ПЕРВОПРОХОДЦЫ

Приключения: статьи, романы, фельетоны, воспоминания.

Разместиться

ПРИКЛЮЧЕНИЯ (ЛИТЕРАТУРА) новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ПРИКЛЮЧЕНИЯ (ЛИТЕРАТУРА): экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ПЕРВОПРОХОДЦЫ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

520 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:

Генерал-майор медицинской службы Е. А. Карпов *

Весть о первом полете человека в космос рассказала планете о выдающейся победе разума над силами природы. За десять лет совершено множество пилотируемых полетов. Однако все новые успехи в космосе происходят уже после того памятного апрельского дня, когда в Советском Союзе на орбиту был выведен космический корабль, пилотируемый космонавтом Юрием Алексеевичем Гагариным. Первый орбитальный полет человека - посланца страны социализма - отразил высокий уровень и могучий потенциал отечественной науки, техники, промышленности и создаваемых ими ракет, летательных аппаратов, а также показал смелость и мастерство советских космонавтов - пионеров космоплавания. Потребовались годы напряженного труда советских ученых, инженеров-конструкторов, техников, рабочих, тысячи часов специальной подготовки будущих покорителей космоса, прежде чем корабль "Восток" с Ю. А. Гагариным на борту отправился в кругосветное путешествие - орбитальный облет Земли. Многие проблемы пришлось решать в процессе подготовки космонавтов к полетам. Все перечислить невозможно. Чрезвычайно важное значение, например, имеет жизнеобеспечение экипажа летательного аппарата - создание в нем необходимей среды обитания.

В кабине космического корабля, равно как и в любом его обитаемом отсеке или в скафандре, должна обеспечиваться такая среда, которая не только гарантировала бы сохранение жизненных функций человека, но и необходимую его работоспособность в течение всего полета. Разработка технических систем и устройств, позволяющих человеку жить и работать в космосе, производилась при тесном содружестве конструкторов, инженеров, методистов летного обучения со специалистами авиационной и космической медицины. Широкий фронт научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, которые осуществлялись в 40 - 50-х годах и были направлены на изучение специфических факторов и условий авиационного, а затем и космического полета, на отработку требований к системам жизнеобеспечения, защиты и спасения экипажа, а также на оптимизацию его деятельности в полете, - показал, что работоспособность в любом полете зависит во многом от правильного отбора и полноценной подготовки летчиков или космонавтов. Не случайно поэтому в разработке отечественной программы космических исследований с первых же полетов экспериментальных ракет приняли участие специалисты авиационной медицины. Автор этих воспоминаний, авиационный врач-психофизиолог, принимал участие в такого рода исследованиях с 1958 года. Вместе с коллегами ему пришлось осуществлять комплекс мероприятий, обеспечивающих отбор и подготовку первых советских космонавтов.

Выполнением этой принципиально новой и нелегкой задачи занимался большой коллектив опытных специалистов. Возвращаясь к тем, кажется, недавним, но ныне ставшим уже историей дням, когда готовился первый полет человека в космос, вспоминаешь людей, которые прямо или косвенно участвовали в этом огромном и сложном деле. Однако когда начинаешь воспроизводить в своей памяти события более чем десятилетней давности, то невольно прежде всего припоминаешь, что именно в связи


* В описываемое время Евгений Анатольевич Карпов являлся начальником Центра подготовки космонавтов.

стр. 111


с тем или иным событием говорил Сергей Павлович Королев - выдающийся организатор, талантливейший конструктор, энтузиаст и новатор, чья жизнь и повседневная работа неотделимы от истории становления и развития ракетно- космической техники и космонавтики в нашей стране. Несколько слов о том, как произошло мое знакомство с академиком С. П. Королевым. В начале 1959 г. состоялось совещание, которое чем-то напоминало совет, предшествующий наступлению на главном направлении. На совещание собрались видные представители многих направлений отечественной науки, различных министерств и ведомств, которым предстояло наметить ориентиры и планы по развертыванию непосредственного комплекса работ, обеспечивающих подготовку первого полета человека в космос. Первому испытать действие космических скоростей и выйти на штурм космических просторов предстояло гражданину Союза Советских Социалистических Республик. Здесь, на этом форуме, мне и посчастливилось впервые не только увидеть, но и услышать академика С. П. Королева. От знавших его лично мне не раз доводилось слышать колоритные описания внешности этого человека. В моем воображении уже давно сложился конкретный образ, и, когда наконец представился случай, я с первого же взгляда узнал С. П. Королева. Он живо переговаривался о чем-то с несколькими собеседниками, дополняя звуки глуховатого, грудного голоса четкими и ясными жестами. Он не курил и откровенно высказывал свое недовольство "курцами", которых вокруг было много. Его внешний облик свидетельствовал об огромной внутренней силе этого, по-видимому, и физически крепкого человека, о его воле, решимости и твердости. Собравшиеся на совещание говорили о том специалисте, который смог бы после сравнительно непродолжительной подготовки успешно шагнуть в космос, а точнее, справиться с тем, с чем встретится человек в космическом полете. После выступлений многих участников совещания председательствующий (академик М. В. Келдыш) обратился к Сергею Павловичу и попросил высказать свое мнение.

- Создается впечатление, что отдельные суждения сами по себе складываются в единую точку зрения. Вопрос, который был задан Мстиславом Всеволодовичем присутствующим здесь представителям Военно-Воздушных Сил, - "Готовятся ли к полету в космос летчики?" - действительно не случаен. Наиболее подходящим контингентом, на мой взгляд, располагает авиация. Это летчики... - Далее Сергей Павлович убедительно пояснил, почему именно на летчиков падает выбор, "хотя смелые и стойкие люди, - говорил он, - есть везде". Чтобы за короткое время стать полноценным космонавтом, качеств, которые вырабатываются в человеке "земными специальностями, еще недостаточно. Он привел примеры, когда космонавту придется безошибочно и мгновенно ориентироваться в обстановке, без чего невозможно правильно и своевременно управлять кораблем, его бортовыми системами. Эти примеры свидетельствовали о необходимости для космонавтов привычки работать в сложных, а порой и в аварийных условиях полета. Академик напомнил о том, что первые командиры космических кораблей должны обладать широкой универсальностью при выполнении функциональных обязанностей, ибо в далекое путешествие им предстоит уходить в одиночку.

- Для такого дела более всего пригоден летчик, прежде всего летчик- истребитель. Это и есть универсальный специалист. Он и пилот, и штурман, и связист, и бортинженер. А будучи кадровым военным, он обладает еще и такими необходимыми для будущего космонавта качествами, как собранность, дисциплинированность и непреклонное стремление к достижению поставленной цели.

Так был определен плацдарм исходной профессии. Далее на совещании также при активном участии Сергея Павловича были намечены главные принципы отбора первой учебной группы космонавтов. При этом было решено обращать большое внимание на идейную убежденность, моральную стойкость, глубокую сознательность, общеобразовательную интеллектуальную широту и физическую выносливость кандидатов в число первопроходцев космоса. Сергей Павлович, касаясь вопроса о том, каким должно быть состояние здоровья будущего космонавта, подчеркнул: "Необходимо выбрать летчиков, которые бы не только успешно справились с воздействием комплекса факторов полета, но и творчески выполнили полетное задание, включая, ликвидацию аварийных обстановок".

За основу при отборе брался опыт врачебно-летных комиссий при медицинском отборе и переосвидетельствовании летного состава авиации, а также практика авиа-

стр. 112


ционных врачей по наблюдению за летным составом в процессе учебно-боевой подготовки. Группе специалистов и медикам была поручена разработка конкретного плана по отберу и подготовке будущих космонавтов. Предстояло вскоре приступить к его осуществлению, информируя президента Академии наук СССР и Главного конструктора "Востока" о практических шагах.

Заседание заканчивалось. Как и большинство его участников, Сергей Павлович был в очень хорошем, приподнятом, веселом настроении. На ходу он шутил и, в частности, советовал врачам каждую предназначаемую для будущих космонавтов пробу или методику предварительно испытывать лично на нем. Его оптимизм и глубокая вера в успех начатого дела были неиссякаемы и заражали всякого, кто с ним работал. Вскоре и я убедился в том, что, несмотря на огромную занятость, Сергей Павлович находил время и умел разбираться в окружавших его людях, отбирая для себя многочисленных верных и надежных помощников.

Среди дорогих сердцу сувениров, становящихся со временем реликвиями, есть один, который напоминает о первом визите отобранных для подготовки к полету в космос авиаторов на предприятие, где весною 1960 г. создавался и был близок к завершению пилотируемый космический корабль-спутник "Восток". Здесь и произошло первое знакомство Технического руководителя академика С. П. Королева с шестеркой слушателей-космонавтов, авангардным звеном будущих первооткрывателей космической навигации. Сувенир этот - небольшая плоская шкатулка, внутри которой на синем бархате лежали два пятигранника из нержавеющей стали с тиснением герба нашего государства и словами: "СССР", "сентябрь, 1959". На внутренней поверхности крышки шкатулки - черно-белая фотография физической карты Луны, а на ней между кратерами Архимеда и Аристида, что на западной окраине Моря Дождей, нарисован крохотный флажок ярко-красного цвета, обозначающий место прилунения первого космического летательного аппарата, доставившего на спутник Земли в сентябре 1959 г. наш советский вымпел. Будущих космонавтов и группу наставников и руководителей их подготовки провели в большой и светлый кабинет, находившийся на втором этаже. В ожидании Сергея Павловича всматриваемся в обстановку храма ракетостроения. Длинный, затянутый светло-шоколадного цвета сукном стол, по обеим сторонам несколько десятков полумягких стульев такого же цвета, а между окон - диван и два кресла. Над диваном в рамках - грамоты-указы о награждении предприятия высшими орденами Советского Союза. На стене, напротив окон, сплошная, присобранная волнами занавеска. В одном углу кабинета - огромных размеров глобус на откатываемой подставке, в другом - веерная пальма в деревянной кадке. У дальнего окна - небольшой рабочий стол. Рядом с ним - компактный пульт с несколькими телефонными аппаратами, множеством кнопок и тумблеров. Над столом - бросающийся в глаза портрет основоположника космонавтики К. Э. Циолоковского. Под потолком - несколько строгого стиля люстр, а на стенках - такие же бра. Во всем убранстве преобладают бежево-коричневые тона, придавая кабинету особую строгость и простоту. Точно в назначенное время из дверей, ведших в расположенную рядом рабочую комнату, вошел в кабинет Сергей Павлович. Он был в темно-сером костюме такого же цвета шерстяной трикотажной рубашке. Со свойственной ему манерой, я бы сказал немного по- медвежьи, он подавал всем гостям руку и ощутимо пожимал в ответ протягиваемые ему руки. Повторяя фамилию, имя и отчество поочередно представлявшихся ему молодых офицеров в ладно сидящей на них армейской авиационной форме, Сергей Павлович всматривался в лицо каждого и добавлял: "Очень рад. Будем знакомы. Королев".

Представив гостям своих ближайших заместителей и помощников и усадив всех за большой стол, он обратился к космонавтам:

- Сегодня знаменательный день. Вы прибыли к нам, чтобы увидеть первый пилотируемый космический корабль, который вам предстоит освоить. А мы впервые принимаем у себя главных испытателей нашей пилотируемой продукции. - Окинув взглядом присутствующих, на лицах которых светились торжественные улыбки, он продолжал: - Но прежде, чем показать вам корабль, давайте немного помечтаем вслух. Скоро вы сами почувствуете, как это помогает нашему делу...

Просто и очень увлекательно рассказывал академик о том, что уже достигнуто в ракетостроении. И тут же его мысль уносит слушающих в будущее: вот гигантские

стр. 113


ракеты выводят на орбиты блоки звездолетов, которые, обретая там свои конкретные формы и оснащение, то превращаются в громадные космические станции на стационарных орбитах, то со второй космической скоростью, словно кометы, улетают к различным планетам солнечной системы. На этих космических объектах созданы все условия для жизни и работы большого числа людей, которым основоположник теории межпланетных сообщений К. Э. Циолковский завещал: "Завоевать Вселенную для блага человечества, завоевать пространство и энергию, испускаемую Солнцем".

- Ну, а пока все очень скромно: полетит только один человек, и только на трехсоткилометровую орбиту, и только с первой космической скоростью. Зато полетит кто-то из вас, - твердо говорит Сергей Павлович. - Первым может стать любой.

Сергей Павлович приглашает всех в цех, и группа направляется за ним. В громадном зале, напоминающем одновременно и огромную операционную и оранжерею, возле серебристо-белых двухсполовинойметровых шаров и внутри них хлопочут люди. Все они в белоснежных халатах. Шарообразные изделия стоят на специальных подставках и тянутся двумя длинными рядами. Везде безукоризненная чистота, В центральном и боковых проходах цеха видны цветы, на стенах красочные транспаранты и плакаты.

- Так вот какая она, святая святых, где рождаются "Востоки", - произносит кто- то из пораженных увиденным авиаторов.

- Ну вот, видите, не боги горшки лепят, - говорит академик. - Не боги их и обжигать будут, - с намеком кивает он в сторону летчиков. - А теперь смотрите хорошенько. Вам на этой технике летать.

Подходим ближе к одному из серебристых красавцев и окружаем его. С интересом каждый из будущих космонавтов поглаживает рукой сверкающую поверхность наружной теплоизоляции, как бы пытаясь ответить на вопрос: выдержит ли этот не такой уж и толстый слой таинственного материала тепловые испытания реального полета? Ведь на корабль обрушатся тысячеградусные температурные нагрузки, возникающие при торможении врезающегося в атмосферу с космической скоростью корабля (спускаемого аппарата).

- Не беспокойтесь, - говорит, как бы угадывая их мысли, стоящий рядом мастер, - все сделано на совесть.

Сергей Павлович подал знак - и под стеклянной крышей цеха бесшумно заскользил мощный кран-балка, а через несколько минут находившееся где-то рядом кресло пилота было установлено в кабину космического корабля... Когда первое знакомство будущих космонавтов с кораблем закончилось, довольный всем происходящим Сергей Павлович вновь пригласил гостей в кабинет и в память об этой встрече подарил всем сувениры - шкатулки с медалями- пятигранниками.

Спустя несколько месяцев, теплым солнечным днем начинавшегося лета 1960 г., Центр подготовки космонавтов посетил С. П. Королев. Его интересовала начавшаяся тренировка слушателей-космонавтов на учебном макете-тренажере космического корабля и то, как закладывается и создается Звездный городок. В ту пору мы с головой ушли в дела, связанные с учебно-тренировочным процессом освоения до предела насыщенной программы подготовки космонавтов. Трудно себе и представить, как бы мы справились со столь сложным заданием, не будь тогда рядом самоотверженных специалистов из многих институтов и организаций - "смежников". Все они вместе с нами активно трудились, решая тысячи больших и малых задач, определявших своевременность и надежность подготовки первого звена космонавтов. Среди "смежников" были и специалисты предприятия, которым руководил Сергей Павлович. Подошла знакомая автомашина, и мы встретили дорогого гостя. Главный конструктор был в хорошем настроении. В сопровождении наших специалистов он сразу же начал осмотр. Внимательно, с пристрастием рассматривал Сергей Павлович лаборатории, учебные классы, установки, стенды, оборудование. Его интересовало решительно все. Самое пристальное внимание, как мы и рассчитывали, привлек учебный космический корабль. Здесь же были отданы все нужные распоряжения представителям, которые уже продолжительное время "не вылезали" из Звездного городка. Осмотр подходил к концу. В большом классе уже собрались наши специалисты, ведавшие различными разделами подготовки. Разговор продолжается.

стр. 114


- На первых порах неплохо, - говорит академик. - Не только для начала. А дальше что делать? Пройдут первые полеты, и вновь все начинать сначала, но уже для второй серии полетов? - Он поясняет, что строительство Центра подготовки космонавтов необходимо вести с оправданной широтой, чувствуя перспективу. Нужно сразу разрабатывать подготовку к многосуточным полетам, необходимо уже теперь заботиться о тренировке экипажей многоместных кораблей.

- Мы уже всерьез думаем и многое делаем, чтобы вскоре появилась такая техника. Вот и вам пора подумать о подготовке к полетам на ней. - Он советует закладывать новые лаборатории, лучше оснащать нашу работу современной аппаратурой и оборудованием. - Без удачных "заделов" нужного хода вперед не получится. Нам с вами большая работа предстоит, дорогие товарищи. И чем дальше, тем работы будет все больше и больше.

После так называемой деловой части Сергей Павлович встретился с будущими космонавтами. Академик расспрашивал молодых летчиков об их новой работе, о жизни. Внимательно выслушав каждого, он и сам рассказывал им что-нибудь интересное из своей жизни. Прощаясь, Сергей Павлович говорил:

- Замечательный вы народ! С вами готов в огонь и в воду, а не то, что на космическую орбиту. Сегодня мне и самому удалось подзарядиться от вашего молодого задора. То ли еще будет, когда начнем летать! Однако нужен большой труд и широкий размах!

Будущие космонавты шаг за шагом настойчиво и последовательно овладевали учебно-тренировочной программой, которая была "привязана" к возможностям первого пилотируемого космического летательного аппарата и конкретному первому полетному заданию. Они добросовестно выполняли широкий комплекс специальных мероприятий и тренировок, с помощью которого повышался уровень общей устойчивости и специфической сопротивляемости организма к факторам космического полета. Летчики уже постигли особенности конструктивных устройств как самого летательного аппарата, так и многочисленных его бортовых систем и теперь зорко следили за ходом испытаний и доработок отдельных узлов. Вникли они и в сущность огромной службы наземных пунктов руководства полетом космического объекта. Будущие космонавты воочию убедились в фундаментальности всех исследований, испытаний и проработок, которыми предварялось дерзновенное намерение человека вырваться из объятий земного притяжения.

Полеты искусственных спутников-автоматов и обитаемых космических кораблей с животными на борту, ряд исследовательских разработок, проводимых в лабораторных условиях, как и многое другое, становились теперь для космонавтов понятными звеньями единой цепи. При этом каждое такое звено занимало строго определенное, отведенное ему место в логически неразрывно связанной программе космических исследований, зримо приближая час того самого главного, в чем предстояло им активно участвовать. Будущие пилоты космических кораблей хорошо понимали и то, что самой главной задачей в первых космических полетах будет практическая проверка и оценка возможностей человека вести полезную работу в космосе.

Все работы по проекту "Восток" развивались успешно. И вдруг в декабре 1960 г., когда на орбиту вокруг Земли был выведен очередной обитаемый космический корабль с двумя дворняжками (Пчелкой и Мушкой), случилось непредвиденное. Снижаясь по очень крутой траектории, спускаемый аппарат при входе в плотные слои атмосферы прекратил свое существование... Учитывая, что данная серия полетов с четвероногими разведчиками производилась именно по той космической трассе, которая подготавливалась для полета человека, эта первая неудача очень всех огорчила. Да и произошла она в самое неподходящее время, когда космонавты, пользуясь терминологией спорта, вышли на последнюю прямую. Все понимали, что неудача могла вызвать нежелательный резонанс.

Наши коллеги с предприятия, которым руководил С. П. Королев, рассказывали, что на душе у Главного конструктора было тяжело. Космонавты решили повидаться с Сергеем Павловичем. При встрече произошел разговор, в ходе которого они просили академика не огорчаться, поскольку даже на надежно освоенных самолетах порой бывают неожиданные происшествия. Ну, а что касается четвероногих разведчиц, так, мол, дворняжка - она и в космосе дворняжка. С человеком бы такого не случилось.

стр. 115


- Откажут автоматы, - говорил Юрий Гагарин, - возьмемся за ручное управление.

- Я так и думал, я знал... - отвечал Сергей Павлович. - Спасибо вам. И не столько даже за моральную поддержку, сколько за веру в наше общее дело и преданность ему.

В целях повышения безопасности планируемого полета с человеком, после очередных доработок основных систем корабля "Восток", 9 марта 1961 г. на орбиту был выведен четвертый обитаемый спутник. На нем находились: собака Чернушка, морские свинки, мыши, лягушки и некоторые другие подопытные представители биологических видов. Когда, выполнив оборот вокруг Земли, спускаемый аппарат с находившимся на нем маленьким зверинцем благополучно приземлился в расчетном районе и результаты полета убедительно подтвердили надежность ракетно-космического комплекса и систем управления посадки, летчики из группы подготовки космонавтов и часть специалистов, преимущественно молодежь, стали ратовать за то, чтобы поскорее начинать полет человека. Однако более опытные специалисты и прежде всего члены Государственной комиссии, которая уже функционировала длительное время, оставались непреклонными в своем намерении провести еще один, "чистовой", пуск обитаемого корабля-спутника. Среди тех, кто отстаивал необходимость еще одного пуска, были академики М. В. Келдыш, С. П. Королев и другие. Входил в число сторонников этой дополнительной проверки один из первых Героев Советского Союза, хорошо известный всей стране генерал- лейтенант авиации Николай Петрович Каманин. Было решено провести еще один, "пристрелочный", полет и на этот пуск пригласить будущих космонавтов. Космодром произвел на них огромное впечатление. "Хотелось ходить с обнаженной головой", - вспоминал потом Ю. А. Гагарин. До пуска корабля- спутника, на котором в полет предстояло отправиться собачке Звездочке, оставалось несколько дней. Специалистам космодрома было поручено ознакомить гостей со стартовым комплексом, пунктом наблюдения космических объектов в полете и рядом других служб космодрома.

С восторгом рассматривали летчики огромное сооружение стартового стола. Ажурные фермы наземной части на десятки метров устремились в небо, тогда как многие службы обеспечения пуска гигантской ракеты на несколько этажей спрятаны под землю. А чего стоят зеркала антенн и умнейшей аппаратуры на пункте наблюдения! Во время осмотра Сергей Павлович внимательно наблюдал за авиаторами. Видно было, что академику нравится любознательность молодых сподвижников. Изумленные грандиозностью увиденного зрелища, сопровождавшегося шквалом огня и грохотом, будущие космонавты восторженно делились между собой впечатлениями. Старт ракеты, унесшей в небо корабль со Звездочкой, прошел успешно. Незаметно подошел Сергей Павлович. И хотя оценка этого события присутствующими при запуске была ему более чем понятна, он все же лукаво спросил:

- Ну, как запуск? - И здесь же сам, как бы подсказывая ответ, повторно спросил: - Первый сорт?

Позже мы узнали, что именно так он спрашивал и произносил "первый", когда был чем-то очень доволен сам.

Наперебой молодые офицеры восторженно отзывались о ракете.

- Совсем скоро, друзья, вот так же будем провожать в космос одного из вас, - покачивая головой, говорил академик. И тут же добавил: - Не беспокойтесь, всем дела хватит. Полеты только начинаются, и все вы будете первыми, но только каждый в чем-то принципиально новом, своем.

Через две недели авангардная группа хорошо подготовленных к выполнению первого космического полета летчиков вновь прибыла на космодром. Теперь они приехали уже сюда для непосредственного участия в большом, ответственном деле. Герман Титов шутя как-то сказал об этом словами А. С. Пушкина: "Нас было много на челне..." Государственной комиссии предстояло теперь утвердить первого космонавта и назначить ему дублера. Командование космодрома позаботилось о хорошем размещении космопроходцев. Гостиница находилась в уютном двухэтажном доме на берегу реки, с небольшим двором, где только недавно высадили деревья и кустарники. Работы было много, и ребята с головой ушли в так называемые "мелочи". Несколько раз навещал их Сергей Павлович. Обо всем расспрашивал, во все вникал. Наедине просил меня со всей строгостью оберегать космонавтов.

стр. 116


- Не разрешайте слишком усердствовать ни тем, кто учит, ни тем, кто учится. Вы, медики, ратуете за то, чтобы в полет летчик уходил в наилучшей форме. Вот и действуйте, пожалуйста, как нужно. - И тут же шутя добавлял: - Благо, теперь здесь царит ваша, медицинская, власть...

Сергей Павлович рассказал о том, что Государственная комиссия одобрила наше предложение разместить командира корабля и его дублера на предстартовый день и предстартовую ночь в домике, находящемся неподалеку от монтажного корпуса, где производят испытания ракеты-носителя и космического корабля, а также вблизи от старта, куда надлежит доставить полностью экипированных космонавтов. Предложив составить поминутный график занятости в течение предстартовых суток командира и дублера и согласовав участие в работах всех "смежников", Сергей Павлович напомнил мне, что за готовность космонавтов к полету и своевременное прибытие их на старт в полной готовности (за два часа до пуска) я персонально ответствен перед Государственной комиссией. Все было высказано четко, ясно, с большим доверием и уважением, но требовательно.

При выполнении служебных обязанностей мне неоднократно доводилось бывать свидетелем деловых бесед аналогичного характера, которые со многими специалистами, ответственными за различные участки, проводил в те дни Сергей Павлович. Хочется сказать несколько слов о характерном поведении подчиненных Сергея Павловича и прежде всего о непосредственных его заместителях и помощниках. Наблюдая за ними, за их стремлением постоянно во всем быть полезными своему руководителю и всячески оберегать его от решения вопросов, которые они могли разрешить самостоятельно, а также замечая, как они сами занимаются порученными им лично разделами работ, как взаимодействуют со "смежниками", с какой тщательностью отрабатывают документацию и, наконец, как сами всесторонне подготавливаются к докладам Сергею Павловичу, можно было только позавидовать столь удачному подбору кадров. Но когда и где эти кадры прошли такую выучку? Во всем этом "хорошем тоне" чувствовались королёвский стиль работы, его школа и организация труда, привитое им отношение к порученному делу. Позже мы узнали о принципах, которые были сформулированы Сергеем Павловичем для всех без исключения работников предприятия: "Дело - превыше всего; честно исполнять тебе порученное; пусть о тебе хорошее говорят другие". Многое умел прощать Главный конструктор работавшим с ним помощникам. "В жизни разное бывает", - нередко говорил он, но был непримирим к нерадивым или безразличным людям.

За двое суток до назначенного дня и часа того самого главного события, которым теперь жили все собравшиеся на космодроме люди, состоялось заседание Государственной комиссии. Все взоры устремлены на С. П. Королева. Как и все, здесь находящиеся, он взволнован. Особо торжественно звучит его лаконичный доклад о полной готовности ракетно-космического комплекса и корабля "Восток" к полету. Столь же четок и доклад генерал-лейтенанта авиации Н. П. Каманина, внесшего предложение от имени Военно-Воздушных Сил назначить командиром первого пилотируемого корабля старшего лейтенанта Гагарина Юрия Алексеевича, а его дублером - старшего лейтенанта Титова Германа Степановича. Оба космонавта поочередно встают со своих мест. Председатель Госкомиссии, Технический руководитель, президент Академии наук СССР, члены комиссии выступают с наилучшими пожеланиями экипажу, подчеркивая значение предстоящего полета для освоения космического пространства, для развития мировой науки. Напутственное слово произнес и Сергей Павлович. От имени огромной армии ученых, конструкторов, исследователей и испытателей он заверил присутствующих, что за период подготовки к полету сделано столько, сколько требовалось для уверенности в его успешном исходе.

Настал предполетный день. Вместе с Юрием и Германом мы переехали из гостиницы в стартовый домик. Космонавты были переведены на сравнительно мало загруженный распорядок дня. Время от времени они отдыхали, слушали музыку и снова, в который уже раз, перелистывали летную и техническую документацию, находившуюся здесь же, под рукой. Вечером в домик зашел Сергей Павлович. Оценив, что у нас все обстоит благополучно, и сославшись на свою занятость, он стал уже уходить, однако буквально на ходу все-таки нашел способ "подбросить" нам дополнительную порцию оптимизма:

стр. 117


- Хочу предупредить, что через пару-тройку лет в космос будем отправлять гораздо проще - по профсоюзным путевкам...

В третьем часу ночи, когда мои подопечные уже пятый час спали безмятежным сном, в домик вновь заглянул Сергей Павлович. Приложив указательный палец левой руки к губам и издавая чуть слышное таинственное "тс-с-с", он тихонечко прошел по коридору и заглянул в комнату, где находились Юрий и Герман. Убедившись, что они спят, академик бесшумно удалился, показав нам жестами, что и у него все идет хорошо.

В 5.30 утра я поднял космонавтов. Они сразу же порадовали нас своим бодрым и веселым настроением. После физзарядки, космического завтрака, предполетного медицинского осмотра, облачения в космические скафандры (с предварительным наклеиванием на тело различных датчиков - регистраторов состояния в полете) мы стали подготавливать космических близнецов к посадке в специально оборудованный автобус, предназначенный для доставки их на космодром. Пришел Технический руководитель. Пожалуй, впервые космонавты увидели Сергея Павловича таким озабоченным и сильно усталым. Сказались бессонная ночь, волнения. Юрий Гагарин так вспоминал об этих минутах: "Мягкая улыбка витала вокруг его крепко сжатых губ. Мне хотелось обнять его, словно отца. Он дал мне несколько рекомендаций и советов, которых я еще никогда не слышал и которые могли пригодиться в полете. Мне показалось, что, увидев нас и поговорив с нами, он стал несколько бодрее".

- Все будет хорошо, Сергей Павлович, все нормально, - одновременно и почти в один голос сказали тогда ему Юрий и Герман.

Автобус быстро доставил космонавтов к стартовой площадке, к устремленной в небо, окутанной в ажурные фермы обслуживания, серебристой от выступившего на корпусе инея красавице ракете. На всей изготовившейся к действию чудо-технике играли золотые лучи восходящего солнца. Небо было чистым и ясным, погода - лучше не пожелать. После краткого доклада Ю. А. Гагарина Председателю Государственной комиссии о готовности к полету, последних напутствий, крепких рукопожатий, а также гагаринского обращения к друзьям, близким и незнакомым, соотечественникам, людям всех стран и континентов космонавт номер один на лифте поднимается к вершине ракеты, где в самой полной готовности его ждет корабль. Юрий, взволнованный и счастливый, точно по двухчасовой готовности к старту занимает место пилота в кабине "Востока". Последующие полтора часа вместе с Германом Титовым мы, как и предусмотрено было программой, находились в автобусе, который доставил нас на старт. Автобус стоял в полутораста метрах от ракеты. Нам хорошо было видно, как у подножия ракеты время от времени появлялись знакомые члены Госкомиссии и среди них С. П. Королев. Минут за 40 до старта он жестом подозвал меня, а когда я подошел, похвалил Юрия и сказал, что все идет хорошо, напомнив об очередных этапах программы. Они состояли в том, что по 30-минутной готовности следовало освободить дублера от космического скафандра и переезжать на пункт наблюдения, где уже собрались все специалисты.

- После пуска я буду в узле связи, приводите туда космонавтов, - успевает на ходу бросить Технический руководитель и направляется в бункер, куда стекаются вся информация, все донесения о проводимых теперь работах и откуда по радиотелефону поддерживается двусторонняя связь с Гагариным. Теперь от утренней озабоченности и усталости академика не осталось и следа. На пункте наблюдения слышны все переговоры, ведущиеся из бункера с командиром "Востока". Одним из тех, кто держит связь с Юрой, является Павел Попович.

Находясь у репродуктора, из которого доносятся разговоры, и не спуская глаз с ракеты, от которой нас отделяет полуторакилометровое расстояние, мы превратились в само внимание. По голосу узнаем: на связь вышел. Технический руководитель. Он спокойно и твердо говорит Гагарину:

- Все идет хорошо. У нас все нормально, все нормально, "Кедр" (полетный позывной Гагарина), как чувствуете себя? Я "Заря", - говорит Сергей Павлович, - прием.

- "Заря", я чувствую себя отлично. Прошу передать врачам, что пульс у меня нормальный. Я "Кедр", прием...

стр. 118


Наконец, в строгой последовательности, одна за другой, подаются четкие стартовые команды, и вот - последняя: "Подъем!"

Гагарин тут же сквозь рокочущий шум включившихся энергетических установок кричит:

- Поехали!

В сердце и памяти каждого, кто оказался счастливым свидетелем старта космического корабля "Восток", вынесшего на орбиту вокруг Земли первого человека, советского гражданина Юрия Гагарина, на всю жизнь останется ни с чем не сравнимое чувство восторга и гордости. На миг чудится, что ракете не хватает сил и она не в состоянии оторваться от стартового стола... Но вот ракета начала очень плавно, затем все скорее и скорее рвать путы извечного земного притяжения, унося в небо корабль с человеком. Трудно пересказать, что происходит в эти короткие секунды на Земле. Все кричат, машут руками, прыгают. У большинства на глазах слезы радости. Постепенно стихает и вскоре вовсе умолкает звук удаляющейся ракеты, но в лазурном утреннем небе Казахстана еще минуту можно наблюдать рукотворную звезду "Восток", метко названную Германом Титовым "Авророй космонавтики".

На спортивной площадке, прилегающей к длинному одноэтажному дому с аппаратами связи, куда переместились члены Государственной комиссии и куда теперь отовсюду поступает информация о ходе полета, собралось много людей. Происходит живой обмен всевозможными подробностями недавно законченной подготовки и начала того грандиозного события, о котором сейчас на весь мир торжественно возвещает Московское радио. Мощные динамики разносят хорошо знакомый голос диктора Ю. Левитана: "...полет корабля-спутника "Восток" с пилотом-космонавтом товарищем Гагариным на орбите продолжается". Новые данные о полете и работе наземных средств обеспечения мигом растекаются во все стороны площадки. Все с нетерпением ждут очередных сообщений, и, как только они появляются, специалисты тут же комментируют их. Пока полет проходит в полном соответствии с заданной программой. Все, естественно, очень рады этому. Никто не замечает основательно припекающего южного солнца, которое переместилось уже от восточного горизонта, где мы встречали его рано утром, в самый зенит.

Как только расчетное время гагаринского полета истекло, Н. П. Каманин вместе с дублером командира, корабля "Восток" Г. С. Титовым вылетели в район приземления. Вскоре и мне было приказано с космонавтами Андрияном Николаевым, Павлом Поповичем, Валерием Быковским и некоторыми специалистами вылетать в Куйбышев. Туда с места посадки прибыл Юрий Гагарин, а к утру следующего дня в Куйбышеве собралась вся Государственная комиссия.

С необычайным интересом выслушали члены Государственной комиссии и все приглашенные двухчасовой доклад первого космонавта. Рассказал он о том, как готовился к полету; как развертывался и протекал выдающийся эксперимент. Ю. А. Гагарин подробно остановился на вопросах радиосвязи и особо заострил внимание на заключительной стадии полета и приземлении. После доклада начались вопросы. Им не было конца. Госкомиссия, начав свою работу в 9.30, уже заняла то время, которое было отведено для обеда.

Подхожу к Сергею Павловичу и, наклонившись, шепчу ему на ухо о регламенте и срывающихся работах. Он кивает головой в знак согласия со мной.

- Нам, товарищи, справедливо напоминают о регламенте. Говорят, что в отличие от инженеров, задавшихся, как видно, целью в один заход выяснить все технические проблемы космонавтики, врачи не будут сегодня пытаться уточнить все медицинские проблемы. Но сейчас они все-таки просят "выдать" им героя космоса -... От лица технического руководства Сергей Павлович вносит предложение закончить заседание. Он еще раз благодарит Юрия Гагарина за отличное выполнение полетного задания, за ценнейшую информацию, привезенную из первого космического путешествия и старательно доложенную Государственной комиссии.

- Основное, что нужно было выяснить и что, несомненно, установлено нами сегодня, - говорит Председатель Госкомиссии, - это убежденность в том, что человек может находиться и работать в условиях космического полета. Мы можем констатировать также, что системы первого пилотируемого космического летательного аппарата отвечают своему назначению и в полете функционировали удовлетворительно, обеспе-

стр. 119


чив выполнение космонавтом программы полета. - Далее Председатель от лица Государственной комиссии благодарит Юрия Алексеевича Гагарина.

Тому, кто знаком с чувством, возникающим при восхождении на труднодоступную вершину, хорошо известно, как с приближением к пику учащенно бьется сердце. Происходит это не только оттого, что путь труден, подъем крут, а тело изнемогает от усталости. Причина кроется и в том, что грудь теснят рвущиеся наружу чувства радостного ожидания: вот-вот взору откроются чудесные перспективы, значительно раздвигающие привычный горизонт. С каждой труднодоступной вершины мир предстает в новых, более зримых чертах: он будто приближается и чувствительнее прежнего обдает тебя своим извечно жизнеутверждающим, горячим дыханием... Нечто подобное пережили жители Земли 12 апреля 1961 г., когда наш соотечественник Юрий Гагарин первым в истории человечества испытал дорогу, проложенную Советским Союзом в космос.

Через два дня, 14 апреля, москвичи торжественно встречали первого героя космоса. Космонавты, пробираясь через толпы народа, застряли на улице Кирова. Никто не предполагал, что Москва окажется настолько запруженной людьми: ни проехать, ни пройти. Это радовало и беспокоило ребят. Радовало потому, что полет их друга оказался столь массовым праздником и вызвал ликование москвичей и всего советского народа. Беспокоило же то, что они рискуют быть затертыми в толпе и, чего доброго, опоздают к началу митинга на Красную площадь. Однако все обошлось благополучно, и за несколько минут до начала митинга космонавты успели взойти на трибуну, что располагается правее Мавзолея. На трибуну Мавзолея поднимаются руководители Коммунистической партии и Советского правительства, и рядом с ними - Юрий Гагарин. Как и все присутствующие на площади, космонавты с поднятыми руками приветствуют своего однокашника - космонавта N 1. Кто-то, не удержавшись, кричит: "Молодцом, Юра! Так держать!" А когда Гагарин в своей речи говорит и о них, его товарищах - космонавтах первого отряда, которые, как и он, готовы к предстоящим полетам, и в ответ на эти слова тысячи собравшихся здесь людей аплодируют будущим героям космоса, ребята испытывают особую радость. Теперь уже все знают, что вместе с Гагариным подготовлена целая плеяда первопроходцев космической целины. Митинг заканчивается народным шествием мимо Мавзолея В. И. Ленина. Знамена, портреты, транспаранты, цветы, улыбающиеся, счастливые лица людей... Все это очень напоминает Первомай.

Несколько привыкнув к обстановке, осматриваемся по сторонам и с большим удовольствием обнаруживаем, что на нашей трибуне находятся многие наши добрые знакомые. В последних рядах верхних ярусов трибуны отыскиваем глазами и Сергея Павловича Королева. Он стоит там с супругой. По всему видно, что этот человек по-настоящему счастлив. С Титовым, Николаевым, Поповичем и Быковским пробираемся к Сергею Павловичу, здороваемся, еще раз поздравляем с победой. Ответив нам тем же, он вполголоса говорит:

- Вот видите, сколько шуму наделал ваш Юра?! Поскромнее, поскромнее надо вести себя, дорогие товарищи. - И уже совсем тихо добавляет: - То ли еще будет, други мои?!

Вечером 14 апреля многие из участников эпохального события присутствовали на правительственном приеме в Кремле. Прием происходил в Георгиевском зале и Грановитой палате. Были произнесены торжественные речи, Ю. А. Гагарину вручены награды. В залах, залитых ярким светом хрустальных люстр, царило праздничное оживление. Академик С. П. Королев с супругой стояли у стены, где на мраморных досках навечно высечены имена георгиевских кавалеров четырех степеней. В начале зала - главный стол. За ним сидят руководители партии и правительства. Среди них - Гагарин.

Как-то вскоре после того, как в космосе побывал и второй советский космонавт, один из иностранных корреспондентов спросил его:

- Что помогло вам, мистер Титов, облететь Землю семнадцать раз? Герман ответил:

- Корабль...

Раздался одобрительный смех. Но в ответе космонавта менее всего следовало усматривать шутку. В нем заключался глубокий смысл.

стр. 120


Вот и в радостные апрельские дни 1961 г. сколько восторженных слов и речей было произнесено в адрес того, кто первым поднялся в космос! Но только ли летящие в космос восхищают мир? Начиная с Юрия Гагарина, космонавты всегда подчеркивают, что успехами своими они прежде всего обязаны создателям космической техники. Нет слов, Гагарин, Титов, а за ними и остальные их последователи-космонавты совершили выдающиеся подвиги. Однако еще большее чудо совершили творцы первоклассной ракетно- космической техники. Только благодаря их труду смогли проявить себя и другие таланты. Иначе не вырваться бы человеку из царства земного притяжения. Советские ученые, конструкторы, инженеры, рабочие - вот кто прежде всего восхитил мир, вот к кому прежде всего должны быть обращены слова благодарности.

И пусть имена многочисленных замечательных героев не сразу становятся известными миру. Коммунистическая партия и Советское правительство высоко оценивают труд творцов и создателей ракетно-космической техники. Среди них имеется большое число Героев и дважды Героев Социалистического Труда, орденоносцев, лиц, удостоенных Ленинской и Государственной премий, людей, которым присуждены высокие ученые звания и степени. Они постоянно окружены большим вниманием и заботой нашего государства. А самое главное, что отличает этих людей, - беззаветная преданность своему делу. Именно такой большой и счастливой жизнью, исполненной вдохновения и радости от полезного труда в новой интереснейшей области человеческих знаний, жил академик Сергей Павлович Королев.



Опубликовано 18 декабря 2016 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Е. А. КАРПОВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.