Дзекуць-Малей Лука Николаевич (проповедник)

Актуальные публикации по истории и культуре Беларуси.

NEW БЕЛАРУСЬ


Все свежие публикации



Меню для авторов

БЕЛАРУСЬ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Дзекуць-Малей Лука Николаевич (проповедник). Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные кнопки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

2 за 24 часа
Публикатор:


ЛУКА НИКОЛАЕВИЧ ДЗЕКУЦЬ-МАЛЕЙ: ЖИЗНЬ И СЛУЖЕНИЕ «Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие...» (Евр. 13:7) Закончилась Первая мировая война (1914-1918 гг.) Постепенно начали утихать её грозные бури. В соответствии с Брестским мирным договором 1918г. Западная Белоруссия отошла под владение Польши. В годы войны и оккупации многие города и деревни были разрушены или сожжены. В течение ряда лет население жило впроголодь. Не хватало хлеба, соли. Не было керосина, мыла, спичек, одежды, обуви. Война принесла много страданий и горя. Голод, болезни и смерть коснулись большинства семей и наложили свой отпечаток на чувства каждого. К концу 1920 года многие люди, разбросанные ранее войной по различным областям России, стали возвращаться обратно в свои родные обжитые места. В такое время прибыл поездом из Белостока в город Брест молодой миссионер Лука Николаевич Дзекуць-Малей. Целью этого приезда было проведение евангелизационной работы в городе Бресте и его окрестностях. Это был декабрь 1921 года. Со страхом и трепетом вступил он в город, который в то время был для него полон неизвестной таинственности. Он не знал ещё тогда, что здесь ему предстоит жить и трудиться для Господа целых двадцать три года. Лука Николаевич Дзекуць-Малей (1888-1955 гг.) родился 1 октября 1888 года в Слонимском уезде Гродненской губернии в семье учителя. Отец Николай, мать - Мария из дома Тарасович. В возрасте неполных четырёх лет Лука лишился своих родителей. Как это произошло? Пожалуй, эту тайну он унёс с собой навсегда. По воспоминаниям его сына Даниила, об этом отец никогда не хотел говорить. Он всегда заменял ответ молчанием. Маленького сироту взяла на воспитание некая семья Фунтов, по образованию также педагоги. И он был под их попечительством до 16 лет. В городе Слониме Лука Николаевич окончил среднее училище. Затем продолжил учёбу в учительской семинарии, которую закончил в 1906 году. Получил образование педагога. Работал учителем и позже, как инспектор народного образования. В это время он был призван на службу в российскую армию. Службу проходил в Белостоке. Там познакомился с верующими евангельско-баптистского вероисповедания и стал посещать их церковь. Находясь на службе в армии, он искренне уверовал в Господа, и сразу же изъявил желание принять святое водное крещение по вере. Это духовное торжество состоялось в новогоднюю ночь с 31 декабря на 1 января 1912 года в городе Белостоке на реке Супрасль. При 40-градусном морозе, в проруби, преподавал крещение молодому учителю пресвитер белостокской церкви Роман Хомяк. Мокрые, не переодеваясь, завернувшись в овчинные тулупы, они сели в сани и поехали домой. Не многие могут такое рассказать о себе. Сразу же, после уверования, молодой юноша начал своё свидетельство о Том, Кто изменил его жизнь. Через его служение обратился один православный священник и несколько человек из церковного хора. За проповедь Евангелия он был арестован в деревне Лыково (Пружанский район, Брестской области), привязан к седлу лошади Жандарма и так прошел 170 км к месту расположения тюрьмы в г. Бресте. Наступил 1913 год. В это время в Санкт-Петербурге И. С. Проханов, известный духовный работник, получил разрешение на открытие библейских курсов евангельских Христиан. Студентом этого богословского учебного заведения в 1913 г. стал и Лука Николаевич Дзекуць-Малей. На курсах занималось 19 человек в течение 2 лет. Среди них был и один белорус («В котле России» И. С. Проханов), Кстати, до этого времени в России не было ни одной русской протестантской богословской школы. Л. Н. Дзекуць-Малей был одним из лучших курсантов. За успешную учёбу сам Иван Степанович Проханов наградил его часами ручной работы фирмы Павла Буре. Будучи студентом, он имел возможность проповедовать во многих залах города, и многим свидетельствовать о Христе. «Однажды за проповедь Евангелия его, лежачего, волокли на веревке за лошадью по улицам Санкт-Петербурга», — вспоминала одна из сестёр г. Бреста рассказ жены Л. Н. Дзекуць-Малея. По окончании учёбы в духовной семинарии он некоторое время находился в глубинках России, как беженец. Это было смутное предвоенное время. Однако его влекло на родину. И вскоре он возвратился в родные края, избрав для духовной работы город Гродно. Уже тогда Лука Николаевич Дзекуць-Малей был известен как белорусский патриот, учитель и организатор молодёжи. Одарённого молодого человека ожидала прекрасная карьера и как педагога, и как администратора. Казалось, он всё мог. Он был великолепным оратором, не плохим музыкантом-скрипачом, одно время играл как актёр в драматическом театре, был чрезвычайно общителен, и мог спокойно установить контакт с любым человеком. В этот период он предпринял попытку сочетать проповедь Евангелия с учительской работой и общественной деятельностью. Однако вскоре пришёл к выводу, что такое совмещение в тех условиях было невозможным. Христос победил в его сердце. И он сделал выбор в пользу духовного служения. Лука Николаевич был человеком среднего роста. Волосы у него были всегда зачесаны в две стороны. Особую привлекательность ему придавала густая, широкая борода. Возможно, из-за этого часто дети называли его Христом. Когда он смотрел в глаза, взгляд его было очень трудно выдержать. Чувствовалось, что когда он смотрит, то видит намного больше, чем только лицо своего собеседника. В городе Гродно он занялся душепастырской работой. В военные годы духовное положение верующих в этом городе было очень тяжёлым. Церковь едва не исчезла. И тогда, среди оставшихся некоторых верующих, появился Л. Н. Дзекуць-Малей. Революция 1917 года в России принесла вначале свободу от царского преследования. И это было ощутимо даже здесь. Деятельность церкви не только возродилась, но и возникло духовное пробуждение среди неверующих. Польские власти, учитывая войну с большевиками, в 1920 году вынесли решение, чтобы Лука Николаевич Дзекуць-Малей покинул Гродно, и переехал дальше от границы. С ним были высланы и другие белорусские духовные деятели. Однако к этому времени церковь в городе Гродно окрепла и возродилась. (1921 год - официально считается годом рождения церкви в городе Гродно). Тогда по совету некоторых духовных руководителей, Лука Николаевич решил для продолжения духовной работы переехать в город Брест. Ему советовали: «Там новое поле. Вспашешь, посеешь. Как воспитаешь, так и будет работа стоять». Это было второе посещение города Бреста Л. Н. Дзекуць-Малеем. Позже в одном из своих писем Лука Николаевич вспоминал, что он "проходил уже по некоторым улицам Бреста, правда, проходил под конвоем, который сопровождал его и ещё одного брата в тюрьму, где он должен был отбывать наказание за проповедь Слова Божия в чистом виде, а не так, как учит "матерь православная церковь". Были неприятные объяснения с начальством, которое решило смирить "непокорного еретика" тюрьмой. Тогда город был чистенький, красивый, с роскошными местечками, запруженный жизнерадостной нарядной публикой". И вот новая, уже вторая встреча с этим городом. Из письма Л. Н. Дзекуць-Малея: «Косые лучи утреннего декабрьского солнца приветствовали меня, когда я сошёл с поезда и с большим интересом рассматривал незнакомый город Брест. Он был разрушенный, сожжённый, грязный, неприветливый, голодный. Оборванная публика с ввалившимися глазами, исхудалыми лицами редко перемежалась приличными фигурами. Торчащие чёрные трубы, разваленные и полуразваленные дома живо свидетельствовали о качестве современной усовершенствованной техники. Всё было чуждо и незнакомо. Одни лучи солнца да грустное зимнее небо были мне знакомы. Они были такие же, как и тогда, когда я под конвоем шагал в тюрьму. Остановись на высоком мосту (Кобринский мост) и взглянув на город, я невольно поддался чувству страха. Какой способ лучше применить, чтобы двинуть с места умирающий во грехах и зле город? Голос Божий говорил мне слова утешения, ободрения; подкрепил и успокоил меня. Помолясь, я отправился по данному мне адресу, где жила одна приближённая сестра по фамилии Тур, несколько времени тому назад возвратившаяся из России. В её маленьком домике и начало проповедоваться Евангелие» (ж-л «Сеятель Истины», 1928 год, март). С волнением и даже некоторым страхом вступил Л. Н. Дзекуць-Малей в город Брест, но в планах у Бога он был подарком для народа города Бреста и его окрестностей. Вместе с Лукой Николаевичем приехала и его будущая жена Серафима Адамовна, дочь Марии и Адама из дома Кишки. Родилась она 8 сентября 1898 г. в городе Гродно, крещение приняла в феврале 1922 года, которое преподавал брат Спалек. Окончила Гродненскую гимназию, была учительницей по профессии. Серафима Адамовна хорошо пела и организовала в тресте молодёжное движение, которое позже реорганизовалось в прекрасный христианский молодёжный хор. На протяжении многих лет жизни она была верной и испытанной помощницей Луки Дзекуць-Малея. Точная дата заключения их брака не известна. Но, по свидетельству их сына Даниила, Лука Николаевич говорил, что он желал вступить в брак в возрасте Иисуса Христа - в 33 года. Когда они соединили себя для совместной жизни посредством брака, у них родились пятеро детей. Сыновья Лика (1924 г.р.) и Леня (1925 г. р., умер в детстве). Дочери Серафима (1928 г.р.) и Лиля (1929 г.р.), самым младшим был сын Даниил (1930 г. р.). Семья железнодорожника Иосифа Тур, о которой вспоминает Л.Н. Дзекуць-Малей в своём письме, несколько ранее вернулась из России. Там, в России, сестра Тур уверовала в Господа. Их домик был расположен в пригороде города Бреста, на Вульке. Они с радостью приняли Луку Николаевича и предоставили ему свой домик не только для жилья, но также и для проведения первых богослужений. В их маленьком домике и началось проповедоваться Евангелие. Первое собрание состоялось 12 декабря 1921 года. Так образовалась первая протестантская община верующих в городе Бресте. Позже, во многих своих статьях и выступлениях эту дату Л- Н. Дзекуць-Малей называет началом проповеди Евангелия в городе Бресте. «Первое собрание из 3-4 человек ознаменовалось молитвой. Петь некому было. Случайные посетители - соседи хозяев дома смотрели на меня, на собрание, на «своеобразные» молитвы наши и очень удивлялись новой вере. Откуда вы это заимствовали? Что это значит?» - писал в одном из своих воспоминаний Дзекуць-Малей. Многие слушатели, среди которых были и любители преувеличивать, составляли всевозможные легенды, как о проповедях Луки Николаевича, так и о нём самом. Многие называли его чародеем, фокусником, хотя для этого он не подавал никакого повода. С амвонов неслись мольбы к христианам не общаться с «отступниками от креста Господня и святых икон». «Странные, никогда не слышанные предостережения пастырей взволновали весь город, устремившийся воочию убедиться в правде всего сказанного. Скоро разнеслась весть о сказочном количестве посещающих, хотя, в сущности, они были невелики по причине неудобства помещения», — вспоминал Л. Н. Дзекуць-Малей. Около года проходили собрания в домике у сестры Тур (с 12 декабря 1921 г .приблизительно, по декабрь 1922 г.). Некто Корнилий Королевич оставил свои заметки об одном из богослужений в этом домике, которое он посетил в октябре 1922 года. - «В субботу вечером брат Федор Трихонюк запряг лошадь, и мы отправились в Брест-Литовск на собрание детей Божиих. Ехали целую ночь и на рассвете приехали в город. В 10 часов утра братья и сестры и посетители собрались со всех окрестностей Бреста, и дом наполнился. Собрание открылось пением: «Я слышу голос Твой» и молитвой. Брат Дзекуць-Малей прочитал из пророчества Исаии 12 главу и дал наставление братьям и сестрам. Потом два брата свидетельствовали о Христе. Собрание окончилось в 12 часов. После собрания 4 души отдали своё сердце Господу. Вечернее собрание началось с 5 часов и продолжалось до 10 вечера. Народа собралось больше, чем утром, так что помещение не могло всех вместить. Многие слушатели стояли возле окошек на дворе... ...Когда был в Бресте, братья просили меня, чтобы я написал вам с просьбою выслать журнал и в Брестскую общину, и я их просьбу исполняю». 9 октября 1922 года. («Сеятель истины», № II, 1922 год). К концу 1922 года домик сестры Тур уже не вмещал всех желающих присутствовать на собраниях. Господь помог им найти для собраний в г. Бресте один сырой, тёмный, мрачный подвал под одной из гостиниц (угол Мицкевича — Советская; в настоящее время Советская, 13). Здесь они основали культурное общество с интересным названием «Беларуская хатка». И это дало им возможность установить первые контакты с жителями города. «Верующих тогда в самом городе ещё никого не было», - рассказывал об этом периоде сын Луки Николаевича — Даниил. «Папа играл на скрипке. Кто-то проходит мимо, заглянет. А что это такое? А там папа уже вывесил объявление, что тут община Евангельских христиан-баптистов. А может зайти можно? А там опять играют. А когда собиралось три-четыре человека, папа начинал говорить им о Боге...» В 1922 году открылись первые собрания. Сам Лука Николаевич ходил по улицам города и приглашал горожан, особенно молодёжь, посетить их богослужения. Одними из первых посетителей были Андросюк А. И., Котович, Касперский и др. Первый раз на собрание Котович и Касперский пришли пьяные: «Мы хотим петь!» - заявили они. Но в другой раз пришли на спевку трезвыми. Господь помог церкви устроиться в этом помещении. Вместо платы за аренду они выполнили ремонт этого здания. Было сделано 15 простых скамеек на 75 сидячих мест, деревянный белый стол, — и начали проходить собрания. Касперский позже разрисовал этот подвал различной росписью и текстами Священного Писания, так, что все стены проповедовали. Три года собирались в этом здании. Страшные испытания выпали на их долю в этот период. Вот как писал о них Л. Н. Дзекуць-Малей: «Неприветливо выглядела молитвенная зала, входить в которую приходилось, спускаясь на один аршин с половиной в землю. Сверху доносились крики и шум посетителей гостиницы, часто слышались оттуда оскорбительные для слуха речи. Этим пользовался сатана, чтобы отбивать охоту у посетителей собраний. Через своих слуг он кричал к нам в окна, заглянуть в которые к нам можно было согнувшись: где вы собрались? В яме! Не стыдно ли? Богоотступники! Храмы пустые, а вы идёте к этим христопродавцам. Опомнитесь! Они все погибнут! Мы их перережем! Однажды подобная брань перешла в дело. Разъярённая толпа молодых людей - человек 150 - требовала настойчиво разойтись, перестать петь, не делать собраний... Но собрание продолжалось. О, как горяча тогда была молитва под грозою смерти! Как могущественно звучали гимны! Но вот всё собрание содрогнулось. Озверевшие слуги сатаны начали свою работу. Зазвенели и посыпались стекла из окон, затрещали и щепками полетели, рамы. А камни и кирпичи всё летели. Выход в дверь, которая вылетела от ударов камнями, был завален кирпичом. Для этой цели было разобрано кирпичное крыльцо. Перепуганные братья и сестры стояли на коленях, моля Господа стать защитой. Почти до рассвета буянили дети злобы: рвали книги, издевались над нами, били, усиленно искали по своим карманам бритвы, чтобы резать, но, очевидно, пьяные умы их были помрачены, и они не помнили, где их приготовили. Только благодаря полиции, которой было прислано 6 человек, удалось под утро установить порядок. Неудовлетворённые кровожадные «христиане» разошлись, грозя повторить свой поступок. Они сдержали своё слово. В продолжение двух с половиной месяцев они усиленно работали над своей идеей - разогнать баптистов, но Тот, Кто с нами, освободил нас от рук наших преследователей и Словом Своим побудил многие сердца принять Его дар». («Сеятель Истины», март, 1928 год). Из свидетельства брата Андросюка И. А.: «Ой, как нас били тогда палками, как , нас гнали по улице, забрасывая камнями». И как уместно здесь вспомнить нам, современным христианам, слова Апостола Павла: «Вы ещё не до крови сражались, подвизаясь против греха, и забыли утешение, которое предлагается вам, как сынам: «сын мой! не пренебрегай наказания Господня и не унывай...» (Евр. 12:4, 5) Общине пришлось перейти в другое место для проведения богослужений. В 1925 году собрания начали проводить по ул. Зыгмунтовской (ныне Ленина, 46). Сняли дом в аренду. Там собирались три года. (1925 — 1927 годы). Община насчитывала здесь уже около 200 членов. Туда сходились многие верующие из окрестных деревень: Вулька, Теребунь, Тростяница, Яцковичи, Плоска, Берёзовка, Пяски, Городничи, Чернаки, Кругель, Чвертки, Ставо-Огородники, Скоки, Ст. Село, райцентр Каменец и др. В это же время начиналась духовная работа в более удалённых деревнях: Отяты, Богуславка, Рогозно, Збунин. Была свобода проповеди: на улице, в доме, во дворе. Как-то Лука Николаевич сказал: «Нас опять выгоняют». И тут же он предложил купить участок земли по ул. Широкой. Вместе с духовной работой в городе Бресте, Лука Николаевич активно проводил евангелизацию также и в его окрестностях. Известны его многочисленные поездки на территорию Западной Украины. Он вёл переписку со многими видными евангелистами и проповедниками. Устанавливал контакты с различными зарубежными миссиями. Говорил о нуждах своей церкви, просил о помощи. Сюда приезжали братья В. И. Гутше, Б. Спалэк, И. В. Непраш, В. Ф. Марцинковский с благотворительной, а также и миссионерской целью, и способствовали развитию христианского служения. Особая сторона деятельности Луки Николаевича Дзекуць-Малея - это литературный труд. Он писал свои статьи и письма в христианские журналы. Осуществлял переводы многих книг с польского и русского языков на белорусский. «Я перевёл несколько брошюр, напечатанных издательством «Компас» в Лодзи», - так писал о себе Лука Николаевич. - «С 1920 по 1924... я сам перевёл 17 книжек с польского и русского на белорусский язык». Но самое важное и самое главное: Дзекуць-Малей стоял у истоков нового белорусского перевода Библии. В 1997 году газета «Вечерний Брест» по праву назвала его таким именем: «Брестский отец белорусской Библии». Белорусы одни из первых познакомились со Священнным Писанием на родном языке. Свой первый перевод Священного Писания Ф. Скорина начал печатать в Праге в 1517 году. Интересно, что только спустя восемь лет аналогичное издание было издано на английском языке. К началу нашего столетия найти Библию или её части на белорусском языке не представлялось возможным. Лука Дзекуць-Малей твердо поставил перед собой цель: дать Библию белорусскому народу на его родном языке. Английский учёный Гай Пиккардо в своём труде «Небесное пламя» писал следующее о работе Луки Дзекуць-Малея над переводом Библии: «Фактически эта работа началась уже в 1920 году и заангажировала многих выдающихся деятелей. Её вдохновителем был Лукаш Дзекуць-Малей, баптистский проповедник из Бреста, который в 1920-1924 годах, помимо евангелических брошюр, взялся за перевод четырёх Евангелий на свой родной язык». Литературную правку переводов осуществлял известный белорусский деятель Антон Луцкевич. Лявон Луцкевич, сын Антона Луц-кевича, вспоминал об этом: «Так получилось, что как раз в годы моего детства, это был конец 20-х годов, мой отец взялся за перевод Нового Завета на белорусский язык. Это была инициатива христиан-баптистов. Благодаря инициатору этого перевода, а также в полной мере и участнику этого перевода Луке Николаевичу Дзекуць-Малею, который вышел с этим предложением к отцу, отец с большим усердием взялся за эту работу». (В 1939 году Антон Луцкевич был арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности, осужден на 6 лет лишения свободы. Во время заключения умер. Посмертно реабилитирован.) В работе по переводу библейских текстов Луке Николаевичу помогала и его жена Серафима Адамовна. И позже, практически, основная тяжесть труда по переводу лежала на её плечах. Пастор Пашко А. И. из Канады, близкий родственник жены Луки Николаевича, свидетельствовал: «Когда Серафима Адамовна посылала переводы книг Нового Завела на корректировку Антону Луцкевичу, то материалы возвращались обратно практически в первоначальном виде. Столь грамотно она выполняла свою работу». В середине 1920-х годов были отпечатаны издательством «Компас» на белорусском языке Евангелия от Луки, Иоанна и Матфея. Первое издание Нового Завета на белорусском языке было выпущено в конце 20-х годов в Польше, и отпечатано в Лодзи также этим издательством. Потом в 1931 году в Хельсинки было осуществлено полное издание Нового Завета, а затем и Псалтири. Их перевод осуществил Лука Дэекуць-Малей. Это издание было выпущено с помощью Британского Библейского общества. Гай Пиккард писал: «Единственное, что кажется очевидным: благодаря усилиям таких преданных патриотов, как Малей, Луцк^вич и другие, издание Библейского общества было и остаётся до сегодняшнего дня не только лучшим возможным вариантом Нового Завета, но также и символом народного и национального самосознания». Благодари этому труду имя Луки Николаевича Дзекуць-Малея по праву внесено в Энциклопедию истории Беларуси (Энцыклапедыя Гісторыі Беларуси том III). Прошло всего четыре года со времени приезда Луки Николаевича Дзекуць-Малея в Брест. Шёл 1?25 год. Господь благослонлял его служение. Духовное пробуждение росло и набирало силу. Многие души из разных мест отдавали свои сердца Господу и присоединялись к церкви. Вот как об этом писал журнал «Сеятель истины»: «БРЕСТ-ЛИТОВСК. — 1925 год. В настоящее время в Брестском уезде 19 церквей, утвержденных правительством, и около 100 мест, где собирается для проповеди и молитвы в надежде, что Господь увеличит число членов. В этом году Господь позволил иметь уже 4 раза крещение, всего 94 человека. Предвидится ещё два крещения в двух сёлах. Народу при крещеной бывало более 1000. Везде великая жажда слушать проповедь Евангелия. Очень большая нужда в молитвенных домах. Многие до сих пор не имеют жилых помещений и ютятся в разного рода землянках, а потому очень трудно с помещениями для собраний. Помещения — это самое больное место в духовной работе в Польше. В Бресте нужен зал по крайней мере на 1000 человек. Но мы сами что сможем сделать? Совсем не под силу. Хотя мы сами делаем всё, что можем, но можем собрать только крошки. Вся надежда на помощь от братьев и сестёр из Америки, хотя бы в долг на несколько лет». Это письмо проповедника. Дзекуць-Малея, надёжного работника, которому можно доверить дело. («Сеятель истины» № 7, 1925 год). Несмотря на многие трудности того времени, духовная работа разрасталась и ширилась, охватывая многие окрестные поселки и деревни. Вот некоторая хроника важных событий 1926 года, рассказывающая, что за три с половиной месяца было проведено 13 крещений: 6 июня 1926г. - крещение в Бресте на реке Мухавец. Крестилось 15 чел. Это повторилось 4 июля, 1 августа, 5 сентября, 3 октября и 7 ноября. В результате Брестская церковь увеличилась на 72 члена; 4 июля в Орхово - 26 чел; 21 июня 1926 г. в Каменце на р. Лесная состоялось водное крещение. Крещение совершал брат Дзекуць-Малей. Принимало крещение 20 человек. Присутствовало около 2000 человек; 11 июля — в д. Меднэ — 16 чел.; 2 августа — в Беловеже; 28 августа — вторично в Орхово; 4 сентября — в Каменец-Литовске — 12 4ел.; 12 сентября — в Высоко-Литовске — 8 чел. Участок на постройку молитвенного дома в городе Бресте по улице Широкой № 36, был куплен в феврале 1926 года. Началось проектирование. Проект предусматривал целый ансамбль зданий: молитвенный дом с детским приютом и необходимыми дворовыми постройками. Он соответствовал всем градостроительным требованиям. В то же лето 1926 года было начато строительство. Учитывая большие материальные затруднения, решено было начать строительство с дворового флигеля, который со временем превратился в просторный молитвенный дом, вмещающий до 400 человек. Несколько последних месяцев, перед открытием молитвенного дома, община была снова без помещения для собраний. И тогда богослужения проводили уже на данном участке под открытым небом. 23 сентября 1926 года состоялся Всепольский праздник баптистского братства - съезд баптистов Польши. На нём со своим докладом выступил брат Л. Н. Дзекуць-Малей: «...В городе Бресте начало проповедоваться Евангелие с 12 декабря 1921 года. Теперь находится в Бресте и районе 695 членов. В 1926 году, до сего времени, принято через святое водное крещение 197 человек. Имеется 19 общин и около 70 мест, где бывают собрания. Нужда великая в домах молитвы. Приходится собираться в очень тесных помещениях. Нет места для всех, желающих слушать слово Господне. Сердечно просим... чтобы пришли к нам на помощь в постройке молитвенных домов» (Журнал «Маяк», 1926 год, № 9). На этом съезде Лука Николаевич Дзекуць-Малей был избран заместителем председателя президиума Союза славянских баптистов Польши Расширение евангелизационной работы выявило новую потребность. Особая нужда была в тружениках на ниве Господней. Несмотря на трудное материальное положение, Лука Николаевич приложил много усилий, чтобы наладить подготовку духовных кадров. Для этого в начале 1927 года, с 15 января по 1 марта, были устроены шестинедельные курсы: две недели для проповедников и остальные четыре недели для регентов, которых было около 30 человек. Проходила они на ул. Зыгмунтовской (ныне Ленина 46). Прошло 6 лет со времени первой проповеди Л. Н. Дзекуць-Малея в городе Бресте. В декабре 1927 года состоялось торжественное освящение дома молитвы по улице Широкой. Один из христианских журналов писал так об этом событии: «18 декабря 1927 г. состоялось торжественное открытие в г. Бресте выстроенного усилиями местной общины и всего нашего братства в Польше молитвенного дома. В феврале прошлого года, когда был куплен участок земли на улице Широкой под № 36, предполагалось соединить постройку молитвенного дома с постройкой приюта для сирот. Однако, так как этот план требовал весьма значительных средств, которые сразу трудно было собрать, то летом пришлось изменить первоначальный проект и приступить к постройке в глубине участка временного барака. По мере осуществления строительных работ, «барак» превращался в солидную деревянную постройку, так что, в конце концов, получился просторный хороший молитвенный дом, вмещающий до 400 и, в случае нужды, до 500 слушателей. По случаю окончания работ по постройке. Брестская община устроила 18 декабря большой праздник». (Журнал «Гость» № 4, 1928 год) В новом молитвенном доме велась не только духовная работа. Здесь было удивительное сочетание слова и дела. В нём осуществлялись многие проекты социального плана. Здесь проводились пчеловодческие и портняжные курсы. При церкви был организован детский приют для детей-сирот. Его содержание было образцовым, а дети, благодаря учительской профессии Луки Николаевича и его жены, кроме христианского воспитания, получали там знания и по общеобразовательным предметам. Лука Николаевич обучал членов церкви христианской этике. Функционировала воскресная школа. Проводились также регентские курсы и курсы для проповедников. Приезжали братья: Непраш (проводил месячные курсы для проповедников), В. Ф. Марцинковский, Гутше. Для молодых проповедников были 6-ти дневные установочные курсы (учились Меленчук Григорий, Кобак Тимофей и др.). Это были трудные времена. Не хватало пицщ. Сам Л. Н. Дзекуць-Малей иногда перед Пасхой делал побелку домов евреям, чтобы как-то свести концы с концами. Пастор из Торонто Пашко А. И. свидетельствовал: «Лука Николаевич, как верующий человек, был человеком мира. Он понимал, что если голодный человек, то его надо накормить, если нужно что-то помочь, то надо помочь. И он был таким человеком. Другие районы не имели, а он имел детский приют. Он был после войны и инициатором организации дома престарелых в Нареве. Он часто приводил людей в церковь, чтобы они покушали, согрелись и ушли. Это было нормально для Луки Николаевича». 17 сентября 1939 г. войска Красной Армии перешли польскую границу. Сменилась власть, а с ней и отношение к религии. Главенствующей стала религия атеизма, которая попирала все другие. К этому времени в Советском Союзе на полную катушку раскручивался механизм репрессий. Верующие, вспоминая те времена, отзываются о них так: «И стало всё нельзя». Обучение, съезды, слёты, воскресные поездки, посещение тюрем и больниц - всё было запрещено. Сначала запретили детям участвовать в служении, а затем и молодёжи. Перестали функционировать регентские и библейские курсы. Выживали, кто как мог. Была введена пятидневка. Таким образом, была предпринята попытка устранить воскресенье. Власти вмешивались во внутренние дела церкви. 19 июня 1941 г. Луку Николаевича и его семью арестовали. Семья сразу же была вывезена в Казахстан, а Лука Николаевич был посажен в тюрьму и, как говорят об этом многие свидетели, приговорён к смертной казни. После ареста, за одну ночь пребывания в тюрьме он полностью стал седым. Вот что рассказал о событиях этих трагических дней сын Луки Николаевича Даниил. Ему шёл тогда одиннадцатый год: «В этот вечер мы долго не могли уснуть. Утром, когда я возвращался, я заметил, что наша собачка дворняжка не выходит, не встречает меня. Мама вышла и сказала, что кто-то отравил её. Пена изо рта у неё шла. И мама сказала, что она была отравлена. Мы долго не могли уснуть. И вечером я с мамой сидел в кухне, а папа читал. Девочки уже спали. И кто-то застучал в дверь. И мама подходит и спрашивает: кто там? В ответ: «Брат Петр из деревни»... Не помню уже какой... Они не раз приходили уже к нам и не раз ночевали. Мама открыла дверь, и вдруг — штыки. Этого брата в сторону, и ворвались к нам: «Руки вверх!» Я был уже раздет и находился только в рубашке. Мама одетая была. Папе сказали раздеться до нижнего белья. Девочкам сказали встать, и штыками согнали. Они хотели одеться, но им сказали, нельзя одеваться. Всех нас согнали в одно место и стали делать обыск. Мы так стояли от половины двенадцатого до пяти утра. Всё что было, документы, фотографии, всё свалено на кучу, потом завязали в простыни. Нам садиться всё это время не разрешали. Папа имел подарок от И. С. Проханова, который получил во время учёбы в семинарии, часы фирмы Павла Буре, ручной работы. Я не знаю, почему их подарили отцу. И папа имел их, как память при себе. И когда ин приходил, то на этажерку их вешал. Потом говорят нам: одевайтесь. Папа говорит: а где часы? Часов нет. А это их главный начальник украл. Простые солдаты, помню их жест, вывернули карманы и сказали: смотрите, мы ничего не имеем. А командир нет. Он сделал вид, что не слышит. И приказал: одевайтесь. Правительство постановило вас в другую область перевести. Папа начал одеваться. Нам дали полчаса на сборы. То, что в руки можно было взять. Мы были не выспаные. Целую ночь стояли под штыками. И командир ходил, кричал на нас, замахивался. Подъехал автомобиль, нас погрузили в него и увезли (говорил со слезами). И помню, папу, наверно, любили люди. Шла женщина и кричала: «Боже, за что?» Помню, их было три или четыре женщины, которые шли и кричали: «За что?» Нас завезли за Шпановичи на товарную станцию и посадили в вагон. Было там шестьдесят семь человек, запомнил я. Это такой товарный вагон. Потом папу вызвали: «Лука Николаевич, может вы хотите в другом месте жить? Кажется, вы имеете родных в Гродно. Пойдёмте, оформим бумаги». Ну, и папа вышел с вагона. А меня что-то тронуло. Я там руку вытянул и кричал: «Папа, папа...» Тут подскочил солдат, меня стволом ружья в нос. Только хрупнуло. Я кровью залился. Мама закричала: «Врача!» Тогда второй подскочил и разорвал штыком ей руку. Нас тогда закрыли и увезли. Как я потом узнал, папу забрали оттуда в тюрьму. И там были тройки такие. Они сидели и приговорили его к смерти. ...И ещё одно. И с этим я никак не могу смириться. Когда нас везли, то хотя бы предусмотрели какой-нибудь уголок, может быть особенно для женщин. Женщины как-то более стыдливые, чем мужчины. Вырубано было в полу вагона отверстие. То некоторые женщины даже по три четыре дня не ходили. Стеснялись. Там заболевание потом пошло. ...Пять недель так везли нас. И мы приехали на место. В Алтайский край. Встретили нас местные дети. Они насмехались: «Паровоз, паровоз, как тебе не стыдно. Спекулянтов к нам привёз...» Так их воспитали. Так их научили»... Через три дня, 22 июня, началась Великая Отечественная война. Лука Николаевич был освобожден из тюрьмы и оставался служителем церкви до 1944 года. При возвращении фронта в 1944годуЛ.Н.Дзекуць-Малейушёл на Запад. 2 июля 1944 года совершалось последнее богослужение с присутствием Луки Николаевича Дзекуць-Малея и его заместителя, также пресвитера, Филиппа Левчука. Это было прощальное служение. В утреннем богослужении была вечеря Господня. Его вёл Л. Н. Дзекуць-Малей. А вечером было молодёжное служение, которым руководил брат Ф. Левчук. В конце служения они обратились к церкви, чтобы разрешили им оставить Брест и эвакуироваться на Запад. Церковь их благословила и отпустила с миром. Несмотря на подорванное здоровье (операция в Польше, прогрессирующая болезнь сахарным диабетом и др.), свою миссионерскую деятельность Лука Николаевич продолжил в Польше. Нёс служение пресвитера в г. Гданьске. Но вместе с этим нёс и постоянную грусть разлуки со своими дорогими и родными его сердцу братьями и сестрами по вере - белорусами. В 1946 году жена Луки Николаевича Серафима Адамовна вместе с детьми вернулась из России в Польшу. В городе Белостоке состоялась встреча Л. Н. Дзекуць-Малея с женой и своими детьми. После этого ещё семь лет они прожили вместе с Серафимой Адамовной. Время пребывания в Сибири подорвало здоровье Серафимы Адамовны. Там она пережила три инфаркта, один раз была в состоянии клинической смерти, работала на лесоповале. Много раз оказывалась в различных стрессовых ситуациях. Это не озлобило ни её, ни её детей. Милость Божья хранила их. Из свидетельства Даниила Лукича Дзекуць-Малея: «...Русские люди очень хорошие. Ещё помню, как нас вывезли потом в тайгу. Зимой. Ну, и меня стягивают, а я уже замёрз. И меня растирали. Через час я пришёл в себя. И помню, когда мы приехали в Барнаул, там нас приняли братья. Мама нашла этих верующих. И один брат был на поселении в Колыме где-то уже семь лет. Второй брат остался там и работал. Две семьи. И они нас приняли к себе. Однажды к нам вошёл милиционер. А нас узнавали: - «Поляки? А что вы тут делаете? Вы их приняли? Почему?» Наш хозяин отвечает: - «Принял, потому что они, как мои родные». - «Если они завтра не будут во рву, ты поедешь на Колыму»! - сказал милиционер. Хозяин встал, помолился и твердо сказал: - «Нет, я их не выброшу». Мы просили его, что мы выйдем из его землянки, потому что мы видели обеспокоенность его детей, что заберут их отца. На следующий день мы ждем. Дверь открывается. Входит тот милиционер и говорит: - «Ну, удалось вам!» А произошло то, что Ванда Василевская подписала со Сталиным договор, что бывшие польские граждане теперь имеют все права. И мы остались. Нам разрешили остаться. Там мы были ещё два года. Но, братья (говорит со слезами)... Я не могу забыть, как эти дети плакали. Но они не сказали нам: выходите. Они только плакали. А этот брат Ваня сказал: «Нет, вы останетесь!» Это был Ваня Маслов. Они имели детей. Помню их имена: Анатолии, Рувим, такое библейское имя имел, потом Михаил, Виктор, их дочь Антонина и Мария. Не знаю, живут ли они. Но я их запомнил. Это были замечательные люди». В 1953 году Серафимы Адамовны Дзекуць-Малей не стало. Она отошла в вечность. Закончился жизненный путь Серафимы Адамовны, верной, испытанной помощницы в миссионерском труде своего мужа Луки Николаевича Дзекуць-Малея. Около двух лет после этого прожил Лука Николаевич. Умер он 20 января 1955 года в возрасте 67 лет. Польский журнал «Слово правды» (№ 5, май, 1957 год), опубликовал статью с посмертными воспоминаниями Михаила Одлыжко. «На расположенной фотографии в вашей памяти предстаёт милый старичок и его слова: «Где ваши мечи?» Он также любил говорить: «С вами, орлы, человек сразу становится молодым» От него больше тех слов никто не услышит. Его нет с нами. Это был неутомимый труженик дела Христова, человек молитвы, верный член церкви, член президиума союза, душепастырь, отец семейства и наш брат. «Блаженны мёртвые, умирающие в Господе... и дела их идут вслед за ними». «Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их» (Евр. 13:7). Гроб с его телом несли на руках от церкви до кладбища. Было большое стечение народа. Похоронен Лука Николаевич в городе Гданьске. На надгробном камне высечена надпись на польском языке: “Tu spoczywa w Bogu Nasz ukochany tatus s. p. Lukasz Dziekuc-Malej” 1.10.1888 - 20.1.1955 Эту надпись венчает стих из Евангелия от Иоанна: «Я ЕСМЬ ВОСКРЕСЕНИЕ И ЖИЗНЬ; ВЕРУЮЩИЙ В МЕНЯ, ЕСЛИ И УМРЁТ, ОЖИВЁТ» (11:25). «Сеявшие со слезами будут пожинать с радостью. С плачем несущий семена, возвратится с радостью, неся снопы свои» (Пс. 125:5 — 6). В настоящее время в городе Бресте функционируют пять общин Евангельских христиан-баптистов. Это более двух тысяч возрожденных христиан. Имя Луки Николаевича Дзекуць-Малея знает не только каждый верующий евангельско-баптистского исповедания в г. Бресте. Оно получило всемирное признание и известность.


Опубликовано 17 февраля 2003 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.