ГИБЕЛЬ ГОРОДОВ МАЙЯ

Приключения: статьи, романы, фельетоны, воспоминания.

Разместиться

ПРИКЛЮЧЕНИЯ (ЛИТЕРАТУРА) новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ПРИКЛЮЧЕНИЯ (ЛИТЕРАТУРА): экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ГИБЕЛЬ ГОРОДОВ МАЙЯ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

684 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:

К моменту испанского завоевания Америки (XVI в.) индейские племена майя занимали центральную часть континента, включая южномексиканские штаты Табаско, Кампече, Чиапас, Юкатан, территорию Кинтана Роо, Гватемалу, западные районы Сальвадора и Гондураса. Очерченные границы примерно соответствуют территории, распространения культуры майя и в более раннее время, в I тысячелетии н. э., когда здесь существовала одна из древнейших цивилизаций Нового Света. Для нее были характерны многочисленные города-государства так называемой классической эпохи (300 - 900 гг.) с их величественными храмами, дворцами, стадионами, ярким изобразительным искусством, оригинальными письменностью и календарем. Науке известно свыше 100 таких городов. Наиболее крупные из них - Тикаль, Копан, Чичен-Ица, Ушмаль. VII-VIII века - пора наивысшего расцвета цивилизации майя. К концу же IX в. на большей части территории майя (Северная Гватемала, Восточный Чиапас, Юкатан) жизнь в городах почти заглохла или даже совсем прекратилась. Исчезло архитектурное строительство, не стало ни стел, ни алтарей с календарными датами (их устанавливали через определенные циклы времени по случаю каких-либо важных событий в жизни города). На протяжении 100 - 150 лет наиболее густонаселенная и развитая в культурном отношении область доколумбовой Америки пришла в запустение. В чем же причины этого явления? Для их объяснения предлагалось множество самых разных гипотез.

 

Согласно одной из них, города "Древнего царства"1 майя были разрушены в результате сильных землетрясений. Эта гипотеза исходит из того, что многие позднеклассические архитектурные постройки в городах майя представляют собой сплошную груду развалин, словно были разбиты одним исполинской силы ударом, а также учитывает факт необычайно активной вулканической деятельности в горных районах Чиапаса и Гватемалы2 . Однако это объяснение не убедительно хотя бы потому, что департамент Петен (Северная Гватемала), где находились крупнейшие города майя, лежит вне пояса активной вулканической деятельности. Плачевное же состояние большинства каменных построек позднеклассического времени связано здесь с разрушительным воздействием ливней и буйной тропической растительности (конструкция каменных зданий майя со ступенчатым сводом - в отличие от правильного полукруглого свода его часто называют еще и "ложным" - такова, что разрушение нижней части опорных стен приводит к обвалу огромной массы камня, образующей этот высокий и неуклюжий свод). Согласно другой гипотезе, причиной гибели цивилизации майя было катастрофическое уменьшение осадков и вызванный этим "водяной голод"3 . Однако последние геохимические и ботанические изыскания в джунглях Петена показали, что сокращение количества осадков было незначительным и не могло вызвать гибель культуры майя4 . Версия о повальных эпидемиях малярии и желтой лихорадки, повлекших за собой запустение огромной территории, тоже несостоятельна: эти болезни не были известны в Новом Свете до прихода европейцев.

 

Одной из наиболее распространенных до последнего времени являлась гипотеза С. Морли, объяснявшая упадок городов майя крахом системы майяского подсечно-огневого земледелия, которое, по мнению исследователя, не могло обеспечить потребности растущего населения городов. В книге "Древние майя" Морли писал: "Непрерывное уничтожение леса для использования расчищенной площади под посевы кукурузы постепенно превратило девственные джунгли в искусственные саванны, покрытые высокой травой. Когда этот процесс закончился и вековой тропический лес был почти целиком сведен и заменен искусственно созданными лугами, земледелие в том виде, в каком оно до тех пор практиковалось у древних майя, пришло в упадок, поскольку у них не было никаких земледельческих орудий (мотыг, кирок, борон, заступов, лопат и плугов). Замена девственного леса саваннами, созданными рукой человека, осуществлялась очень медленно, вызывая в конце концов упадок тех городов, в которых она достигла критического состояния"5 .

 

Однако в последних исследованиях основные положения гипотезы Морли пересмотрены. Был поднят вопрос о том, действительно ли майя исчерпали обширные ре-

 

 

1 "Древнее царство" - устаревший термин, введенный американским археологом Сильванусом Морли; хронологически этот термин соответствует "классической" эпохе в истории майя.

 

2 E. W. Mac-Kie. New Light on the End of Classic Maya Culture. at. Benque Viejo, Brit. Honduras. "American Antiquity". Vol. 27, 1964, N 2, p. 216.

 

3 S. G. Morley. The Ancient Maya. Stanford. 1947, p. 68.

 

4 U. Cowgill, J. Hut chin so n. Ecological and Geochemical Archaeology in the Southern Maya Lowlands. "Southwestern Journal of Anthropology". Vol. 19, Albuquerque, 1963, N 3, p. 282.

 

5 S. G. Morley. Op. cit., pp. 71 - 72.

 
стр. 216

 

зервы невозделанных земель. Американский археолог А. Киддер установил, что почва долин Мотагуа, Усумасинты, Улуа ежегодно получает удобрения во время паводков, и эти земли можно было возделывать постоянно. Специалист по культуре майя американский археолог Дж. Томпсон обратил внимание на то, что пустующие поля (мильпы) Петена немедленно зарастают высоким тропическим лесом, а не травами6 , Таким образом, едва ли истощение земли по всей огромной и разнообразной по природным условиям области майя могло вызвать быструю гибель их городов. Кроме того, исходя из гипотезы Морли, истощение земель должно было произойти сначала в более древних центрах. Однако такой, например, город, как Тикаль, который, судя даже по датированным стелам, существовал около шести веков, пришел в упадок гораздо позднее (после 869 г.), чем более молодые центры в бассейне Усумасинты. Наконец, исследования в районе озера Петен-Ица (Северная Гватемала) показали, что здесь до сих пор господствует почти не изменившее своего характера со времен древних майя подсечно-огневое земледелие, которому свойственны довольно высокая продуктивность и стабильность. Никакой угрозы нашествия травянистых саванн в настоящее время (как, впрочем, и в древности) в этих краях не наблюдается. Пустующий участок земли немедленно зарастает деревьями и полностью восстанавливает свое плодородие в течение четырех - шести лет7 .

 

Дж. Томпсон высказал мнение, что упадок классических центров культуры майя связан с внутренними социальными потрясениями. Задавленные тяжким гнетом правящей верхушки жрецов, земледельцы восстали, изгнав или уничтожив своих притеснителей. А поскольку создателем всех достижений майяской цивилизации была, по Томпсону, лишь духовная элита общества - жрецы, то с их гибелью исчезли и все культурные ценности классической эпохи8 . Свою точку зрения Дж. Томпсон подкрепляет ссылкой на факты умышленного уничтожения некоторых скульптурных монументов в Тикале и Пьедрас Неграс, изображавших якобы жрецов. Крупные социальные потрясения действительно могли послужить одной из причин гибели некоторых городов "Древнего царства". Но каких-либо веских доказательств в пользу этого предположения пока не найдено ни в результате археологических раскопок, ни путем изучения древних рукописей. Ближе всего к истине, на наш взгляд, гипотеза, объясняющая упадок майяских городов нашествием индейских племен во главе с тольтеками. В конце X в. тольтеки основали на Северном Юкатане новое государство. Советский ученый Ю. В. Кнорозов считает, что гибель городов майя связана с происходившими в конце позднеклассического периода крупными передвижениями различных этнических групп. Цивилизованные народы Мексики подвергались постоянным набегам со стороны обитавших на севере варварских племен, так называемых "чичимеков". Около середины VII в. в результате особенно крупного вторжения варваров погиб Теотихуакан - северный форпост цивилизации на континенте, крупнейший культурный центр Мексики в классическую эпоху. Когда жители города и близлежащих селений вынуждены были переместиться в другие области, главным образом на восток и юго-восток от долины Мехико, произошла как бы цепная реакция, сдвинувшая многие народы Центральной Америки с давно насиженных мест. Это первая сильная волна миграций с запада в сторону майя. Вторая волна - тольтеки. Именно нашествие этих центральномексиканских племен и привело в конце концов к гибели майяских городов- государств9 . Но и в этой гипотезе много неясного. Теотихуаканское вторжение в области майя могло произойти, по-видимому (учитывая время гибели самого этого центра), не позднее конца VII века. Тольтеки появились на Юкатане лишь в X веке. Спрашивается: кто же сокрушил важнейшие города "Древнего царства", погибшие как раз между концом VIII и началом X века?

 

Противники гипотезы об иноземном нашествии выдвигали обычно два аргумента: в городах майя нет никаких следов разрушений и битв - неизбежных спутников завоеваний; кроме того, вторжение тольтеков на Юкатан не привело к исчезновению майяских селений, как это имело место в более южных районах. Между тем в глубине гватемальских джунглей археологи нашли столь яркие следы "чужеземного вторжения", что они заставили замолчать даже самых закоренелых скептиков. Правда, были обнаружены не величественные руины крепостных стен и башен и не красноречивые следы кровавых битв в виде груды человеческих скелетов и сломанного оружия, а всего лишь скромные черепки глиняной посуды, в изобилии валявшиеся в пыли улиц и площадей заброшенных майяских городов. При раскопках Алтаря Жертв - центра "Древнего царства", расположенного у слияния рек Салинас и Пасьон в департаменте Петен (Северная Гватемала), ученые установили, что последний этап в жизни города был насыщен поистине драматическими событиями. В конце IX в. картина длительного развития культуры майя резко нарушается. На смену ей приходит совсем иной культурный комплекс, лишенный каких-либо местных корней. Материалы этого чужеродного комплекса, получившего название "Химба", состоят только из

 

 

6 J. E. Thompson. The Rise and Fall of Maya Civilization. Norman. 1954, pp. 85 - 86.

 

7 U. Cowgill, J. Hut chin son. Op. cit., p. 285.

 

8 J. E. Thompson. Op. cit., p. 88.

 

9 Ю. В. Кнорозов. Письменность индейцев майя. М. -Л. 1963, стр. 21 - 22.

 
стр. 217

 

изящной керамики с оранжевой поверхностью и терракотовых статуэток, напоминающих некоторые центральномексиканские типы10 .

 

По мнению производивших раскопки этого города Г. Уилли и А. Смита, обилие чужеземных материалов и отсутствие чисто майяских вещей свидетельствуют о полной смене культуры и населения где-то около 869 - 909 годов. Некоторое время спустя и сами завоеватели ушли из Алтаря Жертв, и это место навсегда было поглощено джунглями. В 75 милях восточнее Алтаря Жертв находятся руины другого крупного центра "Древнего царства", Сейбаля. По расчетам археологов, этот город существовал с 800 г. до н. э. до Середины X в. н. э. С 830 г. по 950 г, а Сейбале наблюдался массовый наплыв изящной оранжевой керамики (согласно данным химического анализа центр ее производства находился в южной части побережья Мексиканского залива) и терракотовых статуэток центральмомексиканского облика. Группа каменных стел с календарными датами от 850 до 890 г. содержит скульптурные изображения, чуждые классическому искусству майя и близкие по стилю искусству народов Центральной Мексики. Наконец, весьма необычным для майяской архитектуры является и круглое в плане здание храма, обнаруженное в Сейбале, Такие круглые постройки довольно широко распространены в Центральной Мексике. Эти чужеземные черты в культуре города дополняет плоская каменная голова, так называемая "ача" (по-испански - "топор"). Подобные изделия характерны для культуры племен Южного Веракруса и Западного Табаско конца I - начала II тысячелетия11 . Таким образом, полученные в ходе раскопок данные позволяют заключить, что в IX в, Сейбаль был захвачен какими-то чужеземцами, связанными по своей культуре с жителями побережья Мексиканского залива (Табаско, Кампече) и Центральной Мексики. Однако в отличие от событий в Алтаре Жертв события в Сейбале развивались несколько по-иному: завоеватели обосновались в городе на довольно длительный срок, частично слившись при этом с местным населением, в результате чего возникла новая своеобразная культура. Об этом свидетельствуют, например, поздние стелы, изображающие персонажей в центральномексиканских костюмах, но с календарными датами, записанными по системе счета майя.

 

В огромном городе Паленке (штат Чиапас), расположенном на западе майяской территории и одним из первых принявшем на себя удар завоевателей в конце VIII - начале IX в., происходит быстрый упадок местной культуры. Археологи обнаружили здесь оранжевую глиняную посуду к вычурные каменные изделия ("ярма" и "топоры"), предметы, встречавшиеся у племен, живших на территории мексиканских штатов Веракрус и Табаско. Аналогичные находки сделаны теперь и во многих других городах "Древнего царства" - Йашчилане, Пьедрас Неграс, Тикале, Копане. Таковы археологические данные, объясняющие драматические события, которые привели к гибели основных центров классической культуры майя. Начало этих событий восходит к первым десятилетиям IX века. Чужеземное нашествие на земли майя продолжалось до середины X века. Исходным местом, откуда двинулись завоеватели в поход, были, как установлено, прибрежные районы мексиканских штатов Веракрус, Табаско, Кампече.

 

Необходимо внести также ясность в не менее важный и трудный вопрос - об этнической принадлежности пришельцев, сокрушивших устои крупнейшей цивилизации доколумбовой Америки. И здесь на помощь археологии следует привлечь те скудные и противоречивые данные исторического характера, которые донесли до нас старинные индейские хроники. На наш взгляд, земли майя подвергались крупным нашествиям извне по меньшей мере три раза. Первая волна завоевателей пришла из Теотихуакана (долина Мехико) - столицы крупного государства, созданного на рубеже нашей эры предками народа нахуа и погибшего где-то в середине VII века. Уцелевшие жители Теотихуакана вынуждены были переселиться в другие края, вероятнее всего на восток и юго-восток. Среди старинных ацтекских преданий отголоски этого события сохранились, возможно, в виде легенды о переселении "Тламатиниме" (ацтекское - "мудрые, знающие люди")12 .

 

Теотихуаканское влияние заметно сказалось в горных районах майя. В Каминальхуйю (Центральная Гватемала) теотихуаканские элементы культуры в керамике, архитектуре и искусстве настолько многочисленны и специфичны, что позволяют высказать мысль о вторжении значительной группы чужеземцев и завоевании города, которое произошло, по- видимому, в 300 - 700 годах. На южном берегу озера Аматитлан (Гватемала), близ местечка Мехиканос, был найден теотихуаканский глиняный сосуд цилиндрической формы, относящийся приблизительно к VII веку. В Копане (Западный Гондурас) археологи обнаружили стелу, на лицевой стороне которой высечен персонаж, напоминающий по облику теотихуаканского бога воды и дождя Тлалока. На сандалиях Тлалока отчетливо видны типично теотихуаканские религиозные сим-

 

 

10 G. Willey, A. Smith. New Discoveries at Altar de Sacrificios, Guatemala. "Archaeology". Vol. 16. N. Y. 1963, N 2, p. 86.

 

11 J. Sabloff, G. Willey. The Collapse of Maya Civilization in the Southern Lowlands: a Consideration of History and Process. "Southwestern Journal of Anthropology". Vol. 23, 1967, N 4, pp. 320 - 323.

 

12 W. Jimenez Moreno. Mesoamerica before Toltecs. "Ancient Oaxaca". Stanford. 1966, p. 73.

 
стр. 218

 

волы и знаки. Календарная надпись на стеле соответствует 682 году13 . Подобного рода находки были сделаны и в Тикале. Все эти факты дают возможность говорить о вторжении носителей теотихуаканской культуры на территорию майя где-то между 600 и 700 годами. Видимо, тогда города-государства майя сумели устоять и, быстро преодолев разрушительные последствия вражеского нашествия, вступили в наиболее блестящую и яркую полосу своей истории.

 

Гибель Теотихуакана имела для народов Центральной Америки серьезные последствия. Была потрясена до основания вся система политических союзов, объединений и государств, складывавшаяся здесь на протяжении многих веков. Началась непрерывная полоса походов, войн, переселений, нашествий неведомых ранее племен, сдвинувшая многие народы с обжитых мест. И вскоре весь этот пестрый конгломерат различных по культуре и языку этнических групп покатился, словно гигантский морской вал, на юг, к западным границам майя. Именно к этому времени (конец VII-VII вв.) относится большинство победных рельефов и стел, воздвигнутых правителями майяских городов-государств бассейна Усумасинты: Паленке, Пьедрас Неграс, йашчилан, Бонампак и другие. На стеле 12-й из Пьедрас Неграс, относящейся к 795 г., запечатлена триумфальная сцена. В верхней части монумента изображен сидящий на троне правитель города ("халач виник") в пышном головном уборе. Правой рукой он опирается на копье. У подножия трона стоят военачальники и придворные майя, а еще ниже - большая группа обнаженных пленников со связанными за спиной руками. Обращает на себя внимание подчеркнутая индивидуальность в передаче образов пленных; отчетливо показаны различные этнические типы: у одного - характерное украшение в носу, напоминающее центральномексиканские украшения; у другого - густая борода, черта, весьма редкая у самих майя.

 

Но вскоре силы сопротивления врагу иссякли. Полоса военных побед и триумфов майя безвозвратно ушла в прошлое. И когда с запада хлынула новая волна завоевателей, дни майяских городов были сочтены. Эта вторая волна чужеземного нашествия связывается с племенами пипиль, этническая и культурная принадлежность которых до конца еще не установлена. Мексиканский ученый Вигберто Хименес Морено предлагает на этот счет весьма вероятную гипотезу. Он напоминает, что, по сообщениям древних хроник, приблизительно в конце VIII в. племена, называемые "исторические ольмеки", захватили город Чолулу (штат Пуэбла, Мексика), где долгое время спустя после гибели Теотихуакана сохранялось теотихуаканское население и продолжали развиваться традиции теотихуаканской культуры. Жители Чолулы вынуждены были бежать на побережье Мексиканского залива, где они обосновались на некоторое время в южной части штатов Веракрус, Табаско и Кампече. Здесь они подверглись, должно быть, сильному воздействию со стороны культуры племени тотонаков, главный центр которых Тахин находился в Центральном Веракрусе. В результате этих событий прямые наследники теотихуаканских традиций, восприняв ряд черт инородных культур и частично слившись с местным (в том числе и майяским, жившим в Табаско и Кампече) населением, превратились в племена пипиль, которые известны нам по письменным источникам. Теснимые ольмеками, пипиль двинулись впоследствии на юго-восток, в область майя. Это и есть та самая волна завоевателей, которая принесла с собой оранжевую керамику, каменные "ярма" и "топоры" в различные майяские города14 .

 

Нашествие пипиль на земли майя происходило с 800 г. по 950 г. по двум направлениям: вдоль р. Усумасинты и ее притокам на юго-восток (Паленке, Алтарь Жертв, Сейбаль) и по побережью Мексиканского залива к городам Юкатана. Постепенное продвижение вражеских полчищ по территории майя прослеживается довольно хорошо благодаря еще одному обстоятельству. У майя в классическую эпоху был широко распространен обычай воздвигать во всех более или менее крупных городах стелы и алтари с календарными датами, точно фиксирующими время торжественного открытия данного монумента. После того как на территории "Древнего царства" появилась оранжевая керамика и другие предметы, свидетельствующие о проникновении центральномексиканской культуры, возведение таких стел полностью прекратилось. Таким образом, самая поздняя дата, высеченная на том или ином монументе города, отражает (конечно, приблизительно) и время его упадка. Результаты этих сопоставлений оказались весьма красноречивыми. Судя по уцелевшим датированным стелам, первыми были разгромлены майяские города в бассейне Усумасинты (конец VIII- первая половина IX в.). Затем, почти одновременно, гибнут наиболее могущественные города - государства Петена и Юкатана (вторая половина IX - начало X в.). Третью волну завоевателей составляли центральномексиканские племена тольтеков, вторгшиеся на территорию майя в конце X в. и на несколько столетий установившие свое господство над Юкатаном. К моменту их появления основные центры "Древнего царства" майя были уже разгромлены.

 

 

13 A. V. Kidder, J. Jennings, E. M. Shook. Excavations at Kaminaljuyu Guatemala. "Carnegie Institute Publication" N 561. Washington. 1946; S.F. Borhegui. Una Fecha de C-14 para la influencia teotihuacana en Guatemala. "Estudios de Cultura Maya". Vol. VI. Mexico. 1967, pp. 221 - 222; W. Jimenez Moreno. Op cit p. 55.

 

14 W. JimenezMoreno. Op. cit., pp. 63 - 75.

 
стр. 219

 

В заключение вернемся к вопросу о том, действительно ли после всех описываемых событий низменные районы областей, занятых майя, оказались совершенно безлюдными, как это считают некоторые авторы. По свидетельству испанских хроник, в XVI-XVII вв. в лесах Петена и нынешнего Британского Гондураса проживало довольно большое число жителей, хотя и уступавшее, безусловно, по численности населению классической эпохи. Известно, что в XVI в. испанский завоеватель Эрнандо Кортес во время своего знаменитого похода в Гондурас встретил в этих местах многочисленные селения и городки, тщательно возделанные поля маиса, разветвленную сеть дорог. Часть населения Петена, судя по письменным источникам и легендам, была пришлой. Но другую (видимо, большую) его часть составляли прямые потомки жителей городов классической эпохи. В Центре бывшего "Древнего царства", на острове посреди озера Петен-Ица, находился огромный город Тайясаль - столица независимого государства майя, существовавшего с первых веков н. э. вплоть до конца XVII века. Разумеется, прекращение монументального архитектурного строительства и исчезновение каменных стел с календарными надписями отнюдь не означало еще прекращения жизни в городах майя. Мы располагаем бесспорными доказательствами того, что даже в таких крупнейших центрах "Древнего царства", как Тикаль и Вашактун, какое-то майяское население сохранялось и в X-XVI веках. Это, по нашему мнению, вполне соответствует гипотезе об иноземном нашествии. Только массовое вторжение неприятельских армий могло привести к довольно внезапному (в историческом плане), резкому сокращению населения и гибели культуры в столь большой и цветущей области, каковой была территория майя в конце Г тысячелетия. Продвигаясь по наиболее удобным путям, орды захватчиков опустошали земли майя. И тот факт, что дольше всего уцелела группа городов во главе с Тикалем, расположенных в самом сердце "Древнего царства", в глубине непроходимых джунглей, еще раз доказывает, что именно естественные препятствия и сила сопротивления смогли отсрочить на какое-то время падение отдельных майяских городов. Но это не ликвидировало ни самой угрозы извне, ни ее роковых для майя последствий.



Опубликовано 18 ноября 2016 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© В. И. ГУЛЯЕВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, № 5, Май 1969, C. 216-220

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.