрия Туровская земля разделилась на отдельные княжества. В конце XII в. в пределах бывших владений Юрия сформировались Туровское, Пинское и Дубровичское княжества. В это время большую значимость приобрело Пинское княжество, поскольку Пинск был в большей мере сориентирован на контакты со странами Центральной и Западной Европы и не зависел от пути «из варяг в греки», все больше приходившего в упадок.
В XIII в. княжества Туровской земли попали в зависимость от Галицко-Волынского княжества. Во второй половине XIII в. турово-пинские князья участвовали в борьбе, которую князья Галича и Волыни вели с литовскими князьями. В конце XIII в. сведения о Турово-Пинском княжестве исчезают из летописей.
Туров и иные города Туровской земли поддерживали активные торговые связи с Киевом, Волынью, Причерноморьем, Византийской империей, Сирией, народами Прибалтики. Большое влияние на культуру Туровской земли (как и на культуру иных земель Руси) в XI - начале XIII вв. оказывали Византия, южнославянские народы и народы Восточного Средиземноморья. Епископ туровский Кирилл (ок. 1130 – ок. 1182 гг.), славившийся своим красноречием, использовал в своих произведениях сюжеты из византийской и древнееврейской литературы. Его проповеди строились по канонам классических византийских произведений. Важное значение имела организация паломничества верующих в Константинополь и Палестину («Святую землю»).

КНЯЖЕСТВА НА ТЕРРИТОРИИ ВЕРХНЕГО ПОНЕМАНЬЯ, СРЕДНЕГО ПОБУЖЬЯ, ПОСОЖЬЯ И ВЕРХНЕГО ПОДНЕПРОВЬЯ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ XI – НАЧАЛА XIII В.

Ближайшими соседями Туровской земли были земли Верхнего Понеманья и Среднего Побужья. Первоначально их заселили балтские племена – ятвяги. В Х в. район Понеманья и Побужья стал объектом славянской колонизации: по приказу великих князей киевских здесь была создана система крепостей, которые в дальнейшем превратились в военно-административные центры местных удельных княжеств. Первыми городами в Верхнем Понеманьи стали Новогрудок (Новоградок, Новогородок) и Волковыск (Волковыеск), которые были основаны в конце Х в., в Среднем Побужье – Брест (Берестье) и Дрогичин (Дорогичин), основанные в начале XI в. В XI–XII вв. в Понеманьи появились Гродно (Городно, Городня, Городень), Слоним, Турийск, в Побужье – Кобрин, Каменец, Мельник.
Наиболее значимую роль в Верхнем Понеманьи играло Гродненское княжество, сформировавшееся в начале XII в. Первый гродненский князь Всеволод Давыдович поддерживал дружественные отношения с Владимиром Мономахом, курс на союз с Киевом был продолжен и потомками Всеволода. Киевские князья поддерживали борьбу Гродно против ятвягов и литовских племен. Так, в 1132 г. великий князь киевский Мстислав Владимирович по просьбе Всеслава Давыдовича организовал поход против литовцев. Гродненские князья помогали южным соседям вести борьбу против Степи. В 1183 г. гродненские воины приняли участие в походе против половцев.
На рубеже XII и XIII вв. сведения о Гродно исчезают из летописей, но есть все основания для утверждения, что Гродненское княжество сохранило самостоятельность вплоть до середины XIII в.
Территория Побужья в IX–XI вв. стала объектом борьбы между западными и восточными славянами. В IX в. Побужье вошло в сферу влияния Вислянского княжества (район Малой Польши), затем Великоморавской державы – древнейшего государственного образования западных славян (в рамках данной державы сформировались чехи, словаки, существенное воздействие оказала она и на процесс польской государственности). В начале Х в. Побужье вошло в состав Чешского княжества, где, по всей вероятности, пребывало вплоть до начала 980-х гг. (в это время в Побужье сформировались города Перемышль и Червень). В 981 г. регион оказался в составе Киевской Руси, получив статус особого пограничного округа (именно в это время была основана крепость Брест). В то же самое время претензии на Побужье стали предъявлять поляки. Во время борьбы за киевский «стол» между Святополком и Ярославом польский король Болеслав занял Брест. Попытки Ярослава Мудрого вернуть город под свой контроль, начиная с 1017 г., первоначально не были успешными для Киева. Лишь в начале 1030-х гг. Ярослав добился поставленной цели, восстановив свою власть над Побужьем, в т.ч. над Брестом. В 1040-х гг. поляки отказались от притязаний на спорный регион, после чего он утратил свой особый приграничный статус и стал рассматриваться как составная часть земель Руси.
В конце XI в. Брест вошел в состав Туровской земли. В 1101 г. племянник Святополка Изяславича Ярослав Ярополчич попробовал сделать Брест центром самостоятельного княжества, но был взят в плен и выслан в Киев. После смерти Владимира Мономаха Брестская земля, как и иные части Туровской земли, часто меняла своих хозяев. В середине XII в. она была включена в состав владений волынских князей. У 1180-х гг. борьбу за Брест вели князь дрогичинский Василько и князь минский Владимир Володарович. Опираясь на поддержку поляков, Василько в 1182 г. занял брестский «стол», однако не смог рассчитаться со своими «помощниками» и в качестве компенсации те удержали город за собой. Конфликтами между поляками и дрогичинским князем воспльзовался соперник Василько Владимир, который вытеснил поляков из Бреста.
В конце XII в. Брест был включен в состав владений галицко-волынского князя Романа Мстиславича. После смерти Романа в 1204 г. Брест оказался под властью поляков. В 1213 г. волынский князь Даниил Романович овладел Брестом передал его брату Василько. С этого момента Брест вошел в состав Волынского княжества и находился под властью волынских князей до начала XIV в.
Первое упоминание о Дрогичине содержится в Ипатьевской летописи в 1142 г. в связи с раздачей городов Туровской земли родственникам и союзникам киевского князя Игоря Давыдовича. В XII в. город не играл существенной роли в политической жизни Руси. В 1240 г. Дрогичин стал резиденцией князя галицкого Даниила Романовича. В 1255 г. Даниил принял в Дрогичине королевскую корону из рук посланника римского папы. В 1248, 1251, 1255, 1260 гг. дрогичинцы участвовали в походах Даниила на ятвягов. Во второй половине XIII в. Дрогичин становится объектом атак со стороны литовских князей, однако до начала XIV в. галичские князья смогли сохранить свою власть над городом.
Территории, которые располагались к востоку от Туровской земли, в XI–XIII вв. входили в состав Смоленской и Черниговской земель.
Ядром Смоленской земли стала территория в верхнем течении Днепра и Западной Двины. Племена днепровских кривичей, которые проживали тут в IX–XI вв., были близки по своему происхождению и культуре к кривичам-полочанам. В 1128 г. Смоленск стал центром самостоятельного княжества, первым смоленским князем стал внук Владимира Мономаха князь Ростислав Мстиславич. В начале XIII в. Смоленская земля была одной из наиболее могущественных и богатых земель Руси. Под контролем Смоленска находились земли западных вятичей в верхоьях притоков Оки (Угры, Протвы и Москвы) и северных радимичей. В состав Смоленской земли входили такие города как Дорогобуж, Красный, Торопец, Ржев, Можайск, Вязьма, Ельня. Находясь в центре Руси, Смоленск был защищен от нападений внешних врагов. В то же время развитая система водных путей способствовала развитию связей Смоленска с Киевом и другими землями Южной Руси (по Днепру, Сожи и Дисне), Новгородом и Финским заливом (по притокам между Днепром и Ловатью), Балтикой (по Западной Двине), странами и народами Востока (по Волге и Оке).
На территории, входящей в состав нынешней Беларуси, под контролем смоленских князей в XII–XIII вв. находились Мстиславль (Мстислав), Кричев (Кречев), Пропойск (Пропошеск, Прупой; совр. – Славгород). Наибольшую значимость в политической жизни Смоленской земли играл Мстиславль, который был основан князем Ростиславом Мстиславичем в 1135 г. для защиты юго-западных рубежей Смоленщины от вражеских нападений. В 1156 г. под стенами города состоялось замирение киевского князя Изяслава Давыдовича с «сыновцами».
В 1180 г. Мстиславль стал центром удельного княжества. Первым князем мстиславским стал Мстислав Романович. В 1196 г. во время войны с черниговцами Мстислав попал в плен к полочанам, которые выступили на стороне Чернигова. Полочане передали Мстислава Олегу Черниговскому. Киевский князь Рюрик Ростиславич в союзе с половцами начал разорять Черниговскую землю и вынудил Олега освободить Мстислава. В 1197 г. Мстислав стал князем смоленским, но сохранил контроль над Мстиславлем. В дальнейшем Мстиславль входил в состав Смоленского удельного княжества.
Территории в Нижнем Посожье в XII–XIII вв. входили в состав Черниговской земли, Черниговская земля рано стала проявлять стремление к обособленности от остальной Руси. Во второй половине XI в. она была закреплена за сыном Ярослава Мудрого – Святославом – и стала самостоятельным княжеством. В состав Черниговской земли входили Новгород-на-Дисне, Путивль, Рыльск, Курск; ее северо-западные границы доходили до верховий Оки (до Коломны). В династическом и религиозно-церковном отношении Чернигов оказывал воздействие на Рязань.
Ведущим центром черниговского Посожья являлся Гомель. В первой половине XI в. он стал резиденцией князей черниговских. Также в Посожье в это время была создана система крепостей, которые должны были прикрывать Чернигов от нападений полочан. В конце XI в. Гомель подвергся нападению со стороны половцев. По решениям Любечского съезда 1097 г. Гомельщина была закреплена за черниговскими князьями. В 1142 г. Гомель стал центром удельного княжества. Первым гомельским князем стал Игорь Ольгович. В середине XII в. гомельчане участвовали в борьбе черниговских князей с князьями смоленскими. В XII–XIII вв. жители Гомеля поддерживали борьбу черниговских князей за киевский «стол», участвовали в походах против половцев в 1167 и 1168 гг. В конце 1140-х гг. Гомель вошел в состав Новгород-Северского княжества. В 1180–1202 гг. Гомелем владел легендарный князь Игорь Святославич, прославленный автором «Слова о полку Игоревым». Возможно, гомельчане участвовали в походе Игоря против хана Кончака в 1185 г. В первой половине XIII в. Черниговская земля окончательно распалась на мелкие княжества. В это время сведения о Гомеле из летописей исчезают.
В отличие от земель, которые располагались в западной части Беларуси, города и княжества Верхнего Поднепровья и Посожья практически не имели политических контактов с народами и государствами Центральной и Западной Европы, их контакты в политической сфере ограничивались взаимодействием с иными землями Руси и иногда с кочевыми народами поволжских и причерноморских степей.
Подобно Полоцкой и Туровской землям, земли и города Посожья и Поднепровья, Понеманья и Побужья активно торговали с иными землями и городами Руси, преимущественно располагавшиеся в ее южной части. В Бресте, Гродно, Новогрудке, Волковыске были найдены предметы из Киевщины и Волыни (шиферные пряслица, стеклянные браслеты, бусы, перстни, стеклянная посуда, оконное стекло, предметы религиозного культа, керамика, металлические украшения). За пределами Руси основными торговыми партнерами указанных земель и городов были Византийская империя, страны Восточного Средиземноморья, Центральной и Западной Европы, Скандинавия, народы Прибалтики. На территории южной и западной Беларуси археологами были найдены такие экзотические предметы, как посуда из Средней Азии и раковины каури с Мальдивских островов в Индийском океане. За рубеж вывозились главным образом меха, воск, мед, кожи, лен и полотно.
В конце 1230-х – начале 1240-х гг. земли Руси подверглись нападениям со стороны татар. Серьезнее всего пострадали земли Северо-Восточной и Южной Руси. В 1243 г. на землях Поволжья, Западной Сибири, Половецкой степи, Крыма и северо-западной части Средней Азии возникло государство Золотая орда («улус Джучи»). Во второй половине XIII в. Орда главенствовала в Восточной Европе.
Земли Руси непосредственно в состав Орды не вошли. На местах сохранялись прежние династии на условиях признания власти татарского «царя» (так по образцу византийских императоров жители Северо-Восточной Руси стали называть хана Золотой орды). Правители Золотой орды выступали в роли верховных арбитров при разрешении русских династических споров, раздавая ярлыки (грамоты) на княжение в тех или иных городах (такой порядок усилил централизацию Русского государства, поскольку лишил князей необходимости учитывать мнение местных народных собраний – вече). Для признания ханом своего права княжить в том или ином городе князь-претендент был обязан явиться в Орду и в ходе поездки «отблагодарить» хана и его приближенных. «Дани и выходы» платились также и для того, чтобы обезопасить земли Руси от татарских набегов с целью грабежа. Кроме того князья были обязаны поставлять своих ратников для ведения боевых операций по требованию ханов.
В наиболее тесной связи с Ордой оказались земли Северо-Восточной Руси. Владимиро-суздальские князья Ярослав Всеволодович и его сын Александр Невский сделали союз с Ордой основой своей внешней политики, получив от татар ярлыки на великое княжение владимирское. Попытка великого князя владимирского Андрея Ярославича (1249–1252 гг.) разорвать союз с Ордой и объединиться с галицким князем Даниилом, сориентированным на страны Европы и Рим (также на стороне Андрея выступил тверской князь), не увенчалась успехом. Во владения Андрея была направлена «Неврюева рать». Великий князь владимирский потерпел поражение и был вынужден бежать «за море». В дальнейшем правителей земель Руси, пытавшихся проводить независимую политику, ожидала печальная участь – вынужденная ссылка или смерть в ставке хана.
С конца 1250-х гг. выплата дани и исполнение повинностей в пользу Орды стала приобретать постоянный характер. Население Северо-Восточной Руси было переписано (от переписи освобождались лишь лица духовного звания). На основании составленных списков производились сбор дани и выполнение повинностей («выход», «десятина»). Также в пользу Орды должны были взиматься отчисления с торговых пошлин. Собранные суммы должны были ежегодно направляться в Орду. Сбор дани проводился под контролем со стороны баскаков, которые назначались ханом (баскаки не имели военной силы и опирались на поддержку великого князя владимирского). Восстания, направленные против ужесточения налогового бремени, жестоко подавлялись.
Рейды татар практически не затронули земли на территории нынешней Беларуси. Серьезно пострадали в 1239–1240 гг. лишь Гомель и Мозырь. Сообщают летописи также и о множестве «избъенных в поле» под Брестом в 1240 г., хотя не совсем понятно, кто учинил побоище и пострадал ли при этом сам город. Туровская, Полоцкая, Смоленская земли в 1240-х гг. сохранили независимость от Золотой орды. В то же время единство северо-восточных и западных земель Руси было разрушено, стали нарастать различия в их политическом строе и внешней политике.



Опубликовано 07 апреля 2006 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Тихомиров А.В. • Публикатор (): Тихомиров Александр Валентинович

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.